Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

127-я танковая бригада. ч.1. Боевое крещение у Ярцево, сентябрь 1941 г.

Дополнено и отредактировано 25.11.19

Небольшое предисловие.

За историю 127-й ТБр думал взяться, когда еще работал над «126-й ТБр», но все выжидал, когда уже ЭЛАР выложит отчет штаба 127-го ТП за начало сентября 1941 г., ссылка на который уже  появилась на «Памяти народа». Теперь исчезла и эта ссылка: видимо, цензура МО РФ посчитала данный отчет слишком неподходящим для ознакомления им широкими массами. Как бы то ни было, «прогнал» историю 127-й ТБр на основе имеющегося материала, в т.ч. с дополнительной целью повторного редактирования и дополнения «126-й ТБр». Вообще действия 126-й и 127-й ТБр при попытках прорыва «кольца» 10-13 октября из-за недостатка советских документов практически неотделимы друг от друга, так как невозможно понять, танки какой именно части были на том или ином месте в том или ином бою, и в целом вышло описание попыток прорыва «кольца» под Вязьмой не конкретно 127-й танковой бригады, а всех танковых частей опергруппы Болдина и 19-й армии.

Выражаю благодарность А.В. Кислицыну за помощь с переводами текстов и предоставленный гешихт 49-го ПП 28-й ПД.

Если у кого-нибудь есть ЖБД 14-й МД за сентябрь 1941 г. (NARA, T. 315, R. 647), гешихты 11-го ПП 14-й МД, 7-го ПП 28-й ПД, 7-й ТД и 87-й ПД, просьба поделиться материалом для дополнения текста

Командир бригады:

(2 сентября - 1 октября 1941 г.) генерал-майор Фёдор Тимофеевич Ремизов [1].

Помощник командира по технической части:

подполковник Иван Митрофанович Харчевников [1].

Помощник командира по снабжению:

(пропал без вести в сентябре или октябре 1941 г.) майор Семен Алексеевич Ампилогов [2; 3, с. 75].

Военный комиссар:

(31 августа - 29 ноября 1941 г.) полковой комиссар Петр Алексеевич Соловьев [1].

Начальник штаба:

(до октября 1941 г.) майор Матвей Крискентович Егурнов (погиб) [1; 2].

Начальник политотдела:

батальонный комиссар Дмитрий Ильич Кочетков [1].

Начальник инженерной службы:

(пропал без вести) майор Федор Петрович Воронин [2].

Начальник Особого Отдела:

(на 5 октября 1941 г.) старший политрук Шандриков [3, с. 67].

127-й танковый полк

Командир полка:

майор Петр Алексеевич Крупский [1].

Помощник командира полка по технической части:

(пропал без вести) капитан Николай Степанович Авдошин [2].

Военный комиссар:

(погиб 12? октября 1941 г.) батальонный комиссар Александр Григорьевич Шепетов [2; 3, с. 71].

Начальник штаба:

(погиб 12? октября 1941 г.) капитан Анатолий Петрович Кащеев [2; 3, с. 71].

1-й танковый батальон

(батальон тяжелых танков)

Командиры батальона:

(ранен 2 или 3 сентября 1941 г.) капитан Иван Иванович Прошин [2; 5, л. 58];

(пропал без вести) капитан Леонид Федорович Двиняников [2].

127-й зенитный дивизион

Командир дивизиона:

(попал в плен 10 октября 1941 г.) капитан Максим Антонович Буланов [2].

127-й моторизованный стрелково-пулеметный батальон

Командир батальона:

(умер от ран 4 или 5 сентября 1941 г.) капитан Дмитрий Иванович Белоусов [2].

Старшие адъютанты (начальники штаба):

(погиб 4 сентября 1941 г.) старший лейтенант Александр Николаевич Потехин [2];

(пропал без вести) лейтенант Александр Михайлович Волков [2].

Начальник связи:

(ранен 4 сентября 1941 г.) лейтенант Франц Иосифович Самотыга [2].

Начальник инженерной службы:

(ранен 4 сентября 1941 г.) младший лейтенант Алексей Яковлевич Ваньков [2].

Начальник химической службы:

(ранен 4 сентября 1941 г.) лейтенант Иван Андреевич Рябенков [2].

Формирование

127-я танковая бригада была сформирована в конце августа 1941 г. согласно приказу №00635 штаба Западного фронта от 28 августа (во исполнение приказа №5/Ш НКО СССР от 24 августа 1941 г.) на базе личного состава и материальной части 18-й танковой дивизии (прим. – данная дивизия была разбита в июле 1941 г., после чего находилась на доукомплектовании в резерве Западного фронта). Была сформирована по штатам №№010/75 – 010/83 от 23 августа 1941 г. в следующем составе:

управление бригады (штат № 010/75);

рота управления (штат № 010/76);

разведывательная рота (штат № 010/77);

127-й танковый полк (штат № 010/78) в составе 3 танковых батальонов;

127-й моторизованный стрелково-пулеметный батальон (штат № 010/79);

127-й зенитный дивизион (штат № 010/80);

автотранспортная рота (штат № 010/81);

ремонтно-восстановительная рота (штат № 010/82);

медико-санитарный взвод (штат № 010/83) [4].

Полевая почтовая станция №228.

Еще находившуюся в процессе формирования 127-ю танковую бригаду штаб фронта в ночь на 29 августа своим приказом №05/ОП включил в состав 16-й армии (1-я ТД, 38-я, 108-я и 152-я СД) для участия в ранее запланированном наступлении в районе Ярцево [5, л. 50]. 30 августа 127-я танковая бригада поступила в распоряжение командующего 16-й армией и главными силами (127-й ТП, 127-й МСПБ, 127-й зенитный дивизион) сосредоточилась в районе деревень Ново-Сергейково, Куднова, Рыбки (20-23 км северо-восточнее ст. Ярцево) [5, л. 50].

Всего по состоянию на 30-31 августа только что сформированная 127-я танковая бригада насчитывала 2334 человека личного состава, 96 танков (10 КВ-1, 64 Т-26, 22 БТ), 1 бронемашину, 5 тракторов, 341 автомашину (17 легковых, 257 грузовых, 67 специальных), 6 мотоциклов, 21 орудие (13 37-мм зенитных и 8 45-мм противотанковых), 2 50-мм миномета, 40 пулеметов (6 станковых, 34 ручных), 14 ППД, 1199 винтовок [5, л. 102].

В целом количество личного состава, автомашин и танков 127-й ТБр превосходило штатное количество (прим. – по штату ей полагалось иметь 1992 человека, 93 танка, 249 автомашин), в то же время в бригаде не хватало до штата 14 бронемашин, 9 тракторов и 10 минометов, вдобавок совершенно не было зенитных пулеметов [1; 4].

Боевое крещение

30 августа 1941 г. штаб 16-й армии отдал войскам боевой приказ №02/оп о переходе армии в наступление. Ударную группировку составляли 1-я танковая, 38-я и 152-я стрелковые дивизии, усиленные 3 артиллерийскими полками (311-й ГАП, 587-й КАП, 471-й ПАП), которые должны были атаковать с 7.00 1 сентября на 6-километровом участке фронта к северу от города Ярцево. 127-я танковая бригада составляла армейский резерв и предназначалась для развития успеха 1-й танковой и 152-й стрелковой дивизий на направлении главного удара [5, лл. 86, 87; 7].

По данным советской разведки, ударной группировке 16-й армии на западном берегу реки Вопь на участке: Коханово – Новоселье (восточное) – станция Ярцево – Зубово – Свищево – Макеево – противостояла 28-я пехотная дивизия (VIII.AK, 9.Armee) [7]. Позже было установлено, что 7-й пехотный полк 28-й пехотной дивизии оборонялся на участке: (иск.) Новоселье (восточное) – Ярцево – Пологи [5, л. 84]. Начиная от деревни Новоселье (восточное) и далее к северу 1-й танковой дивизии 16-й армии и 101-й танковой дивизии 19-й армии противостоял 11-й моторизованный полк 14-й моторизованной дивизии (VIII.AK).

Как и было запланировано, рано утром 1 сентября ударная группировка 16-й армии вышла на исходные позиции на западном берегу реки Вопь, откуда в 7.00 после 30-минутной артподготовки перешла в наступление [5, л. 89]. Правофланговая 1-я танковая дивизия за день продвинулась до 4 километров на запад и к исходу дня закрепилась на рубеже: восточная окраина деревни Холм – Новоселье (западное) (ныне в южной части д. Холм), потеряв за день 19 танков [6, л. 4; 21, л. 36]. Левее нее 152-я стрелковая дивизия к исходу дня вышла на восточную окраину деревни Кудинова и восточные скаты высоты 217,9 [5, л. 54].

127-я танковая бригада в 7.45 1 сентября согласно все тому же боевому приказу №02/оп заняла исходные позиции в лесу в 1 км к востоку от деревни Озерище, где и простояла весь день, ожидая выхода 1-й танковой и 152-й стрелковой дивизий на рубеж: Самуйлова (западнее д. Холм) – Кудинова, чтобы затем следом за ними переправиться за западный берег реки Вопь. Т.к. выхода дивизий на данный рубеж в тот день так и не последовало, через Вопь бригада не переправлялась [5, лл. 53, 54].

В 10.00 2 сентября ударная группировка 16-й армии возобновила наступление [5, л. 55]. В этот раз 1-я танковая дивизия и соседний справа 18-й мотострелковый полк 101-й танковой дивизии успеха в продвижении не имели [6, л. 4], однако их атаки сковали оборонявшийся перед Холмом 11-й моторизованный полк, в итоге он не смог принять участие в начавшемся в 15.30 немецком контрнаступлении, в котором приняли участие только 2 батальона 364-го пехотного полка 161-й пехотной дивизии, поступившие ночью на усиление 14-й моторизованной дивизии [9, F. 273, 274; 12, F. 656, 661].

По советским данным, сначала около 13.00 последовала контратака противника силою более полка пехоты со стороны Кровопусково (северо-западнее д. Холм) и лесов западнее него, в результате чего 1-я танковая дивизия сдала деревню Холм и лес к западу от Новоселье (западное). А в 17.00, по советским данным, атаковало уже до 2 полков пехоты противника, которым удалось отбросить 18-й мотострелковый полк (101-я ТД) за речку Царевич и прорваться в тыл 1-й танковой дивизии до деревни Новоселье (восточное) [5, лл. 55, 56].

Для парирования немецкого контрнаступления командующий 16-й армией тут же ввел в бой из своего резерва 127-ю танковую бригаду, которая в 18.00 через Новоселье (восточное) всеми своими силами нанесла контрудар в направлении Кровопусково, контратаковала фланги 364-го пехотного полка с юга и отбросила батальоны полка обратно в лес у Кровопусково [8, л. 59; 9, F. 274; 19, с. 146].

В результате контратаки 127-й танковой бригады 18-й мотострелковый полк восстановил свое прежнее положение, а 1-я танковая дивизия закрепилась на рубеже: западная окраина Новоселье (западное) – юго-западная опушка леса к западу от Новоселье (западное) [5, л. 56]. Расстреляв весь свой боекомплект, все 3 танковых батальона 127-й ТБр к 21.00 отошли в Новоселье (восточное). Впереди танкистов в 1 км к северу и северо-западу от Новоселье (восточное) занял оборону 127-й мотострелковый батальон. В пункт сбора к ночи не прибыло 10 танков 127-й ТБр [5, л. 56; 19, с. 146].

Всего в ходе контрудара 2 сентября 127-я танковая бригада, по советским данным, уничтожила 20 орудий (5 полевых и 15 противотанковых), 12 минометов, захватила 6 танков, 105-мм артиллерийскую батарею, 4 крупнокалиберных пулемета и 24 винтовки [19, с. 115]. Впрочем, действительные потери 14-й моторизованной дивизии за 2-3 сентября составили 15 орудий (1 155-мм и 1 105-мм гаубицы, 7 50-мм и 6 37-мм орудий ПТО) [9, F. 1065].

Потери самой 127-й танковой бригады 2 сентября, по уточненным данным, составили 5 танков не вернувшимися с поля боя и 18 человек личного состава: 8 – убитыми, 10 – ранеными [5, л. 58], в т.ч. погиб ротный 127-го ТП лейтенант Василий Смирнов, были ранены пом. ком. танкового батальона по тех. части воентехник 2-го ранга Василий Леонов, начальник боепитания младший лейтенант Дмитрий Ловчиков (прим. – ранен у переправы через Вопь), ротный 127-го ТП лейтенант Дмитрий Попов, взводный 127-го ТП лейтенант Василий Соколов, танковый техник 127-го ТП младший лейтенант Александр Минаев, завделопроизводством 127-го МСПБ техник-интендант 2-го ранга Степан Потоков [2].

Также согласно журналу боевых действий 16-й армии, именно в бою 2 сентября был ранен командир 1-го ТБ капитан Иван Прошин, но в именном списке потерь начсостава 127-й ТБр он числится раненым 3 сентября [2; 5, л. 58].

Попавший 4 сентября в плен к немцам неизвестный лейтенант командир танка Т-26 127-го ТП показал, что в 1-м своем бою (прим. – т.е. 2 сентября) 127-й танковый полк потерял в общей сложности 20 танков, в т.ч. танки КВ-1. Насколько эта информация соответствует истине, неизвестно [11, F. 383]. 3 сентября 14-й моторизованной дивизией были захвачены в плен 2 сержанта из состава экипажа танка КВ-1 127-го ТП. Данный танк был подбит немецкой артиллерией при попытке эвакуировать застрявшие легкие танки. Командиром экипажа был некий старший лейтенант [11, F. 381]. Вполне возможно, что им был командир роты тяжелых танков 127-го ТП старший лейтенант Иосиф Бабенков, который числится пропавшим без вести в сентябре 1941 г. [2].



Провал атак 3-4 сентября 1941 г.

Весь день 3 сентября 1941 г. 127-я танковая бригада провела в районе деревни Новоселье (восточное) позади правого фланга 1-й ТД и в бой не вводилась. Находившийся впереди нее 6-й мотострелковый полк (1-я ТД) трижды за день атаковал на Холм, но продвижения вперед не имел. Левее 6-го полка 175-й мотострелковый полк (1-я ТД) продвинулся на западную опушку леса в 2,5 км к западу от Новоселье (западное), выйдя в 500 метрах к востоку от речки Хатвенка. За день 1-й танковой дивизией было потеряно 10 танков, а в мотострелковых полках к вечеру осталось примерно по 200 человек [5, л. 59; 8, л. 12; 21, л. 40].

В 127-й танковой бригаде 3 сентября были ранены политрук танковой роты младший политрук Виктор Кавязин, взводные 127-го ТП лейтенант Геннадий Королев, младшие лейтенанты Василий Задорин и Алексей Константинов – все известные ее потери в тот день [2].

После провала попыток 1-й танковой дивизии собственными силами взять Холм и Кровопусково и понесенных ею больших потерь штаб 16-й армии решил вновь ввести в бой 127-ю танковую бригаду и в 6.00 4 сентября своим боевым приказом №03/оп поставил ей задачу: нанести удар из Новоселье (восточное) на Кровопусково, совместно с соседней справа 101-й танковой дивизией уничтожить противника в районе Холма и Кровопусково и далее наступать в северо-западном направлении на деревни Макеева и Степанкова [5, л. 60].

Наступление 16-й армии началось после 30-минутной артподготовки в 12.00 4 сентября. 127-я танковая бригада согласно полученному приказу атаковала от Новоселье (восточное) непосредственно на Холм, построив свои боевые порядки в 3 эшелона. Перед лицом массированной танковой атаки противник прежде всего огнем отрезал от танков пехоту, затем пропустил через свои позиции танки 1-го и 2-го эшелона, после чего огнем отсек их от танков 3-го эшелона, а после этого противотанковые и полевые орудия противника прямой наводкой начали расстреливать с фланга и с тыла прорвавшиеся через позиции танки 1-го и 2-го эшелонов [5, л. 62, 94].

В ходе наступления к 14.20 127-я танковая бригада достигла южной опушки леса к югу от Кровопусково, где, по советским данным, разбила части 364-го пехотного полка (161-я ПД), после чего ударила с севера через западную окраину Холма на лес к западу от Новоселье (западное) [5, л. 62; 8, лл. 37, 38]. Вышедший следом за танками 127-й ТБр в лес между Холмом и Кровопусково 18-й мотострелковый полк (101-я ТД), по некоторым данным, к 14.00 занял западную опушку леса в 1 км к востоку от высоты 221,6 [8, л. 58].

К этому времени на усиление немецкого 8-го армейского корпуса прибыла свежая 255-я пехотная дивизия, которая была введена в бой на стыке между 14-й и 28-й пехотными дивизиями и, по немецким данным, в 13.00 из района Холма перешла в контрнаступление силами своих 455-го и 465-го пехотных полков [9, F. 1052].

Штаб 16-й армии отметил начало немецкого контрнаступления с 14.00 [8, л. 57]. В ходе него примерно в 15.30 455-й пехотный полк занял Новоселье (западное), выйдя в тыл 175-му мотострелковому полку (1-я ТД), а 465-й пехотный полк к 16.30 вышел в лес к западу от деревни Чистая [9, F. 283, 1052]. Под ударом противника 18-й мотострелковый полк (101-я ТД) отошел в деревню Чистая, а вошедший в Холм 6-й мотострелковый полк отошел на 1 километр к востоку, на высоты к северо-западу от Новоселье (восточное). Контратакованный со стороны Холма и деревни Самуйлова, 175-й мотострелковый полк оставил лес к юго-западу от Новоселье (западное) и отошел в лощину в 1,5 км юго-западнее Новоселье (восточное) [5, лл. 61, 62; 8, л. 37].

Судя по документам штаба 16-й армии, все это время прорвавшиеся к северу от Холма танки первых 2 эшелонов 127-й ТБр действовали в расположении 255-й пехотной дивизии в условиях полного окружения. Выход оставшихся на ходу танков из окружения происходил с большими потерями. Проведя за день 4 атаки и контратаки, с наступлением темноты 127-я танковая бригада отошла в пункт сбора в Новоселье (восточное) и лощину к северо-востоку от него [5, лл. 62, 94].

Всего за день 4 сентября 127-я танковая бригада, по советским данным, уничтожила 2 роты пехоты, 15-17 орудий ПТО и 10 минометов. При этом сама бригада потеряла выбывшими из строя 24 танка с их экипажами и сократилась до 42 исправных танков [5, л. 64; 19, с. 122].

Среди прочих погибли старший адъютант 127-го МСПБ старший лейтенант Александр Потехин, ротный 127-го ТП лейтенант Закий Мустафин, ротные 127-го МСПБ лейтенант Михаил Туманов, младший лейтенант Григорий Телегин, комиссары танковых рот политруки Алексей Рязаев и Николай Сипливый, взводные 127-го ТП лейтенанты Валентин Акимов, Федор Данилин, Константин Зотов, Сергей Лаврищев, взводный 127-й разведроты младший лейтенант Сергей Жернов (Жарнов?).

Были ранены командир танкового батальона старший лейтенант Альфред Шварц, комиссар танкового батальона старший политрук Тимофей Лубышев, командир 127-го МСПБ капитан Дмитрий Белоусов (прим. – умер от ран 4 или 5 сентября 1941 г.), начальник связи 127-го МСПБ лейтенант Франц Самотыга, начальник инженерной службы 127-го МСПБ младший лейтенант Алексей Ваньков, начальник хим. службы 127-го МСПБ лейтенант Иван Рябенков, зав. делопроизводством 127-го МСПБ техник-интендант 2-го ранга Степан Потоков, командир 127-й разведроты старший лейтенант Александр Иванов, ротные 127-го МСПБ лейтенанты Михаил Разовский, Григорий Юрочкин, комиссар роты 127-го МСПБ политрук Михаил Молярчук, взводные 127-го ТП лейтенанты Петр Алексеев, Семен Галицкий, Степан Жвавый, Ефим Храмов, взводные 127-го МСПБ лейтенанты Абрам Зевлевер, Иван Савченко, младшие лейтенанты Петр Калков, Сергей Чижев [2].

Также у деревни Осиновки (северо-восточнее д. Кровопусково) 14-й моторизованной дивизией был пленен некий лейтенант командир танка Т-26 127-й ТБр, фамилия которого неизвестна [11, F. 383]. А уже 7 сентября между Холмом и Коханово попал в плен некий старшина из батальона легких танков, Т-26 которого был, вероятно, подбит в бою 4 сентября, а сам он все эти 3 дня пробыл в тылу противника [11, F. 394].

Бои 5 сентября 1941 г.

4 дня наступления дорого стоили 1-й танковой дивизии. К исходу дня 4 сентября 1941 г. оба ее мотострелковых полка насчитывали всего по 175-200 человек [5, л. 62], а потому для продолжения наступления в 4.00 5 сентября штаб 16-й армии своим боевым приказом №04 усилил дивизию 48-м стрелковым полком 38-й стрелковой дивизии (прим. – переброшен с левого фланга армии утром 5 сентября) и 127-м мотострелковым батальоном и поставил ей задачу вновь овладеть Холмом и высотой 221,6. 127-й танковый полк этим же приказом перешел на усиление 152-й стрелковой дивизии, которая получила задачу овладеть деревней Самуйлова и высотой 221,3 (западнее д. Самуйлова) [5, л. 65].

В 9.00 5 сентября немецкая 255-я пехотная дивизия вновь перешла в наступление из района Холма, ударив по стыку 6-го и 18-го мотострелковых полков 1-й и 101-й танковых дивизий. Не выдержав этой атаки, 18-й мотострелковый полк отошел на 2 км к востоку, в деревню Чистая, а оборонявшийся левее 127-й мотострелковый батальон отошел из Новоселье (восточное) к реке Вопь. Вслед за этим в 12.00 1-я танковая дивизия сама перешла в наступление и к исходу дня заняла Новосилье (западное) и рощи к востоку от Холма [5, л. 66; 9, F. 1019].

В 12.00 5 сентября перешли в наступление и остальные части 16-й армии, в т.ч. ударили 544-й и 646-й стрелковые полки 152-й стрелковой дивизии со 127-м танковым полком [5, лл. 67, 96]. Журнал боевых действий немецкой 28-й пехотной дивизии отмечает начало советского наступления с участием танков с 13.00. Атаке подверглись 2-й батальон 49-го пехотного полка, 28-й разведывательный батальон и 7-я рота 7-го пехотного полка [13, F. 1074].

4 танка 127-й ТБр атаковали на участке 2-го батальона 49-го ПП, выбили с его позиций эскадрон 28-го разведывательного батальона, после чего с левого фланга заехали на позиции 6-й роты 49-го ПП, где 3 из 4 танков были подбиты немцами, в т.ч. 2 танка связками гранат подбил унтер-офицер Шрёдер (Schröder) из 6-й роты. После провала 1-й танковой атаки позже пехота 152-й СД снова атаковала при поддержке танков 127-й ТБр, однако огнем орудий ПТО эта атака также была отбита [9, F. 923; 16, с. 55, 61].

Все атаки танков 127-й ТБр были отбиты к 15.30, при этом 2-й батальон 49-го ПП, согласно журналу боевых действий 28-й ПД, уничтожил 4 танка, а 28-й разведывательный батальон и 7-я рота 7-го ПП уничтожили еще 4 танка [13, F. 1074]. Всего же, по немецким данным, на участке 28-й пехотной дивизии 5 сентября было подбито 9 советских танков [9, F. 1020].

За день атаковавший на Самуйлова усиленный танками 127-й ТБр 544-й стрелковый полк своей задачи так и не выполнил и к исходу дня занимал рубеж: роща восточнее деревни Самуйлова – перекресток дорог в 1,5 км юго-восточнее надписи «Самуйлова» – восточный берег речки Хатвенка в 1 км к северу от деревни Кудинова [5, л. 67].

Фактические потери 127-й танковой бригады в танках и личном составе за 5 сентября не известны. Среди прочих погиб старший адъютант танкового батальона старший лейтенант Соломон Сирхаев, были ранены старший врач военврач 3-го ранга Василий Смиркин, комиссары рот 127-го МСПБ политруки Павел Синотин, Сергей Смертин, взводные 127-го МСПБ лейтенант Андрей Абрамцев, младшие лейтенанты Израиль Безновский, Иван Майоров, Николай Романов [2].

Завершение наступления. Итоги

Наступление 16-й армии возобновилось с 10.00 6 сентября 1941 г. Танки 127-й ТБр совместно с пехотой 152-й СД атаковали позиции 2-го батальона 7-го ПП. В 13.00 штаб 7-го ПП отчитался в штаб своей дивизии об отражении атаки и об уничтожении 3 советских танков. Ни малейшего продвижения 544-й и 646-й стрелковые полки 152-й стрелковой дивизии не имели и к исходу дня занимали все тот же рубеж, что и накануне [5, лл. 67, 68; 13, F. 1076]. Сведений о боевых действиях 127-го мотострелкового батальона 6 сентября на участке 1-й танковой дивизии нет.

Всего в бою 6 сентября 127-я танковая бригада потеряла 13 человек личного состава (6 – убитыми, 7 – ранеными) и 4 танка, которые не вернулись с поля боя [5, л. 69].

Среди прочих были ранены политрук батареи ПТО младший политрук Николай Лысенко и взводный 127-го МСПБ младший лейтенант Георгий Каменский [2].

Потеряв в боях с 1 по 6 сентября 5207 человек личного состава, 152-я стрелковая дивизия к вечеру 6 сентября насчитывала всего лишь 600 активных штыков, что было крайне мало для ведения наступления, однако наступательных задач с нее никто не снимал [5, л. 71; 8, л. 15]. Наступление возобновилось после 15-минутной артподготовки в 10.00 7 сентября. Журнал боевых действий штаба 8-го АК отмечает, что советские атаки к югу от Новоселье (западное) начались с 10.15. Немцы отметили участие в атаках лишь отдельных танков 127-й ТБр (прим. – как следствие ранее понесенных больших потерь в танках). Все 4 атаки, проведенные в течение дня 152-й стрелковой дивизией при поддержке танков 127-й ТБр, были отбиты. Несмотря на продвижение вперед танков 127-й ТБр, пехота дивизии продвинуться следом за ними не смогла и осталась на прежнем рубеже [5, лл. 69, 70; 9, F. 291].

Среди прочих 7 сентября в 127-й танковой бригаде погиб взводный 127-го ТП лейтенант Николай Долгополов, были ранены танковый техник 127-го ТП младший лейтенант Григорий Волосенко, взводный 127-го ТП лейтенант Алексей Деменков [2].

Об участии 127-й танковой бригады в наступлении 1-й танковой и 152-й стрелковой дивизии 8-9 сентября ничего не известно. Немецкие документы также не отмечают участие советских танков в атаках пехоты на этом участке. Из потерь бригады в этих известно лишь, что 8 сентября в районе Озерище осколками снаряда был убит взводный 127-го зенитного дивизиона младший лейтенант Трофим Клочко [2].

В 15.00 10 сентября штаб 16-й армии отдал войскам боевой приказ №07/оп о переходе к обороне на достигнутых рубежах, и согласно этому приказу 152-я стрелковая дивизия с ротой легких танков 127-й ТБр (12 Т-26) перешла к обороне на участке: северная опушка леса западнее Новоселье (западное) – юго-восточная окраина деревни Самуйлова – юго-западная окраина деревни Кудинова, а 127-я танковая бригада (без роты легких танков и батареи ПТО) с наступлением темноты 10 сентября была выведена в армейский резерв и сосредоточилась в районе лесничество Озерище, (иск.) Заборье [5, лл. 74, 75; 22, лл. 280, 281].

Всего с 1 по 10 сентября 1941 г. 127-я танковая бригада, по советским данным, вывела из строя 1000 немцев, сбила 1 самолет, уничтожила 2 танка, 2 автомашины, 5 орудий, 54 миномета, 8 пулеметов, захватила в качестве трофеев 5 минометов и 4 пулемета [4, л. 105].

За это же время бригада потеряла 607 человек личного состава (в т.ч. 134 – убитыми, 275 – ранеными) и 23 танка (2 КВ-1, 21 Т-26) безвозвратно, в т.ч. 6 Т-26 сгорело, а 17 танков (2 КВ-1, 15 Т-26) остались неэвакуированными в расположении противника. Таким образом, потери бригады в личном составе и танках составили 26 и 24% соответственно от численности бригады в личном составе и танках по состоянию на 31 августа [4, лл. 104, 106]. Впрочем, судя по количеству оставшихся в бригаде к 1 октября танков, общая убыль танков за сентябрь составила не 23, а 40 танков (5 КВ-1, 27 Т-26, 8 БТ), т.е. 41,6% танкового парка бригады. Разница составляет 17 танков (3 КВ-1, 6 Т-26, 8 БТ), которые, скорее всего, были отправлены на капремонт [24, с. 101].

Список источников

Tags: 127 ТБр, 14.id. (mot.), 16 А, 161.id, 255.id, 28.id, ЗапФ, г. Ярцево, осень 1941 г.
Subscribe

Posts from This Journal “127 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment