Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

Контрудар 17-й ТД 19.02.1942 в немецкой версии (переводы)

Предисловие

Небольшой рабочий (любительский) перевод гешихта 40-го МСП 17-й ТД за февраль - март 1942 г. как допматериалы к боевым действиям 79-й ТБр и 80-й ТБр. Время для удобства сверки с советскими документами сразу изменено с берлинского на московское. Далее в довесок перевод боевого отчета командира 6-й роты 39-го ТП обер-лейтенанта Кайзера с боевыми действиями роты 17-19.02.1942. Интересно, что если сравнить гешихт с данным рапортом, то очень явственно вырисовываются расхождения в описании одного и того же немецкого контрудара 19.02.42 против высоты 196,1. Танкисты пишут, что пехота залегла под огнем позади них и на высоту не входила. Пехота очень скудно упоминает действия танков (Кайзер в этом описании вообще записан в убитые!), занижает количество подбитых немецкими танками сов. танков, зато вовсю описывает свои "геройские" похождения на данной высоте.

Dinglreiter Joseph. Die Vierziger. Chronik des Regiments. Augsburg: Kameradschaft Regiment 40 Augsburg, 1959.

Оборонительные бои северо-восточнее Орла

…В секторе Зуши отбит мощный натиск 2 русских батальонов. 1-й батальон поднят по тревоге, когда Советы у Кривцово переходят Оку и в секторе 35-го ПП танками и сильной пехотой берут несколько населенных пунктов. Батальон движется по автостраде на Однолуки и там предоставлен в распоряжение дивизии. 2-я рота направлена в Кривцово, достигает этого места под сильным артогнем и подчиняется 3-му батальону 35-го МП в качестве резерва для контратак. 2-й батальон, задействованный штабом армии, едет 17.2.42 на север через Белый Колодец на Казьминку, но из-за плохих дорог не может достигнуть этого места. Колонна каждый час проходит всего примерно 100 метров, причем головные транспортные средства застревают безнадежно. Поэтому батальон идет обратно на Однолуки и затем на русских санях движется вперед к командному пункту штаба полка на Фатнево.

19 февраля с исходных позиций начинается атака. Руководство 1-м батальоном принимает заместо заболевшего командира батальона обер-лейтенант Hogrebe. Справа 1-го батальона 40-го МСП атакует 2-й батальон 40-го МСП. 1-й батальон образует 2 боевые группы. Боевая группа Милла (Mill) в составе 3-й роты, взвода тяжелых пулеметов 4-й роты, тяжелой минометной группы, 3 орудий противотанковой роты. К взаимодействию предоставлена танковая группа капитана Кайзера (39-й ТП). Боевая группа Клювера (Klüver) в составе 2-й роты, взвода тяжелых пулеметов 4-й роты, тяжелой минометной группы.

Боевая группа Милла атакует из Кривцово находящегося на высоте 196,1 противника, достигает и удерживает эту высоту. В атаке участвует танковая группа. Начало атаки 14.30.

Атака прикрывается 2 дивизионами артиллерии, которые берут под огонь занятые врагом селения, чтобы исключить у русских возможность выступить из близлежащих селений в контратаку. Сначала боевая группа Клювера следует за боевой группой Милла и прикрывает ее в ходе атаки со стороны лощины в 2 км северо-восточнее Кривцово.

Ясный, солнечный зимний день. Наши люди, которые прибыли без камуфляжа, выделяются как мишени на фоне белой снежной равнины, постоянно накрываются артиллерийским и минометным огнем, так что вскоре появляются первые потери. При использовании глубокого оврага Милл атакует с блестящим темпом и продвигается вплоть до дистанции броска в атаку к русским позициям. Сопротивление русских очень упорное, наши потери значительные, особенно при отходе через обширный, лишенный укрытий северный склон высоты. Надежда, что бой закончится захватом высоты 196,1, оборачивается злым разочарованием. Едва боевая группа Милла приготовилась к обороне и прикрылась с флангов, как начинаются яростные контратаки с самое малое одним пехотным батальоном и батальоном танков. Артиллерийский огонь сильно возрастает. Потери боевой группы Милла растут. Лейтенант Schweinle (4-я рота) убит артиллерийским снарядом, лейтенант Hechelmann (2-я рота), его взвод дальше всех ушел вперед, ранен и больше не может быть спасен. Его труп находят весной 1943 г. после таяния снега возле войсковых позиций. Полк получает солдатскую книжку и жетон. Унтер-офицер с буссолью Michahelles тяжело ранен, унтер-офицер Weh, единственный сын нашего бывшего штабс-интенданта, и капитан Кайзер (39-й ТП), который подбил до сих пор 17 вражеских танков, геройски погибли.

Враг стремится при любых обстоятельствах снова заполучить в свои руки высоту. Но все его атаки отражены, чему особенно содействовали наши минометы, которые каждый раз, как только русские собирались подходить к высоте, открывали точный эффективный огонь. Танковая группа, которая постоянно выезжала со своих позиций на обратном склоне, подбила как минимум 6 русских танков, что приводит к прекращению вражеских танковых атак.

Боевая группа Милла отражает все атаки, но была вынуждена к 18.00 сообщить, что она имеет всего лишь примерно 40 солдат. Около 18.15 обер-лейтенант Милл ранен осколком снаряда в голову, однако оставался на позициях, пока не прибыл лейтенант Вайцманн (Waitzmann), офицер для поручений 1-го батальона 40-го МСП, с 2 офицерами. Сам лейтенант Вайцман был при этом ранен, также лейтенанты Satzinger и Bernhard умерли от ран. Этот бой стоил нам 29 убитых и 104 раненых. Обер-лейтенант Милл был награжден 19.4.42 посредством упоминания в Списке Славы (Ehrenblatt des Deutschen Heeres) за свое замечательное боевое руководство и достигнутый успех.

Лейтенант Lesting принимает вместо раненого обер-лейтенанта Милла руководство боевой группой. Задействованы последние резервы (саперный взвод 5-й роты и 1 группа тяжелых пулеметов). Около 20.30 начинается отход от врага. 2-й батальон занимает оборону у Кривцово. 2-й батальон 40-го МСП остается в распоряжении штаба дивизии в Фатнево.

20 февраля 339-й полк после 1 атаки через 1 русскую контратаку с танковой поддержкой отброшен назад. В секторе 2-го батальона нашего полка лежит сильный ураганный огонь, за которым в полдень 22 февраля следует атака русских. Атака отбита. В этот день удается даже добить 1 вражеский 54-тонный танк с 16-го выстрела особыми боеприпасами. Новая атака русских на рассвете 22 февраля приводит к прорыву на позиции 2-го батальона, однако в утренние часы 23 февраля прорыв ликвидирован контратакой. 1-й батальон 23 февраля ведет успешное наступление на русло ручья Березуйка к востоку от Ушево.

До 26 февраля русские ведут себя спокойно. Вместо этого резко изменилась погода. Неистовый буран пронесся над просторами страны. В полдень 26 февраля слышен более сильный шум боя. 2-й батальон сообщает, что его командир майор Reckleben и офицер для поручений ранены. Внезапно 9 вражеских танков появились из метели и берут под огонь каждый отдельный дом в Кривцово. Также наше 88-мм зенитное орудие при этом получило 1 прямое попадание. Атака была отбита.

27 февраля майор Henrich снова принимает руководство полком вместо заболевшего полковника Bertram, который переведен из-за двойной паховой грыжи и из-за язвы желудка из Орла в военный госпиталь в Аугсбурге.

28 февраля боевое охранение 3-й роты атаковано примерно 70 солдатами и захвачено врасплох. Контратакой Иван на следующее утро отброшен в рукопашном бою. При этом он потерял 20 человек убитыми, 2 - пленными и несколько - ранеными. Наши потери составляют 2 пропавших без вести.

1 марта 1942 г. наши позиции находятся под сильным артогнем русских. На следующий день Иван атакует танками и стрелками на Веснино. Боевая группа Rübsam со 2-м батальоном 40-го МСП, 2-м батальоном 63-го МСП и артиллерийским дивизионом Bäudler отправлена ночным маршем на Веснино.

2 марта 2-й батальон 40-го МСП тактически подчинен 134-й ПД, соответствующее снабжение - 56-й ПД. Батальон остается в боевой готовности. Одна рота выдвинута в качестве резерва для контратак в Петуховку.

3 марта майор Berlin, новый 1-й офицер штаба дивизии, выдает содержание предварительной ориентировки: запланировано перевести всю дивизию в район Однолуков.

6 марта полк сменен 5-м пулеметным батальоном. Полк стал резервом штаба корпуса. Штаб полка переносится в Макеево, в 2 км к востоку от нп Однолуки.

После роспуска 9 марта боевой группы Rübsam 2-й батальон 40-го МСП остается в прежнем месторасположении, отходит обратно к полку, однако уже 2 дня спустя переходит в подчинение штаба 63-го МСП.

1-й батальон 40-го МСП использует время до запланированной транспортировки от Орла на Жиздру для дезинсекции и обучения пополнения. 11 марта при авианалете погиб лейтенант Kuhn, командир подчиненного взвода орудий ПТО лейтенант Gerhard (3-я рота) при этом ранен. Начавшийся переход 1-го батальона 40-го МСП на Жиздру остановлен телефонограммой штаба 24-го ТК. Батальон остается пока что в Орджоникидзеграде в распоряжении штаба корпуса, но затем 14 марта движется через Брянск на Жиздру. Сильный буран делает переход чрезвычайно трудным. У многих людей возникает снежная слепота. Также создает сложности усиленная деятельность партизан. Увеличиваются случаи подрывов железнодорожной линии и нападений на отдельные транспортные средства. 17 марта осуществляется подчинение 211-й ПД и присоединение к 317-му ПП для строительства позиций. Эта дивизия недолго находится в России…

NARA, T. 314, R. 1315.

6-я рота 39-го танкового полка, 20.02.42.

Боевой отчет 6-й роты 39-го танкового полка

17.02.1942 рота была поднята по тревоге и с 1 Pz.IV и 5 Pz.III направлена на марш в Фатнево. Я сам выехал на легковой машине, чтобы обсудить с командиром местного сектора ситуацию. Из-за больших дорожных трудностей я преодолел часть маршрута Болхов - Фатнево на санях, частью - пешком и прибыл в Фатнево около 23.00.

Танки также из-за дорожных заторов и наступившей темноты вынуждены прервать продвижение; выступили спозаранку и около 9.00 прибыли в Фатнево.

18.2.1942.

Было известно, что сильные танковые силы углубились на тамошнем участке и ездили позади позиций мотоциклистов. 2 тяжелых танка (32-тонных) застряли в глубоком снегу в лощине на участке мотоциклистов к северу от Хмелевой. Вылазка стрелков, чтобы уничтожить их, была безрезультатной, так как оба танка прикрывали друг друга огнем. Я решил разбить вышеупомянутые вражеские танки танком Pz.III, который я доставил в лощину на расстояние вплоть до 400 метров. К сожалению, все виды боеприпасов Pz.III не смогли вывести из строя вражеские танки. Так как я находился под огнем танков, я снова отвел Pz.III назад и придвинул ближе неисправный из-за подачи топлива Pz.IV. С 2 попаданий снарядов с красной головкой он загорелся ярким пламенем.

2-й танк, хотя было видно только лишь орудийное дуло (7,62 см) и он постоянно меня обстреливал, я расколол следующим образом: я приблизился пешком вплотную к танку и засел в 50 метрах в стороне. Pz.IV остановился на том же самом месте, откуда я подбил первого. Используя дугообразную траекторию, я сигналом руки дал контрольную точку. С 4-го выстрела я этот танк также вывел из строя через попадание в орудийный ствол. Экипаж покинул танк и был захвачен в плен.

В то же время еще 4 танка (32-тонные) атаковали сектор и были подбиты ротой с помощью 1 прикомандированного штурмового орудия лейтенанта Вайриха.

Таким образом, в тот день было уничтожено 6 танков противника (32-тонных T-34).

Расход боеприпасов: 19 75-мм Panzergranate 38, 80 50-мм Panzergranate 38, 24 50-мм Panzergranate 40.

19.2.1942 я получил приказ взять обратно высоту 196,1. В 13.00 я вышел в атаку с 4 Pz.III и 2 Pz.IV. Тяжелейший артогонь со всех сторон, который постоянно был направлен на танки, ударил мне навстречу. С высоты 196,1 сильный огонь орудий ПТО. Благодаря хорошо ложащемуся огню моих танков сильная полевая позиция на высоте 196,1 была нейтрализована (F. 269). Там были уничтожены 3 полевых орудия (7,62 мм) и 1 длинноствольное орудие ПТО (7,62 см). В то же время происходила вражеская танковая атака с севера на левый фланг. 1 Pz.IV, который был выделен для прикрытия левого фланга, сразу же взял их под огонь и вывел из строя 5 танков. Я сразу же повернул все машины на север, и все танки начали действовать. При этом было сожжено еще 6 штук. Таким образом, танковый удар был отбит. Среди подбитых машин находились 2 тяжелые. Под самым тяжелым артобстрелом я 5 часов твердо держал высоту 196,1. К несчастью, стрелки под фланговым пулеметным огнем понесли серьезные потери.

2-я вражеская танковая атака произошла примерно в 17.00 с того же направления. Я несколько отошел на тыловую позицию и позволил атакующим подойти до 600 метров. В результате неожиданного выхода моих танков на огневые позиции и внезапного открытия огня были сожжены еще 3 танка. Еще 3 танка были поражены, выскочившие из них экипажи также выведены из строя. 1 тяжелый танк неизвестного типа (английского происхождения) бежал на север. Этот артобстрел всегда был ожесточенный, так что выдвижение стрелков на высоту 196,1 было совершенно невозможно. Благодаря постоянной смене позиций моих экипажей на 196,1 у меня не было никаких потерь. Я оставался на 196,1 до полной темноты, затем я вернулся на прежние исходные позиции. Сильные вражеские подразделения танков сверхтяжелого типа переехали в северном направлении, а также развернулись в направлении, где совершались 2 предыдущих танковых атаки. Я наблюдал на всех высотах, которые окружают отметку 196,1, мощный орудийный огонь. Все танки расстреляли боеприпасы до последнего снаряда.

Расход боеприпасов: 150 75-мм осколочных снарядов, 101 75-мм Panzergranate 38, 188 50-мм осколочных снарядов, 128 50-мм Panzergranate 38, 74 50-мм Panzergranate 40.

Командир роты обер-лейтенант Кайзер (F. 270).

Tags: 17.pz.div, зима 1941/42 гг.
Subscribe

Posts from This Journal “17.pz.div” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments