Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

262-й отдельный танковый полк прорыва. ч.1. В наступлении на Острогожск, январь 1943 г.

Дополнено и отредактировано 03.10.2019

Небольшое предисловие.

Одним из участников Третьей Битвы за Харьков (март 1943 г.) был 262-й отдельный танковый полк прорыва, о действиях которого под Харьковом и Белгородом в марте 1943 г. не сказано пока что ни слова ни в одном военном исследовании, посвященном этой теме. Этот очерк - о боевых действиях данного танкового полка в 1-й половине 1943 г., начиная от Щучьинского плацдарма на Дону к югу от Воронежа в январе 1943 г. и заканчивая обороной под Белгородом в июне 1943 г., в т.ч. о действиях под Харьковом и Белгородом. Основа текста - это "Краткий отчет о боевой деятельности 262-го отдельного танкового полка прорыва с 12 декабря 1942 по 1 сентября 1943 г", несколько дополненный из других источников информации. По действиям 262-го ОТПП в Харькове и Белгороде с материалом весьма негусто, а потому надеюсь на такие дополнения со стороны, как сделанные немцами весной 1943 г. фотографии именных танков КВ-1 в Харькове и Белгороде, информацию о пропавших без вести танкистов 262-го ОТПП, имена которых не указаны в тексте, и другие дополнительные сведения.

Командный состав (до июля 1943 г.)

Командиры полка:

(14 декабря 1942 г. – март 1943 г.) подполковник Александр Филиппович Караван [4, л. 108];

(врио) (апрель 1943 г.) майор Семен Константинович Куркоткин [33];

(20 апреля – декабрь 1943 г.) подполковник Исаак Ильич Айзенберг [1; 3, л. 164].

Заместители командира полка по строевой части:

(14 декабря 1942 – апрель 1943 г.) капитан, (на 1 апреля 1943 г.) майор Семен Константинович Куркоткин [4, л. 108; 33];

(20 апреля 1943 г. - ?) подполковник Филипп Семенович Ложкин [3, л. 164].

Помощник командира полка по технической части:

(с 14 декабря 1942 г.) инженер-капитан Марк Васильевич Сидоренко [4, л. 108].

Помощник командира полка по хозяйственной части:

(? – 11 марта 1943 г.) капитан Леонид Андреевич Баженов (погиб) [2].

Заместитель командира полка по политической части:

(на 14 января 1943 г.) майор Федор Иванович Харитонов [27].

Начальники штаба:

(10? декабря 1942 г. – апрель 1943 г.) капитан Николай Петрович Малышев [4, лл. 107, 108; 33];

(с 20 апреля 1943 г.) капитан Михаил Данилович Костин [3, л. 164].

Начальник связи:

(с 14 декабря 1942 г.) старший лейтенант Александр Ефимович Цигуля [4, л. 108].

Начальник химической службы:

(с 14 декабря 1942 г.) лейтенант С.В. Глазунов [4, л. 108].

Формирование и боевое крещение 14 января 1943 г.

262-й отдельный танковый полк прорыва начал формироваться в составе 60-й армии 10 декабря 1942 г. на основании указаний АБТУ Воронежского фронта от 9 декабря под наименованием «отдельный гвардейский танковый полк прорыва» (Гв.ОТПП) на базе 475-го отдельного танкового батальона (475-й ОТБ). 15 танков КВ-1 475-го ОТБ составили 1-ю, 2-ю и 3-ю танковые роты Гв.ОТПП и к моменту формирования полка располагались на восточной опушке леса в 4,5 км села Ямное (севернее г. Воронеж) в оперативном подчинении командира 232-й стрелковой дивизии. Составившие 4-ю танковую роту 6 танков КВ-1 180-й танковой бригады находились на юго-восточной окраине села Отрожка (Железнодорожный район г. Воронежа). Также из состава 180-й танковой бригады на укомплектование полка прибыло 7 автомашин (5 ГАЗ-АА, 1 ЗИС-5, 1 бензоцистерна). Остальные автомашины в составе новосформированного танкового полка были из 475-го танкового батальона. Чуть позже, 15 декабря, полком были получены 3 бронемашины БА-64 с личным составом, которые вошли в состав взвода управления [4; 5, л. 6]. Полученные полком танки были далеко не новыми и в среднем имели по 100 моточасов работы на Воронежском фронте [3, л. 156]. 14 декабря личному составу полка был объявлен приказ по 60-й армии о назначениях на должности комначсостава. Согласно этому приказу командиром Гв.ОТПП стал подполковник Александр Филиппович Караван, ранее занимавший должности начальника штабов 116-й танковой бригады и 25-го танкового корпуса. Бывший командир 475-го ОТБ капитан Семен Куркоткин был назначен заместителем командира Гв.ОТПП [4].

Формирование полка завершилось 27 декабря 1942 г. Полк был сформирован по штату №010/267 в составе:

4 танковые роты по 5 танков КВ-1 в каждой;

рота технического обеспечения;

взвод управления;

штаб полка [3, л. 156].

Каждый из танков полка имел собственное название, нанесенное на броню танка, например, танк КВ-1 командира полка имел название «Дзержинец». В 1-й танковой роте были танки «Александр Невский», «Багратион», «Кутузов», «Суворов»; во 2-й роте – танки «Вперед на запад», «За Белоруссию», «За родину», «За свободу», «За Украину»; в 3-й роте – танки «Боженко», «Иван Сусанин», «Чапаев»; в 4-й роте – танки «Фрунзе», «Щорс». Все эти названия перечислены в наградных листах на военнослужащих Гв.ОТПП. Названия 6 других танков в наградных листах не отражены [34].

На 27 декабря отдельный гвардейский танковый полк прорыва насчитывал 230 человек личного состава, 21 танк КВ-1, 3 бронемашины БА-64, 30 автомашин (19 грузовых, 11 специальных), 2 мотоцикла [3, л. 156].

В ночь на 29 декабря на основании приказа командующего Воронежским фронтом танковый полк прорыва, пройдя более 20 километров, сосредоточился в лесу у станции Рамонь и в 13.00-18.00 30 декабря на этой станции в составе 20 танков, 3 бронемашин и 11 автомашин погрузился в прибывший железнодорожный эшелон. Остальные 18 автомашин в 10.30 30 декабря выступили в новый район сосредоточения своим ходом. 1 танк КВ-1 и с ним 6 человек остались в прежнем районе сосредоточения танкового полка в лесу юго-западнее деревни Струблище, т.к. танк был технически неисправен [3, л. 156; 6, лл. 3, 4]. К началу наступления, 13 января, танк в полк так и не прибыл [8, л. 43].

В пути в ночь на 1 января 1943 г. эшелон подвергся артобстрелу со стороны противника, однако обошлось без потерь. 1 января танковый полк выгрузился на станции Нижний Икорец и после 35-километрового перехода сосредоточился на левом берегу Дона в лесу к северо-востоку от села Щучье, где поступил в распоряжение командира 18-го стрелкового корпуса (18-й СК) и был придан 309-й стрелковой дивизии (309-я СД) [3, лл. 156, 158].

9 января штаб 18-го СК отдал войскам боевой приказ №003 на предстоящее наступление. 309-я стрелковая дивизия, получившая большое количество средств усиления (танковый полк прорыва, 10-я истребительная бригада, 1240-й противотанковый полк, 1288-й зенитный полк, 50-й саперный батальон, группа из 40 120-мм минометов), имела задачу атаковать с плацдарма на правом берегу Дона в районе села Щучье в направлении высоты 177,4 (юго-западнее с. Щучье). Справа и слева от 309-й дивизии с Щучьинского плацдарма должны были атаковать 219-я стрелковая дивизия и 129-я стрелковая бригада, получившие на усиление танки 96-й и 192-й танковых бригад [7, лл. 25-26].

На 2,5-километровом участке наступления 309-й СД, по данным советской разведки, оборонялось до 2 батальонов пехоты 18-го пехотного полка 12-й венгерской пехотной дивизии – всего 1200 активных штыков, которые имели 56 орудий (6 150-мм, 16 105-мм, 16 75-мм, 4 50-мм, 8 47-мм, 6 37-мм), 12 22-мм ПТР, 28 минометов (16 81-мм, 12 50-мм) и 96 пулеметов (24 тяжелых, 72 легких) [8, л. 43]. Передний край противника проходил на участке: северо-восточные скаты высоты с курганом +1,6 – МТФ – высота 177,4 – 600 метров западнее кургана +1,3 – высота 175,4. Данный участок обороны противник готовил и совершенствовал начиная с июля 1942 г. Оборона состояла из узлов сопротивления с большим количеством ДЗОТов и пулеметных точек, с развитой сетью траншей и ходов сообщения. Перед передним краем находились проволочные заграждения в 2 кола, противотанковые и противопехотные минные поля. Полковые резервы венгров располагались в колхозе 8-е Марта (ныне х. Новая Грань) и слободе Екатериновка, дивизионные резервы – в Коломейцево (ныне Коломыцево) и хуторе Михайловский (ныне не существует, 6 км северо-восточнее с. Коломыцево) [8, л. 32].

Собственно 309-я стрелковая дивизия на 2,5-километровом участке наступления имела 3291 активных штыков, 144 орудия, 180 минометов [8, л. 43]. Штаб 309-й СД принял решение атаковать всеми 3 стрелковыми полками в 1-м эшелоне. Левофланговый 957-й стрелковый полк получил на усиление 3 роты танков КВ-1 Гв.ОТПП, а атаковавший по центру 955-й стрелковый полк – 1 роту КВ-1. Исходные позиции танкам предписывалось занять на юго-западной окраине села Щучье, сборный пункт – в лощине с отдельными домами к востоку от отметки 162,1 [8, лл. 32, 33].



Готовясь к предстоящему наступлению, с 9 по 13 января личный состав танкового полка занимался приведением в порядок матчасти, проводил занятия и тщательную рекогносцировку местности, штаб полка увязывал взаимодействие с 309-й стрелковой дивизией [3, л. 158]. Наступление 309-й стрелковой дивизии началось после 2-часовой артподготовки в 10.30 14 января [8, л. 29]. Гвардейский танковый полк прорыва выступил с исходных позиций чуть раньше пехоты, в 10.15. Всего в атаку выступило 20 танков КВ-1. 4-я танковая рота старшего лейтенанта К.А. Дорошкевича атаковала по маршруту: Щучье – отметка 177,4 – курган +1,3 – высота 162,1, а 3 остальные танковые роты во главе с командиром танкового полка атаковали по маршруту: Щучье – курган +1,2 – высота 162,1. Построение обеих групп танков было линейным [3, л. 158].

Ведя непрерывный пушечный и пулеметный огонь на предельных скоростях, танки в 10.30 достигли проволочных заграждений противника, затем проделали несколько проходов в этих заграждениях, овладели высотой 177,4, курганами +1,2 и +1,3 [3, л. 158]. В 150-200 метрах позади проволочных заграждений танки вышли на противотанковые минные поля противника, где понесли потери, после чего открыли огонь с места по ожившим и вновь выявленным огневым точкам противника, тем самым прикрывая разминирование минного поля ротой минеров и прорыв пехоты 309-й СД в ходы сообщения противника [3, л. 158; 11, л. 79].

Пройдя одно минное поле, танки наскочили на 2-е минное поле. Всего на минных полях подорвалось 11 танков КВ-1, а 3 танка были подбиты артогнем. Подорвавшиеся на минных полях танки продолжали огнем с места поддерживать продвижение пехоты [11, л. 79]. Среди прочих на минах подорвался танк командира 3-й роты старшего лейтенанта Петра Козлова (старший механик-водитель техник-лейтенант Григорий Шмыков). Командование сводной 3-й танковой ротой взял на себя командир взвода старший лейтенант Яков Палкин [24, лл. 369, 389; 35]. Во главе с ним оставшиеся танки преодолели 2-е минное поле, к 12.30 завершили прорыв обороны противника, в 13.00 вышли к оврагу к западу от отметки 162,1 и начали обходить овраг с севера. Следом за танками к 14.40 в этот овраг вышла пехота 955-го СП, а соседние 957-й и 959-й стрелковые полки вышли на юго-западные и северо-западные скаты высоты 162,1 [3, л. 158; 8, л. 29].



Сдав свою главную линию обороны, венгры, оказывая слабое сопротивление, стали под прикрытием огня артиллерии со стороны деревни Петровская (ныне с. Петровское) откатываться в юго-западном направлении [8, л. 29]. Преследуя отходящего противника, сводная 3-я танковая рота вывела пехоту 957-го СП на окраину колхоза 8-е Марта, после чего к 16.00 пехота овладела этим колхозом и двинулась на Петровскую [3, л. 158; 8, л. 30].

Взяв колхоз 8-е Марта, танковый полк выполнил поставленную ему задачу, после чего оставшимися танками сосредоточился на сборном пункте в отдельных дворах в 1 км к востоку от отметки 162,1. Для овладения Петровской полк в 20.00 направил, по одним данным, 3 танка КВ-1, по другим данным – 5 танков КВ-1 во главе с командиром 3-й роты старшим лейтенантом Козловым, танк которого к этому времени удалось отремонтировать [3, л. 158; 8, л. 39; 11, л. 79]. Согласно наградным листам на Козлова и его радиста сержанта Евгения Абрамова, танк КВ-1 Козлова (прим. – в наградном листе на Абрамова танк назван как «Чапаев») в одиночку ворвался в Петровскую, где подавил огонь 2 артиллерийских батарей и вывел в деревню пехоту 957-го СП [34, л. 57; 35].

Следом за танками Гв.ОТПП в 22.00 13 января 957-й стрелковый полк атаковал и занял деревню Петровская, где захватил штаб венгерского батальона, 10 пленных, 7 орудий. Соседний 959-й стрелковый полк в 24.00 занял хутор Михайловский. В целом продвижение 309-й стрелковой дивизии в 1-й день наступления, 14 января, составило от 9 до 12 километров в юго-западном направлении [8, л. 39].

Всего в бою 14 января гвардейский танковый полк прорыва, выполнив все возложенные на него задачи дня, уничтожил свыше 450 солдат и офицеров противника, 20 орудий, 5 минометов, 21 пулеметную точку, 19 ДЗОТов, 17 блиндажей. Собственные потери танкового полка составили, по разным данным, 15-16 танков КВ-1 подбитыми и 9 человек личного состава: 2 – убитыми, 5 – тяжелоранеными, 2 – легкоранеными. У 10 из 16 подбитых танков была повреждена ходовая часть, танки требовали текущего ремонта, также 3 КВ-1 требовали среднего, а 2-3 КВ-1 – капитального ремонта [3, лл. 158, 160; 11, л. 79].

Погибшими были командир взвода танков старший лейтенант Дмитрий Догадаев и старшина Мошкин [11, л. 79]. Танк Догадаева подорвался на минном поле, экипаж попытался восстановить ходовую часть под огнем противника, при этом старший лейтенант Догадаев был тяжело ранен и умер при эвакуации в госпиталь [24, л. 354]. Также 14 января были ранены пом. нач. штаба полка старший лейтенант Станислав Коваль, командир взвода танков старший лейтенант Владимир Белов, старший механик-водитель техник-лейтенант Николай Емельяненко, командир орудия КВ-1 «Боженко» старшина Василий Лабунский (3-я рота) [24, л. 361; 27; 34, л. 57; 39].

Наиболее отличились во время 1-го дня наступления, 14 января, экипажи танков:

КВ-1 «Вперед на запад», вероятно, командира 2-й роты старшего лейтенанта И.А. Матвейчука (командир орудия старшина Николай Евенко, радист старшина Петр Ноздрин) – уничтожил 7 пулеметных точек, 4 ДЗОТа, 5 блиндажей, до 45 солдат и офицеров противника [34, л. 167];

КВ-1 взводного старшего лейтенанта Николая Ильяшенко – уничтожил 5 орудий, 9 пулеметов, 5 ДЗОТов, 7 блиндажей, 6 лошадей, до 130 солдат и офицеров противника; когда танк был подбит, покинув танк, экипаж захватил в штабе венгерского батальона 1 радиостанцию, 40 топографических карт и другие штабные документы; старший механик-водитель танка техник-лейтенант Кирилл Троценко убил 5 солдат противника, а входивший в состав экипажа зам. ком. роты по полит. части старший лейтенант Иван Туркин и командир орудия танка старшина Петр Шкилев в землянке убили еще 7 солдат противника [24, лл. 355, 357, 358, 360];

КВ-1 взводного лейтенанта Бориса Харитонова (старший механик-водитель техник-лейтенант Василий Кувалдин, младший механик-водитель старшина Иван Серяков) – уничтожил 5 орудий, 1 миномет, 8 пулеметов, 7 ДЗОТов и блиндажей, до 120 солдат и офицеров противника [24, лл. 356, 367, 373];

КВ-1 взводного старшего лейтенанта Якова Палкина (старший механик-водитель техник-лейтенант Николай Емельяненко, командир орудия старшина Александр Русаков, младший механик-водитель старший сержант Сергей Широков) – уничтожил 3 орудия, 6 пулеметов, 5 ДЗОТов, 9 блиндажей, до 120 солдат и офицеров противника [11, л. 79; 24, л. 389; 27];

КВ-1 «Александр Невский» (командир орудия старшина Илья Коржов, младший механик-водитель сержант Василий Истомин,; 1-я рота) – уничтожил 2 орудия, 3 блиндажа, до 70 солдат и офицеров противника [34, л. 56];

КВ-1 «Суворов» (старший механик-водитель старшина Василий Писарев, командир орудия старшина Шариф Арусланов, радист старший сержант Иван Захаров, младший механик-водитель старший сержант Александр Качурин; 1-я рота) – уничтожил 1 орудие, 3 лошади, до 70 солдат и офицеров противника [34, лл. 57, 58, 182];

КВ-1 «За Белоруссию» (командир орудия старшина Иван Камшилов; 2-я рота) – уничтожил 8 орудий, 9 пулеметных точек, 3 ДЗОТа, 4 блиндажа, до 45 солдат и офицеров противника [34, л. 56];

КВ-1 «За родину» (командир орудия старшина Константин Курмаев, младший механик-водитель сержант Иван Кошелев, радист старший сержант Волько Фирд; 2-я рота) – уничтожил 5 орудий, 1 миномет, 8 пулеметов, 7 ДЗОТов и блиндажей, до 90 солдат и офицеров противника [34, лл. 56, 58, 104];

КВ-1 «За свободу» (младший механик-водитель сержант Василий Левицкий; 2-я рота) – уничтожил 3 пушки, 6 пулеметов, 5 ДЗОТов, 7 блиндажей, до 70 солдат и офицеров противника [34, л. 104];

КВ-1 «За Украину» (командир орудия старшина Василий Качной, радист Анатолий Устинов; 2-я рота) – уничтожил 3 орудия, 7 пулеметов, 5 ДЗОТов, 7 блиндажей, до 45 солдат и офицеров противника [34, л. 56];

КВ-1 «Фрунзе» (командир орудия старший сержант Глеб Салтыков; 4-я рота) – уничтожил 75-мм пушку с прислугой, 3 миномета, 2 ручных пулемета, 1 артиллерийский наблюдательный пункт, до взвода пехоты противника [34, л. 56];

КВ-1 «Щорс» (командир орудия старшина Борис Кесель, радист старший сержант Маркус Богатырев; 4-я рота) – уничтожил 37-мм орудие ПТО с прислугой, 2 огнемета, до взвода пехоты противника [34, лл. 56, 57].

Всего, если верить этим наградным листам, вышеперечисленные 12 экипажей танков уничтожили 37 орудий, 5 минометов, 2 огнемета, 62 пулемета, 83 ДЗОТа и блиндажа, 9 лошадей и до 900 солдат и офицеров противника, что в разы превосходит общие заявленные штабом танкового полка цифры нанесенного противнику урона, а отсюда можно утверждать, что цифры потерь противника в наградных листах слишком завышены.

Бой за Пухово 15 января 1943 г.

С утра 15 января 1943 г. 309-я стрелковая дивизия возобновила наступление в западном направлении, на Попасное и Пухово. Потеряв накануне большую часть своих танков, танковый полк смог выделить для наступления лишь сводную 3-ю танковую роту старшего лейтенанта Козлова. Пройдя Коломейцево (ныне Коломыцево) и Попасное, танки при подходе к селу Пухово столкнулись с огнем 1-2 батарей ПТО и 3-4 штурморудий. Танк КВ-1 старшего лейтенанта Козлова подбил 1 штурмовое орудие, протаранил 2-е штурмовое орудие, подавил огонь 1 батареи ПТО. Согласно отчету штаба Гв.ОТПП, выстрелом из пушки в упор он также вывел из строя экипаж этого штурморудия во главе с командиром дивизиона штурморудий [3, л. 160; 35].

Огнем противотанковой батареи с фланга танк Козлова был подбит, сам Козлов, старший механик-водитель танка техник-лейтенант Григорий Шмыков, радист-пулеметчик младший сержант Борис Киричков и младший механик-водитель сержант Михаил Мишин были ранены. Судя по наградным листам, в танке также находился и командир взвода старший лейтенант Марк Борисовский, который, как и все, был ранен [24, л. 368; 34, л. 57; 35]. Соседний танк КВ-1 «Дзержинец» командира полка был подбит и подожжен, командиру танка старшему лейтенанту Якову Палкину оторвало обе ноги, его старший механик-водитель техник-лейтенант Борис Куница и младший механик-водитель старший сержант Сергей Широков, будучи тяжелоранеными, сгорели в танке, были ранены командир орудия старшина Александр Русаков и радист старший сержант Александр Толмачев [3, л. 160; 24, лл. 353, 359, 389; 34, л. 56].

Все оставшиеся в живых танкисты (4 тяжелораненых и 4 легкораненых) соединились вместе в подбитом танке Козлова, где находились еще 2 часа в расположении противника до подхода пехоты 959-го СП [35]. Следом за танковой ротой Козлова к 17.00 959-й стрелковый полк занял Попасное, к 22.00 занял Пухово и вышел на его западную окраину, деблокировав танк Козлова. Соседний 955-й стрелковый полк к исходу дня занял колхоз «Красная Заря» (ныне не существует, 3,5 км юго-восточнее с. Попасное), а 957-й стрелковый полк к 3.00 16 января взял Ясеново. Общее продвижение 309-й стрелковой дивизии за день 15 января составило 14-16 километров в западном и юго-западном направлениях [8, л. 31].

Всего в бою 15 января отдельный гвардейский танковый полк прорыва, согласно отчету своего штаба, силами сводной 3-й танковой роты уничтожил 2 штурмовых орудия, 2 батареи ПТО и то ли до 70, то ли свыше 80 солдат и офицеров противника, потеряв 1 танк КВ-1 сгоревшим и 9 человек личного состава: 2 – убитыми (техник-лейтенант Борис Куница, старший сержант Сергей Широков), 2 – тяжелоранеными, 4 – легкоранеными [3, л. 160; 11, л. 79]. По данным штаба 309-й СД, 15 января танковый полк потерял не 1, а 3 танка КВ-1 и 10 человек личного состава (2 – убитыми, 8 – ранеными), что больше соответствует данным из наградного листа на Козлова. Тяжелораненый старший лейтенант Козлов, которому за бои 14-15 января позже присвоили звание Героя Советского Союза, от полученных ран умер в госпитале [8, лл. 31, 58; 35].

Под Острогожском

Потеряв за 2 дня боев практически все свои танки, 16-17 января 1943 г. гвардейский танковый полк прорыва в боевых действиях уже не участвовал, а приводил себя в порядок и занимался ремонтом своих танков. В 4.00 18 января после 25-километрового ночного перехода 6 отремонтированных танков КВ-1 под общим командованием старшего лейтенанта Бориса Ремова (командир 1-й танковой роты) прибыли в Пухово. Позже к ним присоединились еще 2 танка КВ-1, прибывшие из Петровской, а затем в Пухово подтянулся штаб танкового полка. В 21.00 после 30-километрового перехода сводная танковая рота Ремова и штаб полка сосредоточились в хуторе Должик к востоку от Острогожска [11, л. 79]. По данным штаба 309-й СД, рота прибыла в Должик к 23.00 в составе 7 танков КВ-1 [8, л. 49].

К этому времени стрелковые полки 309-й СД вышли на юго-восточные и южные подступы к Острогожску и совместно с войсками левого фланга 40-й армии блокировали в городе части немецкую 168-ю пехотную дивизию с остатками венгерской 13-й легкопехотной дивизии. Для усиления оборонявшегося к югу от Острогожска на участке: Ближнее Стояново – (иск.) совхоз Победа - 955-го стрелкового полка в 12.00 19 января в район Ближнее Стояново выступили 6 танков КВ-1 сводной роты старшего лейтенанта Ремова. Еще 4 отремонтированных танка КВ-1 танкового полка к 17.00 оставались стоять в Ясеново в 8 км к югу от Пухово [8, л. 50].

Из 6 вышедших на марш танков КВ-1, вероятно, только 4 танка смогли вовремя прибыть в Ближнее Стояново. В ночь на 20 января 168-я пехотная дивизия главными силами выступила из Острогожска на прорыв в юго-западном направлении. В течение ночи сводная 1-я танковая рота Ремова вела огонь по отходящему противнику. К 5.00 168-я пехотная дивизия силою до полка пехоты прорвалась в село Гнилое (западнее х. Ближнее Стояново), после чего в 9.00 955-й стрелковый полк с 4 танками Ремова контратаковал противника в Гнилом, за утро вновь овладел им и в 12.30 вышел на западную окраину этого села [3, лл. 160, 162; 8, л. 52; 11, л. 79]. По состоянию на 17.00 танковый полк прорыва насчитывал в своем составе 11 исправных танков, в т.ч. 4 КВ-1 поддерживали 955-й стрелковый полк, 5 КВ-1 находились на марше из Должика в Петренково (юго-восточнее с. Ближнее Стояново), а 2 отремонтированных танка КВ-1 оставались в селе Щучье [8, л. 52].

В 15.00 20 января 107-я стрелковая дивизия 40-й армии полностью овладела Острогожском [42, л. 11]. Остававшиеся здесь 248-й саперный батальон и подразделения прикрытия 168-й ПД, а также остатки 13-й ЛПД попытались прорваться через Гнилое, но подверглись сильному артминометному обстрелу и были вынуждены пробиваться из окружения вдоль болотистой поймы речки Тихая Сосна. Почти все колесные автомашины, сани, а также Nebelwerfer 41, штурмовые и зенитные орудия застряли и были брошены отступавшими немецкими войсками. Особенно большие потери были понесены от огня танков Гв.ОТПП по появлявшимся то тут то там заторам немецкой техники [41, F. 899, 901].

Всего в бою 20 января танковый полк прорыва уничтожил, по одним данным, 2 штурмовых орудия, 26 автомашин, 60 повозок, 2 тяжелых зенитных орудия, до 650 солдат и офицеров противника, потеряв всего 1 человека убитым (командир танка лейтенант Борис Потапов) без потерь в матчасти [11, л. 79]. По другим данным, было уничтожено не 2, а 1 штурмовое орудие и 36, а не 26 автомашин [3, л. 162]. В наградном листе на командира сводной танковой роты старшего лейтенанта Бориса Ремова также говорится, что его рота уничтожила 1 танк и 1 штурмовое орудие [25, л. 199]. Штурморудия были, вероятно, из состава 190-го  дивизиона штурморудий, который, собственно, и поддерживал 168-ю пехотную дивизию [41, F. 891].

За бой 20 января в районе Острогожска были награждены экипажи все 4 танков КВ-1, принимавшие участие в том бою. На счет каждого из них были записаны следующие достижения:

КВ-1 «Кутузов» ротного старшего лейтенанта Бориса Ремова (командир орудия старшина Иван Троценко, младший механик-водитель красноармеец Иван Бабкин, радист сержант Николай Ширин) – уничтожил 1 танк, 17 автомашин, 28 повозок, 2 тяжелых зенитных орудия, до 120 солдат и офицеров противника [34, лл. 56, 104];

КВ-1 «Багратион» (младший механик-водитель старшина Александр Потапов, радист старший сержант Иван Новиков; 1-я рота) – уничтожил 10 автомашин, 15 повозок, до 130 солдат и офицеров противника [34, л. 104];

КВ-1 «Александр Невский» (старший механик-водитель старшина Леонид Гуреев, командир орудия старшина Илья Коржов, младший механик-водитель сержант Василий Истомин, радист младший сержант Николай Исаев; 1-я рота) – уничтожил 1 штурмовое орудие, 11 автомашин, 6 повозок, до 120 солдат и офицеров противника [34, лл. 57, 104];

КВ-1 «За Белоруссию» (командир орудия старшина Иван Камшилов; 2-я рота) – уничтожил 10 автомашин, 15 повозок, до 75 солдат и офицеров противника) [34, л. 56].

Всего на 4 танковых экипажа записали уничтожение 1 танка, 1 штурмового орудия, 48 автомашин, 64 повозок, 2 зенитных орудия и до 445 солдат и офицеров противника.

Итоги январского наступления

С 21 января 1943 г. отдельный гвардейский танковый полк прорыва в боевых действиях уже не участвовал, а приводил себя в порядок. В строю оставалось 11 танков КВ-1, в ремонте – 9 КВ-1 [11, л. 80].

В целом за время боевых действий с 14 по 20 января 1943 г. отдельный гвардейский танковый полк прорыва прошел своим ходом 194 километра (что вывело из строя большинство моторов танков, ресурс которых уже к началу боевых действий был на пределе);

уничтожил до 1100 солдат и офицеров противника, 1 танк, 4 штурмовых орудия, 36 автомашин, 60 повозок, 28 орудий (2 зенитных, 6 противотанковых, 20 полевых), 21 пулемет, 28 блиндажей и ДЗОТов;

потерял 1 танк КВ-1 безвозвратно (прим. – вероятно, танк старшего лейтенанта Палкина) и 23 человека личного состава: 6 – убитыми, 17 – ранеными [11, л. 80].

Tags: 168.id, 262 ОТПП, ВорФ, г. Острогожск, зима 1942/43 гг.
Subscribe

Posts from This Journal “262 ОТПП” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments