Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

80-я танковая бригада. ч.5. Атаки на Кривцово 23 - 28 февраля 1942 г.

Дополнено и отредактировано 31.12.18.

Атаки на Кривцово 23-24 февраля 1942 г.

Утром 23 февраля 1942 г. из-за отсутствия переправы через Березуйку 80-я танковая бригада устным приказом командующего 3-й армии была переподчинена 60-й стрелковой дивизии для участия в наступлении на Кривцово [4, л. 45]. В 11.30 штаб 60-й СД отдал войскам боевое распоряжение №028 в 12.40 всеми силами перейти в наступление на Кривцово, в т.ч. 1285-й стрелковый полк при поддержке 1-го дивизиона 969-го АП, минометного дивизиона и танков 79-й ТБр должен был атаковать Кривцово с северо-запада, 1281-й стрелковый полк при поддержке 2-го дивизиона 969-го АП и танков 80-й ТБр должен был овладеть высотой 203,5 и далее атаковать северо-восточную окраину Кривцово; на южные скаты этой высоты и далее на юго-западную окраину Кривцово атаковал отдельный отряд 1283-го стрелкового полка [12, л. 98].

Наступление 60-й стрелковой дивизии с танками обеих танковых бригад, по одним данным, началось по плану, в 12.40 [4, л. 40; 12, л. 97], по другим данным, 80-я танковая бригада атаковала в 13.08, а 79-я танковая бригада - и вовсе в 13.30 [37, л. 84]. Из 9 танков (4 Т-34, 5 Т-60) 79-й ТБр атаку 1285-го стрелкового полка поддерживали только 4 танка Т-34, из-за больших снежных заносов танки Т-60 в атаке не участвовали [4, л. 40]. Со стороны 80-й танковой бригады в наступлении участвовали 5 танков (1 «Valentine», 4 Т-60) 173-го ТБ [8, л. 83] и примерно 5 танков (2 «Valentine», 3 Т-60) 174-го ТБ [8, л. 93]. По свидетельству штаба 1281-го стрелкового полка, танки 80-й ТБр, дойдя до атакующих боевых порядков пехоты полка, остановились и вместо дальнейшего продвижения вперед открыли по противнику огонь с места. Вероятно, эта остановка также объяснялась непреодолимыми для танков Т-60 сугробами. Лишь 1 танк - вероятно, «Valentine» №27555 лейтенанта Валентина Киктева [8, л. 83] - вырвался далее боевых порядков пехоты [29, л. 44], но, расстреляв боеприпасы, вынужден был выйти из боя [8, л. 83].

Штаб 17-й танковой дивизии отчитался, что только лишь с 14.00 малочисленная советская пехота (1285-й СП) с 6 танками (вероятно, 79-я ТБр) атаковала на Кривцово, еще 2 танка (вероятно, 80-я ТБр) и 150 пехотинцев (1281-й СП) атаковали юго-западнее Сивково. Накрытые артогнем, оставив на поле боя примерно 100 человек убитыми и ранеными, остатки атакующей пехоты 1281-го стрелкового полка отошли обратно в Сивково [20, F. 1010]. Согласно донесению штаба 1281-го СП, попав под сильный огонь противника, пехота 1281-го полка отошла за боевые порядки танков, где и залегла. Танк ротного старшего лейтенанта Селина безо всякого предупреждения рванул задним ходом и гусеницами раздавил 6 бойцов 1281-го СП, укрывшихся за ним [29, л. 44].

Штаб 80-й танковой бригады об этом позорном инциденте не упомянул ни слова. В своем боевом донесении он сослался на слабую поддержку пехоты, которая «залегла, не доходя 300-400 м, и не могла закрепить Кривцово» [12, л. 97]. Также и штаб 174-го ТБ 80-й ТБр сообщил, что батальоны не выполнили поставленную им задачу из-за отсутствия артподготовки и из-за отсутствия поддержки пехоты, которая не закрепляла занятую танками местность [8, л. 93].

В своем журнале боевых действий штаб 80-й ТБр пошел еще дальше в своих попытках обелить действия танкистов и так написал о боевых действиях 23 февраля: «…танки успешно несколько раз заходили в Кривцово, но пехота в атаку не поднималась и танки не поддержала. Ком. роты ст. лейтенант Семин выходил из танка 4 раза, чтобы договориться с пехотой, но к желаемым результатам не договорился, и пехота продолжала сидеть в блиндажах» [4, л. 45].



Бой, по некоторым данным, продолжался до 19.00 [37, л. 81]. В целом за день 23 февраля 1281-й стрелковый полк дважды совместно с танкистами атаковал на высоту 203,5 [32, л. 173]. Во 2-й атаке помимо танков 80-й танковой бригады также приняли участие танки Т-34 и Т-60 79-й ТБр [37, л. 84]. Всего немцы насчитали 9 советских танков, в т.ч. 4 тяжелых «52-тонных» танка, за которые приняли средние и легкие танки Т-34 и «Valentine» [10, F. 1009]. Эта советская атака также была отбита 17-й танковой дивизией. В 2 безуспешных атаках 23 февраля 1281-й стрелковый полк потерял 173 человека убитыми и ранеными [32, л. 42] и к 22.00 насчитывал в строю всего 49 стрелков и пулеметчиков [32, л. 173]. В целом 60-я стрелковая дивизия 23 февраля потеряла 415 человек личного состава убитыми, ранеными и пропавшими без вести [35, л. 20].

Поддерживая действия пехоты 1281-го СП, за день 23 февраля 173-й танковый батальон, по предварительным данным, без каких-либо собственных потерь уничтожил 2 орудия ПТО, 2 блиндажа, до 60 немцев и выбил автоматчиков противника с подбитого танка Т-34 в районе Кривцово [8, л. 83].

174-й танковый батальон 23 февраля уничтожил 1 орудие ПТО, до 12 пулеметных точек, 10 блиндажей, 10 снежных завалов, до 2 взводов пехоты, потеряв 1 танк Т-60 сгоревшим на переправе у Сивково, 1 танк «Valentine» подбитым (разбиты гусеница, 2 катка, лента ведущего колеса; танк отбуксирован на СПАМ танком Т-34 79-й танковой бригады) [4, л. 45] и 1 человека убитым (командир Т-60 старшина А.И. Трапезников) [8, л. 93].

Штаб самой 80-й танковой бригады 23 февраля доложил наверх только озвученные штабом 174-го ТБ цифры нанесенного противнику урона (1 орудие ПТО, до 12 пулеметных точек, 10 блиндажей, 10 снежных завалов, до 2 взводов пехоты), те же цифры ошибочно вписаны в журнал боевых действий бригады за дату  20 февраля. Потери всей 80-й танковой бригады 23 февраля, по предварительным данным, составили 2 танка Т-60 подбитыми и сгоревшими, 1 человека убитым и 1 - раненым [12, лл. 96, 97]. С большой долей вероятности, оба танка Т-60 и как минимум 1 из 2 вышедших из строя танкистов были потеряны еще 22 февраля, таким образом, фактические потери 80-й танковой бригады за 23 февраля составили всего 1 танк «Valentine» подбитым. К вечеру 23 февраля в строю оставалось 7 танков (2 «Valentine», 5 Т-60) [12, л. 96].



В ночь на 24 февраля с поля боя было эвакуировано 2 танка Т-60. К 7.00 в строю оставалось по-прежнему 7 танков [12, л. 100]. Действовавшая впереди 60-я стрелковая дивизия отдельными отрядами в течение ночи и с утра 24 февраля продолжала вести бои за Кривцово и высоту 203,5. В 8.30 занявший гребень этой высоты отряд 1281-го СП (до 30 человек) был контратакован противником силою до 2 рот пехоты с 3 танками и был полностью уничтожен , после чего противник восстановил свое положение на данной высоте [32, л. 42].

В документах 79-й и 80-й танковых бригад не сказано о каком-либо участии их танков в боевых действиях 24 февраля, однако штаб 17-й танковой дивизии отчитался об участии в атаках малочисленной пехоты 60-й СД (немцы насчитали 60-80 человек) на высоту 203,5 пяти советских танков (в т.ч. 3 «52-тонных») [20, F. 1003]. Позже штаб 80-й танковой бригады отправил «похоронку» о погибшем 24 февраля у Сивково некоем сержанте Андрее Максименко [10].

Понеся большие потери в минувших боях и так и не добившись какого-либо успеха в захвате Кривцово, со 2-й половины дня 24 февраля 60-я стрелковая дивизия согласно отданному в 12.00 штабом дивизии боевому приказу №05/оп временно перешла к обороне. 80-я танковая бригада этим же приказом получила задачу сосредоточиться в хуторе Кривцово, что к западу от деревни Бутырки, и находиться в готовности к отражению контратак противника [12, л. 102], однако к утру 25 февраля бригада все еще оставалась на восточных скатах высоты 196,1 [12, л. 106].

В ходе многодневных наступательных боев 60-я стрелковая дивизия понесла настолько большие потери, что к 25 февраля насчитывала всего 4056 человек личного состава [36, л. 78], из них активных штыков (стрелки и пулеметчики) всего 471 человек [32, л. 44]. С 14 февраля, т.е. примерно за 10 дней боевых действий, численность дивизии «просела» на 7281 человек личного состава. Поддерживавшая ее 80-я танковая бригада к утру 25 февраля все еще имела в строю 11 танков (3 «Valentine», 8 Т-60) [12, л. 106], 309 человек личного состава, 2 трактора С-65, 43 автомашины (33 грузовые, 3 легковые и 7 специальных), 6 мотоциклов, 14 ППД, 76 винтовок и карабинов, 1 радиостанцию РСБ [8, л. 106].

Атаки на Кривцово 26 февраля 1942 г.

В 4.00 26 февраля 1942 г. штаб 3-й армии отдал войскам боевой приказ №007 о возобновлении наступления с 11.00 26 февраля, в т.ч. 60-я стрелковая дивизия ударом с северо-востока должна была овладеть Кривцово, а 137-я стрелковая дивизия - овладеть безымянным поселком южнее Кривцово и атаковать Кривцово с юга. Совместно с этими дивизиями должны были атаковать на Кривцово 79-я и 80-я танковые бригады под общим командованием командира 80-й ТБр полковника Задорожного [12, л. 116]. В ночь на 26 февраля силами 80-й танковой бригады была проведена разведка позиций противника в районе Кривцово, при этом химинструктор 174-го ТБ сержант Леонид Новиков в одиночку проник в расположение противника, где установил расположение немецких блиндажей, снежного вала и разведал территорию за снежным валом [21, л. 516].

К утру 26 февраля 60-я стрелковая дивизия насчитывала в 3 стрелковых полках 1267 активных штыков, в т.ч. 445 стрелков, из этого числа всего лишь 34 стрелка имел 1281-й стрелковый полк [32, л. 54], который и должен был наступать совместно с танкистами через высоту 203,5 на Кривцово. Для усиления удара сводный 1-й стрелковый батальон 1281-го СП был усилен комендантской ротой и 178-м лыжным батальоном [29, л. 47]. 79-я танковая бригада к 9.00 26 февраля насчитывала в строю 9 танков (3 Т-34, 6 Т-60) [37, л. 108], 80-я танковая бригада участвовала в наступлении в составе 11 танков (3 «Valentine», 8 Т-60) [8, л. 151]. Все 3 танка «Valentine» - лейтенантов Бориса Иванова, Валентина Киктева и Сергея Катасонова - составляли сводный танковый взвод во главе с Катасоновым [13, л. 137], который вместе с 3 танками Т-34 79-й ТБр составлял ударную группу средних танков во главе с врио командира 1-го танкового батальона 79-й ТБр лейтенантом Иваном Жоговым. Остальные 14 танков Т-60 обеих танковых бригад составляли сковывающую группу малых танков во главе с ротным того же 1-го батальона 79-й ТБр младшим лейтенантом Усыпко и действовали в боевых порядках пехоты 60-й стрелковой дивизии [4, л. 41].

Наступление началось, как и было запланировано, в 13.00 [12, л. 123; 32, л. 132; 37, л. 107]. Атакованная в Кривцово 17-я танковая дивизия насчитала перед собой 1-2 пехотные роты и 12 танков [20, F. 992]. В получасовом бою, несмотря на сильный артминометный огонь, 1 танк Т-34 (лейтенанта Жогова) и 1 танк «Valentine» выбили пехоту противника из блиндажей на высоте 203,5 и, преследуя ее, к 13.30 вышли на восточную окраину Кривцово [4, л. 41; 37, л. 107]. Почти сразу же после прорыва в Кривцово танк «Valentine» был подбит с одного выстрела замаскированным между домами 88-мм зенитным орудием (прим. - штаб 79-й ТБр отчитался о полевом орудии, но в донесении 17-й танковой дивизии значится именно 88-мм зенитное орудие) [20, F. 992], вслед за этим танк Т-34 уничтожил это орудие, однако после этого получил повреждение от немецкого танка (подбита пушка) и вынужден был выйти из боя. Остальные танки в это время огнем с места поддерживали наступление пехоты 60-й стрелковой дивизии, но та продвижения вперед практически не имела и успех танкистов на высоте 203,5 не закрепила [4, л. 41]. Штаб 17-й танковой дивизии отчитался, что при отражении 1-й танковой атаки на Кривцово ею был подбит всего 1 танк Т-34. О подбитом танке «Valentine» немцы почему-то не упомянули [20, F. 992]. Судя по всему, это был танк «Valentine» №27555 лейтенанта Киктева (механик-водитель замполитрука Макаревский, башенный стрелок Бакаев или Баканов; 173-й ТБ) [8, л. 191], 2 из 3 танкистов (Киктев и Бакаев-Баканов) были ранены [12, л. 122].

Во 2-й советской танковой атаке, начавшейся примерно в 17.00, по данным штаба 25-го мотоциклетного батальона (25-я МД), участвовало 14 танков [19, F. 1002], а по данным штаба 17-й танковой дивизии - только 8 танков [20, F. 991]. Ворвавшись на немецкий передний край, танкисты вынудили немецкую пехоту оставить свои позиции, однако последовавшей затем танковой контратакой к 20.00 17-я танковая дивизия восстановила свое положение [19, F. 1002], заявив об уничтожении 2 танков «Valentine» [20, F. 991]. На самом деле оба танка - лейтенантов Иванова и Катасонова - были всего лишь подбиты, в т.ч. у танка «Valentine» лейтенанта Катасонова артогнем была подбита ходовая часть, заклинена пушка, погиб башенный стрелок старшина Жуков, был ранен механик-водитель младший сержант Константин Басалаев. Уже будучи подбитыми, огнем с места танки «Valentine» Катасонова и Иванова участвовали в отражении той самой танковой контратаки 17-й танковой дивизии (прим. - контратакующих штаб 174-го ТБ 80-й ТБр оценил в 4 танка и до батальона пехоты) [13, л. 137]. Всего 26 февраля танк «Valentine» лейтенанта Бориса Иванова (174-й ТБ) уничтожил 1 орудие ПТО, 3 пулемета, 2 ДЗОТа и 30 солдат [21, л. 508], был подбит, но смог своим ходом отойти с поля боя [8, л. 151]. Танк «Valentine» лейтенанта Катасонова (174-й ТБ) остался подбитым в 200 метрах от немецких окопов. Отослав в тыл раненого механика-водителя Басалаева, Катасонов в одиночку занял оборону танка с пулеметом и автоматом в руках [13, л. 137].

В ночь на 27 февраля для эвакуации 2 подбитых танков «Valentine» на поле боя были высланы танки Т-34 79-й ТБр. Один из них с 23.00 26 февраля и эвакуировал с поля боя подбитый танк лейтенанта Катасонова [8, л. 151; 13, л. 137]. Танк №27555 лейтенанта Киктева был подбит на восточной окраине Кривцово в расположении противника, эвакуация его оказалась невозможной [12, л. 124], позже танк был списан в безвозвратные потери.

В целом в ходе 2 неудачных танковых атак 26 февраля 80-я танковая бригада уничтожила 2 орудия ПТО и до 20 немцев, потеряв 5 танков из 11 (все 3 «Valentine», 2 из 8 Т-60) вышедшими из строя, 2 человека убитыми (механик-водитель Басенко, башенный стрелок танка старшина Жуков) и 3 - ранеными (командир танка «Valentine» лейтенант Валентин Киктев, его башенный стрелок Баканов, механик-водитель младший сержант Константин Басалаев) [8, л. 151; 12, лл. 122, 123]. Соседняя 79-я танковая бригада 26 февраля потеряла всего лишь 1 танк подбитым [37, л. 107]. В целом обе танковые бригады за день 26 февраля потеряли 6 танков. Штаб 53-го армейского корпуса также отчитался, что за 26-27 февраля (прим. - непонятно, почему вписали и дату 27 февраля, хотя советские танки в бою в тот день не участвовали) было подбито 6 советских танков: 2 танка - 6-й ротой 39-го танкового полка, а 4 танка - артиллерией 25-й моторизованной дивизии [20, F. 1005].

Благодаря танковой поддержке усиленный комендантской ротой и 178-м лыжным батальоном сводный 1-й стрелковый батальон 1281-го СП к 18.00 смог преодолеть 1-ю линию проволочных заграждений противника перед Кривцово и занял 3 блиндажа на высоте 203,5 левее подбитого танка Т-60. Не имевшие танковой поддержки соседние 1283-й и 1285-й стрелковые полки продвижения не имели вовсе [32, л. 131]. Потеряв за день 125 человек личного состава (в т.ч. 15 человек потерял 1281-й стрелковый полк) [32, л. 132], к ночи все 3 стрелковых полка 60-й стрелковой дивизии насчитывали всего 323 стрелка (в т.ч. лишь 20 стрелков насчитывал 1281-й СП), еще 69 стрелков осталось в 178-м лыжном батальоне [32, л. 131]. К утру 27 февраля, потеряв накануне более половины личного состава, остатки 1-го батальона 1281-го СП, комендантской роты и лыжного батальона насчитывали все вместе 78 активных штыков, из их числа только 15 человек находились в захваченных на высоте 203,5 3 немецких блиндажах, остальные силы пехоты из-за сильного огня противника продвижения вперед не имели [29, л. 47]. В связи с понесенными дивизией потерями и накопившейся из-за непрерывных боевых действий усталостью личного состава вечером 26 февраля штаб 60-й СД запросил штаб армии временно заменить дивизию другими частями, чтобы привести дивизию в порядок [32, л. 131].

80-я танковая бригада к утру 27 февраля насчитывала на ходу всего 6 танков Т-60 и фактически была небоеспособной, т.к. танки Т-60 не могли преодолеть сугробы и принять какое-либо существенное участие в наступлении [12, л. 122]. Несколько в лучшем состоянии находилась соседняя 79-я танковая бригада, которая за день 26 февраля потеряла всего 1 танк Т-34 поврежденным и к вечеру все еще насчитывала в строю 8 танков (2 Т-34, 6 Т-60) [37, л. 107].

Боевые действия 28 февраля - 4 марта 1942 г.

Несмотря на безуспешность всех предыдущих атак, понесенные большие потери и малочисленность боевых частей, в 5.30 28 февраля 1942 г. штаб 3-й армии отдал войскам боевой приказ №008 с 10.00 вновь перейти в наступление, в т.ч. 60-я и 137-я стрелковые дивизии совместно с 79-й и 80-й танковыми бригадами должны были вновь атаковать с северо-востока и юго-запада на Кривцово [12, л. 130]. Всего к утру 28 февраля 80-я танковая бригада имела на ходу 8 танков (1 «Valentine», 7 Т-60) [12, л. 125], 79-я танковая бригада - 9 танков (2 Т-34, 7 Т-60) [37, л. 119].

В 10.00, как и было запланировано, танки с высоты 196,1 выступили в атаку на Кривцово, однако пехота 60-й СД атаку танкистов не поддержала [4, л. 41; 12, л. 138; 37, л. 120]. Как выяснилось, наступление было перенесено на 14.00, о чем танкистов вовремя не уведомили. Только лишь в 11.00 поступило распоряжение штаба 60-й СД о переносе времени начала наступления, после чего танки вернулись на сборный пункт, где пополнились боеприпасами и в 14.00 вторично выступили в атаку, вышли на высоту 203,5, откуда обстреляли Кривцово [4, л. 41], однако пехота и на этот раз не поддержала атаку танкистов, сославшись на сильный артобстрел [12, л. 138]. Атакованная в Кривцово 17-я танковая дивизия оценила атакующих в 4 танка (прим. - т.е. танки «Valentine» и Т-34) и всего 30 пехотинцев, а позже обнаружила движение к своим позициям еще 11 танков (прим. - т.е. танков Т-60), но без дальнейших попыток атаковать [20, F. 982].

Всего в ходе 2 безуспешных атак на Кривцово 28 февраля 80-я танковая бригада потеряла 1 танк «Valentine» подбитым [12, л. 138], который был эвакуирован с поля боя танком Т-34 лейтенанта Смольникова из 79-й ТБр. Собственно 79-я танковая бригада 28 февраля потеряла 1 танк Т-34 подбитым (эвакуирован) и 1 человека раненым [37, лл. 120, 121]. Штаб 53-го армейского корпуса отчитался, что 28 февраля 50-мм орудиями ПТО из состава 167-й пехотной дивизии был подбит всего 1 советский танк [20, F. 1005]. 60-я стрелковая дивизия 28 февраля потеряла 150 человек личного состава [32, лл. 133, 134], в т.ч. атаковавший на восточную окраину Кривцово сводный 1-й батальон 1281-го СП со 178-м лыжным батальоном потерял 67 человек личного состава [18, л. 98].

В ночь на 1 марта согласно полученному приказу заместителя командующего 3-й армии по АБТВ 79-я танковая бригада откомандировала 7 оставшихся в строю танков Т-60 во главе с ротным 1-го танкового батальона младшим лейтенантом Усыпко в состав 80-й танковой бригады и была отведена в тыл в армейский резерв [4, л. 41; 37, л. 131]. Сама 80-я танковая бригада на 1 марта, по одним данным, насчитывала в строю 8 танков Т-60 [12, лл. 135, 138], а по другим данным - всего 5 танков Т-60, 305 человек личного состава, 2 трактора С-65, 40 автомашин (30 грузовых, 3 легковые и 7 специальных), 6 мотоциклов, 14 ППД, 76 винтовок и карабинов, 1 радиостанцию РСБ [8, л. 108].

В ремонте находилось 30 танков (10 КВ-1, 12 «Valentine», 8 Т-60) 80-й ТБр: 21 танк (8 КВ-1, 7 «Valentine», 6 Т-60) - в войсковом и 9 танков (2 КВ-1, 5 «Valentine», 2 Т-60) - в капитальном ремонте. Безвозвратные потери с начала боев составляли всего лишь 8 танков (4 «Valentine», 4 Т-60) (прим. - для сравнения: соседняя 79-я танковая бригада потеряла безвозвратно 25 танков из 46) [39, л. 80]. Позже количество списанных в безвозвратные потери танков сократилось до 4 танков «Valentine», т.к. те остались в расположении противника: 2 танка «Valentine» (№№27549 и 27552) - в районе Миново, 1 танк «Valentine» (№47173) - в районе Фетищево, 1 танк «Valentine» (№27555) - в районе Кривцово [12, л. 118]. Все сгоревшие танки Т-60 были отправлены на завод в капремонт или на переплавку [8, лл. 191, 203].

В целом в ходе боевых действий с 16 по 28 февраля 80-я танковая бригада, по собственным данным, уничтожила 4 танка, 4 орудия (1 полевое, 3 противотанковых), 32 пулемета, 3 ДЗОТа, 27 блиндажей, до 3 батальонов пехоты, однако потеряла 22 танка (12 «Valentine», 10 Т-60; в т.ч. 2 «Valentine» остались расположении противника) и 26 человек личного состава (10 - убитыми, 16 - ранеными) [149, л. 30].

В 3.00 1 марта 1942 г. штаб 3-й армии отдал войскам боевой приказ №009 о возобновлении наступления с 23.00 того же дня на прежних направлениях. На правом фланге армии вводилась в бой в направлении высоты 199,2 и далее в обход с северо-запада деревни Хмелевая 283-я стрелковая дивизия. 80-я танковая бригада получила задачу действовать совместно с 60-й и 283-й стрелковыми дивизиями и подавить огневые точки противника в районе все того же Кривцово [12, л. 133].

Наступление 3-й армии началось, как и было запланировано, в 23.00 1 марта [23, л. 131], однако танки 80-й ТБр в нем не участвовали, по-видимому, из-за отсутствия исправных средних и тяжелых танков. Все 14 исправных танков Т-60 79-й и 80-й танковых бригад были сведены в одну танковую группу под командованием командира 174-го ТБ майора Юрченко и находились на восточных скатах высоты 196,1 в боевых порядках пехоты 60-й СД в готовности к преследованию противника и отражению его контратак [12, л. 140].

Всю ночь и весь день 2 марта 1283-й и 1285-й стрелковые полки безуспешно атаковали с северо-востока на Кривцово, потеряв за день 120 человек личного состава [18, лл. 110, 112], после чего уже к 17.00 сократились до 109 активных штыков (стрелки) [32, л. 149]. В 20.00 без какой-либо артподготовки во время получения полками ужина противник силою до 2 рот пехоты контратаковал боевые порядки обоих полков со стороны Кривцово, но, несмотря на неожиданность этой атаки, был отбит. С 20.45 была отражена повторная контратака, в которой участвовало до батальона пехоты противника. Всего при отражении 2 контратак было выведено из строя до роты пехоты [18, лл. 109, 110]. Судя по боевому донесению штаба 80-й ТБр, танки бригады либо участвовали в отражении одной из этих контратак (правда, время начала контратаки в донесении значится как 18.00, что не соответствует истине), либо же выступили для ее отражения, но участия в бою принять не успели. Лишь к 7.00 3 марта танки после выполнения поставленной задачи сосредоточились на сборном пункте на восточных скатах высоты 196,1, заняв там круговую оборону. Всего к утру благодаря усилиям ремонтников в распоряжении штаба 80-й танковой бригады находилось 17 исправных танков (2 Т-34, 1 «Valentine», 14 Т-60) [12, л. 186]. Также 2 или 3 марта в расположение бригады прибыл прикомандированный к ней распоряжением командующего Брянским фронтом танк Т-34 №9583 150-й танковой бригады [27, л. 655].

Далее долгое время в боевых действиях 80-я танковая бригада с прикомандированными к ней подразделениями не участвовала и потерь практически не имела. Только в 19.00 4 марта под артналетом был подбит танк Т-60 79-й ТБр, оба члена экипажа танка были ранены и госпитализированы [8, л. 112].

Вечером 5 марта все прикомандированные к 80-й танковой бригаде танки 79-й ТБр были возвращены обратно в состав 79-й бригады [8, л. 119], после чего к 14.00 на ходу в составе 80-й танковой бригады оставалось 15 танков (1 Т-34, 4 «Valentine», 10 Т-60) [12, л. 158], из их числа 1 танк Т-34 был прикомандирован из 150-й танковой бригады. К утру 7 марта к бригаде был повторно прикомандирован 1 танк Т-34 (№4306) [8, л. 121] из состава 79-й танковой бригады [12, л. 171].

Список источников

Командный состав 80-й ТБр; все части статьи "80-я танковая бригада"; предыдущая часть статьи; следующая часть статьи

Tags: 17.pz.div, 25.id. (mot.), 3 А, 80 ТБр, БрянФ, г. Болхов, зима 1941/42 гг.
Subscribe

Posts from This Journal “80 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments