Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

5-й отдельный танковый батальон. ч.1

Небольшой обзор боевого пути 5-го ОТБ. Все, что нашел по нему…

Выражаю особую признательность А. Кислицыну за предоставленные сканы книги Günther Nitz «Die 292. Infanterie-Division». Приветствуются любые другие допматериалы (например, по документам 5-го ОТБ и 125-й ОСБр на «Памяти народа» полный «голяк»), в частности, если у кого-нибудь вдруг нашлись бы ролики NARA, T. 315, R. 1925 (292-я ПД), NARA, T. 314, R. 411-417 (9-й АК), NARA, T. 313, R. 255 (3-я ТА) за август-сентябрь 1942 г...


Командиры батальона:

(? - 25 августа 1942 г.) капитан Иван Николаевич Макаров (пропал без вести) [1];

(врио) (на конец августа 1942 г.) старший лейтенант (Сергей Петрович?) Проскурдин [7, л. 271];

(? - 3 сентября 1942 г.) капитан Василий Семенович Лунтовский (контужен) [1];

(врио) (на 6 сентября 1942 г.) старший политрук Чернуха [1];

(врио) (на 12 сентября 1942 г.) лейтенант Соловьев [3, л. 139].

Военный комиссар:

(на 23 августа 1942 г.) старший политрук Чернуха [4, л. 247].

Старшие адъютанты (начальники штаба):

(? - 20 августа 1942 г.) старший лейтенант Владимир Филиппович Дюпин (ранен) [1];

(на конец августа 1942 г.) старший лейтенант (Сергей Петрович?) Проскурдин [1; 7, л. 271].

Начальник боепитания:

(? - 28 июля 1942 г.) старший техник-лейтенант Леонид Александрович Чистяков (погиб) [1].

В составе 5-й армии

5-й отдельный танковый батальон был сформирован из имеющегося танкового резерва Западного фронта во 2-й половине июня 1942 г. [10, л. 78]. В ночь на 25 июня батальон прибыл в состав войск 5-й армии и сосредоточился в рощах в 1-1,5 км южнее Клемятино (западнее г. Можайск), где приступил к плановым занятиям по сколачиванию только что сформированных экипажей [11, л. 112]. К утру 27 июня батальон имел на ходу 35 танков (3 Mk.II «Matilda», 8 Mk.III «Valentine», 25 Т-60) [10, л. 78].

Рано утром 28 июня 258-я пехотная дивизия (XX.AK, 3. Panzerarmee) провела частную операцию на участке 50-й стрелковой дивизии и вклинилась в ее позиции на глубину до 3 километров, дойдя до рощи западнее деревни Зенино, после чего, захватив с собой ряд трофеев и 182 пленных, отошла в исходное положение [12, F. 389]. После этого 5-й танковый батальон был спешно передан из армейского резерва на усиление 50-й стрелковой дивизии и к 12.00 28 июня сосредоточился в районе деревни Алискино (5,5 км северо-восточнее д. Зенино) в распоряжении штаба 50-й СД [11, л. 119]. Для усиления переднего края обороны дивизии к утру 29 июня танки 1-й роты 5-го ОТБ были выдвинуты в качестве неподвижных огневых точек в рощу юго-западнее деревни Самодуровка. Остальные танки батальона остались в резерве командира дивизии в лесу севернее Алискино [11, л. 127].


В обороне и в резерве 50-й стрелковой дивизии танки 5-го ОТБ простояли весь июль и 1-ю половину августа. Ни в каких мало-мальских боевых действиях они не участвовали, перед позициями 258-й пехотной дивизии не появлялись и потерь практически не несли. Только лишь 28 июля от разрыва противотанковой мины на минном поле в районе Алискино погиб и.о. начальника боепитания 5-го ОТБ старший техник-лейтенант Леонид Чистяков - все известные потери батальона в личном составе за июль [1].

Освобождение деревни Горки 20 августа 1942 г.

17 августа 1942 г. 5-й танковый батальон, а также 36-я стрелковая бригада были переданы из 5-й армии в состав соседней 33-й армии и с 21.00 находились на марше в новый район сосредоточения [13, л. 42], завершив переход 18 августа [13, л. 43]. Всего прибывший в состав 33-й армии 5-й танковый батальон насчитывал по списку 36 танков (6 Mk.II «Matilda», 10 Mk.III «Valentine», 20 Т-60) [14, л. 6]. Батальон был нацелен на поддержку 125-й стрелковой бригады, которая с 17 августа вела безуспешные бои за деревни Горки (ныне не существует; в истоках р. Полоть к востоку от нынешней деревни Горки) и Назарьево.

Прибыв в новый район расположения, 19 августа 5-й танковый батальон понес первые потери в составе 33-й армии - осколками мины был ранен и госпитализирован зам. ком. роты малых танков старший лейтенант Алексей Саломатов [1].

В Горках 125-й стрелковой бригаде противостоял 1-й батальон 508-го пехотного полка 292-й пехотной дивизии (IX.AK, 3. Panzerarmee), в соседнем слева Назарьево оборонялся 3-й батальон 507-го пехотного полка (292-я ПД) [36, с. 113]. За время боев, начиная с 13 августа, все подразделения 292-й ПД понесли большие потери, в некоторых ротах к 19 августа оставалось менее 25 активных штыков. Для того чтобы 19 августа отбить временно занятое 125-й стрелковой бригадой Назарьево, противник ввел в бой свежий батальон 468-го пехотного полка 268-й пехотной дивизии, 3-ю роту 18-го танкового батальона (18-я ТД) и создал на этом направлении мощную артиллерийскую группу во главе с полковником Карге, которая насчитывала 3 артиллерийских дивизиона (1-й дивизион без 2-й батареи и 2-й дивизион 292-го артполка, 2-й дивизион 131-го артполка) [36, с. 116, 117]. Также для удержания Горок штаб 9-го АК ввел в бой направлявшуюся обратно в 479-й пехотный полк 258-й пехотной дивизии маршевую роту 479-го запасного полевого батальона, которая была скомплектована в Германии из числа выздоравливавших солдат 479-го ПП. Рота состояла из 200 человек и имела на вооружении в основном винтовки, а также 12 ручных пулеметов и 25 автоматов [15, л. 4].



Совместная атака танкистов 5-го ОТБ и пехоты 125-й стрелковой бригады началась ближе к полудню 20 августа, немцы насчитали 20 атаковавших их танков. Своим заградительным огнем артиллерийская группа Карге отсекла пехоту 125-й СБр от танков, а 11-я батарея 292-го артполка подбила 2 танка, однако еще 10 танков 5-го ОТБ все же ворвались в Горки и, пользуясь тем, что у гарнизона Горок не осталось уже противотанковых снарядов, стали теснить немецкую пехоту [36, с. 118].

Согласно наградным листам залегшую перед Горками пехоту 125-й СБр вновь подняли в атаку отсекр бюро ВЛКСМ 5-го ОТБ младший политрук Василий Ищук и старший оперуполномоченный Особого Отдела 5-го ОТБ младший лейтенант Павел Костин. Во главе с ними пехота 125-й СБр следом за танками ворвалась в Горки и закрепила успех танкистов, заняв эту деревню, при этом Ищук лично убил 3 немцев [4, лл. 245, 247]. По советским данным, полностью Горки были взяты только в 20.00 [16, л. 24]. По немецким данным, пехоте 508-го ПП (292-я ПД) все же удалось удержать свои позиции на северной окраине Горок, а затем поздно вечером контратакой отбить обратно всю деревню [36, с. 118; 37, лл. 211, 212], что, впрочем, не подтверждено советскими документами.

Всего при взятии Горок 20 августа 5-й танковый батальон захватил минометную батарею и 2 пленных, уничтожил 2 орудия ПТО, до 25 пулеметных и артиллерийских ДЗОТов, штаб батальона и до 150 немцев из состава 508-го пехотного полка [15, л. 1]. По другим данным, в Горках было уничтожено до 100 немцев [16, л. 24], а в штаб 33-й армии передан всего 1 пленный - солдат маршевой роты 479-го запасного пехотного батальона [15, л. 4]. Собственные потери 5-го танкового батальона в бою 20 августа составили 3 танка: 2 танка (1 «Valentine» и 1 Т-60) - сгоревшими и  1 танк Т-60 - подорвавшимся на минах [15, л. 1]. В именном списке потерь 5-го ОТБ за 20 августа числится всего 1 убитый (командир танка Т-60 младший сержант Виктор Кудриков). Также были ранены и госпитализированы старший адъютант 5-го ОТБ старший лейтенант Владимир Дюпин [1] и механик-водитель танка Т-60 старший сержант Семен Бутенин [2] - все известные потери 5-го танкового батальона в личном составе 20 августа.

Списанный в итоге в безвозвратные потери сгоревший танк Т-60 принадлежал, скорее всего, младшему сержанту Виктору Кудрикову. В атаке на Горки экипаж раздавил 2 станковых пулемета с их расчетами, однако затем огнем противотанковых ружей танк был подожжен, а сам Кудриков смертельно ранен. Уцелевший механик-водитель танка старший сержант Семен Бутенин потушил пожар и вновь повел танк в бой, однако у Горок танк был подожжен повторно. Покинув танк, Бутенин попытался потушить машину снова, но был атакован немецкими пехотинцами, которые попытались его пленить. Заскочив обратно в танк, Бутенин гранатой убил нескольких немцев, после чего ввиду близости неприятеля прекратил попытки погасить пламя, а повел свой танк вперед и успел еще раздавить 1 противотанковое орудие вместе с его расчетом. Под угрозой взрыва боеукладки Бутенин покинул машину, но при этом он был ранен в руку и плечо. Несмотря на ранение, Бутенин смог ползком выбраться в расположение батальона, после чего был госпитализирован. За свои действия Бутенину было присвоено звание Героя Советского Союза. В наградном листе на Бутенина сказано, что он воевал на танке Т-26, но это неверно: танков данного типа 5-й танковый батальон не имел совершенно [2].

Из числа других экипажей танков Т-60 в бою за Горки 20 августа наиболее отличился лишь экипаж командира 3-й роты капитана Ивана Федорова, который уничтожил до 9 огневых точек и до 50 пехотинцев [9, л. 360].

Гораздо более успешными оказались экипажи танков «Matilda» и «Valentine» из состава 1-й и 2-й танковых рот. Экипаж танка командира 1-й роты лейтенанта Леонида Соловьева уничтожил 4 ДЗОТа, 6 блиндажей, до 100 немцев, а также сжег укрепленный противником дом, откуда велся сильный огонь по советской пехоте [8, л. 166].

Экипаж танка «Valentine» взводного лейтенанта Михаила Рожнова подавил 2 ДЗОТа, 7 блиндажей и 2 орудия ПТО, а когда немецкая пехота, не выдержав, стала покидать охваченные огнем дома и блиндажи, пулеметным огнем убил до 40 пехотинцев [9, л. 334].

Еще 2 ДЗОТа, 4 блиндажа и до 20 немцев уничтожил экипаж танка младшего лейтенанта Левона Каграманяна (2-я рота) [7, л. 278].

Экипаж танка командира 2-й роты старшего лейтенанта Константина Назарова, согласно наградным листам на механика-водителя танка замполитрука Ивана Макаревского и командира башни старшину Тихона Кассилова, уничтожил 7 ДЗОТов, 14 блиндажей с пехотой и свыше 100 немцев, а также под огнем противника вытащил на буксире из трясины застрявший там средний танк [8, лл. 142, 230]. В наградном листе на самого Назарова нет подобных цифр, а сказано, что в боях 20-23 августа экипаж Назарова уничтожил 3 орудия ПТО, 3 ДЗОТа, 11 блиндажей и более 70 немцев [9, л. 331]. Раненный в ходе этих 4-дневных боев, механик-водитель танка замполитрука Иван Макаревский 25 августа умер от ран в медсанбате 113-й стрелковой дивизии [1].

Также, вероятно, именно 20 августа в бою за Горки отличился экипаж танка, где командиром башни был сержант Николай Зимовченко (2-я рота). Экипаж уничтожил 2 ДЗОТа с прислугой и до 30 немцев, а также вытащил на буксире застрявший рядом с ним танк. Сам Зимовченко при этом был ранен [5, л. 304].

В целом, если сложить из наградных листов цифры успехов всего лишь 6 танковых экипажей 5-го ОТБ (Кудрикова, Федорова, Соловьева, Рожнова, Каграманяна, Зимовченко) за 20 августа, получится, что ими было уничтожено 3 орудия ПТО, 27 ДЗОТов и блиндажей, до 9 огневых точек и до 240 немцев - крайне завышенные цифры с учетом того, сколько всего уничтожил весь 5-й танковый батальон за день 20 августа, что лишний раз доказывает недостоверность наградных листов и существовавшие в то время приписки.

Оборона деревни Горки. Бои 21-23 августа 1942 г.

После взятия деревни Горки к утру 21 августа 1942 г. 5-й танковый батальон сократился с 36 до 31 исправного танка (6 «Matilda», 7 «Valentine», 18 Т-60); 4 танка (3 «Valentine», 1 Т-60) вышли на ремонт, сгоревший танк Т-60 был списан в безвозвратные потери [14, л. 6]. По немецким данным, Горки остались за 508-м пехотным полком (292-я ПД). В 16 часов советские войска вновь атаковали занятые немцами Горки, при этом 3 танка 5-го ОТБ прорвались через позиции немецкой пехоты до вершины высоты 273,8, находящейся на северной окраине Горок, однако атака пехоты 125-й СБр немцами была отражена, и успех танков 5-го ОТБ закреплен не был [36, с. 118]. Впрочем, ночью штаб ГА «Центр» в своем дневном донесении отчитался, что бой за Горки 21 августа шел с переменным успехом и к вечеру оборонявшийся здесь 1-й батальон 508-го ПП удерживал только северную часть деревни [37, л. 206].

По советским данным, Горки 21 августа все время оставались за 125-й стрелковой бригадой. В 15.30 противник силами до батальона пехоты с 4 танками контратаковал позиции 125-й СБр и 5-го танкового батальона в Горках, но был отражен, прорвавшиеся в Горки автоматчики были уничтожены [16, л. 241]. В 17.00 и в 19.30 противник силами до 2 рот пехоты с 5 танками повторил контратаки на Горки с западного и северо-западного направлений, но был снова отбит [15, л. 4].

При отражении этих контратак танки 5-го ОТБ вели огонь с места из засад, а затем собственными контратаками отбрасывали противника на исходные позиции. К вечеру батальон все еще насчитывал 29 танков (5 «Matilda», 6 «Valentine», 18 Т-60) в строю, 4 танка (1 «Matilda», 3 «Valentine») - в ремонте, а 3 танка (1 «Valentine», 2 Т-60) оставались подбитыми и сгоревшими на поле боя [15, л. 1].

21 августа в бою за Горки наиболее отличился экипаж танка лейтенанта Дмитрия Способина (2-я рота), который уничтожил 1 орудие ПТО, 2 пулеметные точки с прислугой и до 20 немцев. Танк при этом был подбит, но экипаж еще сутки оставался внутри подбитого танка до момента эвакуации машины с поля боя [4, л. 241].

Точные потери 5-го танкового батальона в бою 21 августа пока что неизвестны. В именном списке потерь 5-го ОТБ за 21 августа числятся 4 убитых (командир взвода танков «Valentine» младший лейтенант Юрий Сорокин, командиры танков Т-60 лейтенант Анатолий Архаров и старший сержант Николай Орлов, шофер красноармеец Георгий Шадрамов). Также отдавил своим танком палец ноги и был госпитализирован командир танка «Matilda» младший лейтенант Нусон Соколовский [1].

В 8.30 и в 12.00 22 августа 1-й батальон 508-го ПП силами до роты пехоты при огневой поддержке танков со стороны деревни Хмелицы (прим. - всего в Хмелицах советскими войсками наблюдалось 4 закопанных танка) дважды атаковал Горки, но под артминометным и пулеметным огнем советских войск успеха не имел [15, л. 5; 16, л. 20]. Во 2-й половине дня батальон силою до 200 человек пехоты снова дважды контратаковал Горки и снова был отражен артминометным и пулеметным огнем [16, л. 27]. В какое время проводились на Горки еще 2 немецкие контратаки, неизвестно, но в целом за день 125-й стрелковой бригадой при поддержке танков 5-го ОТБ было отбито 6 атак противника на Горки с северо-запада, со стороны деревни Хмелицы, силою до батальона пехоты с 7 танками [15, л. 2]. За день 22 августа 5-й танковый батальон уничтожил до роты пехоты противника, потеряв 20 человек (7 - убитыми и 13 - ранеными) [15, л. 10]. В именном списке потерь 5-го ОТБ за 22 августа числятся всего 3 убитых (командир танка Т-60 сержант Василий Рябцев, механик-водитель Т-60 сержант Иван Лавженко, механик-водитель старший сержант Николай Рожин). Среди прочих был ранен и госпитализирован командир взвода танков Т-60 лейтенант Михаил Чайка [1]. К вечеру в строю оставалось 24 танка (4 «Matilda», 5 «Valentine», 15 Т-60) [15, л. 2], из их числа в Горках в тот день немцами фиксировалось 10 танков 5-го ОТБ [37, л. 202].

К утру 23 августа Горки, по немецким же данным, полностью были заняты советскими войсками. Для повторного их взятия немецким командованием взамен потрепанного 1-го батальона 508-го пехотного полка (292-я ПД) был выделен 3-й батальон 483-го пехотного полка (263-я ПД). После сильной артподготовки, состоявшей из 6 отдельных артналетов, данный батальон атаковал Горки и после тяжелого боя вновь занял северную окраину деревни [36, с. 118; 37, л. 192].

По советским данным, в 7.00 и в 8.00 противник силою до 2 рот пехоты дважды атаковал на Горки, но успеха не имел [16, л. 28]. По всей видимости, тогда же танки 5-го танкового батальона в последний раз участвовали в боях за Горки. За прошедшие 4 дня огнем оборонявших Горки танков «Matilda» и «Valentine»1-й и 2-й танковых рот были подбиты 3 средних немецких танка [8, л. 166; 9, л. 331].

В тот же день, 23 августа, согласно боевому приказу штаба 33-й армии (№0190 от 21 августа) 125-я стрелковая бригада была сменена в Горках соседней 113-й стрелковой дивизией и переброшена на новое направление, в полосу наступления 50-й стрелковой дивизии [16, л. 29]. 5-й танковый батальон согласно тому же приказу должен был с утра 24 августа поддерживать наступление 112-й стрелковой бригады на деревню Митино (ныне не существует, 3 км западнее д. Бекрино), обеспечивая левый фланг ударной группировки 33-й армии. Главные силы ударной группировки армии (5-я гвардейская и 17-я стрелковые дивизии, 80-я и 248-я танковые бригады) должны были с утра 24 августа прорвать оборону противника на северном берегу реки Воря на участке Заречье - Отрадное - (иск.) Уполозы и далее наступать вдоль западного берега Вори в северном направлении навстречу наносившей удар с северо-востока, из-за Вори, 50-й стрелковой дивизии [17, лл. 28, 29].

По всей видимости, 22 августа штаб 33-й армии изменил свое решение, после чего усилил 112-ю стрелковую бригаду 18-й танковой бригадой [18, л. 75], а 5-й танковый батальон переподчинил 30-й гвардейской стрелковой дивизии, которая предназначалась для развития наступления ударной группировки армии. 24 августа батальон сосредоточился в расположении этой дивизии в лесу в 1 км южнее деревни Силенки [15, лл. 10, 16]. Всего к вечеру 23 августа после 4 дней боев за деревню Горки 5-й танковый батальон насчитывал 24 исправных танка (5 «Matilda», 4 «Valentine», 15 Т-60) из 36 [15, л. 10].

Список источников

Tags: 292.id, 33 А, 5 ОТБ, ЗапФ, г. Гжатск, лето 1942 г.
Subscribe

Posts from This Journal “5 ОТБ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments