Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

38-я танковая бригада. ч.1. В наступлении 6-й армии 12-19 мая 1942 г.

Дополнено и отредактировано 13.04.2021

Небольшой очерк о кратком боевом пути 38-й танковой бригады. Из-за недостатка достоверных сведений текст получился весьма и весьма спорный…

Командный состав

Командир бригады:

(1 февраля – 27 мая 1942 г.) подполковник Петр Захарович Зурин (погиб) [1]; [2].

Военный комиссар:

(декабрь 1941 г. – май 1942 г.) старший батальонный комиссар Павел Григорьевич Мачигин (пропал без вести) [1]; [2].

Начальник штаба:

(февраль – 27 мая 1942 г.) майор Александр Иванович Лагунов (погиб) [1]; [2].

Начальник политотдела:

(декабрь 1941 г. – май 1942 г.) батальонный комиссар Иван Яковлевич Пшеничный (пропал без вести) [1]; [2].

Начальник связи:

(февраль - 26 мая 1942 г.) капитан Виктор Дмитриевич Савельев (попал в плен) [2]; [25].

Начальник химической службы:

(? – 27 мая 1942 г.) старший лейтенант Алексей Константинович Кирилов (попал в плен) [2].

Начальник артиллерийского снабжения:

(? – 27 мая 1942 г.) воентехник 1-го ранга Петр Васильевич Щеголев (попал в плен) [2].

1-й (38-й) танковый батальон

Командир батальона:

(декабрь 1941 г. - 27 мая 1942 г.) капитан Петр Александрович Серебряков (контужен, попал в плен) [2]; [27].

Помощник командира батальона по технической части:

(? – май 1942 г.) воентехник 3-го ранга Аркадий Васильевич Кузнецов (пропал без вести) [2]; [30].

Старший адъютант (начальник штаба):

(? – май 1942 г.) старший лейтенант Иван Самойлович Керножицкий (пропал без вести) [2]; [30].

Начальник связи:

(5 апреля – май 1942 г.) старший лейтенант Андрей Ефремович Касько (пропал без вести) [2]; [30].

2-й (246-й) танковый батальон

Командир батальона:

(? – 14 мая 1942 г.) майор Сергей Петрович Вепрейцев (погиб) [2]; [3, л. 688].

Старший адъютант (начальник штаба):

(? – май 1942 г.) лейтенант Владимир Николаевич Куроедов (пропал без вести) [2].

38-й мотострелковый батальон

Командир батальона:

(декабрь 1941 г. - 28 мая 1942 г.) капитан Иван Андреевич Савин (попал в плен) [2]; [26].

Старший адъютант (начальник штаба):

(5 апреля – май 1942 г.) старший лейтенант Демьян Маркович Скачков (пропал без вести) [2]; [30].

Формирование. Боевое крещение под Харьковом

38-я танковая бригада начала формироваться с 15 февраля 1942 г. на основании Директивы № 260сс/ов Заместителя НКО от 28 декабря 1941 г. Формировалась в городе Дзержинск (Горьковская область) Горьковским автобронетанковым центром по штатам № 010/345-010/352 от 15 февраля 1942 г. в составе:

управление бригады (штат № 010/345);     

1-й (38-й) и 2-й (246-й) танковые батальоны (штат ?);

38-й моторизованный стрелковый батальон (штат № 010/347);

истребительно-противотанковая артиллерийская батарея (штат № 010/348);

зенитная батарея (штат № 010/349);

рота управления (штат № 010/350);

рота технического обеспечения (штат № 010/351);

медико-санитарный взвод (штат № 010/352) [1].

ППС № 2501.

По состоянию на 8 апреля бригада насчитывала 1095 человек личного состава и 46 танков (30 Mk.II «Матильда», 16 Т-60) [1]. В этом составе 8 апреля бригада убыла из Горького в район Купянска на Юго-Западный фронт [1]. 12 апреля бригада прибыла на станцию Изюм, войдя в состав 6-й армии [1]; [3, л. 577]. 15 апреля бригада сосредоточилась в селе Пески-Изюмские [3, л. 579]. Здесь бригада пробыла до начала мая, после чего была передислоцирована в район села Максимовка (юго-восточнее с. Алексеевка), где бригада оставалась в армейском резерве до 12 мая [4, л. 30, 31].

30 апреля штаб Юго-Западного фронта отдал войскам оперативную директиву № 00275 о переходе в наступление на харьковском направлении с целью окружения и разгрома харьковской группировки противника. По решению штаба 6-й армии 38-я танковая бригада должна была поддерживать наступление левофланговой 266-й стрелковой дивизии. Всего по состоянию на 10 мая 38-я танковая бригада имела в строю 44 танка (30 Mk.II, 14 Т-60) и 2 Т-60 – в ремонте, 1101 человек личного состава, 4 орудия ПТО, 6 минометов, 6 ПТР[4, л. 61]; [5, л. 26]. К началу наступления (12 мая) число боеготовых танков не увеличилось [24, с. 15]. Поддерживаемая бригадой 266-я стрелковая дивизия по состоянию на 10 мая насчитывала 11052 человека личного состава, в т.ч. 3948 активных штыков [5, л. 26].

К утру 12 мая 266-я стрелковая дивизия, усиленная 38-й танковой бригадой, 3 артиллерийскими полками (116-й и 375-й ГАП, 591-й ЛАП) и 78-й огнеметной ротой, заняла исходное положение на 4-километровом участке: (иск.) высота 188,0 в 1 км южнее села Сиваш (ныне одноименный квартал г. Первомайский) – (иск.) Кошпуровка (ныне с. Кашпуровка), сменив здесь 411-ю стрелковую дивизию [6, л. 90]. Противостояли ей 208-й пехотный полк 79-й пехотной дивизии, подчинявшийся штабу немецкой 62-й пехотной дивизии, и 375-й пехотный полк 454-й охранной дивизии. Обе части входили в состав 8-го армейского корпуса 6-й армии [11, F. 1231].

О предполагавшемся советском наступлении и прибытии танковых частей штабу 62-й ПД было известно заранее из показаний советских перебежчиков. А буквально за час до начала советской артподготовки, в 3.00 12 мая в штабе 454-й охранной дивизии от очередного перебежчика узнали конкретное время начала наступления – 4.00 12 мая, после чего в 3.15 штаб 454-й дивизии уведомил об этом штаб 8-го АК и своих соседей, а уже штаб 62-й ПД приказал своим полкам привести себя в боеготовность [9, F. 247]; [10, F. 944]; [11, F. 1227, 1228].

В 4.00 12 мая началась артподготовка, а в 5.00 с переносом огня артиллерии в глубину обороны началось собственно наступление левофланговых стрелковых дивизий 6-й армии, и одновременно с воздуха ударили советские штурмовики и бомбардировщики [3, л. 690]; [10, F. 944].

Одновременно с наступлением 266-й стрелковой дивизии справа и слева от нее атаковали усиленные танковыми бригадами 411-я и 393-я стрелковые дивизии. Оборонявшийся против 266-й и 393-й дивизий немецкий 375-й пехотный полк подвергся массированной танковой атаке сразу 2 полнокровных советских танковых бригад (7-я и 38-я), насчитав перед собой 40-50 танков. Этим силам 375-й полк смог противопоставить только огонь нескольких 37-мм орудий ПТО, трофейного 76-мм советского орудия и 1-й батареи 294-го артполка из 2 105-мм гаубиц, что было крайне не достаточно для сдерживания настолько большого количества советских танков [9, F. 247]; [10, F. 944, 950].

Около 6.30 танки 7-й ТБр прорвали оборону 375-го ПП у высоты 185,4 к западу от хутора Тимченко и стали развивать прорыв в западном и юго-западном направлениях, тем самым отрезав 375-й полк от главных сил своей 454-й охранной дивизии. Одновременно с этим танки 38-й ТБр прорвали оборону 375-го ПП у высоты 171,2 к востоку от хутора Тимченко и начали развивать прорыв на Грушино, разрезав оборону 375-го полка на 2 части [9, F. 247].

Некоторое время 375-й пехотный полк еще удерживал свои позиции на 2 отдельных участках обороны к юго-западу и юго-востоку от Грушино: хутор Тимченко – Новый Свет и Хутор – совхоз к югу от станции Лихачево (ныне г. Первомайский) [9, F. 247]. Развивая свой прорыв в центре боевых порядков 375-го полка, в 10.30 266-я стрелковая дивизия в упорном бою заняла своим левым флангом Грушино, после чего 375-й пехотный полк поспешно отошел в северном направлении в хутор Красный (ныне с. Червоное), где он в 11.30 приказом штаба 8-го АК был переподчинен штабу 62-й пехотной дивизии [6, л. 121]; [10, F. 949]; [11, F. 1232].

Встретив сильный огонь со стороны находившейся в хуторе Масловский (ныне с. Масловка, северо-восточнее с. Грушино) 3-й батареи 188-го артполка 88-й пехотной дивизии, 38-я танковая бригада ударила к западу от этого хутора и в 12.00 заняла хутор Карачинцев (ныне с. Караченцево) [3, л. 690]; [10, F. 949]; [11, F. 1232]. Следом за 375-м полком несколько танков 38-й ТБр прорвались до Красного, после чего с 11.00 с тыла открыли огонь по 3-й батарее 188-го артполка. Батарею, согласно отчету штаба 62-й ПД, прикрывало всего примерно 25 человек 2-й роты 208-го пехотного полка, однако этими слабыми силами немцам все-таки удалось удержать Масловский и не допустить прорыва танков 38-й ТБр к железной дороге [11, F. 1232].



Тем же утром 12 мая к высоте 204,3 к северу от хутора Октябрьский (ныне с. Калиновка) прорвались танки 48-й танковой бригады, а следом за ними к высоте к 13.00 вышла пехота 41-й стрелковой дивизии, после чего все еще оборонявший станцию Лихачево и хутор Октябрьский 208-й пехотный полк оказался в полуокружении, а единственный путь отхода полка у железной дороги простреливался танками 38-й и 48-й танковых бригад. Наступавшая между 41-й и 266-й дивизиями 411-я стрелковая дивизия, встретив сильное сопротивление в Лихачево, приступила к обходу этой станции с запада, ударив на Масловский и далее на Октябрьский, завершая окружение 208-го полка [6, л. 121]; [11, F. 1231]. После подхода 411-й дивизии 266-я стрелковая дивизия изменила направление главного удара и вместе с 38-й танковой бригадой ударила в северо-западном направлении в образовавшийся между 454-й охранной и 62-й пехотной дивизиями разрыв линии фронта. К 17.00 танки 38-й ТБр вышли на восточный берег реки Орель к Марьевке, а следом за ней вся 266-я стрелковая дивизия вышла к реке Орель на рубеже Ново-Семеновка – Марьевка, где и закрепилась на ночь [3, л. 690]; [6, л. 160].

Пытаясь закрыть образовавшийся разрыв линии фронта, штаб 8-го АК во 2-й половине дня 12 мая ввел в бой из резерва 113-ю пехотную дивизию. Ее 260-й пехотный полк занял оборону на западном берегу реки Орель на участке Дмитровка – Марьевка, а соседний 261-й пехотный полк – в Ново-Семеновке, встав на пути 266-й стрелковой дивизии [12, с. 190, 191].

Всего за день 12 мая 266-я стрелковая дивизия, продвинувшись до 14 километров в северо-западном направлении, по советским данным, захватила в качестве трофеев 2 танка, 4 автомашины, 6 кухонь, 7 орудий, 4 миномета, 4 автомата, 19 винтовок, 100 снарядов, 4 тысячи патронов [6, л. 169]. Потери ее неизвестны.

Собственно 38-я танковая бригада в бою 12 мая, по данным штаба 6-й армии, потеряла подбитыми артогнем и подорвавшимися на минах 20 танков (11 Mk.II, 9 Т-60) [3, л. 687]. 10 из 11 танков Mk.II подорвались на минах, в т.ч. у 2 Mk.II были разорваны днища и выведены из строя моторы, у 1 Mk.II пробит маслобак, у 2 Mk.II разорваны гусеницы, карманы и подвески, у 1 Mk.II разорвано ведущее колесо. Только 11-й танк Mk.II был подбит огнем орудий ПТО, у танка была разорвана гусеница, получена 41 вмятина (25 вмятин от 37-мм и 16 вмятин от 20-мм снарядов), однако ни один снаряд так и не пробил броню танка. Из числа танков Т-60 как минимум 1 Т-60 был сожжен артогнем, и как минимум 1 Т-60 подорвался на минах [3, л. 690].

Бои 13-14 мая 1942 г.

Понеся накануне большие потери, по данным АБТО штаба 6-й армии, 13 мая 1942 г. 38-я танковая бригада приводила себя в порядок и восстанавливала матчасть. За день было восстановлено 4 из 11 подбитых Mk.II, после чего к исходу дня бригада насчитывала 27 исправных танков (20 Mk.II, 7 Т-60) [3, л. 687].

Из журнала боевых действий штаба 113-й пехотной дивизии следует несколько иная картина. В 5.00 13 мая 260-й и 261-й пехотные полки перешли в наступление с западного берега реки Орель, при этом они столкнулись с перешедшей в наступление 266-й стрелковой дивизией и втянулись во встречные бои. Атаковавшие у Марьевки и Дмитровки 2-й и 3-й батальоны 260-го ПП с боем захватили переправу через Орель и высоты на восточном берегу, где к 9.35 подверглись атакам с северного и южного направлений пехоты 266-й СД с танками 38-й ТБр, при этом немцы насчитали 8 танков. Танки раздавили все орудия ПТО, а также другое тяжелое вооружение немецких батальонов (минометы, ПТР, пулеметы), нанесли большие потери пехоте батальонов, после чего к 9.55 те были вынуждены отойти обратно к Орели, а затем – на западный берег реки, где на высотах западнее Орели к 10.30 заняли новый рубеж обороны [28, F. 805, 806].

На плечах отступающего 260-го полка 266-я стрелковая дивизия к 11.15 форсировала Орель и заняла Марьевку, образовав плацдарм на западном берегу реки на стыке 260-го и 261-го пехотных полков [6, л. 169]; [28, F. 807]. К 12.20 260-й пехотный полк был вновь атакован танками 38-й ТБр, его новые позиции были прорваны, а сам полк отступил и к 14.00 перешел к обороне юго-восточнее Новоселовки [28, F. 807]. За день 13 мая 260-й пехотный полк потерял 191 человека личного состава (28 – убитыми, 40 – пропавшими без вести, 123 – ранеными), в т.ч. были ранены командир полка, командир 1-го батальона и выбыли из строя 5 ротных [28, F. 916-918, 922].

Однако 266-я стрелковая дивизия не стала развивать свой успех на левом фланге, а сосредоточила свои усилия против 261-го пехотного полка, который вечером отошел с восточного берега Орели на западный берег на высоты 182,9 и 179,0 перед Семеновкой и Ефремовкой [28, F. 808]. 14 мая дивизия силами 3 стрелковых полков вела бой за Семеновку и к юго-западу от Семеновки, а ей навстречу с востока через Ефремовку атаковала поддерживаемая танками 5-й гвардейской танковой бригады 411-я стрелковая дивизия.  Четвертый внештатный (1000-й) стрелковый полк 266-й СД вместе с главными силами 38-й танковой бригады в это время вел бой далеко в отрыве главных сил своей дивизии. По данным АБТО штаба 6-й армии, танки 38-й ТБр уничтожили опорные пункты противника на высотах в 1 км южнее Парасковеевки, а позже атаковали опорные пункты на высоте 184,7 (северо-западнее пос. Красный), в отдельном домике в 500 метрах южнее этой высоты, на высоте 179,4 (1 км юго-западнее пос. Красный), на северной и западной окраинах совхоза Ульяновка (ныне с. Александровское), на сахарном заводе в 1 км северо-восточнее этого совхоза [3, л. 688]; [6, л. 155].

Гораздо более детально об этих боевых действиях изложено в журнале боевых действий штаба 113-й ПД и книге Шерцера «Die Geschichte der 113. Infanterie-Division 1940 – 1943». Согласно этим источникам, на рассвете 14 мая пехота 1000-го СП вместе с 15 танками 38-й ТБр скрытно вошла в разрыв линии фронта на стыке между 260-м и 268-м пехотными полками 113-й ПД к востоку от поселка Красный, после чего повернула в юго-западном направлении и атаковала с тыла 268-й полк. К 6.40 танки 38-й ТБр внезапно ворвались на командный пункт 268-го ПП, а чуть позже был атакован левофланговый 1-й батальон 268-го ПП [12, с. 193].

По запросу командира 268-го полка в полк была срочно направлена 1-я батарея 244-го дивизиона штурморудий. Огнем штурмовых орудий и 8-й батареи 87-го артполка, по данным Шерцера, было подбито 9 из 15 танков 38-й ТБр, благодаря чему 268-й пехотный полк смог отбить атаку и восстановить свое положение [12, с. 193].

В журнале боевых действий штаба 113-й ПД сказано, что штурмовые орудия, 8-я батарея 87-го АП, взвод 150-мм пехотных орудий и 1 50-мм орудие ПТО уничтожили все 15 прорвавшихся танков, и к 8.40 положение у КП 268-го полка было полностью восстановлено. 6 из 15 танков подбило StuG III обер-вахмистра Банце, 1 танк подбил и 2 танка повредил расчет 105-мм гаубицы лейтенанта Шпекхардта (8-я батарея) [28, F. 810].

После ликвидации танкового прорыва к командному пункту пехота 260-го и 268-го пехотных полков при поддержке штурмовых орудий перешла в контрнаступление для ликвидации разрыва линии фронта на стыке двух полков и отбросила просочившуюся сюда пехоту 1000-го СП. После гибели основной массы прорвавшихся вперед танков отход пехоты прикрывали только примерно 2-3 танка 38-й ТБр, которые периодически возникали в разных местах перед наступающими немцами, однако придерживались дальней дистанции, благодаря чему ни один из этих танков немцам не удалось подбить [28, F. 811].

К 10.15 260-й пехотный полк достиг высоты 199,7 к юго-западу от Семеновки, где столкнулся с 2 наступавшими стрелковыми полками 266-й СД, которых, по подсчетам немцев, поддерживало 5 танков 38-й ТБр. Огнем артиллерии и пехоты к 10.50 наступление 266-й СД на высоту 199,7 было остановлено, 1 из 5 танков 38-й ТБр был подбит, после чего пехота 266-й СД начала в панике отходить, преследуемая немецкими штурмовыми орудиями. К этому времени провалились и атаки 411-й СД на Ефремовку [6, л. 155]; [28, F. 811].

По итогу боев 14 мая 266-я стрелковая дивизия закрепилась на рубеже: западная окраина Семеновки – западные скаты высоты 199,7 [6, л. 137, 146]. К 17.00 14 мая оставшиеся танки 38-й ТБр отошли на сборный пункт в балку в 1 км восточнее высоты 181,2. Впереди оставалась действовать лишь группа из 5 танков Mk.II во главе с командиром 2-го ТБ майором Вепрейцевым. К этому времени у танков Mk.II совершенно не осталось снарядов, что делало советские танки легкой добычей для немецких штурмовых орудий [3, л. 688]. Согласно документам, Вепрейцев в тот день погиб. Возможно, что вместе с ним в борьбе со штурмовыми орудиями погибла и его танковая группа [2].

Всего за день 14 мая 38-я танковая бригада своими танками, по предварительным данным, уничтожила до 2 рот пехоты, 4 средних танка (т.е. StuG III), 20 орудий (6 105-мм и 14 ПТО) вместе с их расчетами, 7 ДЗОТов [3, л. 688].

По данным штаба 113-й ПД, действительные потери 87-го артиллерийского, 260-го и 268-го пехотных полков, а также 113-го противотанкового батальона 14 мая составили 176 человек личного состава, в т.ч. 57 – безвозвратно (27 – убитыми, 30 – пропавшими без вести) и 119 – ранеными [28, F. 916, 918, 923].

Бои на реке Берестовая

В ночь на 15 мая 1942 г. на основании приказа штаба 8-го АК вся 113-я пехотная дивизия отошла в северо-западном направлении за реку Берестовая [12, с. 195]. Преследуя ее, 266-я стрелковая дивизия к утру заняла Новоселовку, затем заняла Лозовую и вышла к Берестовой на участке: высота 170,1 – восточная окраина Парасковеи – Берестовая [6, л. 132, 133, 142, 230]; [7, л. 103]. Напротив нее на западном берегу реки в деревне Берестовая расположился 260-й пехотный полк [29, F. 167].

О возможном участии 38-й танковой бригады в наступлении 266-й дивизии 15 мая ничего не известно ни из советских, ни из немецких источников информации. По состоянию на 16 мая 38-я танковая бригада, по данным АБТУ штаба Юго-Западного фронта, насчитывала всего 7 исправных танков. В общей сложности 14-15 мая (а вероятней всего, конкретно 14 мая) из строя вышло не менее 20 танков 38-й ТБр. На пополнение бригады из Сталинграда в Савинцы было направлено 16 танков Т-60, которые должны были прибыть в Савинцы 19 мая эшелоном № 28048 [4, л. 38].

В 4.00 16 мая 266-я стрелковая дивизия возобновила наступление, в 4.30 форсировала Берестовую, после чего начала медленно оттеснять назад 260-й пехотный полк. Танки 38-й ТБр из-за отсутствия переправ в этом наступлении не участвовали. Утром немцы наблюдали несколько танков 38-й ТБр в северной части Лозовой [28, F. 817, 818].

До вечера 266-я дивизия с боями овладела деревнями Мелеховка и Берестовая и вышла на рубеж высот 196,6 и 192,9, выдвинув передовой отряд на рубеж: Вершина - Муравлинка [6, л. 229]. Противостоявшая ей 113-я пехотная дивизия на основании приказа штаба 8-го АК с наступлением сумерек отошла на новый рубеж обороны: южная окраина хутора Сорокин (ныне с. Стулеповка) – дорога южнее хутора Московка до района в 2 км западнее высоты 206,5 – южнее хутора Васильевский (ныне с. Клиновое) – рощи южнее и в 4 км юго-восточнее Рябухино – высота 209,7. Правее нее занял оборону 578-й пехотный полк 305-й пехотной дивизии [28, F. 820].

К исходу дня 16 мая были наведены 3 моста через Берестовую на участке Мелеховка – Берестовая [18, л. 148, 150]. С 4.00 17 мая вводимый в прорыв 23-й танковый корпус форсировал Берестовую и с 8.00 на участке 266-й дивизии перешел в наступление в направлении Новой Водолаги [6, л. 248]. С 13.00 578-й пехотный полк был атакован в хуторе Сапунов и селе Караванское, сдал южную часть Караванского, однако дальнейшее продвижение советских танкистов ему удалось остановить [13, F. 698]. К исходу дня 17 мая 23-й танковый корпус закрепился на рубеже: балка Кристовая – южная окраина села Караванское. Собственно 266-я стрелковая дивизия с 38-й танковой бригадой к 13.00 17 мая вышла на рубеж: северные скаты высоты 194,0 – 192,6 – южные подступы к Староверовке, а к исходу дня – на рубеж: Вершина – южные подступы к Староверовке, где дивизия и находилась к утру 18 мая [6, л. 247, 257]; [21, л. 3].

С утра 18 мая 266-я стрелковая дивизия сменила главные силы перебрасываемого на другое направление 23-го танкового корпуса и завязала бой на участке: западная окраина села Княжной (ныне с. Княжное) – Стулеповка – севернее Караванского [6, л. 275]. Со стороны 113-й пехотной дивизии первые атаки были отбиты в 4.00-5.30, а с 8.30 2-м батальоном 268-го пехотного полка была отбита новая атака советских войск [28, F. 825].

578-й пехотный полк утром отбил несколько танковых атак на Сапунов и северную часть Караванского, после чего штаб 305-й ПД отчитался наверх о 6 танках, подбитых дивизией за утро [13, F. 691]. Пока что не известно, были ли это танки 38-й танковой бригады, либо 23-го танкового корпуса. В ходе ответных контратак 1-й батальон 578-го ПП до 12.15 отбил юго-западную часть Караванского [13, F. 690].

В 17.10 танки атаковали теперь уже 268-й пехотный полк, который оборонялся на участке: Бражников – Васильевский. Танки успешно прорвались через немецкие позиции, однако без пехотной поддержки успеха в наступлении не имели. В 18.00 атака была отражена немцами, при этом 88-мм зенитным орудием был сожжен один из танков. Позже 1-м батальоном 268-го ПП была отражена повторная атака на этом участке [28, F. 826]. В 20.00-20.40 теперь уже 578-м пехотным полком  была отбита атака пехоты и 6 танков из леса в северо-восточном направлении против занятой немцами западной окраины Караванского [13, F. 691].

К утру 19 мая 266-я стрелковая дивизия находилась на рубеже: Московка – южная часть Стулеповки – южная часть Караванского [6, л. 296]. По данным штаба 6-й армии, с утра дивизия перешла в наступление на Новую Водолагу, однако продвижения не имела [6, л. 301]. Согласно донесению штаба 305-й ПД, с 11.30 была отбита пехотная атака на стыке 578-го и 560-го пехотных полков, а около 13.00 началась слабая атака советской пехоты и танков из леса в северо-восточном направлении против занятой немцами юго-западной окраины Караванского, которую немцы также смогли отбить [13, F. 680].

Около 20.00 последовала новая атака с 10-12 танками против западной и южной частей Караванского. В ходе атаки Караванское было подожжено в нескольких местах, а советские танки (вероятно, все же 38-й ТБр) ворвались в это село, однако немцам удалось удержать Караванское [13, F. 679].

Tags: 113.id, 38 ТБр, 454.sich.div., 6 А, 62.id, ЮЗФ, весна 1942 г., г. Харьков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments