Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

80-я танковая бригада. ч.3. Первые бои за село Кривцово, 16 - 18 февраля 1942 г.

Отредактировано и дополнено 02.02.19.

Взятие высоты 196,1 16 февраля 1942 г.

Получив боевой приказ №005 штаба 3-й армии, в 3.00 14 февраля 1942 г. штаб 6-й ГвСД отдал войскам боевой приказ №075 с задачами на предстоящее наступление. В 1-м эшелоне на участке отдельные домики в 1 км северо-западнее Сивково - Сивково - Чегодаево при поддержке танков 80-й ТБр атаковали 474-й (справа) и 540-й (слева) стрелковые полки [12, л. 41]. Правее 6-й гвардейской дивизии на участке отдельные дома в 1,5 км юго-западнее Кривцово (северное) - высота 196,1 атаковали в 1-м эшелоне 1281-й (справа) и 1283-й (слева) стрелковые полки 60-й стрелковой дивизии [32, л. 79]. Позже 80-я танковая бригада была переподчинена 60-й стрелковой дивизии. Согласно составленной 15 февраля штабом дивизии плановой таблице боя танки бригады должны были перейти на западный берег Оки в районе деревни Бутырки уже в ночь перед наступлением. В ходе атаки танки должны были подавить огневые точки и живую силу противника в отдельных домах юго-западнее Кривцово (северное), в лощине возле отдельных домов, на северных и северо-восточных скатах высоты 196,1, а после овладения пехотой данной высоты танки должны были уничтожить огневые точки противника в районе отметки 203,5 (восточнее Кривцово) [12, л. 38].

Противостоял советским войскам 35-й моторизованный полк 25-й моторизованной дивизии (LIII.AK., 2.Pz.Armee), передний край которого проходил по западному берегу реки Ока. Непосредственно высоту 196,1, которую в первую очередь предстояло штурмовать танкистам, обороняла 9-я рота 3-го батальона 35-го МП [19, F. 979]. На 16 февраля 9-я рота, согласно показаниям захваченного в тот день советскими войсками пленного из состава этой роты, насчитывала 81 человек личного состава, 2 легких миномета, 3 противотанковых ружья, 9 ручных пулеметов и 9 автоматов. Оборонявшая соседнюю деревню Сивково 1-я рота 1-го батальона 35-го МП на 16 февраля насчитывала 110 человек личного состава, 2 легких миномета, 2 ручных пулемета, 5-6 автоматов. В целом 35-й моторизованный полк насчитывал до 1200 человек [28, л. 63]. Уже в ходе наступления 16 февраля на участке западные скаты высоты 196,1 - Сивково танкисты 80-й танковой бригады обнаружили до 10 ДЗОТов, несколько опорных пунктов и 4 артиллерийские батареи [12, л. 47]. Атаковавшие здесь 6-я гвардейская и 60-я стрелковые дивизии на 14 февраля насчитывали 8631 и 11337 человек личного состава соответственно, 12 122-мм и 2 152-мм орудия. Поддерживавшие их 420-й и 455-й артполки РГК насчитывали 30 152-мм орудий, 6-й ГвМП - 24 установки РС [36, лл. 90, 91]. 2 артдивизиона (1-й дивизион 420-го АП и 1-й дивизион 455-го АП) поддерживали 6-ю ГвСД [145, л. 54], 3 дивизиона (2-й и 3-й дивизионы 420-го АП, 2-й дивизион 455-го АП) - 60-ю СД [146, л. 282].

На 15 февраля сосредоточившаяся в Корытино в расположении 6-й ГвСД 80-я танковая бригада насчитала в своем составе 21 исправный танк (2 КВ-1, 6 «Valentine», 13 Т-60), из их числа 19 танков (1 КВ-1, 6 «Valentine», 13 Т-60) находилось в Корытино, 1 КВ-1 - у переправы в районе Миново, а 1 Т-60 - в распоряжении инженера бригады в районе Распопово. Еще 22 танка (8 КВ-1, 7 «Valentine», 7 Т-60) требовали ремонта, из их числа 2 подбитых танка «Valentine» оставались в районе переправы у Миново [8, лл. 68, 102].

В потерях числились 5 танков «Valentine», в т.ч. 2 вышеупомянутых подбитых в районе Миново танка №№47131 и 47181. Еще 2 танка «Valentine» (№№27549 и 27552) оставались сгоревшими в расположении противника, 1 танк (№47170) - затонувшим в реке Зушь. Также бригада имела 2 трактора С-65, 46 автомашин (3 легковых М1; 36 грузовых: 31 ГАЗ-АА и 5 ЗИС-5; 7 специальных: 2 санитарных ГАЗ-55, 1 штабная, 2 ПМ-3, 2 бензовоза ЗИС-5) и 6 мотоциклов М-72, из их числа 2 грузовика ГАЗ-АА и 1 подбитый противником трактор требовали среднего ремонта [8, л. 59].

В течение 2 ночей (14/15 и 15/16 февраля) бригадой была произведена командирская разведка переправы через Оку у деревни Средние Ростоки [4, л. 44]. Потеряв в ходе ночного марша от деревни Корытино отставшим на марше 1 танк Т-60, к 2.00 16 февраля 80-я танковая бригада в составе 21 боеспособного танка (1 КВ-1, 6 «Valentine», 14 Т-60) сосредоточилась в районе деревни Князевские Дворы (ныне не существует, чуть южнее Протасово) позади 474-го стрелкового полка 6-й ГвСД [12, л. 39].В ночь на 16 февраля 474-й и 540-й стрелковые полки 6-й ГвСД вышли на исходные позиции на участке Средние Ростоки - Красный, сменив здесь 356-ю стрелковую дивизию (61-я армия, Западный фронт) [26, л. 34]. Севернее них, на участке Бутырки - Средние Ростоки заняли исходные позиции 1281-й и 1283-й стрелковые полки 60-й СД [27, л. 501].

Наступление ударной группировки 3-й армии началось в 10.00 16 февраля [23, л. 96], около 13 часов немцами было замечено движение 17 советских танков с северо-востока, со стороны деревни Большие Голубочки в Бутыркам [19, F. 368], однако переправа для танков была наведена с опозданием на 8 часов: только в 15.00 [4, л. 44]. В 14.35 немцами было замечено движение 7 советских танков со стороны деревни Шейка (ныне юго-восточная часть д. Большие Голубочки) на Бутырки, а до 15.00, по немецким данным, эти же 7 танков форсировали Оку западнее деревни Средние Ростоки [19, F. 368, 979].

Переправа остальных танков 80-й ТБр растянулась до 16.00. Всего немцы первоначально насчитали 16 переправившихся на западный берег танков [4, л. 44; 19, F. 368]. Переправа проходила под обстрелом 7-й батареи 25-го немецкого артполка, которая к 15.45 прямым попаданием снаряда подожгла один из танков [19, F. 979]. Это был Т-60 старшины Василия Степочкина (механик-водитель сержант Макар Афанасьев; 3-я рота, 173-й ТБ) [7, л. 106].

К этому времени, несмотря на неоднократные атаки, пехота 6-й гвардейской и 60-й стрелковых дивизий, кроме выхода на западный берег Оки, особого продвижения вперед не имела. Атаковавшие весь день на высоту 196,1 (восточнее с. Кривцово) 1281-й и 1283-й стрелковые полки к 16.00 с большими потерями всего лишь достигли рубежа в 100 метрах северо-восточнее и южнее данной высоты [27, л. 501]. В 16.00 переправившиеся танки 80-й танковой бригады достигли позиций 1283-го стрелкового полка [29, л. 34], после чего, по данным штаба 60-й СД, в 16.10 1283-й полк при поддержке танков вновь атаковал высоту 196,1 [27, л. 501]. Пехотное сопровождение танков осуществляла введенная в бой из 2-го эшелона 7-я рота 3-го батальона 1283-го СП [29, л. 34].

Начало танковой атаки между 16.00 и 16.10 подтверждено также с немецкой стороны. В 16.00 35-м моторизованным полком было отмечено начало выступления советских танков и следовавшей за ними пехоты, а также усиление огня советской артиллерии по высоте 196,1, Сивково и Чегодаево [19, F. 979]. В журнале боевых действий 25-й МД начало танковой атаки на высоту 196,1 отмечено в 16.10. Количество атакующих танков штаб этой дивизии оценил в 27 штук [19, F. 369], хотя в штаб корпуса он доложил о всего 16 танках, а также о 600 поддерживавших их пехотинцах [20, F. 1048].

Штабом 3-й армии начало танковой атаки отмечено в 16.30 [23, л. 97], в разных документах самой 80-й ТБр стоят еще более поздние сроки: 17.00 [7, л. 106; 4, л. 44] и 18.00 [3, л. 3; 13, л. 131], но все это неверные данные, опровергаемые вышеназванными документами. Со стороны 173-го танкового батальона атаковало 11 танков (2 КВ-1, 2 «Valentine», 7 Т-60) [7, л. 106]. Если судить по количеству имевшихся к вечеру во всей 80-й танковой бригаде боеспособных танков, 174-й танковый батальон участвовал в бою в составе не менее 10 танков (4 «Valentine», 6 Т-60) [12, л. 47].

К моменту начала танковой атаки под постоянным артобстрелом противотанковая оборона противника была весьма ослаблена. Уже утром вышли из строя все 50-мм орудия ПТО на высоте 196,1, вышли из строя почти все противотанковые и 20-мм зенитные орудия в соседней деревне Сивково. Для усиления обороны высоты 196,1 штаб 3-го батальона 35-го МП еще в 11.00 направил туда 11-ю пехотную роту, но под артобстрелом обе задействованные на высоте пехотные роты (9-я и 11-я) к началу танковой атаки понесли существенные потери [19, F. 978, 979].

Ослабление противотанковой обороны противника, а также хорошая артиллерийская и пехотная поддержка способствовали успешности атаки танкистов 16 февраля. По разным немецким данным, в 16.45-17.00 от 4 до 5 «тяжелых» советских танков на высокой скорости переехали немецкие позиции на высоте 196,1, при этом примененные группами танкоистребителей 9-й и 11-й пехотных рот связки гранат и бутылки с зажигательной смесью не дали никакого эффекта против атаковавших на высоких скоростях танков. Выйдя в немецкий тыл, танки развернулись и открыли с тыла огонь по немецким позициям [19, F. 369, 979]. Вероятно, это были танки «Valentine» 2-й роты 174-го ТБ: командира батальона капитана Береснева, командира и комиссара 2-й роты лейтенанта Ледяева и старшего политрука Ивана Аврамова, командиров танков лейтенантов Сергея Катасонова и Сергея Малькова. Из их числа танк «Valentine» №47173 Береснева с 2 выстрелов уничтожил стрелявшее по танку орудие ПТО, а также в ходе боя убил до 20 немцев [13, л. 131]. Еще 1 орудие ПТО, 4 пулемета и 1 ДЗОТ уничтожил танк «Valentine» лейтенанта Катасонова. В ходе боя при попадании в танк снаряда противотанкового орудия осколками брони Катасонов был легко ранен в обе руки, однако поле боя не покинул, а поменялся местами с башенным стрелком старшиной Жуковым и продолжал участвовать в бою уже в качестве заряжающего [13, лл. 135, 136].

Одновременно с вышедшими в тыл танками 174-го ТБ с фронта ударило еще 8 танков 80-й ТБр, которых немцы также опознали как «тяжелые» [19, F. 979]. На самом деле в большинстве это были легкие танки Т-60. Впереди них атаковали танки КВ-1 №№43755 и 43741 командира и комиссара 1-й роты 173-го ТБ старшего лейтенанта Михаила Галочкина и политрука Михаила Павленко, из их числа танк Павленко подавил 1 орудие ПТО, уничтожил до 5 ДЗОТов и до роты пехоты [30, л. 72]. Успехи экипажа танка ротного Галочкина (командир танка лейтенант Николай Исайкин, старший механик-водитель старшина Григорий Пересунько, командир орудия старшина Алексей Боронин, радист старшина П.З. Хильченко, младший механик-водитель старшина А.С. Титов) неизвестны [7, л. 106].

Расстреливая своим огнем и давя гусеницами стрелковые и пулеметные ячейки противника, танки к 17.20 полностью подавили оборону 9-й и 11-й пехотных рот на высоте 196,1, после чего на эту высоту вышла советская пехота (прим. - 7-я рота 1283-го стрелкового полка) [29, л. 34], которая под прикрытием 12 танков закрепилась на высоте. Остатки 9-й и 11-й рот 35-го МП, усиленные другими подразделениями 3-го батальона 35-го МП, заняли оборону западнее высоты 196,1 [19, F. 979]. Всего с высоты 196,1 смогло отойти всего лишь 10 немецких солдат с 2 пулеметами. На усиление 35-го моторизованного полка штабом 25-й МД был отправлен 25-й разведывательный батальон (без 2-й роты), одна рота которого была немедленно задействована в Кривцово для удержания этой деревни, а также отдан приказу 25-му мотоциклетному батальону немедленно задействовать его резерв (2 взвода 3-й роты) для обороны Кривцово [19, F. 369, 980].

Заняв высоту 196,1, танки 80-й ТБр было направились на Кривцово, однако пехота 60-й СД эту атаку не поддержала [16, л. 44]. Выйдя к восточной окраине Кривцово, танки встретили минные поля и противотанковые заграждения и вынуждены были отойти обратно на высоту 196,1 [12, л. 47]. Противостоявший им 35-й моторизованный полк, напротив, не наблюдал никаких атак ни танков, ни пехоты на Кривцово, отметив, что танки не выходили за пределы высоты 196,1. Развернувшись в южном и юго-западном направлениях, 8 танков своим огнем поддержали возобновившееся в 17.30 наступление полков 6-й ГвСД на Сивково [19, F. 369, 980]. Заняв немецкие позиции в овраге севернее Сивково, советская пехота атаковала Сивково с фланга и с тыла, окружила и почти полностью уничтожила оборонявшуюся здесь 1-ю роту 1-го батальона 35-го МП. Всего лишь 15-20 солдат этой роты смогли прорваться из окружения и отойти на Фетищево, где они заняли оборону моста через речку Березуйка. В 18.00 переброшенные сюда же мотоциклетный и саперный взводы 35-го моторизованного полка усилили немецкую оборону по Березуйке [19, F. 980].

Вечером еще немцы наблюдали подход все новых и новых танков и подкреплений пехоты на высоту 196,1, но без каких-либо попыток дальнейших атак на Кривцово. В это же время, по немецким данным, были подбиты еще 2 танка (1 легкий и 1 тяжелый) 80-й ТБр, что с ее стороны совершенно не подтверждено [19, F. 370]. После наступления темноты, в 20.00, танки 80-й ТБр отошли на сборный пункт у отдельных домиков в 400 метрах северо-восточнее высоты 196,1. Всего боеспособным оставался 21 танк (2 КВ-1, 6 «Valentine», 13 Т-60) [12, л. 47].

В целом за день 16 февраля 80-я танковая бригада, прорвав 2 линии немецких укреплений на высоте 196,1, по одним данным, уничтожила 2 санные повозки, 5 орудий (1 полевое и 4 противотанковых), до 15 пулеметных точек, до 8 ДЗОТов, 3 склада с боеприпасами, до батальона пехоты [4, л. 44], по другим данным, уничтожила всего 2 орудия ПТО, 18 пулеметных точек, 8 ДЗОТов и до 2 рот пехоты [3, л. 4]. Потери бригады составили лишь 1 танк Т-60 сгоревшим (при переправе), 3 саней разбитыми, 6 коней убитыми и 1 человека раненым (начальник штаба одного из батальонов, вероятно, это все же лейтенант Казанский - начальник штаба 173-го ТБ) [12, л. 47]. Согласно собственным отчетам танковые батальоны без каких-либо потерь уничтожили: 173-й ТБ - 6 ДЗОТов и до роты пехоты [7, л. 106], а 174-й ТБ - 1-2 орудия ПТО, 9 пулеметных точек, 3-4 ДЗОТа и до 100 немцев [13, л. 131], т.е. это в общей сложности 1-2 орудия ПТО, 9 пулеметных точек, 9-10 ДЗОТов и до 200 немцев.

Штаб 25-й МД отчитался об уничтожении 4 советских танков: 3 танков (1 тяжелого и 2 средних) - 35-м моторизованным полком, а 1 среднего танка - артиллерией дивизии [20, F. 1047]. В отчете штаба 53-го армейского корпуса за 16 февраля значатся 3 подбитых советских танка, в т.ч. 1 неопознанный немцами танк подбит 7-й батареей 25-го артполка (прим. - это был сгоревший на переправе танк Т-60 Степочкина), а 2 танка, которых немцы опознали как Т-60, были подбиты 50-мм орудиями ПТО лейтенанта Кэммерле (Kämmerle) и обер-ефрейтора Биндера (Binder) из состава 2-й роты 25-го противотанкового батальона [34, F. 525]. Потери противостоявшего советским войскам 35-го моторизованного полка за день 16 февраля, по одним данным, составили 238 человек личного состава (46 - убитыми, 62 - пропавшими без вести, 130 - ранеными) [19, F. 389], а по другим данным - 150 человек (40 - убитыми, 34 - пропавшими без вести, 75 - ранеными, 1 - заболевшим) [19, F. 998].

Взятие «Круглой высоты» 17 февраля 1942 г.

В 5.00 17 февраля 1942 г. штаб 3-й армии боевым распоряжением №012 приказал 6-й гвардейской стрелковой дивизии совместно с подчиненной ей 80-й танковой бригадой продолжать наступать в юго-западном направлении с ближайшей задачей уничтожить противника в районе населенных пунктов Фетищево, Дубровский, Корнилово (все пункты южнее реки Березуйка). Соседняя справа 60-я стрелковая дивизия, усиливаемая вводимой в бой 79-й танковой бригадой (46 танков), должна была атаковать в западном направлении на Кривцово. Слева от 6-й ГвСД 287-я стрелковая дивизия должна была наступать на Лубны, прикрывая с фланга главные силы ударной группировки армии [12, л. 43].

Противостоявшая этой ударной группировке 25-я моторизованная дивизия для усиления обороны потрепанного накануне 35-го моторизованного полка 17 февраля ввела в бой 25-й разведывательный и 25-й мотоциклетный батальоны. На усиление дивизии из резерва 53-го армейского корпуса прибыли основные силы 5-го отдельного пулеметного батальона, рота 529-го противотанкового батальона (Panzerjäger-Abteilung.529) в составе 4 самоходок Panzerjager I, 1 StuG III лейтенанта Вайриха (Weirich) из состава 2-й батареи 202-го дивизиона штурморудий [19, F. 937] и зенитная группа из 3 20-мм зенитных орудий [19, F. 938]. Также 17 февраля на усиление дивизии было направлено 2 батальона 40-го мотострелкового полка и 1-й танковый батальон 39-го танкового полка (командир батальона - Ганс Градль) 17-й танковой дивизии [19, F. 947].

На рассвете 17 февраля 401-й стрелковый полк 6-й гвардейской стрелковой дивизии форсировал Березуйку и занял Фетищево, образовав плацдарм на южном берегу реки, после чего началось строительство танковой переправы через Березуйку [31, л. 10]. Не дожидаясь ее окончания, в 10.15 штаб 6-й ГвСД отдал 80-й танковой бригаде боевое распоряжение, выделив часть танков в район Сивково для отражения контратак противника, главными силами немедленно атаковать через Березуйку в юго-западном направлении, на деревню Казминка [12, л. 67].

Выйдя в Сивково, 80-я танковая бригада обнаружила, что переправа через Березуйку еще не была наведена, после чего совместно с 1283-м стрелковым полком атаковала безымянную высоту, что между Кривцово и Сивково, а также западные и юго-западные скаты высоты 196,1 [7, л. 106; 8, л. 73; 12, л. 50; 13, л. 132]. По разным немецким данным, танковая атака на данную высоту, названную немцами «Kreishöhe», т.е. «Круглая высота», со стороны высоты 196,1 и отдельных домиков, что в овраге южнее отметки 196,1, началась после 30-минутной артподготовки в 11.00 - 11.30. Высоту оборонял 25-й разведывательный батальон. Штаб 25-й МД насчитал 16 атаковавших данную высоту советских танков [19, F. 381, 981; 20, F. 1043], что маловероятно, т.к. танки Т-60 из-за глубокого снега в атаке не участвовали и лишь местами поддерживали пехоту огнем с высоты 196,1 [12, л. 50]. Из их числа наиболее отличился лишь экипаж танка Т-60, где механиком-водителем был сержант Александр Жилин (174-й ТБ): экипаж самостоятельно обнаружил и уничтожил 2 пулеметные точки [38, л. 245].


1-я атака танкистов была отбита немецкой артиллерией, сопровождавшая их пехота залегла, после чего танки были вынуждены отойти за безымянную высоту. Взяв пехоту на броню в качестве десанта, танкисты во 2-й атаке все же ворвались на данную высоту и заняли ее [13, л. 132]. Наиболее отличился экипаж танка «Valentine» лейтенанта Сергея Катасонова. Танк с десантом из 6 человек со станковым пулеметом на броне заехал к немецким окопам сбоку, после чего фланговым огнем вынудил немецкую пехоту оставить окопы, а затем расстрелял ее из танкового и станкового пулеметов. Обнаружив ползущего к танку немецкого офицера с гранатой, экипаж на большой скорости наехал на него танком, отдавив немцу ногу, после чего выскочивший из танка Катасонов разоружил и пленил офицера, приказав сопровождавшей танк пехоте отправить его в часть. В это же время десантники Катасонова пленили еще 4 немецких солдат [13, л. 136].

Чуть позже прямым попаданием 150-мм снаряда противника были разбиты ленивец и 9 траков гусеницы танка, однако Катасонов и его механик-водитель младший сержант Константин Басалаев (башенный стрелок старшина Жуков осуществлял прикрытие пулеметным огнем), прикрываясь броней подошедшего на помощь танка «Valentine» лейтенанта Сергея Малькова, за 15 минут натянули гусеницу на катки и возобновили ведение боя. Всего за 17 февраля экипаж лейтенанта Катасонова уничтожил 1 орудие ПТО, 1 склад боеприпасов, 2 блиндажа, до 100 немцев, захватил 4 пленных (1 офицера и 3 солдат) [13, лл. 132, 136, 137].

В целом, задействованные на безымянной высоте подразделения 25-го разведывательного батальона понесли большие потери и были буквально раздавлены танками, их остатки (около 30 человек) отошли дальше к юго-западу, образовав новую линию фронта на западных скатах оврага, что южнее Кривцово. В 11.30 советские войска полностью заняли оставленную немцами безымянную высоту. Дальнейшие их попытки продвинуться вперед были остановлены огнем немецкой артиллерии, а также задействованными южнее высоты 203,5 остатками 9-й и 11-й пехотных рот 35-го МП, после чего в 11.45 основные силы танков 80-й ТБр отошли на высоту 196,1 и на Бутырки, а примерно 10 танков остались у отдельных домиков в овраге, что южнее высоты 196,1 [19, F. 981].

Всего в ходе 3 атак танки 174-го ТБ, по предварительным данным, уничтожили 3 орудия (1 75-мм и 2 противотанковых), 17-20 ДЗОТов, потеряв 5 танков «Valentine» вышедшими из строя, 1 человека убитым (заместитель командира 2-й роты лейтенант Ефим Куницкий) и 3 - ранеными (командир 2-й роты лейтенант А.Ф. Ледяев, механики-водители сержанты Асеев и И.Т. Моривцев) [8, лл. 73, 149; 12, л. 50]. По другим данным, при взятии безымянной высоты были уничтожены 4 орудия (1 полевое и 3 противотанковых), 3 склада боеприпасов, до роты пехоты противника, захвачено 4 пленных (1 офицер и 3 солдата) и до 6 блиндажей [13, л. 132].

173-й танковый батальон, по собственным данным, 17 февраля уничтожил 8 ДЗОТов и до батальона пехоты, практически не понеся при этом потерь. Танк КВ-1 командира 1-й роты старшего лейтенанта Михаила Галочкина получил 6 попаданий 76-мм снарядов, однако ни один из них броню танка не пробил, сам Галочкин получил ранение в ногу [7, л. 106].

Позже было уточнено, что было подбито не 5, а 4 танка «Valentine» 174-го ТБ, 3 из них до вечера своим ходом смогли выйти с поля боя [8, л. 149; 37, л. 31]. К утру 18 февраля один из подбитых танков «Valentine», у которого был пробит радиатор и сорваны болты у пушки, был восстановлен, танк Катасонова, у которого снарядом был разбит ленивец, оставался в текущем ремонте, а 3-й танк с заклиненной башней и разбитым поворотным механизмом башни требовал среднего ремонта. Больше всех пострадал 4-й танк - «Valentine» №27562 ротного лейтенанта Ледяева, у которого были пробиты лобовой щиток механика-водителя, маска орудия и башенный люк, вышли из строя орудие и пулемет [8, л. 149]. Позже танк был отправлен в капремонт на завод [8, л. 193].

Всего 80-я танковая бригада 17 февраля, по уточненным данным, потеряла 4 танка «Valentine» подбитыми и 8 человек личного состава (2 - убитыми, 6 - ранеными). К 22.00 в боеготовом состоянии оставалось 17 танков (1 КВ-1, 4 «Valentine», 12 Т-60) [37, л. 31]. Поддерживаемый танкистами 1283-й стрелковый полк за день 17 февраля захватил 1 пленного из состава 25-го разведывательного батальона (25-я МД), 3 миномета, 5 легких пулеметов, 7 винтовок и автоматов [32, л. 73], потеряв, по предварительным данным, 303 человека личного состава [18, л. 92].

Бой 18 февраля 1942 г.

В ночь на 18 февраля 1942 г. штаб 3-й армии своим боевым распоряжением №013 поставил 80-й танковой бригаде задачу совместно с пехотой 6-й ГвСД уничтожить противника на высоте 232,0, что северо-восточнее Корнилово, откуда атаковать в восточном направлении на высоту 229,4, отметку 178,4 и деревню Лубны, а уже после уничтожения противника в этом районе двигаться на запад, на хутор Дубровский [12, л. 42]. В 5.40 18 февраля штаб 6-й ГвСД продублировал данное боевое распоряжение своим боевым приказом №053 [12, л. 52].

Согласно оперативной сводке штаба 6-й ГвСД, в 11.00 18 февраля полки дивизии «во взаимодействии с 80 ТБр» с рубежа Сивково - Фетищево перешли в наступление в направлении высот 232,0 и 229,4 [27, л. 506]. Согласно своему отчету 173-й танковый батальон форсировал Березуйку и совместно с пехотой 6-й гвардейской дивизии занял Фетищево, уничтожив при этом 3 орудия ПТО и 7 огневых точек противника. Особенно отличились в этой атаке экипажи танков «Valentine» лейтенантов Погорелова и Владимира Торбана [7, л. 106]. Еще 1 орудие ПТО, 1 миномет, 2 пулемета и 13 солдат 18 февраля уничтожил в атаке на Фетищево экипаж танка Т-60 взводного 174-го ТБ лейтенанта Бориса Иванова [21, л. 508].

В немецких источниках нет каких-либо упоминаний о действиях советских танков в районе Фетищево 18 февраля. В журнале боевых действий 401-го стрелкового полка сказано, что переправа через Березуйку была разбита артогнем, а потому танки 80-й ТБр так и не смогли переправиться на южный берег, и никакой совместной атаки пехоты 6-й ГвСД и танков 80-й ТБр в районе Фетищево просто не было [31, л. 10], а значит, все заявленные 173-м танковым батальоном успехи в районе Фетищево (3 уничтоженных орудия ПТО и 7 огневых точек противника) относятся, скорее всего, к последовавшей затем атаке батальона на участке 60-й стрелковой дивизии.



После провала переправы танков через Березуйку и срыва танковой поддержки наступления 6-й ГвСД штаб 3-й армии отдал 80-й танковой бригаде приказ атаковать на северо-западные скаты высоты 196,1 [8, л. 76]. По немецким данным, в 11.30 последовала атака 4 советских танков и примерно 300 пехотинцев на позиции 25-го мотоциклетного батальона на северных скатах высоты 203,5 [19, F. 392, 1001], вероятно, это были 1-й танковый батальон 79-й ТБр и 1285-й стрелковый полк 60-й СД. Атака была отражена задействованными здесь немецкими танками и 1 штурмовым орудием, однако уже в 11.50 началась атака советской пехоты теперь уже с 14-15 танками против позиций 3-го батальона 35-го моторизованного полка и 5-го отдельного пулеметного батальона на высоте 203,5 [19, F. 392, 983]. По-видимому, это был 1283-й стрелковый полк со 2-м батальоном 79-й ТБр. Скорее всего, именно в этой атаке были также задействованы и танки 80-й ТБр, т.к. более потом советских танковых атак немцы в тот день не наблюдали.

В ходе атаки 8 советским танкам удалось прорваться за немецкие позиции на высоте 203,5, откуда они с тыла открыли огонь по немецким позициям. При этом, по одним данным, было подбито 2 танка, а советская пехота лишь местами приблизилась к немецким позициям до 30 метров, но ворваться на них так и не смогла, в итоге уже в 13.00 наступление было отбито немцами [19, F. 983]. По другим данным, было подбито сразу 6 из 8 прорвавшихся танков, лишь 2 танкам удалось отойти обратно на исходные позиции [19, F. 392].

Так было описано наступление 60-й стрелковой дивизии с танками 79-й и 80-й танковых бригад с немецкой стороны. В журнале боевых действий 79-й ТБр сказано, что 1285-й стрелковый полк никаких успехов во взятии Кривцово не имел (что соответствует истине), а поддерживаемый 2-м танковым батальоном 79-й ТБр 1283-й стрелковый полк к исходу дня вышел в 100 метрах от Ушево. Поддерживавшие его танки достигли самой деревни, но, не имея поддержки со стороны пехоты, успеха не имели. Впрочем, с учетом того, что Ушево расположено на южном берегу речки Березуйка, выход танков к самому Ушево представляется выдумкой [4, л. 39].

За день 18 февраля 1283-й стрелковый полк занял отдельный хутор с церковью, что в 1 километре юго-восточнее Кривцово и в 2,5 километрах северо-восточнее Ушево [14, л. 20] и к 23.00 вышел в 300 метрах от Ушево [18, л. 92]. В боях 18 февраля и в ночь на 19 февраля полк захватил 2 пленных, 2 ДЗОТа и 5 блиндажей, вывел из строя до 680 немцев, однако потерял сразу 1140 человек личного состава [14, л. 20], к утру 19 февраля сократившись до 165 активных штыков [29, л. 36]. Для сравнения, не имевший никаких успехов в атаках на Кривцово 1285-й стрелковый полк за тот же самый промежуток времени потерял всего 123 человека личного состава [14, л. 20].

В ходе атаки северо-западных скатов высоты 196,1, которая была безуспешной из-за отсутствия поддержки пехоты, 80-я танковая бригада 18 февраля, по одним данным, уничтожила 3 орудия (2 75-мм и 1 противотанковое) [4, л. 44], по другим данным, уничтожила 5 орудий (1 полевое и 4 противотанковых), потеряв 2 танка 173-го ТБ подбитыми (у танка КВ-1 отбита подвеска, у танка «Valentine» разбиты каток, правый ленивец и гидравлический компрессор подвески) и 1 танк «Valentine» 174-го ТБ вышедшим из строя по техпричинам (потек масляный радиатор) [8, л. 76]. Оба подбитых танка вышли из боя своим ходом [4, л. 44]. В личном составе 18 февраля был ранен и госпитализирован 1 танкист (механик-водитель танка Т-60 173-го ТБ) [8, л. 81]. Также в медсанбате 60-й СД в тот день умер от ран некий лейтенант Антон Горлов из 80-й танковой бригады [10].

После провала совместной с 79-й танковой бригадой танковой атаки к 17.00 80-я танковая бригада насчитывала всего 14 исправных танков, в т.ч. 8 танков (1 КВ-1, 1 «Valentine», 6 Т-60) - в 173-м ТБ и 6 танков (1 «Valentine», 5 Т-60) - в 174-м ТБ [8, л. 76]. По данным штаба 3-й армии, в 16.00-16.30 танки 80-й ТБр переправились через Березуйку для поддержки наступления 6-й ГвСД и сосредоточились в районе Фетищево и в роще западнее [23, л. 101], однако в действительности только в 16.45 немцами было замечено движение 10 ее танков, которых немцы определили как 3 тяжелых и 7 легких, от Сивково к Березуйке [19, F. 983], при этом во время выхода к переправе по техпричинам вышло из строя 2 танка Т-60 174-го ТБ, после чего количество исправных танков 80-й танковой бригады упало до 12 штук (1 КВ-1, 2 «Valentine», 9 Т-60) [8, л. 92]. Сама переправа танков через Березуйку 18 февраля также оказалась невозможной из-за излишне крутого берега реки [12, л. 76]

Список источников

Командный состав 80-й ТБр; все части статьи "80-я танковая бригада"; предыдущая часть статьи; следующая часть статьи

Tags: 25.id. (mot.), 3 А, 80 ТБр, БрянФ, г. Болхов, зима 1941/42 гг.
Subscribe

Posts from This Journal “80 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments