Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

16-я моторизованная дивизия. ч.1. Бои 20-23 декабря 1941 г. Перевод гешихта

Мой личный любительский выборочный (т.е. часть текста, где многоточие, опущена) перевод гешихта 16-й моторизованной дивизии, дающий общее представление о боевых действиях этой дивизии против 40-й армии в декабре 1941 – январе 1942 г. Когда буду разбирать 14-ю танковую бригаду, вероятно, дополню текст другими переводами. Время в тексте изменено с берлинского на московское.

Fritz Memminger. Die Kriegsgeschichte der Windhund-Division - 16. Infanterie-Division (mot.), 16. Panzergrenadier-Division, 116. Pz.Division. – Bochum: Pöppinghaus, 1962.

...В прежнем секторе боевой группы Хольма (156-й ПП) уже 18 декабря установлены 3 советских полка, а именно:

справа, перед 3-й батальоном 156-го ПП (Köster): 104-й СП (200 человек), и слева, перед 2-м батальоном 156-го ПП (Stöcker): 535-й и 875-й СП (300 солдат).

Однако, согласно накопленному опыту, из-за низкой боеспособности это не имеет угрожающего характера. Но выступление танков 20 декабря - неприятный сюрприз. Русские ударили на севере очень сильными войсками и к тому же при танковой поддержке как раз проводившуюся ночью замену 1-м батальоном 156-го ПП 59-го МЦБ 9-й ТД. Каждый солдат знает этот момент слабости. Так как артиллерия не имела возможности для пристрелки, достаточная поддержка артиллерии отсутствовала. Все же первые удары были отбиты.

Но перед наступающими толпами (2000-3000 человек) и танками, не имея собственных достаточных противотанковых средств, около 12.00 1-я рота (без офицеров, лейтенант Schneider из-за ранения вышел из строя) и 2-я рота (охвачена слева, там во время ночной смены к 9-й ТД возникла "дыра" почти на 3 км) в конце концов отошли за проходящую по высотам дорогу. 3-я рота удерживала свои позиции против превосходящего ее противника до полудня, пока, как указано в журнале боевых действий, не была раздавлена 12 танками (в т.ч. Т-34). Она пробилась через уже охватившую ее русскую пехоту в опорный пункт Панской Верх (усиленная 5-я рота). Русские с криком «Ура» преследовали 1-ю и 2-ю роты, но вскоре были остановлены хорошо ложащимся огнем артиллерии, так что пехота может снова привести себя в порядок и обосноваться у Тима и впереди Тима.

Опорный пункт обер-лейтенанта Баумгартена-Крузиуса (Baumgarten-Crusius) удерживался, как волнолом, против атак с 3 сторон с 13 танками (в т.ч. тяжелые) и сильной пехоты. Об этом обер-лейтенант Baumgarten-Crusius сам сообщил (записано 12.12.1963 генералом Хейнрици):

«Около 7.00 20 декабря в выдвинутом вперед опорном пункте Панской Верх замечено намерение русских атаковать, и заняты оборонительные позиции на окраине населенного пункта. Это местечко занимала 5-я рота под моим руководством. Ей были подчинены или предоставлены для совместных действий: противотанковый взвод (37-мм ПТО), 1 легкая полевая гаубица 4-й батареи (другие орудия стояли примерно на уровне проходящей по высотам дороги), метательная установка на деревянной раме, 1 взвод легких пехотных орудий, 1 взвод тяжелых пулеметов). Слева от опорного пункта на гряде высот, на открытом поле и едва ли в пределах видимости – 1-й батальон 156-го ПП. Как началось русское наступление при поддержке 13 танков, 1-й батальон был очень быстро выдавлен из своих недостаточных позиций. Большая часть солдат этого батальона хлынула через Панской Верх вплоть до главной боевой линии примерно в 4 км позади 2-го батальона 156-го ПП (с. 913).

Это был наиболее критический момент для гарнизона опорного пункта... Русские повернули на юг, на опорный пункт. Удалось загнать русскую пехоту в укрытия, так что русские танки не решились на самостоятельный рывок в местечко. Тем не менее, очень скоро целенаправленным обстрелом были выведены из строя легкая полевая гаубица и взвод пехотных орудий, после того, как они пытались прямой наводкой вывести из строя танки. 37-мм ПТО боролись с русскими танками, впервые для нас, без какого-либо эффекта. В этой ситуации я получил приказ командира 2-го батальона 156-го ПП подполковника Шмаля (Schmahl) отходить на передний край. В следующем телефонном разговоре с полковником Хольмом я добился того, что я мог сам определять время отхода. Так как отход был бы в светлый день при глубоком снеге через открытую местность на примерно 4 км самоубийством, у меня было твердое намерение держаться вплоть до темноты и затем выводить сплоченный гарнизон опорного пункта. Это удалось, даже при помощи нескольких оставшихся транспортных средств - большинство транспортных средств были к этому времени на ремонте в Курске - около 19.00. В пути нас достигла 6-я рота 156-го ПП, которая хотела провести контратаку для снятия нагрузки с гарнизона опорного пункта с юго-запада».

Подробное боевое донесение 20.12.1941, оригинал которого существует, должно быть опубликовано в интересах всех участников того события дословно, так как здесь предусмотрительный офицер с его солдатами совершил поступок, который проявился особенно достойно в той особой ситуации.

«20.12.1941 около 7.00 вернувшаяся разведгруппа роты сообщила о мощных скоплениях противника в низине в 1,5 км восточнее опорного пункта Панской Верх. Затем я отдал приказ привести в боеготовность и занять построенные позиции. Из оборонительного вооружения имелось в наличии: 10 легких и 3 тяжелых пулеметов, 2 тяжелых миномета, 3 37-мм ПТО, 1 легкое пехотное орудие, 1 легкая полевая гаубица и 1 ракетная установка (Reihenwurfgerät D). Кроме того, велся заградительный огонь легкой батареей из низины, которая шла с востока на деревню, от 1 тяжелой батареи на высотную местность к юго-востоку от опорного пункта. Первое русское нападение силою примерно 1 батальона около 10.00 остановлено огнем тяжелой батареи и 1 легкой полевой гаубицы из опорного пункта. Фронтальное наступление с восточного направления поначалу русскими не проводилось, т.к. здесь противник атаковал уже 14 дней напрасно и с большими потерями. Затем враг попытался в 10.15 сильным артминометным огнем обработать населенный пункт и вывести из строя тяжелое вооружение. 

Новая попытка атаки силою примерно 2 рот с северо-восточного направления, из колхоза, провалилась под пулеметным и минометным огнем и 4 выстрелами ракетной установки. Под артобстрелом провода назад к огневым позициям были неоднократно разбиты. Прямое попадание снаряда в дом привело к 2 убитым и 4 раненым. У соседа слева, который занимал территорию высот, начиная от опорного пункта в северном направлении, около 10.45 усилился шум боя. Были видны отдельные быстро отходящие группы, которые через западную часть Панского Верха отходили дальше в западном направлении. Между тем командир батальона появился в опорном пункте и сориентировал о положении. Вскоре после его отъезда, около 11.00, у соседа слева началась стрельба по знаку предупреждения о танках. Одновременно поступило донесение левофлангового взвода, что на подходе 12 танков. Становилось все заметнее, что русские прорвались у соседа слева. Затем я приказал резервному взводу лейтенанта Кока (Kock) занять оборону на левом фланге, на высоте севернее опорного пункта, в контакте с уже задействованным там левофланговым взводом (с. 914).

Взгляд с этой высоты дал мне следующую картину: у соседней слева роты, левый фланг которой отошел, русские танки уже прорвались на запад. Основная масса русской пехоты пыталась в нескольких волнах ударом из колхоза смять левый фланг опорного пункта. В любое время эта атака отражалась огнем пулеметчиков. Помощь нашей артиллерии была невозможной, так как, во-первых, телефонная связь была разорвана; во-вторых, батарее не хватало дальности стрельбы до этой высоты.

С юго-востока противник теперь пытался продвинуться низинами поближе к опорному пункту. Одновременно соседняя слева рота под давлением танков начала сначала медленно отходить, а затем побежала на запад. Затем 12 танков повернули на юг, на опорный пункт. Затем я приказал 2 37-мм орудиям ПТО, которые нельзя было без тягачей перекатить на высоты, с артиллерийским тягачом перейти на теперь уже лежащую под сильным огнем пехоты и танков высоту севернее опорного пункта. После того, как противник понял, что он не сможет взять населенный пункт только пехотой, он направился со своими танками с непосредственной пехотной поддержкой на широком фронте с севера на юг к окраине населенного пункта. Орудия ПТО из-за сильного бронирования танков не имели эффективности, а наоборот, сразу же получили попадания, и 1 орудие вышло из строя. Теперь русские приблизились с основной массой своей пехоты между танками с севера к населенному пункту. Тогда я приказал одному орудию, а также легкому пехотному орудию немедленно прямой наводкой подавить танки и пехоту, а также приказал левофланговой группе тяжелых пулеметов и передовому левофланговому взводу заставить пехоту между танками залечь. После этого русская пехота неоднократно атаковала с криком «Ура», однако оставалась лежать под сосредоточенным огнем автоматического оружия. В то же самое время усилился артобстрел населенного пункта. Одновременно русские давили с юга и востока. Они усилили свой левый фланг, так что существовала опасность, что опорный пункт охватят сзади. Также 1-му взводу (обер-фельдфебель Weihrauch) удалось отбить нападение противника с востока и юга.

Когда ни в одном месте не удалось ворваться в опорный пункт, танки покатились на широком фронте вперед до края оврага, в котором находился населенный пункт. После этого оба левофланговых взвода по приказу отошли на обратный склон так, что при дистанции стрельбы около 15 метров они, однако, удерживали пехоту на расстоянии от себя, а при углах наклона танков они не могли быть захвачены ими в прицел. Теперь танки систематически расстреливали один дом за другим. Прежде всего, ими очень быстро были обнаружены 1 орудие и 1 легкое пехотное орудие. Легкая полевая гаубица вышла из строя после нескольких выстрелов от прямого попадания в расчет. Частью танки попытались теперь охватить опорный пункт далеко к западу. По неизвестным причинам они примерно через 1 час откатились и отошли на свое старое место к оврагу. Донесением в батальон я запросил использовать к северу от меня тяжелые орудия ПТО и вывести к югу до уровня моего правофлангового взвода 1 роту, чтобы противостоять обходному маневру по обе стороны.

Использование истребителей танков не случилось. Поздно во 2-й половине дня 6-я рота атаковала к югу и с наступлением темноты продвинулась вперед примерно до уровня роты. За это время русская пехота, вероятно, с тяжелыми потерями продвинулась с 3 сторон ближе, прорыв в опорный пункт не удался, хотя танки стояли отчасти в 80 метрах перед позициями. Танки пока что не осмелились спуститься в крутой овраг с населенным пунктом. Удалось даже из пулеметов и винтовок подавить 1 танковый экипаж, который вылез для наблюдения. Только 1 танк в сумерках въехал в населенный пункт. Уже около 14.00 пришел приказ командира полка, что населенный пункт должен быть оставлен при длительном сильном натиске. Я предложил в любом случае удерживать населенный пункт до наступления темноты, т.к. отход днем был бы возможен только с очень большими потерями и при отказе ото всех автомашин. В темноте я поочередно оторвал группы и подчиненное вооружение от противника, собрал роту к западу от Панского Верха и привел ее сплоченной в Карандаково. Во время отхода я сжег еще стоявшее жилье. Краткое время спустя двигавшаяся в качестве арьергарда группа сообщила, что русские с пронзительным криком «Ура» проникли в горящий населенный пункт.

Потери: 5-я рота и подчиненные части - 5 убитых и 16 раненых

Командир роты обер-лейтенант Баумгартен-Крузиус» (с. 915).

Это жесткое удержание опорного пункта Панской Верх оказало решающее влияние на то, что русская атака на соседних фронтах ослабела и пехота снова смогла привести себя в порядок. Этому также существенно способствовал обер-лейтенант Тиманн (Thiemann) с его 2-м взводом 2-й роты 228-го ПТБ, который атаковал подходящих с юга на высотную дорогу на открытом южном фланге русских и остановил наступление. Батареи северного участка отошли на западный берег Тима. Еще не замерзшая река - это противотанковая преграда. Слева увеличился разрыв с 9-й ТД. Обещанная от 9-й ТД танковая поддержка отсутствует. Старая проблема стыка.

Обер-лейтенант Баумгартен-Крузиус получил за выдержку и свою замечательную личную смелость, которую он доказал уже неоднократно, Рыцарский крест (с. 916).

Ночью 1-й батальон 156-го ПП по команде штаба полка в густом тумане без препятствий со стороны врага отходит на западный берег Тима; у 1-го и 2-го батальонов 156-го ПП остается боевое охранение на восточном берегу. Роты в среднем сократились до взвода. По показаниям пленных, против батальонов атакует советская 45-я СД.

Перед участком батальонов, а также перед 341-м моторизованным разведывательным батальоном на южном фланге дивизии была слышна переброска людей и имущества.

Менее всех атакованный 3-й батальон 156-го ПП должен идти с высвобожденной от 1-го батальона 60-го ПП 9-й ротой с подразделениями 12-й роты к тяжело притесняемому 1-му батальону 156-го ПП в Покровское на Тиме. Опорные пункты Постоялые дворы Беловские и Малый Ржавец были подчинены 2-му батальону 156-го ПП. Панское было удержано, дополнительных донесений о боевых действиях 2-го и 3-го батальонов 156-го ПП нет.

К постоянной заботе о южном фланге пришла новая забота о северном фланге, где враг благодаря использованию его Т-34 не только смог достигнуть значительных фактических успехов, но и (и это было гораздо серьезнее для будущего) воздействовал деморализующе.

Очень неподходяще в этой ситуации поступают сообщения артиллерии о новых разрывах снарядов в каналах стволов у мортир. Теперь уже целая батарея вышла из строя.

21.12.1941 задействованный соседом справа батальон зачистил восточную часть Лещинской Плоты. Проводимое против занятой противником Голощановки наступление резервной роты 60-го ПП не удается, так как, вероятно,  оно велось без поддержки тяжелого вооружения. Все 3 офицера роты ранены, командир лейтенант Sohlmann погиб.

Сильные атаки у нп Дегтярный Колодезь и на опорный пункт Ливенка отбиты.

На фронте 60-го ПП больше никаких атакующих действий.

В то время как в секторе 156-го ПП перед 1-м батальоном, который собирает свои сильно пострадавшие подразделения за Тимом и приводит их в порядок, и перед 9-й ТД царит спокойствие, враг с рассвета сильно атакует против 2-го батальона 156-го ПП. Покровские дворы (на высотной дороге) были оставлены после нападения 12 танков, Постоялые дворы Беловские (также на высотной дороге) оставлены. Затем противник с его танками поворачивает на юг, чтобы свернуть другие опорные пункты. Таким образом, он берет с танками атакой сзади опорный пункт хутора Ключи (6-я рота 156-го ПП) (с. 917). Вскоре 2-й батальон 156-го ПП, остатки которого теперь отошли за Тим, сообщает: «12 танков едут на восточном берегу Тима в Никольском (южное окончание Успенского) и всех расстреливают». Подразделения 6-й и 7-й рот 156-го ПП отошли без оружия. Солдаты переплывали ледяную реку. Честная запись в дневнике унтер-офицера 146-го АП характеризует настроение:

«Мы в первый раз удивляемся мощности русского солдата. 30° холода, и мы не можем оставаться под открытым небом, в то время как русские все ночи снаружи и не имеют домов для обогрева. Ночью постоянное движение. Приближаются новые колонны. Ревут моторы. У нас тишина. Используем сон для завтрашнего дня. У 5-й роты 156-го ПП стоят 5 танков, никаких орудий ПТО и противотанкового вооружения! У нашего батальона были большие потери. 1 взвод имеет только лишь 7 человек. Настроение в батарее еще имеется. Всем надоело, но мы должны помогать пехоте. Мы пока еще лучше ее. Перед нами ничего, в 2 км справа – 4 тяжелых пулемета и дальше группа тяжелых пулеметов. Вопреки всему вчера уничтожено 5 танков».

Удар на разрушенный мост через Тим в Карандаково отбит. Также роты 3-го батальона 156-го ПП, после того, как опорный пункт Постоялые дворы Беловские был планомерно оставлен, были отведены на западный берег Тима с обеих сторон от Никольского. Только опорный пункт Малый Ржавец (11-я рота 156-го ПП) удерживается до утра 22 декабря.

Накануне наш сильный артобстрел прикрыл отход сильно измотанных войск; сегодня густой туман мешает, особенно у 3-го батальона 156-го ПП, наблюдать стрельбу…

Чтобы предотвратить прорыв танков на теперь открытый северный фланг, 60-й ПП строит противотанковую оборону к западу от Тима фронтом на север против сектора 156-го ПП через стягивание имеющихся в распоряжении орудий дивизионной артиллерии с откладыванием всех других задач вместе с орудиями ПТО. Для этого же и саперы со связками ручных гранат и бутылками с бензином. Особо опасные места минируются, мосты подготавливаются к подрыву. Из Курска очень своевременно прибыли 2 новые легкие полевые гаубицы. Во 2-й половине дня по предложению штаба дивизии 1-й батальон 156-го ПП был подчинен 9-й танковой дивизии (с. 918).

Этим должно быть достигнуто, что они более эффективно будут предоставлять танковую поддержку батальону. К югу западный берег Тима удерживает, как говорит журнал боевых действий дивизии, „только лишь кучка". Только опорный пункт Малый Ржавец удерживается 11-й ротой 156-го ПП все еще в хорошем состоянии, но без орудий ПТО.

Командир 156-го ПП сообщил корпусу, что он не может взять ответственность за свой широкий участок с его в высшей степени переоцененным полком. К тому же есть значительные потери орудий ПТО (14-я рота 156-го ПП имеет только лишь 2 орудия ПТО) и полное истощение войск.

С учетом угрозы охвата на южном фланге дивизии никакие подкрепления больше не могут подвозиться.

Но отведение обратно фронта по большей части запрещено "приказом фюрера". Фронт должен удерживаться. Это может стать катастрофой, так как решения прибывают в большинстве случаев слишком поздно, что запечатлено в журнале боевых действий дивизии. У Тима и Коровьего Верха также во второй половине дня спокойно. Из-за опасности прорыва на южном фланге дивизии 1 рота 60-го ПП была выдвинута в Дуброво.

Вечером корпус отменяет подачу 2-го батальона 530-го ПП (299-я ПД) из Обояни, который должен был сменить южные части дивизии. Тогда благодаря смещению частей фронт 156-го ПП смог бы снова укрепиться.

От 156-го ПП вечером стоят, в большинстве случаев с незначительным и очень сильно утомленным боевым составом, на западном берегу Тима (3-я рота до полудня 21 декабря оставалась на восточном берегу Тима):

от 1-го батальона 156-го ПП: 1-я, 2-я и 9-я роты, остатки 14-й роты, 13-я рота (без 1 орудия), 1 взвод 2-й роты 228-го ПТБ;

от 2-го батальона 156-го ПП: 5-я и 6-я роты, 1 саперный взвод, 2-я рота 228-го ПТБ (без 1 взвода).

2-й батальон 156-го ПП также сегодня удерживал в хорошем состоянии опорный пункт Малый Ржавец. 7-я рота 156-го ПП после последнего боя небоеспособна, значительные потери из-за танков.

3-й батальон 156-го ПП оставил передовые опорные пункты. Усиленная 11-я рота была применена на западном берегу Тима юго-западнее Никольского, усиленная 10-я рота – в Никольском и вплотную к северу от него.

Характерно в последних боях, что русские всюду, где они атакуют только пехотой, отбиты, и только Т-34 приносят им успех.

У 60-го ПП никаких изменений.

Боевая группа Виала сообщает, что в течение дня отбиты сильные атаки 1 полка. 200 убитых русских. „Русским выдали водку, в некоторых местах они горланят". Должны считаться с ночными атаками. Подача батареи мортир укрепит этот участок (с. 919).

Сам штаб дивизии ночью сильно охраняется. «Боевой сон, так как передний край теперь близок" – это из журнала боевых действий дивизии.

Ожидаемый танковый маневр русских отсутствует. Они остаются 22.12.1941 с их танками перед 156-м ПП, в медленно прогрессирующей атаке, которая замедляется хорошим огнем артиллерии.

У 1-го батальона 156-го ПП русские силою более чем в полк ударили на высоты к востоку от берега Тима. Но огонь артиллерии снова отгоняет их за высоты, только незначительные части добрались до местности на восточном берегу. Однако уже в 12.00 те же самые толпы появляются снова. На белоснежном фоне отчетливо видно, как они благодаря отдельным всадникам (комиссары?) движутся вперед. Временная ограниченность боеприпасов у артиллерии допускает только ограниченную борьбу с артиллерией. Тяжелое пехотное вооружение несет основную тяжесть борьбы. Подошедшая в это время поддержка немецкой авиации бортовым оружием и бомбами тем более благоприятна.

В 14.00 1-го батальона 156-го ПП достигает приказ штаба полка о замене его 59-м МЦБ 9-й ТД. Однако она может произойти только на следующий день, так как дивизия сама скована сильными атаками и сначала может высвободить только отдельные части (2 роты и 1 батарея). После замены батальон переходит в качестве резерва дивизии в Петрищево. 9-я рота снова возвращается к своему батальону.

На участке боевой группы Becker (60-й ПП) позиции 2-го и 3-го батальонов с 4.00 под огнем артиллерии, также тяжелых калибров. 6-я рота 60-го ПП хладнокровно позволила атакующим русским скопиться вблизи себя и затем полностью разгромила их сосредоточенным огнем тяжелого оружия, остатки их бежали. Последующим ударом 1 взводом им были нанесены другие тяжелые потери; в тыл отправлены 13 пленных. Проникшие в Дуброво русские вскоре снова отброшены 3-й ротой 60-го ПП.

Когда атакованный с северо-востока пехотой и танками опорный пункт Малый Ржавец по приказу оставлен, его гарнизон (11-я рота 156-го ПП) не уходит, как было предусмотрено для закрытия разрыва у опорного пункта "Речной треугольник", а отходит в опорный пункт Коровий Верх. Он был здесь взят 1-м батальоном 60-го ПП. Его офицер для поручений лейтенант Кильхорн (Kielhorn) остановил последних 17 солдат и ударил с ними и частями 1-го батальона 60-го ПП еще раз на деревню вплоть до ее центра, но не смог пробиться из-за плотного занятия противником восточной окраины.

В полдень ставшее известным намерение 60-го ПП отбить Малый Ржавец планомерной контратакой после артиллерийской подготовки останавливается штабом дивизии. В настоящее время в ходе развития ситуации необходимо иметь в распоряжении войска для отчасти действительно недостаточного справа фронта Тима (с. 920).

Также стала активной 7-я рота 60-го ПП. Она натолкнулась при разведывательной вылазке против леса севернее Александровки на 200-300 русских и немедленной атакой нанесла им тяжелые потери. 5 пленных. Враг отходит на юго-восток.

Тревожное сообщением штаба корпуса в 12.00, что враг проник в Лещинскую Плоту, не подтверждается. Наоборот, Виал сообщает, что Лещинская Плота держится и что перед фланговым ударом соседа справа русские бегут на юг. С опорным пунктом Kunze (Каменный Колодезь), однако, нет никакой связи. Ему тяжело. Атака 2 рот 1-го батальона 429-го ПП возвращает нам Голощановку и перехватывает прорыв. Но уже во второй половине дня противник выступает против Сухого Семино, поддержанный тяжелой артиллерией. Также повторные упорно проводимые атаки на Ливенку силою до батальона при поддержке средней артиллерии, ПТО и минометов с потерями отбиты.

В 17.00, наконец, просвет! Штаб корпуса отменяет подчинение всего 530-го ПП 299-й ПД, и хотя он остается в подчинении 299-й ПД, но после указаний 16-й МД должен действовать и снабжаться ею. Он должен принять прикрываемый до сих пор дивизией южный участок за пределами армейских границ.

Затем вновь прибывает тревожное донесение, которому штаб дивизии не верит. Через штаб корпуса самолет-разведчик сообщает, что в оврагах к северо-западу от Голощановки находятся 300-400 русских вплотную друг к другу. Это было далеко в тылу южного фронта! Несмотря на то, что разведчик, для проверки его сообщения еще раз запущен, снова сообщает: «В оврагах к северо-западу от Голощановки двигаются в северном направлении 300-400 русских, в целом примерно 800. Атакованы на бреющем полете», в 19.00 немедленно установленная наземная разведка дала в итоге, что летчик ошибся в оврагах. Так как сообщает, что самолет натолкнулся на врага юго-восточнее 341-го разведывательного батальона, который затем из оврагов приступил к атаке. Уже 4 дня русские снова и снова атакуют против этого юго-восточного фронта, в котором поначалу предполагался для них успех.

В Карандаково, где появились 4 вражеских танка, один из них подожжен. Роты 156-го ПП имеют в среднем 50-70 человек боевого состава; 7-я рота 156-го ПП собрала более 100 человек, но все без оружия.

Приведенные 60-м ПП многочисленные пленные дают в итоге ясное представление о противнике перед ним: 103-й, 123-й и 306-й СП 62-й СД (с. 921).

Дивизия основной массой из-за последних боев сильно измотана. Роты в большинстве случаев имеют только 10-20 человек боевого состава, но безжалостно используются в бою.

Вечером Виал сообщает о прибытии 2-го батальона  530-го ПП в Рождественское. Голощановка в наших руках, там 1-й батальон 429-го ПП.

КП штаба дивизии: Соколья Плота.

22.12.1941 16-я МД приказывает образовать группы противотанковой обороны:

«Противотанковую оборону истребителей танков пехотных полков и 228-го ПТБ нужно усилить на особенно важных участках или пунктах особыми группами саперов. Эти особые группы примыкают к узким местам дорог, мостам, оврагам и другим трудным участкам перехода для непосредственной ближней борьбы с танками. Этим будут высвобождены находящиеся здесь орудия ПТО, которые могут быть использованы для господства над открытыми участками местности. Особые группы должны быть востребованы своевременно и подчинены местным командирам взводов истребителей танков.

Другие особые противотанковые группы нужно размещать длительно и держать в боеготовности.

a) по 1 группе полкового саперного взвода предназначено для 14-х рот;

b) по 1 группе саперной роты определено для противотанковых рот.

Кроме того, в зависимости от местонахождения и применения могут быть назначены другие особые группы. Тем не менее, однако, нужно принимать во внимание, что это будет связано с отказом от других задач саперов.

Классификация особых групп:

Командир группы.

1) Группа с быстрыми заграждениями и Т-минами.

2) Группа с бутылками с бензином и ручными гранатами.

3) Группа со связками гранат (бросаемый взрывной заряд с отрывным запалом).

4) Огнеметная группа.

Использование:

Группа селится в узком месте.

Танки минами и быстрыми заграждениями принуждают к остановке.

Бросаются бутылки с бензином.

Бензин приводится ручными гранатами к воспламенению.

Подавление огнеметом».

23.12.1941 начинается с сильных снежных заносов на всех путях подвоза и коммуникациях.

Теперь главное направление русских атак находится в Карандаково. Здесь 60 русских саперов построили временный мост за относительно короткое время через береговой кустарник под прикрытием 15 танков (с. 922). Уже первый танк перебрался через реку, как второй танк провалился и перекрыл дальнейшую переправу. Переправа заблокирована. Остальные танки на восточном берегу накрываются с наших позиций беспокоящим огнем. Весь день этим способом останавливаются попытки русских переправиться.

Командир дивизии на месте заметил, насколько слабо занята наша позиция и как сильно наша пехота впечатлена вражескими танками и толпами пехоты. „Танки едут нагло в открытую на фронте", - сообщает журнал боевых действий дивизии. Отсюда сразу становится приоритетной подача 200 снарядов тяжелых полевых гаубиц для стоявших здесь батарей тяжелых полевых гаубиц и 500 снарядов легких полевых гаубиц для 2-го дивизиона 146-го АП. Уже ночью создают вопреки значительным снежным заносам неутомимые артиллерийские колонны.

Все имеющиеся в распоряжении 50-мм ПТО брошены на этот участок.

Только 1-й батальон 156-го ПП прибыл в Петрищево - 6 офицеров, 41 унтер-офицер, 196 рядовых, основная масса которых по медицинскому заключения была небоеспособна (обморожения, физическая слабость), - как возникла необходимость отправить 2-ю роту ко 2-му батальону 156-го ПП, чтобы закрыть там брешь.

Сильные движения в полдень в Теплое и Манурово, а также более оживленное моторизованное и гужевое движение на Погожье позволяют сделать вывод о намерениях русских атаковать здесь.

Нельзя было вообразить, какую сенсацию вызвало в первой половине дня сообщение 9-й ТД, что она при отражении атаки 6 танков на прежний участок 1-го батальона 156-го ПП 50-мм орудиями ПТО новыми „Panzer-Granate 40" подбила сразу 5 танков! Корпус теперь обещает на немедленную заявку дивизии также подать там нам " Pz.-Granaten 40 ". Этот "кумулятивный заряд" - еще очень секретен, имеется в распоряжении только в незначительном количестве и выдается войскам только поштучно в соответствии с четко оговоренными правилами секретности.

Пока у Виала были отбиты атаки по 2 усиленных батальона в каждой на Голощановку и Лещинскую Плоту, а также снова взят опорный пункт Каменские (Kunze), у 60-го ПП и 3-го батальона 156-го ПП нет больших боевых действий. На подвоз боеприпасов и продовольственного снабжения, а также оборудование позиций и уборку снега используют все лишние силы.

После сообщения о критическом положении корпус отдает весь 530-й ПП дивизии в свободное распоряжение и не только для южного, как до сих пор. Штаб полка вечером в Николаевское на дороге Курск - Тим (15 км юго-западнее Сокольей Плоты) (с. 923)…

Tags: 16.id (mot.), зима 1941/42 гг.
Subscribe

Posts from This Journal “16.id (mot.)” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments