Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

80-я танковая бригада. ч.6. Последняя попытка взять Кривцово. 11 марта 1942 г.

Дополнено и отредактировано 11.06.20.

Провал наступления 11 марта 1942 г.

4 марта 1942 г. штаб 3-й армии отдал войскам боевой приказ №0010 о переходе с 7 марта в новое наступление, в т.ч. 60-я стрелковая дивизия совместно с 80-й танковой бригадой должна была вновь атаковать в обход Кривцово с северо-востока. Правее и левее нее атаковали 283-я и 137-я стрелковые дивизии [12, л. 147]. 7 марта штаб армии перенес начало наступления на 6.00 10 марта [12, л. 196], а 8 марта - на 5.00 11 марта [12, л. 211]. 9 марта штаб 60-й СД отдал войскам боевой приказ №011/оп с задачами на предстоящее наступление. Справа с восточных скатов высоты 209,8 в обход Кривцово с северо-запада атаковал поддерживаемый 1-м дивизионом 969-го артполка усиленный взводом фугасных минометов 1283-й стрелковый полк. Слева с северо-восточных скатов высоты 203,5 в направлении северо-восточной окраины Кривцово атаковал при поддержке 2-го дивизиона 969-го АП и 60-го ОМД 1281-й стрелковый полк. 1285-й стрелковый полк составлял 2-й эшелон дивизии, а резерв - 182-й лыжный батальон. 80-й танковой бригаде приказывалось выбросить буксируемые танками орудия сопровождения и танковый десант на высоту 203,5, совместно с этими орудиями подавить огневые точки и уничтожить живую силу противника на высотах 203,5, 209,9, северо-восточной и северо-западной окраинах Кривцово и далее действовать Фатнево [12, л. 154].

9 марта штаб 80-й танковой бригады получил составленную штабом армии таблицу взаимодействия войск ударной группировки армии [12, л. 192], согласно которой он в 14.00 10 марта отдал войскам боевой приказ №08 об атаке в 3-эшелонном построении. В 1-м эшелоне в обход Кривцово с северо-востока атаковали танки КВ-1, а во 2-м эшелоне действовали танки Т-34 и «Valentine», которые должны были высадить десант пехоты и буксируемые орудия ПТО на северо-восточных скатах высоты 203,5, после чего также атаковать на Кривцово. В 3-м эшелоне совместно с пехотой 1283-го стрелкового полка на Кривцово атаковали танки Т-60 [12, лл. 200, 201].

Благодаря длительной передышке за 1-ю декаду марта 80-я танковая бригада отремонтировала практически все требующие текущего и среднего ремонта танки «Valentine» и Т-60 и к 14.00 10 марта насчитывала на ходу 21 танк (1 КВ-1, 2 Т-34, 5 «Valentine», 13 Т-60), в т.ч. 2 танка Т-34 были прикомандированы из 79-й и 150-й танковых бригад. Т.к. у 3 танков Т-60 полностью отсутствовали экипажи, одновременно использовать в атаке бригада могла не более 18 танков. В среднем ремонте находилось 9 танков (7 КВ-1, 1 «Valentine», 1 Т-60), в капитальном ремонте - еще 14 танков (2 КВ-1, 6 «Valentine», 6 Т-60) [12, л. 199]. В строю оставалось 309 человек личного состава, 40 автомашин (3 М-1, 27 ГАЗ-АА, 2 ЗИС-5, 2 ГАЗ-55, 2 «Форд-Мармон», 3 бензовоза ЗИС-5, 1 штабной автобус), 3 мотоцикла М-72, 50 ППД и ППШ, 63 винтовки, 1 радиостанция. Еще 2 мотоцикла М-72 находились в среднем ремонте, а 3 автомашины (2 ГАЗ-55, 1 «Форд-Мармон») - в капремонте [8, лл. 132, 134]. 60-я стрелковая дивизия на 10 марта насчитывала 6329 человек личного состава [36, л. 115].

Противостоял ей в Кривцово 1-й батальон 63-го мотострелкового полка 17-й танковой дивизии, который с 6 марта подчинялся штабу 25-й моторизованной дивизии [19, F. 431, 433, 1017]. К 7 марта советская разведка выявила на участке Хмелевая - Кривцово до батальона пехоты противника общей численностью в 300-400 человек, 6 станковых и 10-12 ручных пулеметов (установлены в блиндажах и ДЗОТах), 3 минометные батареи и 2 зенитных орудия; в их тылу, на участке Фатнево - Ушево - еще до батальона пехоты, 5-8 станковых и 10 ручных пулеметов, 2 артиллерийские батареи. По всей линии фронта немцами было установлено проволочное заграждение в 2 кола [28, л. 68].

К утру 11 марта количество исправных танков в 80-й танковой бригаде не изменилось [12, л. 179], а потому разделить танки на 3 атакующих эшелона не получилось за отсутствием исправных танков КВ-1. Все 8 исправных средних и тяжелых танков (1 КВ-1, 2 Т-34, 5 «Valentine») действовали единой танковой группой во главе с командиром 173-го ТБ майором Сергеем Юрченко, который находился непосредственно на танке КВ-1 №43741 и возглавлял атаку [12, л. 228]. Танковый десант составила пехота 1281-го стрелкового полка, прибывшая на танки без гранат. 2 танка буксировали за собой 2 45-мм орудия 1281-го СП (прим. - интересно, что при прицепке орудий к танкам, по докладу командира этой противотанковой батареи, 2 человека из состава расчета сбежало). Еще несколько танков буксировало за собой волокуши с огнеметами [17, л. 37].

Наступление основных сил 3-й армии началось с 5.00 [23, л. 166], однако наступление конкретно 60-й стрелковой дивизии из-за отсутствия танковой поддержки задержалось. Первым открыл огонь противник, который с 4.30 приступил к обстрелу высоты 196,1. К 6.00 выдвинувшиеся наконец-то с восточных скатов высоты 196,1 танки группы Юрченко вышли на юго-западные скаты этой высоты и остановились у лощины, где также подверглись обстрелу со стороны противника. В 6.10 танки еще несколько продвинулись вперед и остановились в лощине перед высотой 203,5, после чего в связи с выходом танков на исходные позиции огонь по позициям противника на высоте 203,5 открыла артиллерия 60-й СД, и с 6.13 артобстрел со стороны противника несколько ослаб [14, л. 60].

Танкам предписывалось двигаться по боевому курсу: северные скаты высоты 196,1 - высота 203,5 - южные скаты высоты 209,8 - высота 231,3. Уже в лощине перед высотой 203,5 с майором Юрченко связался командир 1-го батальона 1281-го СП старший лейтенант Похильченко, который еще раз напомнил Юрченко, что танкам нужно следовать в обход Кривцово с севера, и показал направление движения [12, л. 228; 14, л. 60].

В 6.31 танки Юрченко вышли с исходных позиций в атаку, медленно продвигаясь вперед, т.к. буксировали за собой 2 45-мм орудия и сани с огнеметами [14, л. 60]. Обнаружив, что Юрченко взял несколько южнее заданного курса, командир 2-й роты 174-го ТБ лейтенант Сергей Катасонов сообщил ему об этом, однако Юрченко подтвердил правильность взятого им курса [12, л. 228].

Навстречу танкам с высоты 203,5 контратаковало в северо-восточном направлении свыше взвода пехоты противника, но под огнем танков большая их часть залегла в снегу и к 6.40 была пройдена головным танком КВ-1 №43741, после чего была накрыта и рассеяна артиллерией 60-й СД. Пытаясь запутать условные знаки танкистов с поддерживающей их артиллерией (серия зеленых ракет - помощь танкам огнем; серия красных ракет - прекратить огонь), противник попеременно запускал то зеленые, то красные ракеты.

После рассеивания немецкого пехотного взвода танк КВ-1 Юрченко сделал короткую остановку, чтобы обстрелять огнем с места рощу и отдельные домики южнее снежного вала, и в 6.45 снова двинулся вперед, несколько потеснив остатки немецкого взвода, которые после этого залегли правее танка. В 6.52 по ним вновь открыла беглый огонь советская артиллерия, окончательно подавив остатки немецкого взвода, после чего вся танковая группа Юрченко двинулась вперед к высоте 203,5, обстреливая лощину и рощу правее высоты 203,5 [14, л. 60].

С 7.32 пехота 1281-го стрелкового полка следом за танками поднялась в атаку [14, л. 60] и благодаря танковой поддержке, по некоторым данным, уже к 8.00 достигла частично разрушенного снежного вала в 300 метрах от северо-восточной окраины Кривцово. К этому же времени атаковавший без танковой поддержки на северо-западную окраину Кривцово 1283-й стрелковый полк достиг снежного вала в 400-500 метрах севернее Кривцово [14, л. 43]. В 7.54 на высоту 196,1 вышли танки Т-60, но далее этой высоты они так и не пошли и в бою не участвовали [14, л. 60]. Всего атакованный в Кривцово 1-й батальон 63-го мотострелкового полка насчитал перед собой только 8 танков группы Юрченко и 1000 человек советской пехоты [19, F. 447; 42, F. 109].

Выйдя на высоту 203,5, танки Юрченко подавили здесь оборону противника и высадили десант. Буксируемые танками сани с огнеметами частью были разбиты еще на исходных позициях, оставшиеся - при высадке десанта в 70-100 метрах от противника, так что никакого результата применение огнеметов не дало [14, л. 41]. После подавления противника на высоте 203,5 и преодоления снежного вала майор Юрченко кардинально изменил курс и вместо последующего движения в обход Кривцово с севера и поддержки 1283-го стрелкового полка двинулся параллельно Кривцово в юго-западном направлении, подставив танки под фланговый огонь немецких орудий ПТО [12, л. 228; 14, л. 40]. В 8.55 танки вышли на юго-западные скаты высоты 203,5 [14, л. 60], зайдя в полосу наступления 771-го стрелкового полка 137-й стрелковой дивизии, который атаковал своим 1-м стрелковым батальоном (284 активных штыков) безымянные выселки в 1 километре южнее Кривцово (прим. - ныне это село Кривцово) [32, л. 259].

Пройдя боевые порядки 1-го батальона 771-го СП, танковая группа Юрченко вышла к выселкам в 200 метрах юго-восточнее Кривцово, где подбила 4 оборонявшихся там немецких танка (прим. - это были 3 Pz.IV и 1 Pz.III 6-й роты 39-го танкового полка 17-й танковой дивизии; командир роты - обер-лейтенант Кайзер) [19, F. 447], вывела из строя противотанковую батарею и вынудила оборонявшийся там 1-й батальон 63-го МСП начать отступление на запад, на Фатнево [12, л. 228]. При этом наиболее отличились экипажи танков «Valentine» №17591 лейтенанта Владимира Торбана (173-й ТБ) и «Valentine» №27554 ротного лейтенанта Сергея Катасонова (в танке также находился комиссар роты старший политрук Иван Аврамов), которые подбили 1 и 2 немецких танка соответственно [4, л. 46; 13, л. 138]. Всего немцы отметили прорыв на свои позиции 5 советских танков, которые проделали брешь в обороне 1-го батальона 63-го МСП шириной в 300 метров [19, F. 447], благодаря чему поднявшийся в атаку 1-й батальон 771-го СП, по собственным данным, броском ворвался на южную окраину выселков, после чего для развития его успеха и удержания выселков был введен в бой 2-й батальон того же полка в составе 75 активных штыков [32, л. 259]. По данным самих танкистов, 771-й стрелковый полк 2 своими батальонами при поддержке танков всего лишь занял юго-западные скаты высоты 203,5, где захватил несколько ДЗОТов противника, но выселки южнее Кривцово так и не занял [12, л. 228].

После подавления немецкой обороны в безымянных выселках танковая группа Юрченко атаковала само Кривцово, но была встречена более сильной противотанковой обороной, чем в выселках, и подверглась обстрелу тяжелой артиллерией противника. По одним данным, в 100-200 метрах южнее выселков [8, л. 141; 12, л. 228], а по другим данным - уже на юго-восточной окраине Кривцово танк КВ-1 №43747 Юрченко был подбит [12, лл. 178, 222, 223]. По данным штаба 60-й стрелковой дивизии, еще сутки 8 человек из состава танкового десанта под руководством Юрченко оставались на южных скатах высоты 203,5 охранять подбитый танк. Вероятно, все они погибли [14, л. 60], а всего, оказавшись вместе с танкистами в расположении противника, погибло 47 находившихся на танках автоматчиков 1281-го стрелкового полка [14, л. 41]. Собственно экипаж Юрченко (сам Юрченко, командир танка лейтенант Антон Гладкий, старший механик-водитель старшина Нарежный, командир орудия замполитрука Власов и радист старший сержант А. Матасов) поначалу посчитали пропавшим без вести. К 16 марта он был сочтен погибшим [8, л. 191]; [150, F. 1336, 1338]. Уже в наше время членами поискового отряда «Костер» у юго-восточной окраины прежнего Кривцово (ныне д. Тросна) были найдены траки с танка КВ-1. Т.к. другие танки КВ-1 80-й танковой бригадой не терялись, а в 79-й ТБр танков данного типа просто не было, это мог быть только КВ-1 №43747 Юрченко. По версии командира отряда Н. Красикова танк был довольно быстро отремонтирован и эвакуирован с поля боя немцами, т.к. на сделанной немцами же весной 1942 года аэрофотосъемке данного танка на месте уже нет. Дальнейшая судьба ставшего трофейным танка КВ-1 №43747 неизвестна [148].

Следом за танком КВ-1 №43747 был подбит подошедший к нему танк «Valentine» [12, л. 228]. По всей видимости, это был «Valentine» №47168 лейтенанта Валентина Вольнова (механик-водитель Балышев; 2-й батальон), что следует из ряда донесений 80-й танковой бригады [8, лл. 138, 141, 193, 195]. Танк с подбитой гусеницей так и остался стоять в расположении противника, экипаж остался внутри танка. В ночь на 16 марта советские разведчики установили связь с этим экипажем, который к этому времени был еще жив [37, л. 232]. Дальнейшая судьба экипажа неизвестна, вероятно, он погиб. В 2 различных «Книгах Памяти» лейтенант Вольнов записан погибшим.

Оба танка (Юрченко и Вольнова) были подбиты стоявшим на открытых позициях в Кривцово тяжелым 105-мм полевым орудием 4-й батареи 69-го артполка, которое, впрочем, также было выведено из строя огнем танкистов [19, F. 447].


Следующий танк «Valentine» был подбит на гребне юго-западных скатов высоты [12, л. 228]. Возможно, это был танк «Valentine» №27554 лейтенанта Сергея Катасонова. Подбитый в расположении противника, танк Катасонова был затем отбуксирован соседним ходовым танком в расположение пехоты 771-го стрелкового полка [13, л. 138] на юго-восточные скаты высоты 203,5. У танка была сбита гусеница, повреждены ходовая часть, водяная система, отбит задний люк бортового фрикциона, заклинена маска орудия, отбит гильзоулавливатель [8, л. 193].

3-му танку «Valentine» попаданием тяжелого снаряда в маску орудия заклинило пушку [12, л. 228]. Это был «Valentine» №17591 лейтенанта Владимира Торбана (1-й батальон). Его башенный стрелок сержант Петр Бирюков при этом погиб, механик-водитель старший сержант Григорий Герасимов и сам Торбан остались в строю и вывели поврежденный танк обратно на сборный пункт [8, лл. 139, 191]. Также получил 2 пробоины в башне и отошел на сборный пункт 1 из 2 танков Т-34 [12, л. 228]. По-видимому, это был танк №4306 лейтенанта Григория Мартьянова из 79-й ТБр, сам Мартьянов при этом погиб [8, л. 138].

С 9.10, израсходовав боеприпасы, в направлении безымянной высоты отошел один из танков 80-й ТБр, экипаж его был ранен [14, л. 60]. Вероятно, это был танк «Valentine» №27550 лейтенанта Литвиненко (173-й ТБ), весь экипаж которого во главе с самим Литвиненко был ранен и госпитализирован [4, л. 46; 8, лл. 171, 191]. По всей видимости, именно в состав экипажа Литвиненко входил механик-водитель красноармеец Иван Старухин (173-й ТБ) (прим. - этот вывод напрашивается потому, что всего 2 танка «Valentine» 173-го ТБ участвовало в бою 11 марта - лейтенантов Торбана и Литвиненко, а у лейтенанта Торбана механиком-водителем был именно старший сержант Григорий Герасимов). Согласно наградному листу на Старухина его экипаж в атаке на высоту 203,5 уничтожил 1 танк, 1 орудие ПТО, 2 пулеметные точки, 1 ДЗОТ и до 10 немецких солдат. На юго-западных скатах высоты танк получил пробоину в отделении управления, Старухин был ранен в голову и потерял левый глаз, однако смог отвести танк в расположение пехоты [21, л. 504]. В гораздо позже написанном (прим. - в июне) отчете штаба 173-го ТБэти успехи еще более завышены. Согласно этому отчету Старухин пошел в бой, будучи раненным в руки, в ходе боя его танк уничтожил 2 орудия ПТО, 5 огневых точек, 3 ДЗОТа, до 2 взводов пехоты, помимо ранения в глаз Старухин был ранен в грудь [7, л. 107].



Понеся большие потери в технике, оставшиеся на ходу танки группы Юрченко к 9.15 отошли за гребень юго-западных скатов высоты 203,5 [14, л. 60], откуда открыли огонь по противнику с места, прикрывая находившиеся на поле боя подбитые танки [12, л. 228]. Здесь, на высоте, был подбит танк Т-34 №9583 взводного 1-го батальона 150-й танковой бригады лейтенанта Николая Безрукова, выведены из строя ходовая часть и оптика, разбита гусеница, однако экипаж продолжал огнем с места обстреливать огневые точки противника в Кривцово [8, л. 138; 38, л. 366].

Тем временем раненый экипаж танка «Valentine» №27550 (173-й ТБ) лейтенанта Литвиненко был заменен на новый экипаж и во главе с лейтенантом Петром Могилевичем снова выдвинулся на высоту 203,5 для эвакуации подбитых танков, где и был сожжен [8, л. 138] в 30 метрах от немецких блиндажей [8, л. 195]. Сам Могилевич в приказе ГУФУ КА числится пропавшим без вести 11 марта, а в «Книге Памяти Краснодарского края» - погибшим [10].

В целом к 11.00 почти вся танковая группа Юрченко оказалась выбита из строя, в т.ч. 2 танка (1 КВ-1 и 1 «Valentine») были подбиты на юго-восточной окраине Кривцово [12, л. 178], 3 танка (1 Т-34, 2 «Valentine») - на высоте 203,5, а еще 2 подбитых танка (1 Т-34, 1 «Valentine») отошли на сборный пункт на восточные скаты высоты 196,1. По предварительным данным, было потеряно 1 человек убитым (командир Т-34 лейтенант Мартьянов), 6 человек ранеными, состояние 3 экипажей (КВ-1 майора Юрченко, «Valentine» лейтенантов Вольнова и Могилевича) оставалось неизвестным. Для эвакуации подбитых на высоте 203,5 танков туда были высланы 1 трактор С-65 и ремонтная бригада, а для выяснения судьбы 2 прорвавшихся в Кривцово танков выслана разведка. Всего к 11.00 танковая группа Юрченко, по одним данным, уничтожила 4 немецких танка, до 6 повозок с лошадьми, до 6 орудий ПТО, до 4 минометов, до 10 пулеметов, около 8 земляных блиндажей, 3 укрепленных дома и до 150 немцев [8, л. 138]. По другим данным, было сожжено 2 и разрушено еще несколько ДЗОТов, уничтожено до роты пехоты, подбито 2 и сожжено еще 2 немецких танка вместе с их экипажами [12, л. 178]. Для восполнения потерь танкистов уже в ходе наступления с выжидательного района подошел 3-й по счету танк Т-34 (№80217 из состава 79-й танковой бригады), который, впрочем, имел неисправный мотор и был, по сути, небоеспособен [12, л. 228]. На ходу оставалось еще 13 танков: 1 «Valentine» (прим. - по-видимому, «Valentine» №27703 лейтенанта Сергея Малькова) и 12 Т-60 [12, л. 178].



Лишившись танковой поддержки, 1-й батальон 1281-го стрелкового полка, тем не менее, в 9.10 - 9.54 полностью занял снежный вал в 300 метрах северо-восточнее Кривцово и 1 блиндаж противника, после чего его продвижение замедлилось из-за усилившегося огня противника. К 11.45 батальон полностью занял гребень высоты 203,5 и 4 блиндажа, где в 11.57 подвергся контратаке немецкой пехоты с 5 танками и под прикрытием огня артиллерии оставил высоту, отойдя на ее северо-восточные скаты. В 12.20 немецкая контратака была отражена огнем советской артиллерии, однако немецкая пехота успела закрепиться на рубеже снежного вала. В 13.25 вновь выдвинувшиеся на высоту 203,5 5 немецких танков открыли огонь по боевым порядкам 1281-го полка и отошедшему в лощину к востоку от этой высоты оставшемуся танку 80-й ТБр, однако залпами артиллерии в 13.35 немецкие танки были отогнаны [14, л. 60].

По немецким данным, контрудар 25-й моторизованной дивизии продолжался до 14.45, в нем участвовали 1-я рота 339-го пехотного полка, 2-я рота 27-го саперного батальона и 3-я рота 63-го мотострелкового полка [19, F. 447]. Помимо атаки позиций 1281-го СП противник силою до взвода пехоты контратаковал 771-й стрелковый полк, вынудив его начать отход с юго-западных скатов высоты 203,5, однако командир стоявшего подбитым на юго-восточных скатах высоты 203,5 танка «Valentine» №27554 лейтенант Сергей Катасонов выскочил из танка, забежал в середину бегущей пехоты, после чего остановил ее и организовал отражение контратаки, чему способствовали своим огнем экипажи других подбитых на этой высоте танков [12, л. 228; 13, л. 138].

Более всех при этом отличился экипаж танка Т-34 №9583 лейтенанта Николая Безрукова (150-я ТБр). Танк был подбит на высоте 203,5, однако экипаж продолжал вести огонь с места и в 12-часовом бою уничтожил 2 превращенных в ДЗОТы жилых дома с их гарнизонами, 2 миномета, а при отражении контратаки уничтожил 2 орудия ПТО и до взвода пехоты, после чего к вечеру экипаж частично восстановил свой танк и на 2 катках отвел свою машину на СПАМ [38, лл. 366, 384, 394, 414].

В ходе отражения советской танковой атаки и последовавшего затем собственного контрудара 25-я моторизованная дивизия, по собственным данным, уничтожила 3 танка (опознаны как Т-34 и «Valentine»; 2 танка уничтожены 105-мм орудием 4-й батареи 69-го артполка у самого Кривцово, 3-й танк сожжен артиллерией на высоте 196,1) и подбила перед своим передним краем еще 3 танка (в т.ч. 2 танка отбуксированы советскими войсками в тыл). Немцы насчитали примерно 300 трупов советских солдат и 72 пленных. Собственные их потери составили 4 танка (3 Pz.IV и 1 Pz.III 6-й роты 39-го ТП) и одно 105-мм полевое орудие поврежденными, 67 человек личного состава (12 – убитыми, 55 – ранеными) [19, F. 447; 42, F. 109].

Боевые действия с участием оставшихся танков 80-й танковой бригады продолжались весь день 11 марта. В 15.30, по немецким данным, последовала новая атака советской пехоты (немцы насчитали 2 роты) против позиций 1-го батальона 63-го мотострелкового полка, при этом 1 из 2 поддерживавших батальон StuG III 3-й батареи 202-го дивизиона штурморудий сожгло 1 советский танк. 2-е StuG III было подбито одним из советских танков [19, F. 448; 42, F. 108; 53, с. 74]. Подбитый танк был опознан немцами как Т-34 [53, л. 74]. С большой долей вероятности, это был вернувшийся на поле боя со сборного пункта и подбитый на западных скатах высоты 203,5 танк Т-34 №4306 [37, л. 199].

Уже на закате, в 18.20, по сведениям штаба 60-й СД на высоте 196,1 появился, по-видимому, последний исправный танк «Valentine» 80-й ТБр, откуда он направился к безымянной высоте, что юго-восточнее Кривцово, на участок 771-го стрелкового полка [14, л. 60]. Возможно, это был «Valentine» №27703 лейтенанта Сергея Малькова (174-й ТБ). Танк Малькова был подбит во 2-й половине дня на западных скатах высоты 203,5, подбиты ходовая часть, гусеницы, заклинена башня, пробиты радиатор и клапанная коробка, разбита оптика; точное время, когда танк был потерян, неизвестно [8, лл. 193, 203].

В целом за день 11 марта в 13-часовом бою 80-я танковая бригада, по собственным данным, уничтожила 4 танка, 6-8 повозок с боеприпасами, 8 орудий (2 75-мм и 6 противотанковых), 6 минометов, 10 пулеметов, до 8 ДЗОТов, до 2 взводов пехоты, потеряв 8 танков (1 КВ-1, 2 Т-34, 5 «Valentine») подбитыми, из их числа только 2 танка (1 Т-34, 1 «Valentine») смогли своим ходом отойти на сборный пункт на восточные скаты высоты 196,1. В личном составе, по предварительным данным, бригада потеряла 1 человека убитым (командир Т-34 лейтенант Григорий Мартьянов), 6 человек ранеными (в т.ч. были ранены комиссар 2-й роты 2-го батальона старший политрук Аврамов и командир танка лейтенант Литвиненко) и 2 танковых экипажа из 8 человек пропавшими без вести [4, л. 46; 12, л. 228; 37, л. 199].

Это были экипажи танков КВ-1 №43747 майора Юрченко (сам Юрченко, командир танка лейтенант Антон Гладкий, старший механик-водитель старшина Нарежный, командир орудия замполитрука Власов, радист старший сержант А. Матасов; 173-й ТБ) [8, л. 191]; [150, F. 1336, 1338] и «Valentine» №47168 лейтенанта Валентина Вольнова (механик-водитель Балышев, башенный стрелок неизвестен; 174-й ТБ) [8, л. 193]. Также 11 марта числятся пропавшими без вести командир танка «Valentine» №27550 лейтенант Петр Могилевич (173-й ТБ) и помощник командира роты по технической части воентехник 2-го ранга Станислав Лавренович [10]. Вероятно, именно 11 марта погиб башенный стрелок танка «Valentine» №17591 лейтенанта Владимира Торбана сержант Петр Бирюков [8, л. 191]. Уже в нашей время поисковым отрядом «Костер» были найдены остатки полностью разбитых в ходе боевых действий танков «Valentine» №№27550 и 27554 лейтенантов Могилевича и Катасонова, а возле них - останки 2 погибших танкистов, вероятно, из экипажей данных танков. Имена их пока что неизвестны, т.к. неизвестен состав экипажей обоих танков [148].

Согласно уточненным данным, в бою 11 марта 80-я танковая бригада потеряла подбитыми следующие 8 танков: КВ-1 №43747, Т-34 №№4306, 9583, «Valentine» №№17591, 27550, 27703, 47168, 27554. В личном составе - 12 человек убитыми или пропавшими без вести и не менее 6 человек ранеными.

Поддерживаемый танкистами 771-й стрелковый полк 11 марта, по собственным данным, потерял 121 человек убитыми и ранеными [32, л. 270], 60-я стрелковая дивизия - 856 человек убитыми и ранеными [14, л. 45]. Всего неудачное наступление на Кривцово 11 марта стоило советским войскам как минимум 995 человек.

Список источников

Командный состав 80-й ТБр; все части статьи "80-я танковая бригада"; предыдущая часть статьи; следующая часть статьи

Tags: 17.pz.div, 25.id. (mot.), 3 А, 80 ТБр, БрянФ, весна 1942 г., г. Болхов
Subscribe

Posts from This Journal “80 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

Posts from This Journal “80 ТБр” Tag