Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

37-я танковая бригада. ч.1. В наступлении 6-й армии 14-19 мая 1942 г.

Дополнено и отредактировано 22.12.2020

Введение

Как и ранее, история 48-й танковой бригады, история 37-й танковой бригады за отсутствием подробностей из советских документов составлена мной в основном на основе документов немецких боевых частей. Со временем, если вдруг появятся документы с советской стороны (в особенности документы самой 37-й танковой бригады), текст придется переписывать, но пока что есть, то есть. Описание боевых действий в кольце окружения 25-27 мая 1942 г., по сути, копия аналогичного описания из истории 7-й и 48-й танковых бригад, ведь все эти части действовали рядом друг с другом в единой танковой группе, и судьба их была одна и та же.

Командный состав

Командир бригады:

(1 февраля – 27 мая 1942 г.) полковник Мукарам Лутфурахманович Кагарманов (ранен, попал в плен 28 мая) [1].

Военный комиссар:

(с формирования бригады) старший батальонный комиссар Владимир Митрофанович Гончарук [1].

Начальники штаба:

(февраль 1942 г.) майор Александр Никифорович Фельдшеров [1];

(февраль – 27 мая 1942 г.) майор Виталий Ефимович Гальчин (пропал без вести) [1].

Начальники политотдела:

(декабрь 1941 г. – 4 мая 1942 г.) батальонный комиссар Михаил Григорьевич Жуков [1];

(4 мая – конец мая 1942 г.) батальонный комиссар Александр Маркович Гершензон (пропал без вести) [1]; [2].

Начальник финансовой части:

(пропал без вести, вероятно, в мае 1942 г.) техник-интендант 1-го ранга Исаак Моисеевич Винтенмахер [2].

Начальник продовольственного снабжения:

(пропал без вести в мае 1942 г.) техник-интендант 2-го ранга Александр Федорович Киселев [2].

1-й танковый батальон

Начальник связи:

(пропал без вести в мае 1942 г.) лейтенант Иван Семенович Воронов [2].

2-й танковый батальон

Командир батальона:

(пропал без вести в мае 1942 г.) капитан Иван Григорьевич Газукин [2].

Старший адъютант (начальник штаба):

(? – 26 мая 1942 г.) капитан Николай Николаевич Малый (тяжело ранен, попал в плен) [2]; [18].

37-й мотострелковый батальон

Начальник химической службы:

(пропал без вести, вероятно, в мае 1942 г.) лейтенант Георгий Федорович Башлай [2].

Формирование. Боевое крещение 14 мая 1942 г.

37-я танковая бригада начала формироваться с 15 февраля 1942 г. на основании Директивы № 260 сс/ов заместителя НКО от 28 декабря 1941 г. Формировалась в городе Дзержинск (Горьковская область) Горьковским автобронетанковым центром по штатам № 010/345-010/352 от 15 февраля 1942 г. в составе:

управление бригады (штат № 010/345);                     

1-й и 2-й танковые батальоны (штат ?);

37-й мотострелковый батальон (штат № 010/347);

противотанковая батарея (штат № 010/348);

зенитная батарея (штат № 010/349);

рота управления (штат № 010/350);

рота технического обеспечения (штат № 010/351);

медико-санитарный взвод (штат № 010/352) [1].

Полевая почтовая станция № 2500.

Возглавил бригаду полковник Мукарам Кагарманов, имевший небольшой боевой опыт в июле 1941 г. в качестве начальника штаба 3-й танковой дивизии. Тогда же, в июле, он был ранен и госпитализирован [1].

По состоянию на 8 апреля бригада насчитывала 1095 человек личного состава и 46 танков (30 Mk.II «Матильда», 16 Т-60) [1]. В этом составе 8 апреля бригада убыла из Горького в район Купянска на Юго-Западный фронт [1]. Согласно журналу боевых действий штаба 38-й армии, бригада выгрузилась на станции Купянск 13 апреля. Здесь она до 24 апреля оставалась в тылу 38-й армии, после чего с 17.00 24 апреля на станции Купянск вновь погрузилась в 3 эшелона (№ 68849-68851) и по железной дороге убыла на станцию Изюм в состав соседней 6-й армии [16, л. 1, 4]; [17, л. 116]. Выгрузившись из эшелонов до 27 апреля, к началу мая 37-я танковая бригада расположилась в армейском резерве в хуторах Любицкие (ныне с. Сумцы) [4, л. 31]; [17, л. 115].

По состоянию на 10 мая бригада имела в строю 42 танка (26 Mk.II, 16 Т-60) и 4 танка Mk.II – в ремонте, 1076 человек личного состава, 4 орудия ПТО, 6 минометов, 6 ПТР [4, л. 61]; [5].

С утра 12 мая войска 6-й армии перешли в наступление. Собственно 37-я танковая бригада в составе 44 исправных танков (28 Mk.II, 16 Т-60) 12-13 мая оставалась в армейском резерве в районе хуторов Любицкие, деревни Терны и колхоза им. 1 Мая, что к востоку от хуторов Любицкие [3, л. 687, 690]. Из числа неисправных танков Mk.II 1 танк с неисправным компрессором находился в ремонте на 6-й подвижной ремонтной базе, а 2-й танк с неисправной КПП – в роте техобеспечения бригады [3, л. 688].

В ночь на 14 мая 37-я танковая бригада перешла в район озера в 3 км севернее Алексеевки, поступив на усиление 253-й стрелковой дивизии [3, л. 688]. В ходе 3-дневного наступления к утру 14 мая 253-я стрелковая дивизия в боях против 515-го пехотного полка 294-й пехотной дивизии (прим. – находился в подчинении штаба 62-й пехотной дивизии; VIII.AK, 6.Armee) вышла на рубеж высот 139,8, 191,5 и 195,6, между селами Берека и Верхний Бишкин [6, л. 154]. В 10.15 ее правофланговый стрелковый полк атаковал немецкий 179-й пехотный полк в Верхнем Бишкине и вынудил его начать отход в северо-западном направлении. Дабы не допустить потери этого села, штаб 62-й ПД направил туда на усиление 179-го полка роту 540-го дорожно-строительного батальона [10, F. 968, 970].

По данным АБТО штаба 6-й армии, 37-я танковая бригада вступила в бой с противником в 16.00 14 мая в составе 44 исправных танков (28 Mk.II, 16 Т-60) [3, л. 688]. Однако о начале наступления танков 37-й ТБр командир 515-го ПП доложил наверх уже в 13.45 14 мая. По подсчетам немцев, 20 советских танков, а за ними как минимум 1 стрелковый полк атаковали с северного берега речки Берека у высоты 162,8 (восточнее юго-восточной окраины с. Берека), еще 15 танков наблюдались немцами у высоты 191,5, а 5 танков стояли у отметки 139,8 (у северо-восточной окраины с. Берека) [10, F. 970]. К 14.45 танки 38-й ТБр, обойдя Береку с северо-востока, прорвались в тыл частей 515-го пехотного полка и блокировали дорогу на хутор Ново-Берецкий (ныне с. Новоберекское). Находившаяся на высоте 198,7 к югу от села Западенка (ныне с. Западня) тяжелая гаубичная батарея смогла эвакуировать в Ново-Берецкий только 1 150-мм гаубицу, а все остальные свои орудия артиллеристы подорвали [10, F. 970, 972].

Развивая успех, танки 37-й ТБр с востока в 16.35 ворвались в Ново-Берецкий и обратили в бегство находившиеся здесь обозы 62-й ПД. Переброшенное к хутору немцами 88-мм зенитное орудие 1-й батареи 9-го зенитного полка обстреляло танки и к 18.00 вынудило танкистов отойти из Ново-Берецкого [10, F. 970, 972].

Под напором танков 37-й и (соседней слева) 48-й танковых бригад остатки 515-го пехотного полка отошли на запасной оборонительный рубеж: высота 152,3 – высота 199,7 к западу от Ново-Берецкого – южная окраина Ново-Берецкого – отметка 208,5 к юго-востоку от Ново-Берецкого, а 3-й батальон 179-го пехотного полка занял оборону в 1 км южнее Ново-Берецкого. Оборонявшиеся в западной части Береки остатки 2 батальонов 208-го пехотного полка остались обороняться в окружении [10, F. 960, 970, 972]; [11, F. 1238].

К этому же времени под ударами танков 37-й ТБр (прим. – штаб 62-й ПД отчитался о примерно 50 танках) и правофлангового полка 253-й СД позиции оборонявшихся  в районе Верхнего Бишкина 1-го и 2-го батальонов 179-го пехотного полка были прорваны, артиллерия усиления уничтожена, а сами батальоны разгромлены танками и разрозненно отходили в Большую Гомольшу (ныне с. Великая Гомольша) [10, F. 972, 974]; [11, F. 1238]. Всего в районе Верхнего Бишкина, по советским данным, были уничтожены 2 артиллерийские батареи противника [6, л. 136].

Преследуя разбитого противника, к 16.00 253-я стрелковая дивизия вышла на рубеж: родник у северо-западной окраины Верхнего Бишкина – южная опушка леса у отметки 188,6 – высота 203,2 – 183,4 у северной окраины Береки, а передовым отрядом дивизия вошла в лес у отметки 173,9 к юго-востоку от Западенки. К 19.00 была достигнута восточная окраина Западенки [7, л. 108, 110].

В 19.30 началась атака, по всей видимости, сразу танков 37-й и 48-й танковых бригад на Ново-Берецкий. 14 танков ворвались в северо-восточную часть Ново-Берецкого, от 4 до 6 танков вышли на опушку леса у высоты 208,5 (юго-восточнее Ново-Берецкого) к командному пункту командира 162-го велосипедного батальона (62-я ПД). Еще 4 или 5 танков атаковали по дороге от Береки на Ново-Берецкий, а 6 танков (вероятно, 48-й ТБр) наблюдались немцами к западу от железной дороги [10, F. 972]. Под напором танков остатки 515-го ПП и 3-го батальона 179-го ПП оставили свои позиции и отошли на север, после чего новая линия обороны 62-й ПД пролегла на участке: высота 192,6 (восточнее с. Охочае) – высота 207,9 к западу от села Пасики (ныне с. Пасеки) – Пасики – Большая Гомольша [10, F. 974]; [11, F. 1239]. Той же ночью через расположение окопавшейся у Ново-Берецкого пехоты 253-й СД с боем прорвались на север окруженные в западной части Береки остатки 1-го и 3-го батальонов 208-го пехотного полка во главе с командиром полка майором Вольфом [11, F. 1239].

После выполнения поставленных задач 37-я танковая бригада на ночь расположилась в районе Западенки. Следом за ней 253-я стрелковая дивизия заняла Западенку и Ново-Берецкий и закрепилась на их северных окраинах. За день дивизия продвинулась до 8 километров в северо-западном направлении. Потери ее 14 мая составили 360 человек личного состава [6, л. 145]. Собственно 37-я танковая бригада 14 мая потеряла 5 танков (2 Mk.II, 3 Т-60) подорвавшимися на минах (прим. – повреждена ходовая часть) и сократилась до 39 исправных танков (26 Mk.II, 13 Т-60) [3, л. 688].

Бои у Большой Гомольши

Преследуя разбитые 179-й и 515-й пехотные полки, к 8.00 15 мая 1942 г. 253-я стрелковая дивизия вышла на южный берег речки Гомольша (ныне Гомильша) у Большой Гомольши, где встретила сильное огневое сопротивление противника с западной окраины Большой Гомольши и с высоты 104,9 [6, л. 141]. Сюда, в Большую Гомольшу, отступили от Верхнего Бишкина остатки 1-го и 2-го батальонов 179-го ПП, которые к утру насчитывали не более 500 человек личного состава. К 7.40 вследствие начавшейся паники батальоны без приказа сверху оставили свои позиции и отошли в северо-западном направлении в Тарановку, после чего в Большой Гомольше остались обороняться лишь подразделения соседней слева венгерской 108-й легкопехотной дивизии [10, F. 976, 978].

С утра немцы бросили в бой большое количество своей авиации, в т.ч. подверглись атаке подразделения 253-й СД южнее Большой Гомольши, что весьма замедлило их продвижение [10, F. 978]. Медленно продвигаясь вперед, к 14.00 15 мая 253-я дивизия вышла на рубеж: северные скаты высоты 168,4 – подступы к южной окраине Большой Гомольши – северная окраина Западенки [8, л. 102]. До вечера она вышла на южную окраину Большой Гомольши, после чего вечером 15 мая венгры оставили это село и отошли в северном направлении [10, F. 981, 983, 985].

Участие танков 37-й и 48-й танковых бригады в наступлении 15 мая было явно ограниченным. Штаб 62-й ПД отчитался всего о 2 советских танков, уничтоженных за день на участке дивизии [11, F. 1240]. Всего по состоянию на 16 мая 37-я танковая бригада все еще имела в строю 36 танков [4, л. 38].

С 6.00 16 мая началась артподготовка, и одновременно с этим исходные позиции 41-й и 253-й стрелковых дивизий южнее Клименковки и севернее Западенки подверглись удару немецких пикирующих бомбардировщиков, однако авиаудар не смог сорвать последовавшего затем с 6.15 наступления пехоты этих дивизий [10, F. 985]. Удар пришелся в основном на немецкие позиции у железной дороги, однако эту 1-ю атаку немцам удалось отбить [11, F. 1241]. После отражения 1-й атаки с 8.45 41-я и 253-я дивизии теперь уже при поддержке танков выступили через Клименковку и Западенку в северном направлении, а с 9.45 начался бой в Большой Гомольше, которая с 8.00 вновь была занята немцами и венграми. Между 12.45 и 14.00 венгерский полк не выдержал и начал отступать от Большой Гомольши, однако контратаками 2 батальонов немецкого 179-го пехотного полка положение венгров вновь было восстановлено [10, F. 987, 989].

В целом в ходе наступления к 14.00 16 мая 253-я стрелковая дивизия вышла одним полком на северо-западные скаты высоты 193,0 в 5 км северо-восточнее Большой Гомольши, а 2 другими полками – на рубеж: высота 185,4 – хутора Свинарные к северу и северо-западу от Большой Гомольши. На этом рубеже дивизия вела бой до конца дня [6, л. 236, 239].

Бои продолжались до позднего вечера. Пытаясь ослабить советские атаки, в 18.15 и в 19.10 дважды ударили пикирующие бомбардировщики, но, в отличие от предыдущего дня, в этот раз авиаудары не приостановили советское наступление. С 19.30 до 20.30, по данным штаба 62-й ПД, разгорелся особенно сильный бой. Танки 37-й и 48-й танковых бригад ожесточенно атаковали на высоту 192,6 к юго-западу от станции Беспаловка, по обе стороны железной дороги и на южной окраине села Пасики. Немецкие позиции были прорваны в нескольких местах, и немцы оборонялись отдельными опорными пунктами, однако они сумели продержаться до наступления темноты, когда только бой стих. После этого по приказу штаба 8-го АК в ночь на 17 мая 62-я пехотная дивизия отошла на новый рубеж обороны: высота 209,7 – северная окраина Тарановки – северный берег речки Ольшанка, выставив боевое охранение на участке: высоты 194,1 и 161,3 по обе стороны от Тарановки – южная опушка леса к востоку от Тарановки – высоты 173,2 и 171,2 к северу и к югу от села Гайдары [10, F. 990, 992, 994]. Для обороны города Змиев из резерва 8-го АК были отправлены 44-й разведывательный батальон 44-й пехотной дивизии и усиленный 2-й батальон 190-го пехотного полка 62-й пехотной дивизии. Последний в ночь на 18 мая сменил здесь не отличавшуюся особой боеспособностью венгерскую 108-ю легкопехотную дивизию [10, F. 1000]; [11, F. 1245]. Противостоявшая им 253-я стрелковая дивизия за ночь преследование отошедшего противника не вела и к утру 17 мая располагалась на рубеже: высота 193,0 – отметка 185,4 – южная окраина села Пасики [6, л. 264].

Всего, по подсчетам своего штаба, за день 16 мая 62-я пехотная дивизия подбила 18 танков из состава 37-й и 48-й танковых бригад [11, F. 1245].

Бои 17-18 мая 1942 г. у Дудковки

Утром 17 мая 1942 г. 253-я стрелковая дивизия с 37-й танковой бригадой провела зачистку лесов к востоку от Тарановки и к 14.00 вышла из леса на рубеж высот 173,2 (4 км юго-западнее г. Змиев), 170,4, 102,8, 165,2 и завязала бой на подступах к селу Дудковка [6, л. 247]. Между 17.30 и 17.50 дивизия атаковала отступивший к Дудковке 208-й пехотный полк (прим. – примерно 260 человек личного состава, 2 орудия ПТО, 2 станковых и 7 ручных пулемета), но успеха в продвижении не имела [10, F. 997]; [11, F. 1247].

Уже вечером перед всем фронтом 62-й пехотной дивизии наблюдалась танковая разведка боем. В 19.45 ударили немецкие пикирующие бомбардировщики, а уже около 21.00 началась одновременная атака пехоты и танков на всем фронте 62-й ПД. Во время этой атаки 35 танков, вероятно, 37-й танковой бригады прорвались на стыке 2 батальонов 208-го ПП и вышли в тыл соседнего слева 179-го пехотного полка. Бой стих только в 23.30, после чего советская пехота закрепилась на захваченных ими немецких позициях. Всего перед позициями 208-го ПП немцами наблюдалось ночью 30 советских танков [10, F. 997, 999]; [11, F. 1247].

В бою 17 мая 1-й и 2-й батальоны 179-го ПП понесли настолько большие потери, что к ночи, согласно докладу командира 515-го ПП, состояли лишь из 2 человек, после чего на усиление этих батальонов была направлена строительная рота, а следом за ней – все еще сохранивший боеспособность 3-й батальон 179-го ПП [10, F. 999, 1000].

По советским данным, к утру 18 мая 253-я стрелковая дивизия с 37-й танковой бригадой закрепилась на рубеже: хутор Беспаловка – отметка 126,5 на южном берегу Ольшанки перед Дудковкой и на высоте 173,2 к юго-западу от Змиева [6, л. 257]. Ночью и рано утром под прикрытием огня артиллерии 208-й пехотный полк несколько раз пытался контратаками восстановить свое положение, однако все контратаки были отбиты огнем артиллерии, минометов и танков. Около 5.00 18 мая 253-я стрелковая дивизия возобновила наступление, атаковав при поддержке танков 37-й ТБр позиции 208-го ПП в Ольшанке и Дудковке, однако эти атаки были отбиты немцами [10, F. 1000, 1002].

В 16.00 началась артподготовка, после окончания которой 253-я стрелковая дивизия с танками 37-й ТБр вновь атаковала позиции 208-го ПП, а в 18.45 атаковала правый фланг 179-го пехотного полка [10, F. 1002, 1003]; [11, F. 1249]. В 19.35 12 танков 37-й ТБр прорвались на стыке между 179-м и 208-м полками. Под ударами танков и огнем артиллерии 208-й пехотный полк, насчитывавший к вечеру только 280 человек личного состава, оставил высоту к югу от хутора Ольшанка, которую ранее уже сдавал, но вновь смог отбить контратакой. К 20.00, атакованный в районе Дудковки более чем 20 танками 37-й ТБр, 179-й пехотный полк, не выдержав атак, отвел свой левый фланг в лес к северу от Дудковки у высоты 170,2, после чего 253-я дивизия заняла южную часть Дудковки [10, F. 1003, 1004]; [11, F. 1249].

Бои 19 мая 1942 г.

По советским данным, в течение 1-й половины ночи 19 мая 1942 г. 253-я стрелковая дивизия с 37-й танковой бригадой вышла одним полком к отметке +2,8 (у южной окраины Змиева) и на южные подступы к высотам 166,9 и 173,2, другим полком – на юго-западные скаты высоты 138,9 (3,5 км западнее г. Змиев), а 3-м полком овладела хутором Жадановка и вела уличные бои в Дудковке [6 л. 296]. В 4.00 19 мая дивизия была контратакована усиленным батальоном (прим. – 179-й пехотный полк) с 4 танками, оставила Ольшанку и продолжала вести бой на рубеже: южная окраина Змиева – южные скаты высоты 166,9 – 173,2 – Жадановка – юго-восточная окраина Дудковки [6 л. 282].

По свидетельству немцев, в 6.00 19 мая 253-я стрелковая дивизия с танками 37-й ТБр снова атаковала позиции 179-го пехотного полка у Дудковки, однако до 7.00 179-й полк, несмотря на сильный огонь советской артиллерии и танков, смог отбить обратно свои позиции, после чего 253-я дивизия отступила в лес южнее Дудковки, где в 7.00 подверглась удару немецких пикирующих бомбардировщиков [10, F. 1006].

В 10.15 начался короткий артналет, после которого 7 танков с пехотой 253-й СД позади атаковали позиции 208-го пехотного полка, однако успеха не имели, при этом 2 танка были подбиты огнем 208-го полка. Вслед за этим 208-м полком в 11.45 была отбита новая атака с 8 танками 37-й ТБр из балки к западу от Ольшанки и сожжено еще 5 танков [10, F. 1008].

Контратакой 208-й пехотный полк вновь занял высоту южнее Ольшанки, после чего в 12.30 отбил новую атаку пехоты 253-й СД с 6 танками 37-й ТБр. Одновременно был атакован и 179-й пехотный полк, при этом пехота 253-й СД снова вклинилась на позиции этого полка, заняв часть Дудковки, а 3 танка 37-й ТБр прорвались в тыл 2-го батальона 179-го ПП, вышли на высоту 170,2, откуда с тыла открыли огонь по расположению 179-го полка [10, F. 1008]; [11, F. 1250].

К 15.00 19 мая, по данным штаба 6-й армии, 253-я стрелковая дивизия овладела Дудковкой и к 18.00 вела бой на участке: южные подступы к Змиеву – южные скаты высот 166,9 и 138,9 – северная окраина Дудковки [6 л. 301].

Во 2-й половине дня после артподготовки дивизия снова атаковала позиции 179-го ПП у отметки 101,4 у западной окраины Жадановки, а затем и позиции 208-го ПП. Атаки на участке 208-го полка были отбиты к 19.00, после чего 4 танка 37-й ТБр остались стоять перед Дудковкой, вероятно, будучи подбитыми. Примерно в это же время сформированная из саперов группа истребителей танков под прикрытием темноты подорвала 1 из 3 танков 37-й ТБр, которые смогли прорваться в тыл 179-го полка, после чего оставшиеся 2 танка немедленно отошли в южном направлении, выйдя из расположения противника [10, F. 1009]; [11, F. 1250]. По итогу боев к исходу дня 253-я стрелковая дивизия закрепилась на рубеже: северная часть деревни Гайдары – высота 156,0 – высота 173,2 – хутор Шевченко – Жадановка – Карповка – Дудковка [6 л. 308, 309]. Общее ее продвижение за 6 дней наступления (14-19 мая) благодаря поддержке 37-й танковой бригады составило 19 километров.

Tags: 294.id, 37 ТБр, 6 А, 62.id, ЮЗФ, весна 1942 г., г. Харьков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments