Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

1-я танковая бригада. ч.4. Бои за Штеповку, 29 сентября - 1 октября 1941 г.

Отредактировано и дополнено 30.03.1019.

Бои за Штеповку 29 сентября 1941 г.

В ночь на 29 сентября 1941 г. согласно распоряжению генерал-майора Белова 1-я танковая бригада отошла от села Падалки дальше на северо-восток и к 8.00 главными силами сосредоточилась в лесу севернее и северо-западнее села Лифино (15 км восточнее Штеповки), выставив 1 стрелковую роту 1-го МСБ со взводом орудий ПТО в боевое охранение в Серобабино, что в 7 км юго-восточнее Штеповки [12, л. 173; 28, л. 207]. Здесь же, в районе сел Лифино, Гостробуров, Смальков, Лободовщина к 9.00 сосредоточилась вышедшая из полукольца 9-я кавалерийская дивизия. Позади нее, в Ворожбе, расположилась 129-я танковая бригада [32, л. 63].

С 28 сентября Конно-Механизированная группа Белова вошла в состав новосформированной 21-й армии (Юго-Западный фронт) и тогда же получила боевой приказ №01 штаба 21-й армии ликвидировать прорыв противника в Штеповку [33, л. 133]. Утром штаб КМГ Белова отдал 9-й кавалерийской дивизии и 1-й танковой бригаде боевые распоряжения о совместных действиях по уничтожению противника в районе Штеповки [30, л. 24]. Это были последние распоряжения КМГ Белова, после чего группа была расформирована, однако 1-я и 129-я танковые бригады остались в распоряжении штаба 2-го кавалерийского корпуса.

Боевое распоряжение Белова о наступлении на Штеповку было получено штабом 1-й ТБр в 8.15 29 сентября [28, л. 207], чуть раньше, в 7.45 командир 9-й КД отдал своим 72-му, 108-му и 136-му кавалерийским полкам приказ о немедленном выходе на исходный рубеж Яковенки – Деркачи – Семино (северо-западнее Серобабино) для последующего наступления на Штеповку [34, л. 119]. Однако с выходом на исходные позиции только что вышедшие из окружения и не успевшие еще привести себя в порядок кавалерийские полки задержались, вдобавок к утру 29 сентября кончилось горючее в 1-й танковое бригаде, в связи с чем наступление на Штеповку было отложено на более поздний срок [28, л. 207].

Проблемы с горючим в 1-й танковой бригаде были вызваны ухудшившимся к утру 29 сентября состоянием полевых дорог, которые из-за прошедших дождей стали труднопроходимы для автотранспорта [12, л. 165; 19, л. 35]. Утром 29 сентября снова начался сильный дождь, который сделал дороги совершенно непроходимыми, что отразилось как на советских, так и на немецких войсках. Наступавший через Штеповку в северо-восточном направлении 119-й моторизованный полк 25-й МД к 12 часам вышел к реке Сула у села Печище (10,5 км северо-восточнее Штеповки) и захватил плацдарм [29, F. 24], когда поступил приказ на отход. Из-за ставших полностью непроходимых дорог весь автотранспорт 25-й МД встал. Пытаясь спасти технику, 3-й батальон 119-го МП вынужден был задержаться в Печище, а 2-й батальон того же полка застрял у Филоновщины (2,5 км севернее Серобабино) [29, F. 89].



Днем 29 сентября 9-я кавалерийская дивизия продолжала приводить себя в порядок и боевых действий не вела. Так и не дождавшись боеготовности с ее стороны, в 16.00 командир 2-го КК генерал-майор Белов лично поставил 1-й танковой бригаде задачу самостоятельно к исходу дня овладеть Штеповкой и удерживать ее до подхода 72-го и 136-го кавалерийских полков [12, л. 173].

Для выполнения поставленной задачи штабом 1-й ТБр были выделены 1-й мотострелковый батальон (без 1 стрелковой роты) и 1-й танковый батальон в составе 10 танков (2 КВ-1, 8 Т-34). Мотострелки должны были, следуя по маршруту Серобабино – Яковенки – Штеповка, атаковать Штеповку с юго-востока, а танки – через Новгородский и Павловку обойти Штеповку с северо-востока и атаковать с севера [12, л. 173].

Вероятно, вследствие все той же распутицы подход мотострелков к Штеповке затянулся. Танки 1-й ТБр действовали самостоятельно. По немецким данным, во 2-й половине дня 29 сентября несколько танков атаковали 3-й батальон 119-го МП в Печище, при этом немцы подбили 1 танк. Под вечер разведка 119-го МП обнаружила у Филоновщины 10 советских танков, а уже в 19.00 последовала атака 8 танков со стороны Серобабино против 3-го батальона 35-го моторизованного полка в Букатине [29, F. 34, 89].



По итогу боевых действий танков 29 сентября штаб 1-й ТБр отчитался, что 29 сентября 1-й танковый батальон атаковал противника силою до полка пехоты с 6 батареями артиллерии, который двигался в направлении города Сумы. При этом было уничтожено до роты пехоты и 14 орудий, захвачено 28 автомашин. О каких-либо потерях танкистов в донесении не сообщалось [28, л. 201].

В 23.00 29 сентября 1-й мотострелковый батальон подошел к Штеповке, однако только что вышедший из боя под Букатиным 1-й танковый батальон ввиду дождливой погоды и темной ночи задержался в пути и мотострелков не поддержал. Не вышли к Штеповке и кавалеристы 9-й КД, а потому мотострелковый батальон вынужден был действовать совершенно самостоятельно [19, л. 35].

Под прикрытием темноты 5 бойцов во главе с замполитрука 1-й стрелковой роты Василием Петровцевым разведали расположение огневых точек противника в Штеповке. Незаметно приблизившись к огневым точкам противника, Петровцев 2 гранатами уничтожил расчет 1 пулемета (прим. – дата боя в наградном листе на Петровцева не стоит, поэтому привязка данной вылазки группы Петровцева именно к ночному бою 29 сентября предположительная) [43, л. 97]. Отделение автоматчиков сержанта Николая Голенко, незаметно подобравшись к окопам противника, забросало гранатами и уничтожило еще 2 огневые точки [22, л. 587].

В 23.40 28 сентября, опрокинув боевое охранение противника, мотострелки ворвались в Штеповку, где до 6.00 30 сентября вели бой, уничтожив при этом до взвода пехоты, 1 трактор и 19 автомашин [12, л. 173], в т.ч. 1-я стрелковая рота во главе с лейтенантом Николаем Вторых, пробравшись в немецкий тыл, уничтожила 2 орудия ПТО, 2 миномета, до 20 пехотинцев и 3 снайперов [43, л. 5]. В истребительной роте наиболее отличился старший сержант Дмитрий Неделяев, который гранатами и бутылками с горючей смесью уничтожил 1 трактор, 6 автомашин, а также 2 пулеметные точки противника [43, л. 407].

Так и не дождавшись поддержки ни со стороны танков, ни со стороны кавалеристов, в 6.00 30 сентября мотострелки оставили Штеповку и отошли на восток [19, л. 35].

Атаки 30 сентября 1941 г.

Еще пока продолжался бой мотострелков за Штеповку, в 2.05 30 сентября 1941 г. штаб 2-го КК отдал 1-й танковой бригаде и 9-й кавалерийской дивизии боевой приказ №013: с утра возобновить наступление на Штеповку. 1-я танковая бригада должна была, присоединив к себе все оставшиеся танки и мотострелковый батальон 129-й ТБр, с 10.00 выступить по маршруту: Гостробурово – Деркачи – Голубовка – Штеповка – Марковка. Следом за ней с 10.30 должна была с рубежа Гостробурово – Сороки через Деркачи и Яковенки наступать на Штеповку 9-я кавалерийская дивизия [9, л. 274].

Судя по боевому составу 129-й танковой бригады в начале октября, никакие танки из ее состава 1-й танковой бригаде не передавались. Как и было запланировано, в 10.00 30 сентября 1-я танковая бригада вновь перешла в наступление на Штеповку [35, л. 5]. В самом начале атаки танкисты обнаружили отход из Голубовки (восточнее Штеповки) на Штеповку 40 немецких автомашин – маршевую колонну 119-го моторизованного полка. Изменив первоначальные планы по атаке Штеповки, танки 1-й ТБр атаковали замеченную автоколонну [19, л. 36].

По немецким данным, данная колонна была атакована между Голубовкой и Штеповкой одновременно с севера и с юга 4 танками, а также советской артиллерией в 10.15 [29, F. 35]. По советским данным, почти вся колонна была уничтожена, противник бросил свои машины, потерял до 15 человек убитыми и 1 человека попавшим в плен и разбежался [35, л. 5; 19, л. 36].

Продвигаясь дальше на Штеповку, танки 1-й ТБр обнаружили двигавшуюся от Марковки на Штеповку автоколонну с танками – на этот раз из состава 9-й танковой дивизии. Огнем танков 1-й ТБр и орудий ПТО колонна была остановлена и рассеяна, противник оставил на поле боя 3 подбитых танка и до 15 автомашин [19, л. 36]. При разгроме одной из 2 автоколонн особенно отличился экипаж танка Т-34 комиссара роты средних танков 1-го ТБ политрука Григория Дьяконенко (механик-водитель сержант Яков Ермолаев, командир орудия младший сержант Александр Трунов), который своим танком раздавил несколько автомашин и 2 прицепленные к машинам пушки [43, л. 41].

Разгромив 2 автоколонны, к 13.00 1-я танковая бригада вышла непосредственно к Штеповке. В 13.00 танки и мотострелковый батальон атаковали Штеповку, но встретили здесь сильный организованный огонь артиллерии и к 15.00 отошли обратно на Яковенки. В Штеповке штаб 1-й ТБр насчитал до полка пехоты, 10 танков, 40 орудий, 30-40 минометов противника [12, л. 173; 35, л. 5].



Пока 1-я танковая бригада атаковала непосредственно на Штеповку, 72-й кавалерийский полк 9-й КД к 15.00 занял Деркачи, после чего увяз в бою за Голубовку и на Штеповку атаковать так и не смог. Наступавший чуть южнее 136-й кавалерийский полк к 16.00 вышел к северо-восточной окраине Штеповки [32, л. 65; 35, л. 5]. После подхода 136-го полка 1-й танковый батальон совместно с ним в 16.00 атаковал Штеповку с севера, а мотострелковый батальон атаковал на Штеповку с юга [12, л. 173]. По некоторым данным, наступавшие ворвались только на южную и юго-восточную окраины Штеповки. Было уничтожено до 8 орудий и до роты пехоты противника [28, л. 201]. Наиболее отличился в атаке на Штеповку истребитель танков 1-го МСБ сержант Павел Коняхин, который гранатами уничтожил 2 автомашины и 1 огневую точку [43, л. 84].

Бой продолжался, по разным данным, до 21.00-22.00 [12, л. 173; 28, л. 201; 35, л. 5], после чего танки, расстреляв снаряды [36, л. 34], были вынуждены отойти из Штеповки на дозаправку в район деревень Коломийцы, Яковенки [12, л. 173]. К 21.00 контрударом противника из Голубовки были отброшены к Серобабино 72-й и 108-й кавалерийские полки [32, л. 65]. Лишившись поддержки со стороны соседей, 136-й кавалерийский полк некоторое время еще продолжал вести бой в Штеповке, пока в 23.00 штаб 9-й КД не отдал ему приказ отойти обратно в Яковенки [34, л. 126].

Всего в бою 30 сентября 1-я танковая бригада, по уточненным данным, вывела из строя до 2 рот пехоты, до 40 автомашин, 8 орудий, однако потеряла 30 человек личного состава (5 – убитыми, 2 – пропавшими без вести, 23 – ранеными) и 2 танка (1 КВ-1, 1 Т-34) подбитыми (эвакуированы с поля боя) [12, л. 173]. Также штаб 2-го КК в 18.00 отчитался наверх, что 1-я танковая бригада уничтожила 5 танков. Был захвачен пленный из состава 25-й моторизованной дивизии [30, л. 37; 31, л. 85].

В именных списках безвозвратных потерь 1-й ТБр за 30 сентября отмечено только 4 убитых (командир минометной роты младший лейтенант Нагопет Григорьян, политрук роты младший политрук Иван Плохин, командир стрелкового взвода младший лейтенант Евстафий Дидура, командир отделения сержант Федор Будаев – все из 1-го МСБ) и 1 пропавший без вести (в районе хутора Коцары пропал без вести разведчик-мотоциклист красноармеец Василий Паршин) [8].

Освобождение Штеповки 1 октября 1941 г.

После многодневных наступательных и оборонительных боев к утру 1 октября 1941 г. 9-я кавалерийская дивизия имела во всех своих 4 кавалерийских полках всего 270 сабель (активных штыков), в т.ч. 80 сабель осталось в атаковавшем накануне с танкистами 136-м кавалерийском полку [30, л. 57]. Для усиления наступления своих малочисленных полков штаб 9-й КД принял решение разделить танковый батальон 1-й ТБр поротно между 3 кавалерийскими полками дивизии [34, л. 132], однако штаб 1-й ТБр категорически отказался разделить свой 1-й танковый батальон поротно между кавалеристами, лишив кавалерийские полки танковой поддержки [28, л. 205]. Выйдя на подступы к Штеповке, до 12.00 1-й танковый батальон ограничивался методическим артобстрелом Штеповки, а 1-й мотострелковый батальон ограничился разведкой [12, л. 173]. Утром немецкая авиация произвела несколько налетов на танки 1-й ТБр, но никакого урона им нанести не смогла [36, л. 34].

Наступление 9-й кавалерийской дивизии началось с 12.00. Медленно продвигавшийся от Яковенок 136-й кавалерийский полк только к 15.00 вышел к южной окраине Штеповки, а 72-й кавалерийский полк к 14.00 занял Голубовку, где оставался до 18.00, занимаясь сбором захваченных трофеев [32, л. 71]. Также к 14.00 к северной окраине Штеповки вышли с севера 6-й и 175-й мотострелковые полки 1-й гвардейской мотострелковой дивизии (40-я армия) [34, л. 131].

Увязав взаимодействие со 136-м кавалерийским полком, в 16.00 после артподготовки (прим. – проводилась 1-й батареей 12-го конного артдивизиона, которая поддерживала 136-й кавалерийский полк) 1-я танковая бригада с 2 сторон атаковала Штеповку. 136-й кавалерийский полк с 5 танками атаковал село с севера, а мотострелковый батальон с 5 танками – с юга. Дабы исключить отсечения пехоты от танков, мотострелки были десантом на танках переброшены к южной окраине Штеповки, откуда уже в пешем строю атаковали на южную окраину [12, лл. 173, 174].

К 17.30 1-й танковый и 1-й мотострелковый батальоны, а также 136-й кавалерийский полк ворвались на южную и восточную окраины Штеповки [28, л. 201]. Взвод танков Т-34 младшего лейтенанта Ивана Сторожева (1-й ТБ), высадив с танков пехотный десант, прорвался в Штеповку, где уничтожил 3 средних танка, до 50 автомашин, 2 противотанковые и 1 минометную батареи. Танк Т-34 самого Сторожева уничтожил до 10 транспортных машин, батарею ПТО и несколько пулеметов, однако получил несколько прямых попаданий артиллерийских снарядов и загорелся. Некоторое время экипаж продолжал вести бой в горящем танке и пытался потушить пожар. В конечном счете сам Сторожев, его механик-водитель ефрейтор Алексей Митин и башенный стрелок красноармеец Александр Павлов сгорели внутри танка. Спасся только лишь командир башни красноармеец Юрий Дмитриев, который при этом был ранен в правую руку и левое плечо [43, лл. 7, 254, 397, 424]. Сторожев, Митин и Павлов в именном списке безвозвратных потерь 1-й ТБр числятся погибшими 2 октября, что неверно [8].

Вероятно, что именно из состава взвода Сторожева был танк Т-34 старшего сержанта Тимофея Шашло (механик-водитель младший сержант Михаил Шипов, башенный стрелок красноармеец Василий Макаров), который в этом бою уничтожил 1 средний танк, до 40 транспортных машин и минометную батарею. Когда танк был подожжен, экипаж на своем горящем танке уничтожил противотанковую батарею противника и покинул свой танк только тогда, когда в танке начали рваться снаряды. Затем Шашло в упор из револьвера убил 5 окруживших его немцев, после чего вместе с экипажем прорвался к советской пехоте и продолжал вести бой вместе с ней [22, л. 643; 46].

3-м танком Т-34 из состава взвода лейтенанта Сторожева был, вероятно, танк младшего сержанта Андрея Целикова, который в этом бою уничтожил 2 средних танка, до 10 мотоциклов, 1 орудие ПТО и несколько пулеметов [43, л. 401].

С противоположной стороны на Штеповку атаковал взвод танков Т-34 лейтенанта Мухамета Абуталипова, который в этом бою уничтожил до 20 транспортных машин, 8 орудий ПТО, несколько минометных батарей и до 2 взводов пехоты [22, л. 367]. Возможно, именно в состав этого взвода входил танк Т-34 механика-водителя красноармейца Алексея Орлова, уничтоживший в бою 1 октября 2 броневика, 8 автомашин, 2 орудия ПТО и более 10 немцев [43, л. 549].

Экипаж танка Т-34 механика-водителя красноармейца Михаила Криворотова уничтожил несколько транспортных автомашин, до 2 минометных батарей, 1 орудие ПТО, 5 крупнокалиберных пулеметов. Танк был подожжен прямым попаданием артиллерийского снаряда, однако экипаж на горящем танке ринулся на батарею противника, уничтожил ее, после чего вывел танк на исходные позиции. Здесь из горящего танка успел выскочить только лишь механик-водитель Криворотов. Последовавшим затем взрывом снарядов танк вместе с остальными членами экипажа был уничтожен [44].

Наградной лист на Криворотова весьма схож описанием с наградным листом на командира танка Т-34 старшего сержанта Павла Чехунова. Согласно этому наградному листу подожженный противником танк Чехунова успел уничтожить батарею ПТО противника и взорвался уже в 200 метрах от сборного пункта. Отличие от наградного листа на Криворотова лишь в том, что экипаж Чехунова все же успел в полном составе покинуть свою машину. Возможно, что в действительности Криворотов был именно из его экипажа, а упоминание о том, что он выжил один из всего экипажа, добавили лишь для пущей драматичности [22, л. 558].



В ходе атак на Штеповку танкисты понесли большие потери в танках. Атаковавшая следом за ними пехота из-за своей малочисленности и открытых флангов поначалу продвигалась крайне медленно. После 18 часов на восточную окраину Штеповки в конном строю ворвался 72-й кавалерийский полк, а в 18.30 на западную окраину Штеповки вышли 175-й мотострелковый и 2 батальона 6-го мотострелкового полка 1-й ГвМСД, после чего под угрозой полного окружения и разгрома в 20.00 противник приступил к отходу из Штеповки [12, л. 174; 31, л. 234].

К 20.00 следом за 72-м кавалерийским полком на восточную окраину Штеповки вышел 108-й кавалерийский полк 9-й КД [32, л. 71], в 20.30 на западную и юго-западную окраины села вышел 96-й кавалерийский полк 5-й КД [11, л. 159], а в 21.30 южной окраины Штеповки достиг 131-й кавалерийский полк 5-й КД [11, л. 162].

Штаб 1-й ТБр поначалу отчитался, что Штеповка была взята в 21.00 [28, л. 203], штаб 136-го КП 9-й КД пишет об окончании зачистки Штеповки в 21.30 [36, л. 34]. Одновременно с проводившейся зачисткой Штеповки в 20.00 была выслана группа добровольцев-разведчиков 1-й ТБр для уничтожения немецких танков в селе Печище. Впрочем, к тому времени Печище уже было оставлено 25-й моторизованной дивизией и занято частями 1-й ГвМСД [28, л. 201]. Вышедшая в район Печище разведка 1-й ТБр насчитала здесь до 125 автомашин, оставленных при отходе немцами [37, л. 36].



В бою за Штеповку 1-й мотострелковый батальон при поддержке 5 танков Т-34, согласно наградному листу на командира 1-го МСБ майора Ивана Попугина, уничтожил до 200 немцев, 7 транспортных машин, 7 орудий ПТО, несколько пулеметов [43, л. 219]. В наградном листе на командира 1-й стрелковой роты лейтенанта Николая Вторых только одной его роте приписано уничтожение 20 автомашин, 1 орудия ПТО, 4 минометов, 3 станковых пулеметов, 55 немцев [43, л. 5].

Среди мотострелков 1 октября и при зачистке Штеповки в ночь на 2 октября наиболее отличились:

командир отделения стрелковой роты сержант Летфула Юсипов (гранатами уничтожил 4 автомашины и 1 пулемет на крыше дома) [43, л. 186];

1-й номер станкового пулемета красноармеец Григорий Уженков (огнем своего пулемета уничтожил 6 огневых точек противника) [43, л. 188].

Также 1 октября расчет зенитного орудия 1-й ТБр (1-й наводчик – красноармеец Алексей Агеичев, 2-й наводчик – красноармеец Сергей Щадилов) сбил 1 самолет Не.111 [43, лл. 141, 370].

Общие успехи 1-й танковой бригады в бою 1 октября неизвестны. Потери ее в бою 1 октября составили 7 танков Т-34, из них 3 танка были сожжены, а 4 танка подбиты артогнем [37, л. 36]. Столько же подбитых советских танков (7 штук) насчитал и штаб немецкой 9-й танковой дивизии [26, F. 67].

Интересно, что штаб 2-го КК 2 октября отчитался, что 1-я танковая бригада захватила 7 автомашин (1 легковую, 6 грузовых), потеряв 69 человек личного состава (23 – убитыми, 2 – пропавшими без вести, 44 – ранеными), 8 танков (3 Т-34, 5 Т-40), 4 бронемашины БА-10 и 2 транспортные машины сгоревшими, 2 бронемашины БА-20 – пропавшими без вести, 5 мотоциклов – оставленными из-за неисправностей [30, л. 83]. Пока что непонятно, за какой период боев эти цифры. К примеру, об участии танков Т-40 в боях за Штеповку вообще ничего не известно.

В именных списках безвозвратных потерь 1-й ТБр за 1 октября числится 11 убитых (все из 1-го МСБ) и 2 пропавших без вести (командир истребительной роты лейтенант Олег Афанасьев, командир взвода лейтенант Николай Манухин); за 2 октября – еще 16 убитых (командир взвода танков Т-34 младший лейтенант Иван Сторожев, его механик-водитель ефрейтор Алексей Митин и башенный стрелок красноармеец Александр Павлов, а также 13 мотострелков) и 1 умерший от ран (санинструктор Василий Паршин) [8].

В целом за время боевых действий с 28 сентября по 1 октября 1941 г. в районе Штеповки 1-я танковая бригада, по собственным данным, силами своих танков и мотострелков вывела из строя до 2 батальонов пехоты, 1 самолет, 8 танков, 18 тракторов, 95 автомашин, 26 мотоциклов, 60 орудий;

захватила 26 автомашин (15 грузовых и 11 легковых), 3 танковых пулемета, 110 мин, 40 тысяч винтовочных патронов;

однако потеряла 159 человек личного состава (40 – убитыми, 41 – пропавшим без вести, 78 – ранеными) и 14 танков (3 КВ-1, 11 Т-34), в т.ч. 4 Т-34 сгорели, а остальные 10 танков были подбиты и эвакуированы с поля боя в ремонт [12, л. 174].

Фактические потери противостоявших 1-й танковой бригаде 25-й моторизованной и 9-й танковой дивизий было гораздо меньше заявленной советской стороной потерь. Так, 25-я моторизованная дивизия за 25 сентября – 4 октября потеряла лишь 149 человек личного состава: 59 человек за 25-30 сентября, 90 человек – за 1-4 октября. 9-я танковая дивизия за 25 сентября – 4 октября потеряла 220 человек личного состава: 87 человек за 25-30 сентября, 133 человек – за 1-4 октября. Всего обе дивизии в боях против всей КМГ Белова потеряли 369 человек личного состава, т.е. не более 1 батальона пехоты [94, F. 7352779, 7352780].

В именных списках безвозвратных потерь 1-й ТБр за 28 сентября – 2 октября числится всего 31 убитый, 4 пропавших без вести, а также 1 умерший от ран. Имена остальных 46 погибших и пропавших без вести неизвестны [8]. Возможно, что именно в эти дни боев за Штеповку пропал без вести механик-водитель, вероятно, танка Т-34 из состава 1-го ТБ младший сержант Федор Рыбка, отличившийся в бою 22 сентября [43, л. 407].

В целом потери 1-й танковой бригады с 20 сентября по 1 октября 1941 г. составили не менее 328 человек личного состава убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 9 танков (5 Т-34, 4 Т-40) сгоревшими, не менее 18 танков (5 КВ-1, 10 Т-34, 3 Т-40) подбитыми, 4 бронемашины, как минимум 2 автомашины, 3 37-мм зенитных орудия [12, л. 174; 19, лл. 30, 31, 33; 27]. В именных списках безвозвратных потерь 1-й ТБр за это же время числится 90 убитых, пропавших без вести и умерших от ран [8].

Список источников

Командный состав 1-й ТБр; все части статьи "1-я танковая бригада"; предыдущая часть статьи; следующая часть статьи

Tags: 1 ТБр, 21 А, 25.id. (mot.), 9.pz.div., ЮЗФ, г. Сумы, осень 1941 г.
Subscribe

Posts from This Journal “1 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments