Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

142-я танковая бригада 2-го формирования. ч.1. Командный состав. Боевое крещение

Дополнено 05.01.2021

Введение

В отличие от истории 142-го танковой бригады 1-го формирования сколько-нибудь подробно описать боевой путь 142-й танковой бригады 2-го формирования из-за отсутствия ее документов не получилось. Данная работа дает лишь общее представление о том, где и как бригада действовала в тот или иной день.

Командный состав

Командир бригады:

(с формирования бригады) полковник, (с 9 ноября 1941 г.) генерал-майор Николай Филиппович Михайлов [1]; [3, л. 164].

Заместитель командира бригады по строевой части:

(с октября 1941 г.) подполковник Мирон Тихонович Мельничук [1].

Военный комиссар:

(с формирования бригады) полковой комиссар Артем Филиппович Андреев [3, л. 164].

Начальник штаба:

(с формирования бригады) подполковник Петр Петрович Задорожный [3, л. 164].

Начальник политотдела:

(с формирования бригады) батальонный комиссар Павел Савельевич Максенков [3, л. 164].


142-й танковый полк

Командир полка:

(с формирования бригады) майор Николай Матвеевич Бубнов [1].

Военный комиссар:

(с формирования бригады) старший политрук, батальонный комиссар Григорий Шмулевич Калустов [1]; [14, л. 708].

Начальник штаба:

(с формирования бригады) майор Григорий Макарович Гурин [3, л. 162]; [35].

1-й танковый батальон

Командир батальона:

(? – 21? ноября 1941 г.) старший лейтенант Зиновий Аронович Левин (ранен) [14, л. 248];

(с 21? ноября 1941 г.) старший лейтенант Иван Иванович Лучшев [14, л. 252].

142-й зенитный дивизион

Командир дивизиона:

(с формирования бригады) капитан Петр Александрович Путрин [13].

Военный комиссар:

(с формирования бригады) батальонный комиссар Беня Моисеевич Левинак [2].

Начальник штаба:

(с формирования бригады) старший лейтенант Дмитрий Григорьевич Сапрыкин [2].

142-й моторизованный стрелково-пулеметный батальон

Командир батальона:

(на 5 декабря 1941 г.) капитан Павел Игнатьевич Чеславский [3, л. 162]; [14, л. 418].

Военный комиссар:

(на 5 декабря 1941 г.) старший политрук Николай Тимофеевич Мотуненко [3, л. 162]; [14, л. 418].

Старший адъютант (начальник штаба):

(на 31 декабря 1941 г.) капитан Петр Иванович Голубев [3, л. 162].

В составе 6-й армии

6 октября 1941 г. выведенная на переформирование в резерв Юго-Западного фронта в район хутора Залютино, что у западной окраины Харькова, 47-я танковая дивизия была переименована в 142-ю танковую бригаду (2-го формирования). Командиром и комиссаром новой бригады стали бывшие командир и комиссар 47-й ТД полковник Николай Михайлов и полковой комиссар Артем Андреев, начальником штаба – бывший начальник штаба 47-й ТД подполковник Петр Задорожный. Бывший командир 94-го танкового полка 47-й ТД майор Николай Бубнов возглавил новый 142-й танковый полк. Костяк новой танковой бригады образовал личный состав 47-й ТД [3, л. 164].

Формируемая на базе 47-й танковой дивизии 142-я танковая бригада 2-го формирования, как и 1,5 месяца назад 142-я танковая бригада 1-го формирования, формировалась по штатам № 010/75-010/83 от 23 августа 1941 г. в составе:

управление бригады (штат № 010/75);

рота управления (штат № 010/76);

разведывательная рота (штат № 010/77);

142-й танковый полк (штат № 010/78) в составе 3 танковых батальонов;

142-й моторизованный стрелково-пулеметный батальон (штат № 010/79);

142-й зенитный дивизион (штат № 010/80);

автотранспортная рота (штат № 010/81);

ремонтно-восстановительная рота (штат № 010/82);

медико-санитарный взвод (штат № 010/83) [1]; [26, л. 53].

10-11 октября прибывшая в деревню Малиновка (южнее г. Чугуев) 142-я танковая бригада 1-го формирования передала 142-й танковой бригаде 2-го формирования свой зенитный дивизион, противотанковые орудия, минометы, весь транспорт, вооружение и боеприпасы, а также печать и штамп бригады, после чего убыла в город Владимир, где была переформирована в 143-ю танковую бригаду [4].

Еще не имея танков, в 1.00 16 октября оперативной директивой № 0161/оп штаба Юго-Западного фронта 142-я танковая бригада (2-го формирования) была включена в состав 6-й армии и направлена в распоряжение командующего этой армией в Савинцы [19, л. 238, 309]. На следующий день, 17 октября, с заводов Харькова бригада получила 40 танков (3 КВ-1, 22 Т-34, 15 БТ-5 и БТ-7), после чего 18 октября приступила к передислокации [3, л. 164].

К 15.00 19 октября бригада достигла Дудниковки, что в 7 км к северу от Савинцев, где получила задачу к утру 20 октября сосредоточиться в городе Изюм [9, л. 169]. Задержавшись в пути из-за размокших от дождей дорог, поздно вечером 20 октября сосредоточилась в резерве 6-й армии на восточной окраине Изюма [18, л. 404].

Всего, по сведениям отдела укомплектования фронта,  по состоянию на 20 октября 142-я танковая бригада насчитывала 2185 человек личного состава, 53 танка (3 КВ-1, 22 Т-34, 13 ХТ, 15 БТ), 2 бронемашины, 12 тракторов, 206 автомашин, 9 мотоциклов, 14 орудий (3 45-мм, 11 37-мм), 8 минометов (2 82-мм и 6 50-мм), 32 пулемета (3 крупнокалиберных, 4 станковых, 25 ручных), 124 ППД, 1046 винтовок (в т.ч. 181 автоматическая), 10 радиостанций [8]. В действительности, по всей видимости, никаких огнеметных танков ХТ бригадой получено не было, и в составе бригады оставалось 40 танков, причем 9 из 15 танков БТ по состоянию на 22 октября находились в пути из Харькова [18, л. 398].

К утру 24 октября на основании распоряжения командующего фронтом в составе 6-й армии из 3 кавалерийских дивизий (26-я, 28-я и 49-я КД) и 142-й танковой бригады была сформирована кавалерийская группа, которая позже по имени нового командира получила наименование кавалерийской группы Бычковского [9, л. 185]. 24 октября на основании боевого приказа № 056 штаба 6-й армии от 24 октября и ранее полученных указаний прибывшие в Изюм 12-я и 13-я танковые бригады передали свою матчасть 142-й танковой бригаде и к исходу дня 24 октября убыли в Ново-Аннинский на переформирование. К моменту сдачи обе бригады имели 18 исправных танков (13 Т-34, 4 БТ, 1 Т-38): 5 танков (4 Т-34, 1 Т-38) – 12-я танковая бригада, 13 танков (9 Т-34, 4 БТ) – 13-я танковая бригада. Еще 3 танка БТ 13-й ТБр требовали текущего ремонта [18, л. 395, 396, 398]. Неисправная техника танковых бригад была погружена на станции Изюм для отправки ее на завод 23 октября [18, л. 397].

После отправки неисправных танков на заводской ремонт по состоянию на 25 октября в 142-й танковой бригаде осталось 48 танков (3 КВ-1, 33 Т-34, 12 БТ): 38 танков (3 КВ-1, 26 Т-34, 9 БТ) – в строю, 10 танков (7 Т-34, 3 БТ) – в ремонте при части [18, л. 396]. Если судить по составу бригады на 29 октября (50 танков), можно предположить, что на заводской ремонт было отправлено 11 танков (2 Т-34, 8 БТ, 1 Т-38).

С утра 25 октября на основании все того же боевого приказа № 055 штаба 6-й армии кавалерийская группа Бычковского начала выдвижение в район сел Подвысокое, Комаровка, Радьковские Пески, Верхнее и Нижнее Соленое. Кавалерийские дивизии сосредоточились в заданном районе к исходу того же дня. Задержавшись в пути из-за плохого состояния дорог, 142-я танковая бригада прибыла в район Верхнего Соленого только к исходу дня 26 октября, однако в течение дня 27 октября она продолжала подтягивать застрявшую в грязи матчасть [9, л. 195, 197, 200]; [18, л. 397, 409].

В 12.00 28 октября штаб Юго-Западного фронта своей оперативной директивой № 0252/оп приказал вывести 142-ю танковую бригаду в фронтовой резерв к западу от Старобельска в район населенных пунктов Гайдуковка (ныне с. Калмыковка), Калмыковка, Верхняя Покровка [18, л. 529]. Получив данный приказ через генерал-майора Бычковского в 16.00 28 октября, бригада выступила в новый район сосредоточения с 6.00 29 октября, имея в строю 30 танков (1 КВ-1, 22 Т-34, 7 БТ) и 20 танков (2 КВ-1, 11 Т-34, 7 БТ) – в ремонте [18, л. 410, 414].

О своем сосредоточении в районе Гайдуковки и Калинковки 142-я танковая бригада сообщила штабу 6-й армии 2 ноября [18, л. 412]. Тем временем 1 ноября Главком Юго-Западного направления своей директивой передал 142-ю танковую бригаду в состав войск Южного фронта, после чего последовало соответствующее боевое распоряжение № 0265/оп штаба Юго-Западного фронта, а в 15.20 1 ноября штаб Южного фронта своим боевым распоряжением № 0239/оп поставил 142-й танковой бригаде задачу: с 15.00 2 ноября погрузиться на станции Штормово и после выгрузки на станции Михайло-Леонтьевское сосредоточиться в районе Новошахтинска [20]; [22, л. 5].

К утру 3 ноября 142-я танковая бригада сосредоточилась в Старобельске и с 6.50 на станциях Старобельск, Штормово приступила к погрузке в 6 эшелонов [18, л. 413]; [23, л. 513].

В общей сложности с 18 октября по 3 ноября 142-я танковая бригада совершила ряд передислокаций общей протяженностью в 540 километров, вследствие чего после всех маршей располагала лишь 27 исправными танками (22 Т-34, 5 БТ-5 и БТ-7) [3, л. 164, 165].

Первые бои в составе 9-й армии

Первые 2 эшелона 142-й ТБр выгрузились в Новошахтинске на станции Михайло-Леонтьевская к исходу дня 4 ноября 1941 г. [24, л. 113]. В Новошахтинске бригада вошла в состав 9-й армии, штаб которой как раз располагался в этом городе. В 21.25 5 ноября штаб армии отдал приказ командиру бригады: «142 танк. бригаде с 756 АП ПТО немедленно занять оборону г. Ново-Шахтинск на рубеже: 180,9, 192,2, 199,7, Самбек, перехватив все дороги очагами силами мотостр. б-на. Остальные силы 142 танк. бригады держать в районе Шахта № 4 с задачей во взаимодействии с Бепо «За Родину» (район Соколово-Кундрючинское) не допустить захвата Ново-Шахтинск. Готовность обороны 6.00 6.11.41» [25, л. 92].

Рубеж высот 180,9, 192,2, 199,7 в 3-6 км северо-восточнее, севернее и северо-западнее Новошахтинска 142-я танковая бригада заняла 7 ноября [24, л. 100]. Ни о каких активных боевых действиях бригады до 17 ноября ничего не известно. Потери ее за это время были незначительные. В именных списках безвозвратных потерь 142-й ТБр за это время числится всего 4 убитых: 5 ноября погиб командир бронемашины роты управления старший сержант Иван Игнатов, а 8 ноября при катастрофе танка погибли танкисты нач. связи лейтенант Виктор Вольский, командир роты старший лейтенант Лутфий Курдашев, радист старший сержант Петр Бурмистров [2].

Всего по состоянию на 10-15 ноября 142-я танковая бригада насчитывала 1815 человек личного состава, 24 исправных танка (21 Т-34, 3 БТ), 7 тракторов, 223 автомашины (12 легковых, 151 грузовую, 60 специальных), 2 мотоцикла, 9 орудий (1 45-мм, 8 37-мм), 9 минометов (4 82-мм, 5 50-мм), 47 пулеметов (3 крупнокалиберных, 4 станковых, 22 ручных), 107 ППД, 817 винтовок (в т.ч. 277 автоматических) [26, л. 53, 86].

На 16 ноября было запланировано совместное наступление 9-й, 18-й и 37-й армий Южного фронта. Своим боевым приказом № 00145 от 14 ноября штаб 9-й армии поставил 142-й танковой бригаде задачу: с 15.00 15 ноября перейти в подчинение командиру 150-й стрелковой дивизии. Усиливаемая 142-й танковой бригадой и 2 артполками (756-й ИПТАП, 648-й КАП), 150-я дивизия должна была к 19.00 15 ноября сосредоточить свои главные силы (без 1 стрелкового полка) в районе поселка Ильича (ныне х. Ильичевка), к юго-западу от Новошахтинска, 16 ноября с исходного рубежа высот 149,8 и 166,8 (3,5-4,5 км западнее и юго-западнее х. Ильичевка) перейти в наступление в юго-западном направлении на хутор Дарьевка и, пройдя за день 12 километров, к исходу того же дня овладеть Дарьевкой. Правее нее на Болдыревку переходила в наступление 66-я кавалерийская дивизия [25, л. 54, 55].

Всего по состоянию на 15 ноября 150-я стрелковая дивизия имела 5231 человек личного состава, в т.ч. 2070 активных штыков, 66-я кавалерийская дивизия – 2691 человек личного состава [26, л. 86].



Из-за опоздания с прибытием частей 37-й армии наступление было перенесено на 17 ноября. Оно началось в 12.00 17 ноября. Пройдя до 12 километров в юго-западном направлении, к исходу дня 469-й и 674-й стрелковые полки 150-й СД вышли на рубеж в 1,5 километрах к северо-востоку и востоку от Дарьевки, а соседняя 66-я кавалерийская дивизия своими 187-м и 188-м кавалерийскими полками вышла на рубеж высот 124,2 и 123,3 на западном берегу речки Карета к западу и северо-западу от Болдыревки [27, л. 310, 312]. Собственно 142-я танковая бригада, наступая вместе с 73-м кавалерийским полком во 2-м эшелоне 150-й СД, вышла в район высоты 120,0 в 2 км восточнее Дарьевки [28, л. 166].

В Дарьевке оборонялся моторизованный полк СС «Вестланд» моторизованной дивизии СС «Викинг» (XIV.AK (mot.), 1. Panzerarmee). Штаб «Викинга» отчитался в 16.00 17 ноября наверх, что к этому времени Дарьевку атаковало до батальона пехоты с кавалерией и отдельными танками, т.е. танки 142-й ТБр все же были введены в бой 17 ноября и приняли боевое крещение под Дарьевкой. Уже вечером штаб «Викинга» отчитался, что танки поддерживали 66-ю кавалерийскую дивизию, которая попыталась взять полк СС «Вестланд» в клещи [44, F. 722, 724].

В «Боевом пути 142-й ТБр» описывается, как примерно 17 ноября танк лейтенанта Крутилева выскочил к мосту через речку Несветай, раздавил свыше 20 немцев, 4 орудия ПТО, 2 пулеметные точки, уничтожив прикрытие этого моста, после чего мост был захвачен [3, л. 166]. Это, по сути, все известные подробности боев 142-й танковой бригады 17 ноября.

В 00.45 18 ноября штаб 9-й армии своим боевым приказом № 00146 официально передал 142-ю танковую бригаду на усиление 66-й кавалерийской дивизии, поставив дивизии задачу: с 8.00 18 ноября наступать на Вишневку (12 км юго-западнее с. Болдыревка) и овладеть ею до исхода дня [25, л. 52]. Наступление кавалеристов и танкистов проходило в сложной местности, ограниченной с 2 сторон многочисленными балками, что исключало маневр танков и вынуждало применять их исключительно в лобовых атаках. Всего атакованный полк СС «Вестланд» дивизии СС «Викинг» насчитал в тот день перед собой 7 советских танков, т.е. ко всему прочему 142-я танковая бригада атаковала далеко не в полном составе [44, F. 729].

В ходе наступления 18 ноября 66-я кавалерийская дивизия продвинулась лишь до 3 километров в западном направлении между балками Большая Дубовая и Цукурда и вышла на высоту 149,0 в 4 км к западу от Болдыревки. После боя 142-я танковая бригада сосредоточилась южнее хутора Гончарова (ныне не существует, 2,5 км северо-западнее с. Болдыревка) [27, л. 317].



Утром 19 ноября, по подсчетам немцев, в западном направлении атаковало теперь уже 23 танка 142-й ТБр, 1 кавалерийский и 2 стрелковых полка, однако немцам удалось отбить эту и последующие атаки. К вечеру передовая линия полка СС «Вестланд» проходила на участке: Дарьевка – балка Цукурда – высота 129,9 – высота 118,6 – северная оконечность балки Большая Дубовая [44, F. 732, 735]. Противостоявшая ему 66-я кавалерийская дивизия с действовавшей в ее боевых порядках 142-й танковой бригадой к исходу дня оставалась на рубеже высоты 149,0 и южных скатах высоты 123,2. По советским данным, дивизии противостояло до батальона пехоты и до 10 танков, которые действовали с запада на высоту 149,0 [15, л. 215].

За день 19 ноября 142-я танковая бригада потеряла 3 танка: 1 танк – сгоревшим, 2 танка – подбитыми [27, л. 321]. Сгоревшим танком был, по всей видимости, Т-34 механика-водителя старшего сержанта Сергея Жукова. Согласно наградному листу на Жукова, в поединке с 8 немецкими танками экипаж Жукова подбил 2 танка, однако затем танк его был сожжен, при этом погиб командир башни старший сержант Николай Брагин [2]; [14, л. 242, 282].

Возобновив наступление уже в 21.30 19 ноября, к 10.00 20 ноября 66-я кавалерийская дивизия ударом вдоль балки Малая Дубовая достигла своим центром высоты 172,6 (8 км восточнее Аграфеновки) и к исходу дня находилась на рубеже высот 118,6, 172,6 и 149,0 [15, л. 227, 238, 239]. 142-я танковая бригада совместно с 187-м кавалерийским полком вела бой в районе высоты 118,6, где за 1-ю половину дня своими танками уничтожила 2 орудия ПТО, 4 миномета, 2 станковых пулемета, подбила 6 танков, опознанных как 2 тяжелых и 4 средних [15, л. 239]; [27, л. 321, 323]. Позже штаб 142-й ТБр отчитался об уничтожении бригадой до 60 немцев, 6 танков, 1 бронемашины, 5 орудий (2 75-мм, 3 ПТО), а также о сбитом ею же 1 самолете («Messerschmitt») [3, л. 166]. Все 6 подбитых танков и 1 бронемашина были захвачены 142-й танковой бригадой, а следовательно, были списаны немцами в безвозвратные потери [28, л. 256].

В общей сложности на участке 66-й КД, по советским данным, 19-20 ноября было уничтожено до 2 рот пехоты, 1 бронемашина, до 14 орудий, минометная батарея, до 11 пулеметных точек, подбито 6 танков [27, л. 324, 325].

66-я кавалерийская дивизия 19-20 ноября потеряла 124 человека личного состава убитыми и ранеными. 142-я танковая бригада 20 ноября потеряла 6 Т-34 подбитыми, 1 автомашину с крупнокалиберными пулеметами сгоревшей, 88 человек личного состава (23 – убитыми, 3 – пропавшими без вести,  62 – ранеными) [27, л. 324]. В оперативной сводке штаба Южного фронта говорится, что это потери 142-й танковой бригады не за 1, а за 2 дня боев (19-20 ноября) [28, л. 256]. В то же время, по сведениям АБТУ Южного фронта, конкретно 20 ноября при атаке высоты 172,6 было потеряно 5 танков: 4 танка 142-й ТБр получили незначительные повреждения, которые были устранены на месте, и лишь 1 подбитый танк был эвакуирован в тыл [18, л. 362]. Складывая с потерями бригады 19 ноября, получаем, что 19-20 ноября было потеряно как минимум 8 танков, что уже опровергает оперативную сводку штаба фронта.

В именных списках безвозвратных потерь 142-й ТБр за 20 ноября числится не 23, а 44 убитых (командиры стрелковых взводов лейтенанты Николай Каплин, Андрей Куликов, младшие лейтенанты Николай Мартынюк, Аким Рыбачек, командиры стрелковых отделений сержанты Николай Кудинов, Дмитрий Куришкин, Михаил Лунин, младший сержант Леонид Резников, шофер 142-го ЗАДН сержант Григорий Александров, пулеметчик 142-го ЗАДН красноармеец Тихон Абрамов, санинструктор младший сержант Василий Мельник, снайперы красноармейцы Николай Новиков, Александр Пашков, пулеметчики младший сержант Иван Казанцев, ефрейторы Иван Кирся, Иван Сычев, красноармейцы Павел Бабашкин, Николай Батожинский, Егор Башкиров, Сергей Васильев, Федор Колено, Эль Кудинский, Василий Лыков, Павел Макогон, Константин Рысаков, Борис Смирнов, Алексей Суроегин, Михаил Юрьев, стрелки ефрейторы Михаил Лаврентьев, Иван Филюкин, красноармейцы Демьян Калюжный, Михаил Ковалев, Иван Лазаренко, Николай Мерлин, Владимир Миловидов, Василий Панов, Василий Панченко, Николай Петленков, Артем Руденко, Алибала Садыков, Михаил Сулин, Николай Хлисталов, Анатолий Худжамкули, Петр Шаповалов) [2].

Выход к реке Тузлов

В ночь на 21 ноября 1941 г. немецкий 14-й моторизованный корпус, оставив арьергарды, планомерно отошел на новые позиции [44, F. 347]; [45, F. 7246573]. К 15.00 21 ноября 187-й и 188-й кавалерийские полки с отдельными танками 142-й ТБр все еще вели бой на рубеже: восточные скаты высоты 172,6 – перекресток дорог в 1,5 км юго-восточнее этой высоты, после чего сделали рывок до 8 километров в западном направлении и к 18.00 вышли на рубеж: высота 117,9 – балка Глиняная – западные скаты высоты 118,2 в 1,5-2,5 км к востоку от Аграфеновки. Правее них в Аграфеновку вышел 256-й стрелковый полк соседней 30-й стрелковой дивизии [27, л. 324, 327]. Согласно отчету штаба 142-й ТБр, танки 142-й ТБр также 21 ноября ворвались в Аграфеновку [3, л. 167].

В бою за Аграфеновку отличились:

экипаж Т-34 командира 1-го ТБ старшего лейтенанта Зиновия Левина (обнаружил и подавил фланговый огонь минометной батареи противника; сам Левин в этом бою был ранен) [14, л. 248];

экипаж Т-34 взводного лейтенанта Ивана Олешко (механик-водитель старший сержант Дмитрий Белоусов, командир орудия, врио стрелка-радиста замполитрука Владимир Марцев) (в районе высоты 118,2 подбил 1 автомашину, уничтожил 1 миномет, 2 пулеметные точки, раздавил 2 окопа с пехотинцами; танк получил 9 пробитий, но экипаж смог вывести его с поля боя) [14, л. 260, 278, 330];

красноармеец 1-й стрелковой роты Николай Самофал (гранатами уничтожил 3 немцев с ручным пулеметом, которые огнем с правого фланга остановили продвижение роты) [14, л. 356].



В 0.20 22 ноября штаб 9-й армии своим боевым приказом № 00149 переподчинил 142-ю танковую бригаду командиру 30-й стрелковой дивизии, поставив этой дивизии задачу: с 8.00 наступать в южном направлении на Верхний Водяный и Лятинский (ныне х. Папчино) и к исходу дня 22 ноября выйти на рубеж: (иск.) Большекрепинская – (иск.) Тавричанский [25, л. 120]. Преодолевая сопротивление мелких групп противника, к 16.00 22 ноября дивизия главными силами вышла на рубеж: (иск.) Платово-Князевский (ныне северо-восточная часть с. Плато-Ивановки) – Верхний Водяный, продвинувшись на 6 километров от Аграфеновки [27, л. 329].

Вслед за этим 142-я танковая бригада получила задачу сосредоточиться в районе поселка Веселый (6 км северо-западнее Новочеркасска) и вновь поступить в распоряжение командира 66-й кавалерийской дивизии. Одновременно бригаде приказывалось содействовать в разгроме противника перед 150-й и 339-й стрелковыми дивизиями [27, л. 330].

22 ноября бригада поддерживала 150-ю стрелковую дивизию, которая за день в ходе преследования отходящего противника, продвинулась с рубежа: высота 155,8 – Вишневка – (иск.) Грекова Балка – в юго-западном направлении до 7 километров и к исходу дня 22 ноября вышла на рубеж: 1-й Выдел (ныне х. Выдел) – балка Грекова, а передовыми частями – в Ивановку (1,8 км южнее с. Выдел) [27, л. 327, 331].

В 4.00 23 ноября штаб 9-й армии своим боевым приказом № 00150 поставил 142-й танковой бригаде задачу: совместно со 150-й стрелковой дивизией наступать на Тавричанский (3,5 км южнее х. Выдел) и после овладения им к исходу дня 23 ноября перейти в распоряжение командира 66-й КД в Веселый [25, л. 121].

Вслед за этим в 10.25 штаб армии своим боевым приказом № 00151 поставил 66-й кавалерийской дивизии, которая усиливалась 142-й танковой бригадой, 23-м стрелковым полком, 3 артполками (648-й КАП без 1 дивизиона, 558-й АП, 754-й ИПТАП), задачу: прорваться всеми силами у Камышевахи и выбросить 142-ю танковую бригаду и 23-й стрелковый полк на автомашинах по дороге Красный – Ростов с задачей захватить восточную часть Ростова. Следом за ними наступать главными силами [25, л. 123, 124].

На рубеж Тавричанский – Снопы 150-я стрелковая дивизия вышла уже к утру 23 ноября [15, л. 278]. После этого 142-я танковая бригада сосредоточилась в районе хуторов Яново-Грушевский и Веселый, откуда вела разведку в юго-западном направлении на Грушевскую. Подошедшая сюда же 66-я кавалерийская дивизия к 18.00 передовым 179-м кавалерийским полком вышла к Камышевахе на северный берег Тузлова [15, л. 288]. 24 ноября дивизия повсеместно вышла к Тузлову и заняла рубеж обороны: (иск.) Камышеваха – Грушевская – Веселый. 142-я танковая бригада осталась в районе Яново-Грушевского и Веселого [27, л. 337, 338].

24 ноября был смертельно ранен командир ремонтного взвода 142-го МСПБ младший воентехник Константин Караманов – все известные потери 142-й танковой бригады в тот день [2].

Список источников

Tags: 142 ТБр, 6 А, 9 А, МД СС Викинг, ЮЗФ, ЮжнФ, г. Ростов-на-Дону
Subscribe

Posts from This Journal “142 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments