Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

87-я пехотная дивизия в боях 12-13 октября 1941 г. Переводы немецких документов

Собственные любительские переводы журнала боевых действий 87-й пехотной дивизии вермахта и донесений ее подразделений за 12-13 октября 1941 г. в качестве дополнения к "127-й ТБр". Время в тексте изменено с берлинского на московское (+1 ч)

NARA, Т. 315, R. 1141.

Из журнала боевых действий 87-й пехотной дивизии.

12 октября 1941 г.

187-й разведывательный батальон в 8.00 сообщает, что автотрасса до моста через Вязьму свободна от противника. В 9.45 он захватил на лесной местности севернее Вязьмы 450 пленных. Количество пленных увеличилось к 12.00 почти до 1150. В Пупово 187-й разведбат столкнулся с сильным противником, зачистил Пупово и захватил еще 600 пленных. В 14.00 установлен контакт с 6-м мотострелковым полком 7-й танковой дивизии. Этот полк также ударил в быстром темпе на восток. Передовой отряд 185-го пехотного полка достиг уже в 8.45 Чепчугово (F. 163). 185-й пехотный полк достиг в 12.00 основными силами района Андресово. Командир дивизии, который находится на командном пункте штаба 185-го пехотного полка, характеризует положение, что благодаря установленной 187-й разведбатом связи с 7-й танковой дивизией «котел» разделен по этой важной автостраде. 185-му пехотному полку не следует отказываться от достигнутого успеха. Поэтому 185-й пехотный полк получил приказ, по 1 батальону поставить в Жипино и Пупово, 187-й разведбат должен собраться у Карла Маркса. Командир корпуса генерал Heitz вскоре также прибыл на командный пункт штаба 185-го пехотного полка. В 18.00 полк достиг поставленных целей наступления. Дивизия находится 185-м пехотным полком в Красное, Жипино, Пупово, 187-м разведбатом – в Кувшиново, Карла Маркса, передовым отрядом 187-го пехотного полка – в Петино, 173-м пехотным полком 1 батальоном – в Стисово, передовым отрядом – в Новое Лукьяново.

Число пленных постоянно растет, таким образом дивизия уже в 16.00 запросила у корпуса транспорт для вывоза пленных в Якушкино. Число пленных до вечера выросло до 12000, одному только 187-му разведбату досталось 3000. Оборудованы лагеря для военнопленных в Якушкино и южнее Чепчугово (южнее автострады). Однако невозможно всех пленных немедленно вывезти, т.к. сил для этого в распоряжении нет. На основании этого корпус предоставил в распоряжение для охраны пленных 1 противотанковую роту (F. 164).

Приказ штаба корпуса на 13 октября: «Зачистка достигнутого района и оборона на линии Жипино – Пупово против попыток русских прорваться на юг» (F. 165).

13 октября.

Предположения, что находящийся сильными войсками севернее занятой 173-м и 185-м пехотными полками и 187-м разведывательным батальоном линии противник к полуночи начнет сильные атаки на Жипино и Пупово, подтвердились.

В 1.30 185-й пехотный полк сообщил по телефону, что его 3-й батальон в Пупово был атакован.

Краткое время спустя превосходящим противником был атакован в Жипино 1-й батальон 185-го пехотного полка. Также казаками и пехотой был атакован и временно окружен командный пункт штаба 185-го пехотного полка в Чепчугово. На это сообщение дивизия отправляет по автостраде в Чепчугово, чтобы сменить штаб 185-го полка, последние имеющиеся в распоряжении части (охрану штаба дивизии, части 187-го саперного батальона, части 187-го противотанкового дивизиона). Деблокирование штаба полка, однако, больше не требуется, т.к. как позже выяснилось, натиск врага вскоре спал. Огневые позиции 1-го дивизиона 187-го артполка рядом со штабом полка были также сильно атакованы. При отражении атаки артиллеристами было захвачено одно полковое знамя русских. Теперь отмечено, что противник пытался совершить прорыв на широком фронте, тем не менее, как показали дальнейшие бои, он не добился успеха (F. 165).

Между тем противник, постоянно усиливаясь, атакует пехотой, казаками и танками Жипино, Пупово и Новое Лукьяново. 3-й батальон 185-го пехотного полка, которому удавалось в обороне с тяжелыми собственными потерями отбить множество атак и до 8.00 удерживать Пупово, был вынужден оставить этот населенный пункт и отойти с боями за автостраду. Командир батальона подполковник Meyer уже к 2.00 погиб в ближнем бою.

Находившийся в Жипино 1-й батальон 185-го пехотного полка отправил для деблокирования 3-го батальона 1 роту. Этот батальон также атакован превосходящим противником с запада и, хотя и удержал Жипино, противнику однако же удалось, обойдя батальон с обеих сторон в населенном пункте выйти ему в тыл и окружить его. Тем не менее, населенный пункт удалось удержать, после того, как из-за недостатка боеприпасов противник стрелками частью был отражен в ближнем бою.

Передовой отряд 173-го пехотного полка в Новое Лукьяново еще до полуночи вынужден был перед превосходящей вражеской атакой с боем отойти к 1-му батальону 173-го пехотного полка в Сысоево.

187-й разведбат, сильно атакованный в Карла Маркса, смог удержать этот населенный пункт.

Подполковник Pfeiffer, командир 185-го пехотного полка, решил 3-м батальоном 185-го пехотного полка с подтянувшейся одной ротой 2-го батальона и 1-й батареей 189-го дивизиона штурморудий в контратаке с юга отбить Пупово и деблокировать Жипино.

Дивизия только 8.30 получила ясное представление о положении, т.к. линии связи были прерваны на несколько часов и офицер связи по причине положения противника не пробился. Командир дивизии затем едет в 173-й пехотный полк и приказывает, чтобы 1-й батальон 173-го пехотного полка ударом с запада отбил Пупово и прорывался дальше в Жипино (F. 166).

В 15.00 3-й батальон 185-го пехотного полка и 1-й батальон 173-го пехотного полка ударили на Пупово и взяли его. Атаковавший далее на Жипино 1-й батальон 173-го пехотного полка около 17.00 благодаря атаке частей 2-го батальона 185-го пехотного полка из нп Красное деблокировал 1-й батальон 185-го пехотного полка.

Этим положение было снова восстановлено и достигнутая вечером 12 октября линия снова вернулась в руки дивизии.

Наши потери очень большие. 185-й пехотный полк сегодня потерял 405 офицеров, унтер-офицеров и рядовых, из них 155 погибло. 6 офицеров полка погибло, 6 ранено.

Однако 13 октября был успех, что противнику не удалось прорваться сильными силами. Только незначительные части бежали через автостраду и в существующем там «котле» будут уничтожены. Осмотр поля боя у Пупово и Жипино командиром дивизии показал, что несколько тысяч убитых, более тысячи мертвых лошадей и бесчисленное количество имущества в автомашинах, танки и всевозможное вооружение усеивают поле боя (F. 167).

1-я рота 187-го ПТБ.

Боевой отчет о боях у Жипино

12 октября 1941 г.

Рота с 6.10 в качестве передового отряда сначала с 5-й ротой, а затем с 7-й ротой 185-го ПП двигалась по автостраде до Чечпугово. В Чечпугово передовой отряд в 14.30 получил задачу ударить через Вязьму на Жипино и там образовать плацдарм до подхода батальона. В 1-й половине дня 187-м разведбатом в районе Жипино были обнаружены вражеские танки. Т.к. переправа через Вязьму была затруднена для автомашин, рота только в 17.00 повстречалась с 1-м батальоном в Жипино. Была немедленно установлена связь с командиром батальона майором доктором Краусом (Krauß) и согласно применению батальона было предложено выдвинуть по 1 взводу в Красное, Жипино и Пупово. В последнем населенном пункте был задействован взвод средних орудий, т.к. здесь больше всего ожидали танковой атаки. Командир батальона с этим согласился и, таким образом, командирам взводов были поставлены их задачи.

В 17.15 взвода вышли в свои пункты назначения. Около 19.00 1-й взвод сообщил о проведенном распределении. 3-й взвод в 20.30 вернулся с 1-й ротой 185-го ПП из Пупово назад, т.к. этот населенный пункт занимает 3-й батальон. Он также, как и 1-я рота, остался в Жипино в качестве резерва. Ночь примерно до 01.00 поначалу проходила спокойно.

13 октября

В это время из Пупово был слышен сильный шум боя, и 3-й батальон сообщил, что он в крайне бедственном положении. Поэтому майор доктор Краус решил снова задействовать в Пупово свой резерв, т.е. 1-ю роту и взвод средних орудий ПТО. При этом был тут же переброшен один из стрелковых взводов. Шум боя в Пупово поначалу немного ослаб.  

В Жипино примерно до 4.00 было еще спокойно. В это время было замечено несколько русских на окраине деревни и раздалось несколько выстрелов. Вдали был слышен шум гусениц и моторов; в темноте, однако, ничего не было видно (F. 931).

Лейтенант Пфайфер, командир 1-й роты 187-го ПТБ.

Боевой отчет о боях у Жипино 13 октября 1941 г.

Орудия 2-го взвода были задействованы вдоль передовой. С рассветом, однако, усилился натиск с севера, и все орудия были развернуты на северо-запад, север и северо-восток. С этих позиций первый натиск русских был отбит. Сначала выступили марширующие колонны к северо-востоку от Жипино. Они были 1-м и 2-м орудиями подавлены осколочными снарядами и практически уничтожены. На поле боя осталось примерно 120 убитых, а также 1 пехотное орудие. Т.к. маршевые колонны были остановлены, извне искали новый путь к западу от Жипино. Через наезд 1 сверхтяжелого танка и ударивших следом казаков принудили к прорыву. Этот танк был обстрелян орудием Халбауэра (Halbauer) с 5 метров дистанции снарядами Pzgr. 40, но без успеха. К счастью у танка больше не было боеприпасов. Всадники были подавлены из всех винтовок, почти полностью уничтожены. В то время как сравнительно слабые защитники Жипино было этим скованы, русские большей частью прорвались чуть дальше к западу, поэтому расчет Халбауэра оставил свое орудие. Русские катились мимо как каток. К этому времени примерно в 1 км к западу 3-й батальон отступил за автостраду. При этом с ним шел взвод средних орудий, который, однако, через поток русских дошел до Жипино.

Из-за всех этих событий в Жипино начались определенные панические настроения, и только лейтенант Пфайфер смог удержать 2 автомашины, пока другие с несколькими автомашинами уехали из Жипино в Красное.

Согласно изменившейся ситуации все орудия теперь была повернуты на северо-запад, запад и юго-запад и с фланга воздействовали на натиск русских. При этой смене позиций погиб рядовой Фридель (Friedel). В это время ротная группа и 2-й взвод имели 3 раненых. Орудия и пулеметы уничтожили в этих русских колоннах около 30 грузовиков, 4 конных орудия, 2 бензовоза, 20 телег, около 50 кавалеристов и свыше 50 пехотинцев. Эти последние пытались атаковать Жипино, чтобы пресечь длительный фланговый обстрел по марширующим колоннам. Эти атаки следовали несколькими волнами. Однако русским больше не удалось проникнуть в Жипино, т.к. теперь на оборону этого населенного пункта были сосредоточены все войска. В течение этого боя выстрелом в сердце русским снайпером был убит командир полу-взвода 2-го взвода унтер-офицер Грасер (Graser).

Т.к. русским не удалось уничтожить Жипино, они отошли примерно на 1 км дальше к западу, чтобы исключить воздействие нашего легкого вооружения. Около 12.00 поток русских прервался, и наступило некоторое спокойствие. Эта пауза была использована, чтобы перегруппировать пехоту и орудия ПТО и в некоторой степени одинаково распределить дефицитные боеприпасы на орудия. Станковые пулеметы более не боеготовы, только 2 ручных пулемета пехоты и 2 ручных пулемета взводов ПТО еще боеготовы. С боеприпасами для орудий пришлось обходиться очень экономно, отчасти уже стреляли противотанковыми снарядами. 1 орудие вышло из строя, т.к. Vorholfedern (подающие вперёд зарядные пружины) сломались. В 12.45 с недавних пор на лесной опушке были замечены русские машины и кавалеристы и немедленно эффективно подавлены. Вслед за этим русские снова атаковали Жипино с пехотой. Теперь нужно было тщательно организовать оборону, т.к. малое количество вооружения и боеприпасов не дозволяло всестороннюю оборону. Орудия, пулеметы, а также пехотные группы должны были очень часто делать смену позиций (F. 932), чтобы всегда действовать на угрожающих местах. Все, кто имели или нашел винтовку, должны были стрелять. Т.к. 2-й взвод принес с собой русский миномет, теперь следует использовать и его. Обер-фельдфебель Отто лично принимал участие в установке его и, находясь вплотную к лейтенанту Пфайферу, при этом получил пулю в сердце.

Под прикрытием этой атаки русские снова отошли на юг, однако после того как последняя атака была остановлена, снова атаковали Жипино. Из колонн было выбито еще много грузовиков, кавалеристов, телег и личного состава.

Некоторое поднятие расположения духа вызвало появление немецких танков на другой стороне Бебри. Тем не менее, это длилось еще 1 час до произведенного 2-м батальоном некоторого облегчения, который с запада действовал на Жипино. Из 3 радиостанций большая авторадиостанция батальона связи вышла из строя уже в 10.00. Обе Tofus противотанкового батальона и выдвинутые вперед артиллерийские наблюдатели только около 12.00 снова установили связь с вызываемыми станциями. В промежутках радисты с их винтовками участвовали в оборонительном бою. После прибытия 2-го батальона части 1-го батальона и противотанковый батальон были выдернуты и были сменены в обороне 2-м батальоном и 14-й ротой. Тем не менее, эвакуировать раненых и установить прочную связь со штабом полка не удалось, т.к. между ними все еще находится русская пехота. После 15.00 появился командир полка подполковник Пфайфер и командир противотанкового батальона майор Vecernik, и только со штурморудиями была произведена полная зачистка местности. Около 16.00 Жипино находится под минометным огнем русских, при этом 1 тягач, а также авторадиостанция почти полностью уничтожены. Ефрейтор Юнгханс (Junghanns) убит осколком снаряда. Каким-то чудом с находящимися в авторадиостанции майором Vecernik, а также его адъютантом лейтенантом Альтом, лейтенантом Пфайфером, а также радистами ничего не произошло, хотя они находились всего в 5-10 метрах от места взрыва на открытом шоссе.

1-я рота получила задачу вернуться в Андросово. Была ли обратная дорога уже свободная от противника, было не известно. Таким образом нужно было еще считаться с соприкосновением с противником. В 18.15 взвод с ротной группой достиг Кувшиново (F. 933).

Гаупт-фельдфебель Лерх (Lerch), командир взвода 1-й роты 187-го ПТБ.

Отчет 1-го взвода о применении у Красное 12-13 октября 1941 г.

12 октября 1941 г. в 16.45 я получил от командира роты лейтенанта Пфайфера приказ выдвинуть мой взвод легких орудий ПТО в Красное, а именно 1 орудие на магистраль с юго-востока, с основным направлением стрельбы на автостраду, 2-е орудие – на въезд в населенный пункт с севера. 1-е орудие (ефрейтор Бруне) взяло еще пулемет Хофмана для усиления огневой мощи против пехоты противника, т.к. въезд в населенный пункт и автострада не имеют пехотного прикрытия. 2 других орудия и 1 пулемет не применялись с согласия командира роты и на основании ситуации. Прикрывавшее с севера орудие ефрейтора Шаргера (Schürger) было до наступления темноты использовано одной пехотной группой 7-й роты 185-го ПП, которая затем около 20.00 отступила.

Около 20.00 ефрейтор Бруне сообщил, что его позиция обстреляна из 1 пулемета. На основании этого командир полу-взвода унтер-офицер Конерт (Kohnert) проверил задействованные орудия и не сообщил о каких-либо особых происшествиях.

Ночь на 13 октября прошла спокойно.

13 октября в 6.15 командир 7-й роты 185-го ПП передал мне следующее сообщение: русские силою 1 роты атаковали его выдвинутый вперед взвод. Атака, однако, отбита, но у него не хватает боеприпасов. Он попросил у меня отправить 1 грузовик за боеприпасами. Я сначала одолжил ему 2 ящика боеприпасов для пулемета и Шнайдер был со своим грузовиком от лейтенанта Мюллера отправлен обратно. Я сам убедился в этом, и мы обнаружили скопления на противоположном берегу Бебри. Из-за сумерек я не смог разобрать, что именно там. Но я на всякий случай разведал другую огневую позицию, чтобы применить еще 1 орудие и 1 пулемет. Орудие Шаргера внезапно открыло огонь по 1 взводу, который двигался по ту сторону высоты. Я немедленно остановил, т.к. нельзя еще было точно установить, русские ли это. Взвод отошел через высоту назад. Т.к. еще несколько русских снова атаковали на окраине кустарника взвод Стара (пехота), я выпустил туда несколько осколочных снарядов, после чего несколько русских отошли на впередилежащую высоту. Теперь я также расположил орудие Бодина и пулемет Буссе в северном направлении, правее орудия Шаргера. Позиции орудий были обстреляны стрелками. Теперь я также услышал шум боя с направления Жипино и поста наблюдения на шоссе, который был направлен на Жипино. Я сам находился у орудия Шаргера.

Около 8.00 унтер-офицер Конерт (командир полу-взвода) сам захотел выяснить причины боевого шума и отправился к передовому посту наблюдения. Конерт отметил, что русские, наступая с направления Жипино в направлении Мездрево, пытаются достичь автострады. Он сообщил немедленно мне, и я приказал сменить позиции для орудий Шаргера, Бодина и пулемета Буссе с направлением стрельбы на Мездрево и автостраду. Орудие Стадлера, которое до сих пор не применялось, мгновенно осознало угрозу и самостоятельно вышло на позицию с направлением стрельбы на автостраду.

Все орудия и пулеметы немедленно открыли огонь по наступающим русским (F. 934). Я находился при орудиях Шаргера и Бодина. Вдруг я заметил в 50 метрах позади орудия Бодина на дороге 1 танк. Я немедленно дал команду: «Орудие развернуть, вражеский танк позади вас». Орудие выпустило 3 Pzgr. 40 по этому танку. Танк задымился, но развернулся и исчез в направлении Жипино. Около 10.00 на шоссе из Жипино появилась легковая машина 2-го взвода нашей роты, следовавшая с несколькими грузовиками. Я велел немедленно остановить с предположением, 2-й ли это взвод. При приближении легковой машины мы, однако, увидели, что это исключительно русские грузовики, занятые русскими. Я теперь также приказал орудию Шаргера развернуться и открыть огонь по этой вражеской колонне. В этой колонне также ехало несколько русских танков, которые немедленно были подавлены противотанковыми снарядами и Pzgr. 40. У 4 танков также показался дым. Выведенными из строя грузовиками и другими машинами деревенская улица была перекрыта. Колонна теперь переехала в находящуюся на окраине деревни котловину и больше не просматривалась. Орудия и дальше вели огонь по едущим по дороге и напрямик грузовикам, когда пулеметы вынуждены были вступить в наземный бой, т.к. русские атаковали нас пехотой. Я отправился к лейтенанту Мюллеру (7-я рота 185-го ПП), который со своими людьми отошел в непосредственную близость от орудий Шаргера и Бодина, чтобы обсудить с ним все остальное. Натиск русских постоянно был сильным. Взводу Стара (пехота) мы больше не могли принести облегчения, т.к. он был полностью отрезан, да и сами мы едва ли еще могли оказывать сопротивление, когда 7-я рота имела только примерно 25 голов. Поэтому лейтенант Мюллер и я сообща приняли решение попытаться пробиться к автостраде.

Около 11.30 я приказал сменить позиции. Пулемет Буссе получил задачу прикрывать подтягивание тягачей и затем с орудием Стадлера взять на себя огневое прикрытие взятия на прицеп орудий Бодина, Шаргера и посадку пехоты. Я сам направился с лейтенантом Мюллером в направлении церкви, чтобы посмотреть орудие Бруне. Бруне, однако, уже произвел смену позиций. Т.к. тягач орудия Бруне, который доставлял боеприпасы пехоте, еще не вернулся, я приказал Бруне снять замок и оставить орудие. Орудие Стадлера теперь было взято на прицеп, и мы последовали к 3-му и 4-му орудиям, которые под руководством командира полу-взвода уже тронулись с места. Пулеметчики и стрелки были распределены в качестве прикрытия справа и слева от тягачей. После того как 3-е и 4-е орудия достигли автострады, русские снова попытались с грузовиками, пехотой и всадниками пересечь автостраду. Чтобы это предотвратить, командир полу-взвода унтер-офицер Конерт приказал орудию Бодина выйти на позицию. Орудие немедленно открыло огонь и с успехом подавило натиск русских. После того как орудие Стадлера перешло поближе, оно также заняло позицию. Русские после этого отошли назад. Орудия были снова зацеплены. Стрелки и пулеметчики своим огнем от тягачей сдерживали подошедших к дороге русских, и мне удалось выдвинуть свои автомашины. Западнее Мездрево мы наткнулись на части 3-го батальона, которому я по приказу обер-лейтенанта Luderer поначалу был подчинен. Он создал новую линию обороны, и я выставил свои 3 орудия.

Около 12.30 я связался с лейтенантом Альтом, который приказал мне отвести мой взвод в Кувшиново.

В итоге взводом было уничтожено:

5 танков задымили, из них 1 танк полностью сгорел и остался стоять у церкви в Красное.

10 моторизованных артиллерийских орудий, около 15 грузовиков, 1 конное орудие ПТО и несколько телег сожжено или осталось стоять после обстрела. Конники и пехотинцы были подстрелены или перебиты осколочными снарядами. 

Потери: старший стрелок Зигель (Siegel) убит выстрелом в голову (F. 935).

Фельдфебель Целле (Zelle), командир взвода 1-й роты 187-го ПТБ.

Отчет о применении 3-го взвода в Пупово 12 и 13 октября 1941 г.

В 15.45 12 октября 1941 г. я получил в Жипино от командира роты лейтенанта Пфайфера приказ: со своим взводом (50-мм ПТО) нагрузить 1 взвод 1-й роты 185-го ПП и выехать в Пупово, чтобы там с моим взводом выйти на позицию. Позиции были изучены и получены. Вечером 12 октября 1-й батальон получил приказ с подчиненным ему тяжелым вооружением произвести смену позиций и перейти в Жипино, т.к. в Пупово пойдет 3-й батальон и там займет позицию.   

В 2.30 13 октября я получил от лейтенанта Пфайфера приказ со своим взводом 50-мм орудий ПТО немедленно выехать в Пупово и там войти в подчинение 3-го батальона, который был сильно атакован русскими, поддержанными танками и броневиками. Перед Пупово мы высадили взвод 1-й роты 185-го ПП и двинулись позади пехоты. Сам я установил связь с врио командира батальона. Обер-лейтенант Лудерер кратко ознакомил меня с обстановкой, и затем я развернул свои орудия. Орудия были на позиции, и выставлено наблюдение на указанном главном направлении обстрела.

Орудие ефрейтора Вернера открыло огонь по отдельным вражеским группам, которые пытались прорваться через дорогу на западном въезде в Пупово.   

Юго-западнее Пупово раздался сильный шум моторов и шум боя, который все больше приближался к дороге Пупово – Жипино. Я приказал орудию Вернера открыть огонь по ближайшим вражеским группам, которые искали укрытие позади 1 танка, который затем был сожжен орудием Вернера. Унтер-офицера Строку (Strocka) я выслал на позицию на дорогу, чтобы взять под огонь болото, через которое русские пытались сблизиться. Но затем я позволил ему сменить позицию на лежащую впереди него высоту, поскольку болото должно быть очищено 1 ударной группой. Все 3 орудия стреляли по отдельным замеченным вражеским группам осколочными снарядами и наносили противнику потери, после чего противник отошел и сосредоточился дальше.

Около 6 часов раздался сильный шум моторов с южного направления, который все больше приближался, и вскоре после этого были замечены первые колонны из грузовиков, казаков, телег и танков. 2 50-мм ПТО открыли огонь, т.к. я признал колонны русскими, и предотвратили прорыв в Пупово. Первые машины были поражены и горели ярким пламенем, русские отошли назад в лес южнее Пупово. Я приказал унтер-офицеру Строке и ефрейтору Вагнеру взять под огонь осколочными гранатами этот лес. Лес был немедленно эффективно обстрелян. Унтер-офицер Ристау (Ristau) с рассветом с обоими ручными пулеметами перешел к обороне 50-мм орудия ПТО унтер-офицера Строки. Орудие ефрейтора Вернера сожгло 1 грузовик, который пытался прорваться по дороге.

Русская пехота под прикрытием домов штурмовала деревню. Колонна грузовиков попыталась прорваться по дороге, но была расстреляна 37-мм орудием обер-ефрейтора Вернера. После этого русская пехота высадилась и стремилась под прикрытием домов уничтожить 37-мм орудие ПТО. Русская пехота теперь также попала под огонь 50-мм орудия ПТО ефрейтора Вагнера; наша пехота отступала из-за отсутствия боеприпасов. Краткое время спустя ефрейтор Вагнер, который был ранен, сообщил мне, что стрелок Леманн (Lehmann) погиб и что его орудие подавлено русской пехотой. Орудие само не могло быть возвращено, т.к. тягач по приказу штаба батальона уехал назад, чтобы доставить боеприпасы. Русская пехота обошла позицию 37-мм орудия ПТО и атаковала ручными гранатами (F. 936). Т.к. наша пехота уже отошла, орудие не спасли. Тягач 37-мм орудия был сожжен 1 танком.

Унтер-офицер Строка должен был идти со своим орудием на позицию на высоту, лежащую к востоку от Пупово, но ему помешала отступавшая пехота, которая цеплялась за орудие и машину. Взвод, состоявший из пулеметного мотоцикла, пулеметного тягача, отдельного связного и грузовика  с 1 орудием, попытался прорваться в Жипино, чтобы установить связь со своим командиром роты.

В пути на Жипино мы увидели стоявший в кювете тягач с боеприпасами, который я прицепил к дизельному грузовику и отбуксировал. На этой дороге перед нами появились русские и нас окружили. Мы попытались прорваться, что также удалось. При этом ефрейтор Гёцфрид (Götzfried), ефрейтор Швальбе (Schwalbe) и старший стрелок Шмидт были ранены. Я позволил остановиться и взял раненых на тягач с орудием. Внезапно мы были обогнаны тяжелым русским танком, который попытался отрезать нам дорогу на Жипино. В результате взвод повернул в южном направлении. Я сел на мотоцикл без коляски стрелка Древеса (Drewes) и двинулся в компании с унтер-офицером Ристау (Ristau), который находился у руля пулеметного тягача, в Жипино, где я хотел установить контакт с командиром роты. Уже проникшие в деревню казаки помешали моему замыслу. Позже я увидел обер-ефрейтора Гея (Gey) с его мотоциклом с коляской и старшего стрелка Науманна (Naumann), последний был ранен в Пупово. Мы теперь втроем пробивались по автостраде, однако оно было сильно занято русскими. Из моего взвода больше никого не было видно.

Дизельный грузовик, полностью нагруженный ранеными, уехал в южном направлении от Жипино на автостраду. По пути туда пехотинцы бросили 50-мм орудие ПТО и находившийся на буксире тягач с боеприпасами, потому что они замедляли движение.

На мосту через Вязьму я сообщил ротмистру Гейслеру (Geißler) и подполковнику Пфайферу о прорыве русских.

К западу от моста я наткнулся на дизельный грузовик и привел его с ранеными на главный медпункт. Стрелок Bautze был при прорыве к автостраде смертельно поражен.

Унтер-офицеру Строке более не было возможности явиться, и он считался пропавшим без вести.

Я поначалу попытался снова достигнуть роты, что мне не удалось, потому что я наткнулся на сильное сопротивление русских. Остатки 3-го взвода пробились совместно с пехотой к автостраде и были приняты 1-м взводом, который также отошел. Позже я доложил о себе гаупт-фельдфебелю Лерху (Lerch) к востоку от моста через Вязьму в Кувшиново.

Унтер-офицеру Ристау удалось пройти в Жипино и войти в состав 2-го взвода. Пулеметный тягач (Шкода) был позже найден на автостраде брошенным, водитель обер-ефрейтор Маттауш (Mattausch) с тех пор пропал без вести (согласно донесению 185-го ПП, 17 октября 1941 г. найден в сарае в нп Круча убитым).

Когда я 14 октября заехал со своим взводом орудий и тягачей, к востоку от Пупово нашел мотоцикл с коляской старшего стрелка Бюргера. Бюргер лежал рядом, убитый выстрелом в грудь. Он был во время боевых действий послан с донесением в Жипино.

При возвращении орудий и тягачей 14 октября в Мездрево были ранены старший стрелок Дике (Dicke) и стрелок Манл (Männl). Ефрейтор Вагнер был ранен, 13 октября не прибыл и с этого времени пропал без вести. Унтер-офицер Строка при возвращении автомашин и имущества 14 октября встретился на дороге с ротой (F. 937).

1-й батальон 185-го ПП, 14.10.41.

Батальон предлагает о 13 октября представить следующий предварительный боевой отчет.

Батальон в тяжелых боях 13 октября с малым ущербом на левом фланге отстоял свои занятые вечером 12 октября позиции у Жипино. Произведено 4 атаки. Первый удар противника силами примерно 1 роты последовал против северо-восточной окраины Жипино и был без затруднений отбит 3-й ротой. 2-я атака была более тяжелой. Она была проведена, по меньшей мере, 1-2 русскими казачьими полками в сочетании с танками и навьюченной пехотой. Центр тяжести первоначально лег на 2-ю роту, а также выдвинутый на усиление левого фланга батальона взвод 3-й роты. Находящиеся здесь подразделения батальона сопротивлялись до последнего человека и до последнего патрона и полностью погибли или после их ранения были уничтожены преследовавшими их казаками. При этом действовало по одному взводу 2-й и 3-й рот, а также ротные отряды 2-й и 4-й рот и ¾ 4-й роты, командиры 2-й и 4-й рот при этом погибли. После последовавшего здесь прорыва враг атаковал со всеми своими силами Жипино и местность к юго-востоку от него и попытался здесь прорваться на автостраду. Центр тяжести лег на КП штаба батальона, который был усилен ротным отрядом 3-й роты под командой лейтенанта Менерта (Mehnert) и 2 ручными пулеметами. Кроме того здесь находился взвод орудий ПТО противотанковой роты под командой лейтенанта Пфайфера. Напротив задействованных у КП штаба батальона подразделений превосходство сил противника было 20-30-кратное. Из-за наступившей вскоре нехватки боеприпасов у пулеметов оборонительный бой вскоре велся уже исключительно стрелками. Казаки отчасти подошли к командному пункту на 10-20 метров и были здесь также, как подошедшая следом пехота, в ближнем бою ручными гранатами и пистолетами уничтожены. Вражеский артиллерийский дивизион из 12 орудий, а также бесчисленный транспортный обоз, которые на дистанции в 500 метров от батальона пытались достигнуть автострады, были сделаны безвредными, когда снайперами батальона были перестреляны отдельные ездовые. В общей сложности было захвачено 14 орудий, в т.ч. 2 150-мм гаубицы, 2 150-мм длинноствольных орудия и 2 пехотных орудия. Несколько орудий ПТО осталось стоять в местности. Противник потерял большое количество грузовиков, их водители погибли или выстрелами в моторы грузовики стали непригодными. Было захвачено сотни лошадей, столько же перебито.

При наступившей значительной нехватке боеприпасов цели подавлялись только на ближних дистанциях. Поэтому не смогли предотвратить прорыв вражеских колонн всех родов войск на дистанции 600-800 метров и скорый их выход в тыл батальону (F. 949).

3-я атака следовала с 4 танками и многочисленной пехотой, нагруженной и пешей, на широком фронте силами примерно 2-3 батальонов и проходила опять с центром тяжести на КП штаба батальона. Т.к. орудия ПТО большей частью расстреляли осколочные снаряды, они также вели огонь только на ближней дистанции, и атака была отбита с чрезвычайно кровавыми потерями для противника. Бежавшие подразделения, примерно 1 батальон с артиллерией, отступили по находящейся на северной окраине Жипино большой выемке и вскоре также вышли в тыл батальону, чтобы к этому времени полностью окружить его.

Когда началась 4-я атака, каждый стрелок имел только еще 4-5 патронов. У всех раненых и убитых были уже отобраны боеприпасы, дальнейшее снабжение из-за полного окружения батальона было невозможно. Эта атака к счастью вражеской стороной не была подпитана из глубины и провалилась примерно в 300 метрах от КП штаба батальона. Большим отрядам русских между тем удалось приблизиться к Жипино примерно на 300 метров и там окопаться. Краткое время спустя после отражения 4-й атаки с востока на другой берег Бебри подошли танки 7-й ТД и сняли нагрузку. Спустя некоторое время затем с юго-запада подошел со штурморудиями 2-й батальон и этим принес полное облегчение.

Кроме вышеперечисленных трофеев было захвачено еще 600 пленных.

Безвозвратные потери батальона составили, как до сих пор установлено, примерно 150 человек. Из 10 офицеров батальона включая штаб батальона, 3 погибли, 3 были ранены, т.е. выход из строя офицеров составляет 60% (F. 950).

3-й батальон 185-го ПП, 14.10.41.

Боевой отчет за 12-13 октября 1941 г.

В 20.30 12 октября 1941 г. батальон достиг Пупово и занял оборону фронтом на юг, запад и север. С 00.30 противник атаковал населенный пункт с запада, чтобы обеспечить дальнейший проход для отходящих частей. Произошел ожесточенный огневой бой, который к скорому времени привел к нехватке боеприпасов. Штаб полка и 1-й батальон неоднократно были запрошены об облегчении положения и боеприпасах.

В 2.00 13 октября выстрелом в нижнюю часть сонной артерии был убит обер-лейтенант Майер (без серцебиения). Обер-лейтенант Майзель (Meisel) принял командование батальоном, после его ранения (2.30) – обер-лейтенант Лудерер.

Противник двигался справа и слева от деревни, таким образом завершая окружение. В 3.30 для поддержки появилась 1-я рота. Населенный пункт удерживался примерно до 8.00 вопреки тяжелым потерям и незначительному боекомплекту. Многократные атаки броневиков и танков были отчасти отражены пехотным вооружением или танки выведены из строя.

Около 8.00 батальон с небольшими собственными потерями пробился к автостраде, чтобы там занять круговую оборону. В боях в Пупово и при отходе с боем противник понес тяжелые безвозвратные потери (в последующем установлено, что, по меньшей мере, 500 человек). В 12.40 батальон приступил к прочесыванию лесов и кустарника юго-восточнее Пупово и при поддержке 1-й батареи 189-го дивизиона штурморудий под командой лейтенанта Шпрунера (Spruhner) – снова на Пупово. Оно было достигнуто в 14.50. К северо-западу от Пупово был установлен контакт со 2-м батальоном 28-го ПП, аналогично – с 1-м батальоном 173-го ПП (майор Бехлер).

В 15.50 1-я рота отпущена, чтобы с батальоном Бехлера и батареей Шпрухнера выступить на восток к 1-му батальону. В 17.30 к северу от шоссе Пупово – Жипино атаковал 2-й батальон 28-го ПП. Атака была поддержана 12-й ротой.

В 19.00 основные силы 2-го батальона 28-го ПП отошли в Пупово и совместно с батальоном обороняют населенный пункт.

За исключением немногочисленных оставшихся в живых, которые смогли скрыться, при новом занятии Пупово оставленные раненые были найдены сгоревшими или убитыми.

Пленный командир батальона был найден с пробитым черепом и пулей в голове.

Потери батальона еще не установлены. До сих пор подсчитано:

офицеров: 1 убитый, 1 – пропавший без вести, 3 раненых;

унтер-офицеров и рядовых: 64 убитых, 45 пропавших без вести, 70 раненых (F. 951).

Оставшиеся в войсках раненые при этом не подсчитаны.

12 октября было захвачено примерно 80 пленных, которые были оставлены при прорыве на автостраду. 13 октября было взято 550 пленных, из них около 200 уже выведено.

В качестве трофеев захвачено 102 грузовика, 10 тяжелых пулеметов, 20 телег, 6 танков, 12 автомашин, 10 тракторов, 9 орудий, несколько сотен винтовок.

Транспортные средства и орудия были выведены из строя 50-мм орудиями ПТО, пулеметами и в основной части винтовками.

На поле боя, по сведениям пленных, был найден убитым 1 вышестоящий офицер (F. 952).

Tags: 87.id, г. Вязьма, осень 1941 г.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments