Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

37-я танковая бригада. ч.2. Бои в окружении

Образование «кольца» и первые попытки его прорвать

День 19 мая 1942 г. стал последним днем наступления 6-й армии. К этому времени обстановка на Барвенково-Лозовском выступе существенно изменилась. Прорвав оборону 9-й и 57-й армий и оттеснив войска 9-й армии за Северский Донец, немецкая 1-я танковая армия силами своих 14-й и 16-й танковых дивизий 18 мая вышла к реке Берека в 36-37 километрах к югу от Балаклеи, а 19 мая 14-я танковая дивизия, отразив контратаки переброшенного на это направление советского 23-го танкового корпуса, форсировала Береку, заняла село Петровская и образовала обширный плацдарм на северном берегу реки менее чем в 30 километрах от занимаемой немецкой 44-й пехотной дивизией Балаклеи. Тем самым сложилась серьезная угроза окружения советских 6-й и 57-й армий и армейской группы Бобкина.

К вечеру 19 мая штаб Юго-Западного фронта по телефону поставил 6-й армии следующие задачи:

1) включить 3 стрелковые дивизии армии с 2 танковыми бригадами в состав создаваемой армейской группы генерала Костенко;

2) силами 47-й и 337-й стрелковых дивизий занять оборону на южном берегу Северского Донца;

3) силами 23-го танкового корпуса прочно удерживать рубеж реки Берека;

4) главными силами (103-я, 248-я и 411-я СД) к утру 21 мая скрытно развернуться на рубеже Большая Андреевка – Петровское, откуда нанести правым флангом главный удар на Ново-Дмитриевку и совместно с войсками 9-й и 57-й армий разгромить прорвавшуюся группировку противника [15, л. 248, 249].

К утру 21 мая 37-я танковая бригада на основании боевого приказа № 037 штаба 6-й армии от 20 мая сосредоточилась в Крутоярке в резерве 6-й армии, где оставалась и к утру 22 мая, не участвуя в боевых действиях [9, л. 5]; [8, л. 182].

Тем временем перегруппировка дивизий 6-й армии на новое направление затянулась до 22 мая, чем не замедлила воспользоваться немецкая 14-я танковая дивизия. Разгромив противостоявшую ей 64-ю танковую бригаду 21-го танкового корпуса и отбросив ее остатки к Савинцам, 14-я танковая дивизия 21 мая вышла к Чепелю и Волобуевке, в 15 километрах от Балаклеи [8, л. 189]; [12, F. 7261955].

22 мая наконец-то вышедшая в район Лозовеньки 103-я стрелковая дивизия 6-й армии перешла в наступление в восточном направлении на Волвенково [8, л. 209]. Однако время уже было упущено: к утру 22 мая на северный берег Береки переправились немецкие 16-я танковая и 60-я моторизованная дивизии, которые в 8.00 от Петровской перешли в наступление, расширяя вбитый 14-й танковой дивизией клин в западном и северо-западном направлениях. Всего к утру 22 мая 16-я танковая дивизия насчитывала 48 исправных танков (7 Pz.IV, 41 Pz.III) [12, F. 7261973, 7261996].

Вышедшая накануне восточнее Волвенково 199-я танковая бригада 21-го ТК была атакована главными силами 16-й танковой дивизии, но смогла продержаться до вечера, после чего оставила Волвенково [8, л. 189]; [13, с. 87]. 198-я танковая бригада, которая к исходу дня 21 мая располагалась в деревне Садки, что между Волвенково и Лозовенькой, 22 мая, скорее всего, как и введенная в бой из армейского резерва 37-я танковая бригада, поддерживала наступление 103-й стрелковой дивизии [8, л. 189]. В ходе наступления 103-я стрелковая дивизия вышла к востоку и юго-востоку от Лозовеньки, где вступила в бой с танками 16-й ТД, подверглась непрерывным ударам с воздуха (по 25-30 самолетов), после чего откатилась в Лозовеньку, с потерями оставила восточную часть Лозовеньки и закрепилась в ее западной части. Собственно 37-я танковая бригада вела бой с прорвавшимися на северную окраину Лозовеньки танками 16-й ТД [8, л. 209]. Там же, вероятно, вела бои и 198-я танковая бригада, которая за день, по свидетельству штаба 6-й армии, понесла особенно значительные потери [7, л. 262].

Уже вечером 22 мая 60-я моторизованная дивизия заняла Лозовеньку [12, F. 7262005]. Отход 103-й стрелковой дивизии проходил в панике, при этом в Лозовеньке был брошен склад боеприпасов 6-й армии [15, л. 43]. По итогу наступления 60-я моторизованная дивизия вышла на рубеж: 2 км от Лозовеньки – Песчаный – Марьевка. Наступавшая севернее 16-я танковая дивизия вышла на рубеж: западная опушка леса севернее Глазуновки – 2 км западнее Успенки – 3 км западнее Шопенки. Еще севернее 14-я танковая дивизия в 16.00 заняла село Байрак, где соединилась с 44-й пехотной дивизией 6-й армии, замкнув кольцо окружения вокруг 6-й и 57-й армий и армейской группы Костенко, и к исходу дня вышла в Шебелинку. Все 3 дивизии расположились на путях отхода окруженной советской группировки в северо-восточном направлении, образовав собой внутреннее кольцо окружения [12, F. 7261987, 7261993].

После тяжелых боев в районе Лозовеньки 198-я танковая бригада отошла в Крутоярку, а 37-я танковая бригада – в район хутора Лозовский (ныне с. Лозовское) [7, л. 218].

23 мая 60-я моторизованная дивизия отбила несколько контратак с запада и юго-запада на Лозовеньку и в общей сложности на своем участке фронта до 17.10 подбила 6 танков [12, F. 7262013]. С 7.00 24 мая начались новые атаки усиленной танками 103-й стрелковой дивизии из Крутоярки на Лозовеньку, однако при поддержке танковой роты 16-й ТД 60-я моторизованная дивизия все их отбила [13, с. 88]. Уже вечером 11 советских танков прорвались в восточную часть Лозовеньки, из них 7 танков были подбиты танками 16-й ТД, а 3 танка – пехотой 60-й МД; экипаж 11-го танка сдался в плен, заодно сдав немцам свой абсолютно исправный танк [12, F. 7262091]. Пока что не ясно, из состава каких именно танковых частей были эти танки. По данным штаба фронта, 24 мая 37-я танковая бригада «вела бой в районе Крутоярка», т.е. как раз на участке 103-й стрелковой дивизии. Возможно, что это были именно ее танки [8, л. 223].

Попытки прорыва кольца 25-26 мая 1942 г.

В ночь на 25 мая 1942 г. генерал-лейтенант Костенко, возглавивший все оказавшиеся в окружении советские войска, отдал боевой приказ № 01/ОП на прорыв из окружения: под прикрытием частей группы Бобкина и 57-й армии 6-я армия, усиленная 150-й и 317-й стрелковыми дивизиями, 6-м кавалерийским корпусом и 5-й гвардейской танковой бригадой, должна была с рассвета 25 мая нанести удар в направлении Чепеля, соединиться с действующей здесь оперативной группой Шерстюка (38-я армия) и обеспечить вывод из окружения собственно группы Бобкина и 57-й армии. По решению командующего 6-й армией, 37-я танковая бригада переходила на усиление 317-й стрелковой дивизии. Совместно с 37-й бригадой дивизия должна была наступать из Крутоярки на северную окраину Лозовеньки. Правее нее на Лозовеньку атаковала 103-я стрелковая дивизия с остатками 21-го танкового корпуса, левее через Асеевку на Гусаровку атаковал 6-й кавалерийский корпус с 5-й гвардейской танковой бригадой [15, л. 4-6].

Из-за опоздания с прибытием 317-й дивизии наступление 6-й армии началось с 8.00-10.00 25 мая, а по свидетельству штаба 399-го ГАП – и вовсе лишь с 12.00 [15, л. 6]; [21, с. 149, 150]; [22, л. 46]. Штаб немецкого 3-го ТК также отчитался, что советское наступление в районе Лозовеньки против левого фланга 16-й танковой дивизии началось только с обеда [12, F. 7262091].

К этому времени 21-й танковый корпус насчитывал лишь 11 исправных танков, еще 29 танков – 5-я гвардейская, 7-я, 37-я и 48-я танковые бригады. В общей сложности это 40 танков [21, с. 140]. Противостоявшая им 16-я танковая дивизия к утру 25 мая имела 49 исправных танков (12 Pz.IV, 37 Pz.III) [12, F. 7262186].

Все части атаковали на заданных им направлениях, в т.ч. 317-я стрелковая дивизия с 37-й танковой бригадой атаковала из Крутоярки на северную окраину Лозовеньки [8, л. 228]. По свидетельству штаба 399-го ГАП, в ходе наступления советские войска заняли Лозовеньку, но затем оставили ее под нажимом противника (60-я МД) [22, л. 46].

После провала дневных попыток 25 мая прорваться из окружения на широком фронте находившееся южнее Крутоярки командование 6-й армии приказало всем частям к западу от Лозовеньки в ночь на 26 мая прорываться по одному маршруту: Лозовенька – Садки – Чепель. Вся крупнокалиберная артиллерия была распределена по дивизиям [15, л. 44]. Все оставшиеся на ходу танки окруженной группировки были объединены в танковую группу генерал-майора Кузьмина (командир 21-го ТК). Танки построили клином, острие которого составляла 5-я гвардейская танковая бригада в составе 14 танков. На броню танков положили раненых. Пехота находилась внутри танкового клина. В общей сложности на прорыв пошло 22 тысячи человек [23, с. 100, 101].

Наступление началось с 22.00 25 мая 30-минутной артподготовкой, при этом 10 орудий вели огонь прямой наводкой по кирпичным постройкам в Лозовеньке, где засела немецкая пехота [15, л. 12]; [21, с. 139]. Одновременно с началом артподготовки, с 22.00, началось движение колонн советских частей к Лозовеньке [22, л. 46]. Непосредственно пехота 103-й СД атаковала Лозовеньку в 22.30, причем, по свидетельству штаба 103-й СД, атаковала она без поддержки танков, т.к. танковая группа Кузьмина по неизвестным причинам вовремя не перешла в наступление [15, л. 12].

Введя в бой все свои резервы, 103-я стрелковая дивизия прорвала оборону 60-й моторизованной дивизии в Лозовеньке и к 1.30 26 мая достигла отметки 185,6 в 3 километрах к востоку от этого села, откуда затем двинулась на Садки и Волвенково [15, л. 12]. Следовавшие за 103-й дивизией колонны главных сил окруженной группировки вышли к взорванному мосту через речку Лозовенька, после чего все колонны остановились, и пехота приступила к постройке моста для переправы техники [15, л. 44].

Сформированный танковый десант из 7 танков 5-й Гв.ТБр и 70 пехотинцев, форсировав речку, атаковал Лозовеньку и к 3 часам 26 мая с боем занял его, после чего двинулся дальше в прорыв. В промежутке между 11.00 и 12.30 5 оставшихся танков 5-й Гв.ТБр, 15 кавалеристов и до 200 человек пехоты в районе Чепеля прорвались из окружения на участке оперативной группы Шерстюка [14, л. 173, 232]; [20].

По свидетельству немцев, пробитая пехотой 103-й СД и танками 5-й Гв.ТБр в немецкой обороне у Лозовеньки брешь сохранялась до середины дня 26 мая [13, с. 88, 89]. Тем не менее, основные силы окруженной советской группировки так и не смогли перейти речку Лозовенька и под огнем пехоты и минометов противника вернулись обратно в балку Михайловский лог к западу от Лозовеньки [15, л. 44]. К утру, согласно отчету штаба 253-й СД, в районе Крутоярки скопилось большое количество транспорта, обоза и частей из разных дивизий, потерявших управление. В самой Крутоярке расположились штабы различных советских стрелковых дивизий [15, л. 26]. С 5.00 26 мая  Крутоярка и Михайловский лог к западу от Лозовеньки были подвергнуты артминометному обстрелу и ударам с воздуха пикирующих бомбардировщиков. По свидетельству немцев, авиаудар продолжался 4 часа, приведя к большим потерям среди окруженных частей и паническим настроениям среди выживших [13, с. 90]; [15, л. 39].

Сдача Крутоярки

Пока 60-я моторизованная и 16-я танковая дивизии оставались в обороне, с севера наступление на «котел» вела немецкая 23-я танковая дивизия. Утром 26 мая 1942 г. боевая группа Зольтманна (прим. – 201-й танковый полк, 1-й и 2-й батальоны 126-го моторизованного полка, 1-й дивизион и 10-я зенитная батарея 128-го артполка, 1-я рота 128-го противотанкового батальона, 3-я рота 51-го саперного батальона) совместно с ударившей с северо-запада 113-й пехотной дивизией разгромила оборонявшуюся на реке Кисель в Михайловке 41-ю стрелковую дивизию, после чего в 11.00 силами до 20 танков с десантом пехоты атаковала вдоль дороги на Крутоярку и в 12.05 заняла ее [15, л. 26, 39]; [24, F. 13].

С выходом танков 23-й ТД в Крутоярку с 12.00 немцами наблюдался панический отход находившихся перед Лозовенькой советских войск в южном и юго-восточном направлениях, после чего в 13.00 навстречу 23-й танковой дивизии ударили боевая группа Штрельке (усиленный артиллерией 16-й саперный батальон), 1-й батальон 79-го моторизованного полка и 1-й батальон 64-го моторизованного с танковой ротой 16-й танковой дивизии. Часть советских войск, отходившая из Крутоярки на Лозовеньку, попала под удар танков 16-й ТД и также отошла в Михайловский лог к западу от Лозовеньки, где, по подсчетам штаба 253-й СД, скопилось до 15 тысяч человек из разных дивизий, которые перемешались друг с другом, лишившись всякого управления. В 14.30 1-й батальон 79-го МП с боем ворвался в Крутоярку и следом за группой Зольтманна завершил ее зачистку [13, с. 90]; [15, л. 26].

Собственно боевая группа Зольтманна, заняв Крутоярку, согласно полученному штабом 23-й ТД в 12.40 приказу ударила в южном направлении против остатков советских частей западнее и юго-западнее Лозовеньки [25, F. 172]. Продвижение проходило медленно. В сумерках группа Зольтманна возобновила наступление, однако лишь продвинулась до рубежа: высота 171,8 – отметка +1,8 к западу от Лозовеньки. Встретив сильное сопротивление со стороны советских войск в районе отметки 154,1, боевая группа прекратила наступление и перешла к обороне. 51-й саперный и 128-й противотанковый батальоны встали в самой Крутоярке, 2-й батальон 126-го МП – на высоте 171,8, 11-я рота 126-го МП и 23-й мотоциклетный батальон – на отметке +1,8 к западу от Лозовеньки. На этом рубеже дивизия закрепилась на ночь [24, F. 153]; [25, F. 174]; [26, с. 149].

За время наступления 26 мая 23-й танковой дивизией было взято огромное множество пленных. Танковых боев уже практически не происходило. По свидетельству немцев, лишь однажды внезапно среди сдающихся в плен советских солдат появились 3 танка Т-34, которые были поддержаны полевой и противотанковой артиллерией, однако вскоре 1 танк был подбит танками 2-го батальона 201-го танкового полка (23-я ТД), а 2 других танка отошли назад. Позже еще несколько танков попытались западнее Крутоярки прорваться в северо-восточном направлении, но были отражены огнем 3-го дивизиона 128-го артполка, 7-я батарея которого была выведена на прямую наводку на открытое место [26, с. 149]. В общей сложности за день 26 мая 23-й танковой дивизией было захвачено или уничтожено 42 советских танка [24, F. 155].

Последние попытки прорыва из кольца

Вечером 26 мая 1942 г. в Михайловский лог отошел частью сил штаб 41-й стрелковой дивизии, все части которой были разбиты немцами в районе Михайловки и севернее. Создавшуюся между Крутояркой и Лозовенькой обстановку начальник штаба 41-й СД подполковник Самородский в своем отчете описал следующим образом:

«В результате отсутствия руководства в балке под Крутояровкой, где были сосредоточены все войска группы, происходила полнейшая стихия, где 5-10 автоматчиков заставляли бежать всю группу. Короче говоря, чувствовалась растерянность командиров всех рангов, была полная стихия. Имея превосходство в артиллерии, танках и пехоте, о чем было известно всем руководящим работникам, жгли танки, артиллерию, РС под натиском 10-20 автоматчиков. Отсутствовало объединенное руководство. Каждый старался выйти из окружения в одиночку» [15, л. 32].

По свидетельству штаба 26-й КД, только в 19.00 удалось организовать ряд боевых групп из перемешанных между собой частей и занять круговую оборону [15, л. 41]. В конце концов, находившийся здесь же в балке генерал-майор Бобкин собрал командный состав дивизий и приказал всем частям с 20.00 26 мая прорываться севернее Лозовеньки в направлении Чепеля [15, л. 37]. По свидетельству Самородского, находившийся в балке личный состав не был оповещен о решении командования на прорыв [15, л. 32, 33].

Отчет штаба 26-й КД свидетельствует, что в 20.00 колонна танков 23-й ТД вышла по дороге Крутоярка – высота 171,8. Встреченные огнем артиллерии, танки развернулись и отошли в Крутоярку, что послужило поводом для перехода окруженной советской группировки в наступление в направлении Крутоярки, Лозовеньки и к северу от Шопенки. «Крики ура и движение вперед продолжалось до выхода этой никем не управляемой массы на рубеж выс. 186,0, сев. окр. Крутоярка, после чего встреченные огнем автоматов и минометов, группы красноармейцев и частично командиров стали пробиваться каждый по своему… Выход из окружения никем организован не был, и только случайно собранные люди разных дивизий группами от 150 до 300 чел. пробивались по своей собственной инициативе или возглавляемые отдельными командирами. При движении эти группы в большинстве случаев распадались и при более менее тяжелой обстановке сдавались в плен» [15, л. 41].

Согласно немецким документам, непосредственно атака немецких позиций произошла несколько позже 20 часов. Согласно отчету и журналу боевых действий штаба 23-й ТД, с 21.45 26 мая более чем 2000 советских пехотинцев атаковали из Михайловского лога в северном направлении позиции 23-го мотоциклетного батальона в районе отметки +1,8 к западу от Лозовеньки. О советском прорыве между высотой 171,8 и отметкой +1,8 штаб 23-й ТД сообщил наверх в 24.00. Под массированным ударом советской пехоты мотоциклетный батальон был смят, после чего он с боем пробился в северном направлении на высоту 186,0, где занял круговую оборону [24, F. 14, 155]; [25, F. 174]. По свидетельству немцев, советской пехотой было пленено на своих позициях 16 мотоциклистов, которых обезоружили, а затем забили до смерти лопатами [26, с. 149].

Для отражения советского прорыва боевая группа Зольтманна (23-я ТД) ввела в бой южнее Крутоярки свои танки, однако из-за темноты их огонь оказался неэффективен. Сама группа Зольтманна также была атакована и отброшена с высоты 171,8 в Крутоярку, при этом были ранены в своих танках 2 офицера-танкиста 23-й ТД [25, F. 176]; [26, с. 150].

Около 3.00 27 мая прорвавшаяся с юга советская пехота вышла к позициям немецкого боевого охранения в 2 км южнее колхоза им. 1-го Мая. В самом колхозе находился штаб 23-й ТД, однако боевому охранению удалось отразить советские атаки и не допустить прорвавшихся советских солдат к штабу 23-й ТД [24, F. 155]; [26, с. 150]. Одновременно продолжались советские атаки на позиции 16-й ТД восточнее Шопенки и Лозовеньки. Также в течение ночи советская авиация сбросила множество парашютов с продовольствием и боеприпасами для окруженных войск, однако большинство из них приземлилось среди немцев [26, с. 150].

Всю ночь прорвавшиеся через немецкие позиции отдельные группы окруженцев с боями выходили из кольца. Как и большинство частей, 37-я танковая бригада той ночью также выходила из окружения отдельными группами. Группу штаба бригады возглавлял лично командир бригады полковник Мукарам Кагарманов. Вырваться из окружения ему так и не удалось: будучи раненым, он попал в плен 28 мая [1]; [19].

В ходе контратаки боевая группа Зольтманна утром 27 мая вновь восстановила свое прежнее положение и достигла линии: высота 171,8 – отметка +1,8, а направленные в колхоз им. 1-го Мая 2 моторизованные роты боевой группы Вестхофена совместно с полевой полицией и подразделениями 23-го мотоциклетного батальона зачистили местность между колхозом и Крутояркой, захватив при этом 1000 пленных [24, F. 157].

В 7.00 27 мая группа Зольтманна ударила от высоты 171,8 и отметки +1,8 дальше на юг. Впереди наступали 1-й и 2-й батальоны 201-го танкового полка, позади них – 51-й саперный батальон и 1-й батальон 126-го моторизованного полка. В этот раз сопротивления немцы практически не встречали, и уже в 8.45 группа Зольтманна заняла Лозовский, где встретилась с подошедшими с юга и северо-запада румынскими частями и подразделениями 113-й пехотной дивизии, полностью ликвидировав «котел» в районе Лозовеньки [24, F. 157]; [26, с. 150].

24 июня 1942 г. Директивой № 987868 Генштаба КА 37-я танковая бригада, как полностью погибшая в окружении под Харьковом, была расформирована [1].

Список источников

1. Сайт «http://tankfront.ru/».

2. Сайт «http://www.obd-memorial.ru».

3. ЦАМО, ф. 229, оп. 157, д. 14. Оперативные сводки АБТО 6-й армии.

4. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 900. Документы АБТУ штаба Юго-Западного фронта.

5. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 899, л. 24-31. Донесение о численном и боевом составе боевых частей Юго-Западного фронта по состоянию на 10 мая 1942 г.

6. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 854. Оперативные сводки, донесения штаба 6-й армии.

7. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 933. Переговоры штаба 6-й армии со штабом Юго-Западного фронта.

8. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 921. Оперативные сводки штаба Юго-Западного фронта.

9. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 855. Боевые донесения, оперативные сводки, приказы штаба 6-й армии.

10. NARA, T. 315, R. 1033. Журнал боевых действий штаба 62.Infanterie-Divison (собственный перевод с немецкого).

11. NARA, T. 315, R. 1034. Боевой отчет штаба 62.Infanterie-Divison о боях южнее Харькова с 12 по 25 мая 1942 г. (собственный перевод с немецкого).

12. NARA, T. 313, R. 31. Документы штаба 1. Panzerarmee (собственный перевод с немецкого).

13. Wolfgang Werthen. Geschichte der 16.Panzer-Division 1939-1945. - Bad Nauheim: Verlag Hans-Henning Podzun, 1958 (собственный перевод с немецкого).

14. ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 824. Боевые донесения штаба сводного танкового корпуса.

15. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 820. Боевые доклады штаба 6-й армии и частей армии.

16. ЦАМО, ф. 393, оп. 8973, д. 123. Журнал боевых действий 38-й армии с 11 апреля по 1 июля 1942 г.

17. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 923. Справки о погрузке-выгрузке оперативных эшелонов Юго-Западного фронта.

18. ЦАМО, ф. 33, оп. 737292с, д. 188, л. 319. Наградной лист на капитана Николая Николаевича Малого (сайт «http://podvignaroda.ru»).

19. ЦАМО, ф. 33, оп. 737292с, д. 101, л. 482. Наградной лист на рядового Александра Петровича Поткина (сайт «http://podvignaroda.ru»).

20. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 882, л. 276, 277. Информация из группы Шерстюка на 14.00 26 мая 1942 г.

21. Абатуров В., Португальский Р. Харьков - проклятое место Красной Армии. - М.: Яуза, 2008.

22. ЦАМО, ф. 425, оп. 10352, д. 8, л. 45-47. Краткое описание боевых действий 399-го гаубичного артиллерийского полка РГК в период предшествующий выходу из окружения и выход из окружения.

23. Коломиец М.В. Танки в Харьковской катастрофе 1942 года. – М.: Стратегия КМ: Яуза: Эксмо, 2013.

24. NARA, T. 315, R. 791. Документы штаба 23.Panzer-Divison (собственный перевод с немецкого).

25. NARA, T. 315, R. 140. Журнал боевых действий штаба 3.Panzer-Divison (собственный перевод с немецкого).

26. Ernst Rebentisch. The Combat History of the 23rd Panzer Division in World War II. – USA: Stackpole Books, 2012 (собственный перевод с английского).

Tags: 16.pz.div, 23.pz.div, 37 ТБр, 6 А, 60.id (mot.), ЮЗФ, весна 1942 г., г. Харьков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment