Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

82-я танковая бригада. ч.2. Боевое крещение у деревни Карпово. Бои начала марта 1942 г.

Формирование бригады

82-я танковая бригада начала формироваться в январе 1942 г. Московским УАБТЦ в городе Владимир по штату №010/317 от 12 января 1942 г. (прим. – 46 танков, 372 человека личного состава) и первоначально предназначалась для усиления 4-го гвардейского стрелкового корпуса (Ленинградский фронт) [3, с. 86, 93]. 8 февраля формирующаяся бригада своим ходом передислоцировалась из Владимира в Москву, где 11 февраля согласно Директиве НКО № 170101сс перешла на только что утвержденный штат №010/343 от 8 февраля 1942 г. [1; 4, л. 1].

Согласно этому штату 78-я танковая бригада имела следующий состав:

управление бригады;

1-й и 2-й танковые батальоны;

рота технического обеспечения [1].

По новому штату бригаде полагалось иметь 27 танков и 282 человека личного состава. Возглавил бригаду полковник Владимир Живлюк, который летом 1941 года успел 1,5 месяца провоевать на Юго-Западном фронте в качестве командира 79-го танкового полка 40-й танковой дивизии 19-го механизированного корпуса, имел опыт как наступательных, так и оборонительных боев, а за успешный вывод своего танкового полка из окружения был награжден орденом Красного Знамени.

Первоначально Ставка ВГК предполагала отправить 82-ю танковую бригаду в состав 4-й Ударной армии Калининского фронта, однако в ночь на 17 февраля по предложению заместителя начальника Генштаба генерал-лейтенанта Василевского бригада была перенаправлена в состав 22-й армии [3, с. 119]. В тот же день 17 февраля 82-я танковая бригада погрузилась в 2 эшелона на станции Красная Пресня и убыла в состав 22-й армии [1; 4, л. 3, 4].

На фронт бригада прибыла, имея в наличии 284 человека личного состава, 27 танков (5 КВ-1, 22 Т-34), 4 трактора С-65, 41 автомашину (1 легковую, 30 грузовых, 10 специальных), 3 мотоцикла, 1 ручной пулемет, 6 ППД, 74 винтовки, 5 радиостанций (3 РБ, 1 РСБ, 1 10-Р) [14, л. 40].

В 13.00 26 февраля 82-я танковая бригада выгрузилась из эшелонов на станции Андреаполь, откуда согласно полученному в тот же день боевому приказу №019/ОП штаба 22-й армии от 18 февраля своим ходом двинулась в район населенных пунктов Бурцево, Бутаки, что в 40-45 километрах к юго-востоку от станции Андреаполь, куда вышла 27-28 февраля [5, л. 2; 10, л. 248, 249, 252]. 1-й и 2-й танковые батальоны расположились к востоку от Бутаков и Бурцево, рота техобеспечения – в лесу к северу от Бутаков, штаб бригады – в Бурцево [4, л. 8; 6, л. 1-3].

Во время перехода от Андреаполя уже в самом начале марша в ночь на 27 февраля, двигаясь по узкой дороге Андреаполь – Милавино по восточному берегу Западной Двины в режиме светомаскировки, экипаж танка КВ-1 лейтенанта Куликова (1-я рота, 1-й ТБ) из-за темноты и незнакомой местности завалил танк с 3-метрового обрыва в Западную Двину; двигатель танка вышел из строя [6, л. 27, 28, 33]. Также в районе Андреаполя с неисправным двигателем (по вине завода) остался 1 Т-34 2-го ТБ [6, л. 70]. Всего во время перехода от Андреаполя до Бурцево сломались и остались в пути 2 из 27 танков, а также 27 февраля был ранен командир роты лейтенант Иван Ширяев [2; 11, л. 2].

Провал наступления на Карпово 3 марта 1942 г.

В 10.00 1 марта 1942 г. штаб 22-й армии отдал боевой приказ №022/ОП о проведении силами 1210-го стрелкового полка 362-й стрелковой дивизии и 82-й танковой бригады частной операции по овладению деревни Карпово (восточнее пос. Нелидово), где оборонялась немецкая 253-я пехотная дивизия (XXIII.AK, 9.Armee) [5, л. 3]. Приняв боевое крещение в районе Нелидово 17 февраля 1942 г., 362-я стрелковая дивизия 20 февраля заняла деревни Плавно (ныне западная часть д. Паникля) и Заболотье, что к юго-западу и к северу от Карпово, после чего 21-24 февраля всеми 3 своими стрелковыми полками вела упорные бои на подступах к Карпово, однако овладеть им так и не смогла. С 25 февраля напротив Карпово остался действовать только 1210-й стрелковый полк, а 2 других полка дивизии ударили к югу от него вдоль железной дороги в восточном направлении [50, с. 2-4].

В самом Карпово, по данным советской разведки, оборонялось около батальона немецкой пехоты. Подступы к Карпово были заминированы. Минные поля держались под огнем противником [8].

Новая операция по занятию Карпово была запланирована на утро 3 марта, таким образом, у 82-й танковой бригады было 2 дня на подготовку. Для атаки была выделена танковая группа из 6 танков (3 КВ-1, 3 Т-34) во главе с командиром 1-го ТБ майором Макаровым [6, л. 28]. 1-2 марта в лесу к западу от Карпово для танков были подготовлены просеки, расчищены дороги, наведены переправы, а в составе 1210-го стрелкового полка созданы десантные группы из автоматчиков, стрелков и саперов – по 20 человек в каждой группе, которые должны были на буксируемых танками санях ворваться в Карпово и уничтожить там огневые точки противника [15].

1-2 марта танкистами была проведена рекогносцировка исходных позиций и близлежащей местности. Все вопросы взаимодействия танкистов с пехотой и артиллерией были заранее увязаны на местности, каждая выделенная на танки десантная группа была познакомлена со своим танковым экипажем. После расчистки дорог и просек экипажи с десантными группами были непосредственно на местности ознакомлены с особенностями местности и маршрутом каждого танкового десанта [6, л. 28-30].

С 23.00 2 марта до 4.30 3 марта танковая группа Макарова совершила 25-километровый переход на выжидательные позиции в лес южнее деревни Плавно. Отсюда в 5.00-7.15 3 марта под прикрытием темноты и артподготовки танки один за другим с дистанцией 50 метров друг от друга перешли на исходные позиции в лес в 2 км западнее Карпово, встав на заранее приготовленных танкам просеках [6, л. 4, 28, 29].



Начало атаки было намечено приказом на 7.30 3 марта. Согласно первоначальному отчету штаба 1-го ТБ 82-й ТБр, танки вышли в атаку, как и было запланировано, в 7.30 [6, л. 5]. Согласно другому отчету штаба 1-го ТБ, составленному уже в конце марта, из-за того, что десантные группы прибыли к танкам с опозданием, атака началась лишь около 9.00, т.е. спустя 1,5 часа после окончания артподготовки, которая проводилась силами одной только артиллерии 362-й СД [6, л. 30]. По данным штаба 22-й армии, наступление 1210-го полка с танками началось в 8.00 [11, л. 14; 12, л. 30]. Пока что не понятно, какая из этих версий более соответствует истине.

Танки атаковали на Карпово с запада и с юга в линейном построении. На участке левофлангового 1-го батальона 1210-го СП на Карпово с запада атаковали КВ-1 младшего лейтенанта Григория Новосельцева, Т-34 командира 2-й роты 1-го ТБ лейтенанта Александра Каплуна и лейтенанта Василия Таранюка. Правее них на участке 2-го батальона 1210-го СП действовали танки КВ-1 командира 1-й роты 1-го ТБ старшего лейтенанта Михаила Коновалова и лейтенанта Вадима Пановского. Атаковавший на участке правофлангового 3-го батальона 1210-го СП Т-34 младшего лейтенанта Александра Коржа должен был уничтожить огневые точки противника в железнодорожной будке и казармах за железной дорогой к югу от Карпово, после чего выйти на восточную окраину села и совместно с пехотой 3-го батальона отрезать противнику путь отхода на северо-восток [6, л. 4, 5].

Танк Т-34 лейтенанта Василия Таранюка сломался уже при выходе с исходных позиций (прим. – развалился шариковый подшипник правого ленивца) и в бою не участвовал [6, л. 6]. 3 других танка в самом начале атаки ворвались в Карпово и высадили здесь пехотный десант. Танк КВ-1 старшего лейтенанта Михаила Коновалова уничтожил около 70 немцев, 1 легковую машину, 3 орудия, 4 станковых пулемета, больше 10 домов, из которых противник вел огонь. Танк был подбит, задымил двигатель, вышел из строя пулемет, заклинило пушку, в связи с чем Коновалов решил отвести танк на исходные позиции. На обратном пути танк заглох в 600 метрах от опушки леса. Завести его экипажу не удалось, и танк остался стоять на поле боя, где оставался подбитым и в последующие дни [6, л. 5].

Танк Т-34 лейтенанта Александра Каплуна ворвался в Карпово с запада, следом за отходящей пехотой противника с боем прошел всю деревню, вышел за восточную окраину, после чего вернулся обратно в Карпово, где в середине деревни танк подорвался на мине, а затем был сожжен противником; экипаж его, как позже выяснилось, погиб [6, л. 5, 14, 33].

Танк КВ-1 младшего лейтенанта Григория Новосельцева уничтожил до 50 немцев, раздавил 1 орудие, сжег 5 и тараном разрушил 6-й дом, однако был подбит (заклинило пушку, вышел из строя пулемет, не включалась скорость), после чего своим ходом отошел с поля боя на сборный пункт [6, л. 5, 6].

Танк КВ-1 № 25853 лейтенанта Вадима Пановского в самом начале атаки застрял при переходе через ручей, однако его вытащил соседний танк Т-34 младшего лейтенанта Коржа, после чего КВ-1 Вадима Пановского с юга ворвался в Карпово, где уничтожил 6 домов с огневыми точками. Танк при этом подорвался на мине, был подбит (задымил двигатель, заклинило пушку, вышел из строя пулемет) и вынужден был покинуть Карпово. На обратном пути на сборный пункт танк засел в болоте на просеке в 250 метрах к западу от Карпово. Последовавшая затем попытка вытащить его оттуда силами КВ-1 младшего лейтенанта Новосельцева не удалась [6, л. 6, 14]. Танк простоял под Карпово всю весну и лето. Отремонтировать его не удалось из-за отсутствия запчастей и газосварки [6, л. 177].

Атаковавший на правом фланге Т-34 младшего лейтенанта Александра Коржа уничтожил огневую точку противника в железнодорожной будке, разрушил 4 домика с огневыми точками и, вытащив из ручья танк Вадима Пановского, двинулся на опушку леса южнее Карпово. В пути экипаж разрушил еще 4 дома, после чего повернул для уничтожения огневых точек противника на участке 3-го батальона 1210-го СП, однако в 200 метрах южнее Карпово танк подорвался на мине, а позже был сожжен противником. Экипаж его погиб [6, л. 6, 14, 33].

Большая часть ворвавшихся вместе с танками в Карпово десантников была выведена из строя минометным огнем и немецкой авиацией, а главные силы 1210-го полка под ударами немецкой авиации не смогли продвинуться дальше опушки леса к западу от Карпово и не закрепили успех танковых десантов, в итоге тщательно подготовленное наступление 3 марта полностью провалилось [6, л. 29, 30]. В 16.00 1210-й стрелковый полк уже без танковой поддержки повторно атаковал на Карпово, но под ударами немецкой авиации успеха не имел [12, л. 32, 33]. В целом на всем протяжении боев 3 марта со стороны противника постоянно действовало от 6 до 12 штурмовиков и бомбардировщиков, которые пресекали любую активность со стороны пехоты 1210-го СП [15].

По итогу боевых действий 3 марта вышли из строя все 6 задействованных в атаке танков 1-го танкового батальона, в т.ч. 3 танка (1 КВ-1, 2 Т-34) остались подбитыми на поле боя, а 1 КВ-1 застрял в болоте. Погибло 8 танкистов: командиры танков Т-34 лейтенант Александр Каплун и младший лейтенант Александр Корж, механики-водители старший сержант Сергей Соколов и сержант Григорий Ушаков, командиры башен старшина Анатолий Лебедев, сержант Филипп Сологуб, младший сержант Иван Чередниченко, а также радист танка КВ-1 старший сержант Иван Вакуленко. Пропали без вести механик-водитель сержант Андрей Кальонов и радист сержант Михаил Артамонов [2].

Поддерживаемый танкистами 1210-й стрелковый полк 3 марта только ранеными потерял 282 человека личного состава [51, л. 16].

Атаки на Карпово 5 марта 1942 г.

После провала атак танковой группы Макарова штаб 22-й армии решил ввести в бой главные силы 82-й танковой бригады и в 17.30 3 марта 1942 г. своим боевым распоряжением №09/ОП поставил ей задачу: за ночь с соблюдением всех мер маскировки перебросить бригаду в полном составе в лес в 3 км восточнее деревни Семики [6, л. 7]. При выходе из района Бурцево 2-й танковый батальон оставил в ремонте 3 танка, а уже в ходе ночного перехода потерял 1 танк по техпричинам (течь масла), после чего сократился до 11 танков [5, л. 7]. Возможные потери во время перехода оставшихся танков 1-го ТБ пока что не известны. Потерявшая боеспособность танковая группа Макарова 4 марта боевых действий не проводила. Из потерь ее известно о погибшем в тот день у Карпово политруке Дмитрии Маслобоеве (отсекр ВКП(б) [2].

В 14.00 4 марта штаб 22-й армии своим боевым приказом №023/ОП поставил 1210-му стрелковому полку задачу утром 5 марта возобновить штурм Карпово, для чего усилил его всей 82-й танковой бригадой, усиленным батальоном 659-го стрелкового полка 155-й стрелковой дивизии и артиллерийским дивизионом РГК. Согласно приказу полк за сутки должен был из пехоты и саперов создать штурмовые отряды, которые должны были действовать непосредственно за танками 1-го и 2-го эшелонов. Танки 2-го эшелона должны были буксировать за собой орудия сопровождения. За танками 3-го эшелона следовали главные силы пехоты. Для оборудования и подготовки исходного района для танков командиру 82-й ТБр придавался саперный батальон [5, л. 5].



Совместное наступление 1210-го стрелкового полка и 2 танковых батальонов 82-й ТБр началось с 6.00 5 марта [6, л. 8; 51, л. 17]. В общей сложности немцы насчитали перед собой 15 танков [25, л. 129].

Понесший большие потери 3 марта 1-й танковый батальон 5 марта атаковал на Карпово в составе 5 танков: 1 КВ-1 и 4 Т-34. 2 Т-34 – политрука Белоусова и младшего лейтенанта Александра Шведова – совместно с правофланговым 3-м батальоном 1210-го СП атаковали по маршруту: ж/д будка – казармы – восточная окраина Карпово. Т-34 лейтенанта Василия Таранюка атаковал на левом фланге 1-го батальона 1210-го СП на северную окраину Карпово, а Т-34 взводного лейтенанта Степана Рачека со 2-м батальоном 1210-го СП атаковал Карпово с запада. Вероятно, здесь же действовал и КВ-1 младшего лейтенанта Григория Новосельцева [6, л. 8].

В ходе атаки экипаж Т-34 политрука Белоусова потерял ориентировку и вместо удара вдоль железной дороги прошел по южной окраине Карпово, уничтожил 2 пушки, 2 пулеметные точки, вышел к опушке леса восточнее Карпово, после чего из-за поломки мотора остановился к северу от железной дороги в 400 метрах от боевых порядков 3-го батальона 1210-го СП. Из состава экипажа были ранены механик-водитель и башенный стрелок [6, л. 8].

Т-34 младшего лейтенанта Александра Шведова, следуя по заданному ему курсу, огнем из пушки разрушил железнодорожную будку и казармы, где находились огневые точки противника, по подсчетам штаба 1-го ТБ, уничтожил около 50 немцев и 2 ДЗОТа, однако из-за выхода из строя стартера был вынужден отойти на исходные позиции [6, л. 8]. Позже в наградных листах на Шведова и его механика-водителя старшего сержанта Александра Чернеги успехи экипажа завысили до 2 уничтоженных минометов, 10 пулеметных точек и 4 ДЗОТов, а также приписали ему, что танк подорвался на мине, но экипаж огнем с места продолжал поддерживать действия пехоты по овладению восточной окраиной Карпово. Донесением штаба 1-го ТБ подрыв на мине танка Шведова не подтверждается [31, л. 132; 32, л. 305].

Т-34 лейтенанта Василия Таранюка, по подсчетам штаба 1-го ТБ, уничтожил около 30 немцев, 1 пушку, 6 минометных точек и несколько пулеметов, однако из-за поломки (прим. – заклинило затвор пушки) был вынужден отойти на исходные позиции [6, л. 8].

КВ-1 младшего лейтенанта Григория Новосельцева уничтожил до взвода пехоты, 2 пушки, до 20 домов с пулеметными точками, однако был подбит: снарядом разбиты трак и подвеска правой гусеницы [6, л. 8]. Согласно наградному листу на Новосельцева, экипаж огнем с места частью уничтожил и частью рассеял окруживших его пехотинцев, после чего прямо на поле боя отремонтировал танк и снова повел его в бой, но донесением штаба 1-го ТБ это не подтверждается [32, л. 135].

Атаковавший на Карпово с запада Т-34 лейтенанта Степана Рачека пропал без вести вместе со всем своим экипажем. Как позже выяснилось, танк подорвался на мине и был сожжен противником [6, л. 8, 33].

Боевые действия 2-го танкового батальона в этом бою пока что не известны. Наиболее отличился в батальоне экипаж Т-34 зам. ком. роты младшего лейтенанта Ивана Дубовика (механик-водитель старшина Евдоким Максименко, командир башни красноармеец Павел Малой, радист-пулеметчик старший сержант Силантий Трофимов), который уничтожил 20 немцев, 2 орудия ПТО, 3 миномета, 1 ДЗОТ, 1 командный пункт. Танк подорвался на минном поле и с разбитыми гусеницами остался в расположении противника, после чего экипаж, по разным данным, в течение 50-58 часов до подхода советской пехоты огнем из пушки и пулемета отбивал попытки немцев поджечь танк [8; 31, л. 130; 32, л. 55, 123, 125]. При этом 6 марта был ранен радист-пулеметчик старший сержант Силантий Трофимов [33].

В общей сложности один только 1-й танковый батальон в ходе утренней атаки потерял все 5 своих танков: 1 Т-34 – подорвавшимся на мине, 1 КВ-1 – подбитым и 3 Т-34 – сломавшимися, а всего немцы насчитали 9 подбитых танков 82-й ТБр. Отсюда можно предположить, что, исключая сломавшиеся танки 1-го ТБ, которые вряд ли учитывались немцами, 2-й танковый батальон 5 марта потерял не менее 7 танков подбитыми [6, л. 8; 25, л. 129].

В именном списке безвозвратных потерь 82-й ТБр за 5 марта числится 9 убитых (комиссар роты политрук Дмитрий Синицын, командир взвода лейтенант Иван Ляшенко, командир танка лейтенант Иван Данилин, механики-водители старшие сержанты Кирилл Геримович и Дмитрий Голубев, командиры башен сержанты Георгий Копытов, Николай Перец, Сергей Сидоров, радист-пулеметчик красноармеец Владимир Никитюк) и 3 пропавших без вести (взводный 1-го ТБ лейтенант Степан Рачек, его командир башни сержант Степан Шумилов, санинструктор сержант Валерий Собашников). Среди прочих был ранен взводный 2-го ТБ лейтенант Сергей Визер [2].

Несмотря на большие потери танкистов, следом за танками 1-й и 2-й батальоны 1210-го СП все же смогли ворваться в Карпово [12, л. 52]. По немецким данным, прорвавшаяся в село пехота была отброшена в ходе контратаки, однако с 18.00 1210-й стрелковый полк при поддержке танков повторно атаковал на Карпово, после наступления темноты вновь прорвался туда и занял южную окраину [25, л. 124, 126, 129]. По советским данным, к утру 6 марта 1210-й полк при поддержке танков 82-й ТБр овладел северо-западной частью Карпово [11, л. 25].

Освобождение Карпово

В 8.00 6 марта 1942 г. 2 оставшихся в 1-м танковом батальоне исправных танка Т-34 – лейтенанта Василия Таранюка и младшего лейтенанта Александра Шведова – вновь атаковали совместно с 1-м батальоном 1210-го СП. В ходе атаки танк Шведова уничтожил 10 пулеметных точек, 3 ДЗОТа, выбил немцев из 12 домов, однако подорвался на мине и остался стоять на месте. При этом стрелок-радист танка погиб, а сам Шведов, его механик-водитель и командир башни были ранены [2; 6, л. 9].

Т-34 лейтенанта Василия Таранюка уничтожил 30 немцев, 4 пулеметные точки, 2 ДЗОТа, сжег 3 дома с огневыми точками, но также подорвался на мине, при этом погиб командир башни сержант Сергей Сидоров [6, л. 9].

Число участвовавших в атаках 6 марта танков 2-го ТБ пока что не известно. За день 6 марта оборонявшимся в Карпово немцам удалось отбить одну за другой 5 поддержанных танками 82-й ТБр атак пехоты 1210-го СП на Карпово, но в ходе 6-й по счету атаки пехота при поддержке 6 танков ворвалась в северную часть села, после чего 253-я пехотная дивизия сдала Карпово и отошла к востоку. При этом, по немецким данным, было подбито 3 танка. А всего в общей сложности в боях за Карпово 5-6 марта немцами, по их же данным, было подбито 15 танков 82-й ТБр [25, л. 119, 122].

По данным штаба 22-й армии, к 15.00 1210-й стрелковый полк с танками 82-й ТБр овладел южной частью Карпово [11, л. 28]. После отражения 2 контратак немецкой пехоты, поддержанной 10 самолетами, полк в 17.00 овладел центром Карпово и продолжал вести бой в южной части села [11, л. 30].

Полностью Карпово было взято только в ночь на 7 марта совместными действиями 659-го и 1210-го стрелковых полков и 82-й танковой бригады [15]. Всего, по уточненным данным штаба 22-й армии, в Карпово были захвачены 4 подбитые грузовые автомашины, 15 орудий и 4000 снарядов к ним, 41 пулемет (5 крупнокалиберных, 10 станковых, 26 ручных), 309 винтовок и 86 тысяч патронов к ним, 1503 ручные гранаты, 204 противотанковые мины, 20 ракетниц и 500 ракет, 2 рации, 15 телефонных аппаратов, 5 км кабеля, 3500 патронов к автоматам [11, л. 60]. Также, по данным штаба 659-го СП, в Карпово было захвачено 2 миномета (50-мм и 81-мм), 5 автоматов, 19 карабинов, 1 пистолет [15].

На поле боя было найдено 99 убитых немцев, в т.ч. обнаружен труп немецкого полковника, еще неизвестное количество немцев сгорело в домах. Было захвачено 2 пленных из состава 453-го и 464-го пехотных полков [11, л. 30, 60].

                                                    

Помимо экипажа младшего лейтенанта Александра Шведова 6 марта в бою за Карпово были ранены зам. ком. батальона капитан Александр Исаков, зам. ком. роты лейтенант Василий Огарков, погибли командир башни старший сержант Иван Билык и радист-пулеметчик сержант Александр Шевченко, пропал без вести командир танка младший лейтенант Евгений Устименко. 7 марта погибли командиры башен старший сержант Василий Кузнецов, красноармеец Николай Григорьев, пропал без вести радист-пулеметчик сержант Евгений Беднарский [2].

После освобождения Карпово 82-я танковая бригада согласно боевому приказу №024/оп штаба 22-й армии от 6 марта оставила здесь оставшиеся 6 танков в обороне 659-го стрелкового полка, а остальными силами 7 марта сосредоточилась для приведения себя в порядок в 3,5 км восточнее деревни Семики [11, л. 33].

Всего по состоянию на 7 марта 82-я танковая бригада насчитывала 258 человек личного состава, т.е. с начала боевых действий ее численность «просела» на 26 человек [14, л. 59].

В целом за время боевых действий за Карпово 82-я танковая бригада, по некоторым данным, потеряла 38 человек личного состава: 22 – убитыми, 5 – пропавшими без вести, 11 – ранеными [14, л. 87]. В именных списках безвозвратных потерь 82-й ТБр за 3-7 марта числится как раз 22 убитых, но 7, а не 5 пропавших без вести [2]. Танковый парк бригады с начала боевых действий «просел» на 19 танков, которые либо были подбиты, либо вышли из строя по техпричинам во время боев за Карпово [11, л. 33].

Рейд 1210-го стрелкового полка

Высвободившийся после взятия Карпово 1210-й стрелковый полк штаб 22-й армии в 13.20 10 марта 1942 г. своим боевым приказом №026/ОП усилил 3 танками 82-й ТБр, батареей 936-го артполка и саперной ротой и поставил задачу выдвинуться по маршруту: Плавно – Барсуки – Большая Реданова. Выйдя в район деревень Большие Раскопы, Репнево, полк должен был нанести удар в восточном направлении по маршруту: Нивье – Боево – Гусево – Вольные Кулаковки, выйти в районе Шентропавловки (15,5 км юго-восточнее ст. Оленино) и тем самым отрезать пути отхода противнику из поселка Оленино в юго-западном направлении [46, л. 3].

По сути это был крайне авантюрный план, изначально не обещавший успеха. За время боев под Карпово 1210-й стрелковый полк к 10 марта потерял уже 2300 человек личного состава – 78% своей штатной численности – и после полученного пополнения по состоянию на 10 марта насчитывал всего 976 человек личного состава, в т.ч. 260 активных штыков в стрелковых батальонах [14, л. 18, 19, 31]. Полученные в тот же день от 82-й танковой бригады 3 танка Т-34 2-го ТБ существенной роли в усилении полка не играли [4, л. 12; 6, л. 10].

Усиленный 1210-й стрелковый полк выступил на марш с 21.00 10 марта. В 12.45 11 марта полк головой колонны прошел деревню Большая Реданова (ныне Большое Реданово) [11, л. 51, 54]. Из-за заметенных сугробами дорог танки 82-й ТБр, артиллерия и обозы отстали в пути, и весь день 12 марта 1210-й стрелковый полк пробыл у Зайцево позади 1262-го стрелкового полка 380-й стрелковой дивизии в ожидании подтягивания отставшей техники. Для расчистки дорог от снега было привлечено местное население, однако к вечеру 12 марта танки 82-й ТБр и артиллерия лишь прошли деревни Поповцева (ныне Поповцево), что в 12 км северо-западнее Зайцево [11, л. 60, 63].

О каких-либо боевых действиях этих танков до апреля ничего не известно, в т.ч. не отмечено появление советских танков и в донесениях немецких частей на этом участке фронта. Вероятно, из-за трудностей местности до линии фронта эти танки так и не добрались. Согласно докладу штаба 2-го ТБ, уже после 25 марта сразу 2 танка Т-34 провалились под лед у берега речки Лучеса у деревни Бабаево (4,3 км западнее д. Грива). Один из них был вытащен из воды и вернулся в строй, а 2-й танк так и остался в речке [6, л. 69].

Список источников

Tags: 22 А, 253.id, 82 ТБр, КалФ, весна 1942 г., г. Нелидово
Subscribe

Posts from This Journal “82 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments