Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

Klepenino. Aus Gefechtsberichten 1942 zusammengestellt für die Soldaten der Panzerjäger-Abteilung561

Любительский перевод описания боевых действий 561-го противотанкового батальона (Panzerjäger-Abteilung 561) под Клепенино (Ржевский район) 29 января - 8 февраля 1942 г. против войск 30-й армии (Калининский фронт) (в качестве дополнения к боевым действиям, 21-й, 35-й, 58-й и 70-й ТБр зимой 1941/1942 годов). Время сразу изменено с берлинского на московское. Немецкий текст взят отсюда, отсюда и отсюда.

Balzer. Klepenino. Aus Gefechtsberichten 1942 zusammengestellt für die Soldaten der Panzerjäger-Abteilung 561 //Deutsches Soldatenjahrbuch 1972. – München: Schild-Verlag, 1972.

…В Клепенино стояли части сильно поредевшего из-за прежних тяжелейших боев полка СС «Der Führer», пополненные горстью саперов и артиллеристов наблюдения. Достаточная противотанковая оборона отсутствовала. 29.01.1942 561-й противотанковый батальон получил приказ занять противотанковую оборону в находящемся под угрозой секторе. 13 оставшихся 50-мм орудий ПТО батальона были применены во всем секторе. Численно ослабленные из-за предшествующих потерь артиллерийские расчеты были собраны из всех рот. В Клепенино был применен взвод Петерманна (Petermann) с 3 унтер-офицерами, 15 солдатами и с 2 50-мм орудиями ПТО. Другие взвода вышли на огневые позиции слева и справа от Клепенино и втянулись там в тяжелую борьбу. Так как ниже в основном говорится преимущественно о действиях взвода лейтенанта Петерманна, я хочу сперва выразить наивысшее признание тем, кто оборонялся на других важных позициях.

Совместно с солдатами СС 2 полков СС и пехотинцами из самых различных батальонов противотанкисты у Тимонцево, Ножкино, Соломино и Лебзино уничтожили 13 тяжелых русских танков, выводили из строя пулеметные гнезда и минометы с орудиями ПТО; когда яростные вражеские пехотные атаки проходили днем и ночью без танков, то они упорно стояли с карабинами, пистолетами и пулеметами, упорно сражаясь со всей меньшей кучкой защитников. Фронт был удержан. Из 109 солдат в этом боевом секторе 61 был ранен, 10 погибло, 3 пропали без вести. 8 из 11 орудий ПТО были повреждены артиллерией, минометами и танками или уничтожены. Ночью из найденных остатков орудий оружейная мастерская при командном пункте батальона снова собрала 2 орудия ПТО, которые немедленно были применены снова. В целом в боях включая Клепенино были уничтожены, сожжены или выведены из строя с тяжелыми повреждениями 34 советских танка, почти сплошь тяжелые и сверхтяжелые.

В то время как эти упорные оборонительные бои бушевали против снова и снова атаковавшего с севера противника, орудийные расчеты 1-й противотанковой роты с прислугой пулеметов и обозниками были неделями без замены задействованы как пехотинцы несколько километров южнее, и помогали все плотнее сжимать и уничтожать окруженного там противника. Их число также становилось все незначительнее. Из числа этих в значительной степени не обученных к 50-мм орудиям ПТО людей постоянно направляли на возмещение потерь на северном фронте. Завшивленные и грязные, с растрепанными бородами, многие с обмороженными конечностями, они вынуждены были выходить ночью наружу из своих снежных дыр и двигались по глубокому снегу на позиции орудий ПТО на северном фронте, чтобы снова заполнять пробелы их убитых или раненых товарищей (с. 169).

Только когда окруженная армия была уничтожена, враг 18.02.1942 ослабил свои предпринимаемые с 30.01.1942 яростные дневные и ночные атаки по глубокому снегу и лютому холоду. Ему не удалось прорвать фронт…

Лейтенант Петерманн настрелял 30.01. – 04.02.1942 с его взводом орудий ПТО 15 тяжелых танков T-34 и в ближнем бою уничтожил многочисленных высаженных с танков вражеских стрелков. После ранения лейтенанта Петерманна лейтенант Хофер (Hofer) принял командование над потерявшим между тем 9 солдат взводом орудий ПТО. Ночью с лошадьми и санями он пробился в Клепенино. Под его руководством 05.02. – 07.02.1942 были уничтожены 5 других вражеских танков, а также уничтожены вражеские орудия. Лейтенант Хофер как раз за день до этого излечился от своего второго ранения и вернулся в свой прежний батальон прямо с родины. Ход боевых действий был показан в сухих боевых донесениях лейтенантов Петерманна и Хофера:

29.01.1942. Господствует сильный холод (до 40 °) и резкий восточный ветер (с. 170). Враг днем неоднократно атакует сильными войсками. Все атаки отбиты. У пехоты ощутимые потери. Сила войск, которыми атакует противник, постоянно растет. Во время пауз в атаках работаем над усовершенствованием позиций.

Потери: унтер-офицер Horn погиб.

Боевой состав: 1 офицер, 2 унтер-офицера, 15 солдат.

30.01.1942. С утра внезапно начинается сильный артиллерийский и минометный обстрел Клепенино. В 07.30 стал слышен шум моторов и дана тревога по сигналу «танки противника». Враг с 7 тяжелыми танками T-34 прорвался через слабые посты прикрытия на опушке леса восточнее деревни и пытается ударить с юга, т.е. сзади сюда, в деревню. Танки едут со включенными огнями, по-видимому, чтобы создать впечатление, что речь идет о подошедших сзади немецких штурморудиях. За деревней танки разделяются: 5 из них ударили по деревенской улице на север, 2 других едут параллельно им за домами вдоль берега Волги. Из этих 2 последних один танк попал в ложбину, которая спускается к Волге, и остановился с разорванной гусеницей примерно в 5 метрах позади жилья лейтенанта Петерманна. Другой танк нанес удар по льду Волги на север, сломал лед и остался лежать. Он позже был взорван противотанковыми минами. Когда лейтенант Петерманн выпрыгнул из дома на шум моторов, он сначала увидел завязнувший за его домом танк. С 2 солдатами СС попытался сжечь танк, облив его бензином и дизельным топливом или взорвать его сосредоточенным зарядом. В то же время экипаж, который пытался открыть башенный люк и покинуть танк, был удержан внутри огнем автоматов и ружей. Танк не удалось поджечь и взорвать, тем более что лейтенант Петерманн и его солдаты теперь вынуждены бороться против ранее сидевшей на танках советской пехоты. В то время как расчет унтер-офицера Андрова (Androw) бросило свое орудие, лейтенант Петерманн объединил оставшуюся часть расчета и находящихся поблизости солдат СС и саперов в ударную группу. Под сосредоточенным огнем автоматов и ружей солдат в ближнем бою сопровождавшая танки вражеская пехота была расстреляна. Между тем завязнувшему поврежденному танку удалось снова высвободиться и оттащить себя вплоть до Волги. Оттуда он обстреливает деревню еще примерно 1 час противотанковыми снарядами. Он затем уничтожен примененной в соседнем секторе 88-мм зенитной пушкой.

Первые 5 танков в это время проехали деревенскую улицу с юга на север и вышли сзади к переднему краю. Там они выгрузили сидевших на броне стрелков и попытались уничтожить позиции. При отражении пехоты особенно отличился обер-ефрейтор Вайс (Weiss). Со своим пулеметом он вышел для усиления, занял позицию непосредственно на самом переднем крае и оттуда эффективно вел борьбу с высаженной в его тылу с танков советской пехотой и одновременно с атаковавшими спереди большевиками.

Из 5 проехавших к переднему краю танков 3 остались на северном выходе из деревни в непосредственной близости от орудия унтер-офицера Блаурока (Blaurock) и стреляли из всего оружия, так что расчет не мог приблизиться к орудию. Другие 2 танка отошли обратно на деревенскую улицу. Между тем орудие Андрова вышло сюда на позиции и ожидало появления слева танка. Позиция орудия была выбрана особенно удачно, так как она позволяла поражать танки сбоку на наиболее короткой дистанции. Оба танка были подожжены орудием Андрова (наводчик обер-ефрейтор Колке - Kohlke) на кратчайшей дистанции (примерно 10 метров) 2 выстрелами в бак. Один остается лежать в 3 метрах перед орудием, другой катится еще примерно на 10 метров, там останавливается и сгорает так же, как и первый (с. 171).

При отстреле этих обоих танков особенно отличился ефрейтор Бюттнер (Büttner). Будучи мотоциклистом и не принадлежа к артиллерийскому расчету, он без устали доставлял боеприпасы, несмотря на обстрел орудия огнем пехоты и танков. Когда он снова проходил между находящимися теперь возле орудия танками, он споткнулся и лишь с трудом избежал угрозы быть раздавленным гусеницами.

Оставшиеся 3 танка повернули и скрылись в лесу севернее Клепенино. Около 13 часов снова появились 3 танка и двинулись слева от поля к деревне. Когда они приблизились примерно на 100 метров, лейтенант Петерманн открыл огонь. С 2 выстрелов первый танк уничтожен, его экипаж выскочил и был перебит из винтовок и пулеметов. 2-й и 3-й танки, которые между тем подошли примерно на 40 метров, безуспешно были обстреляны в целом 16 выстрелами. Противотанковые снаряды 38-го года отскакивают. Все противотанковые снаряды 40-го года израсходованы. Танки отошли назад и заняли позиции позади здания левее орудия. Там они разделились и попытались охватить орудие спереди и сзади. Лейтенант Петерманн сначала развернул орудие на 180 °, чтобы сначала обстрелять подходивший сзади танк. Однако перед тем, как это сделать, танк снова повернул влево в деревню, т.к. он, по-видимому, еще не определил огневую позицию орудия. Орудие снова развернулось на 180 ° и теперь обстреливало подходивший спереди танк. Лейтенант Петерманн руководит огнем точными командами на открытие огня. Танк был обстрелян по баку, гусенице, колесам и башне. Когда все снаряды отскочили от тяжелой брони, направили на танковую пушку. После нескольких выстрелов удается, наконец, заклинить орудийную башню, так что танк больше не может повернуть орудие. Он пытается затем еще пять раз с помощью всей машины навести орудие, но в течение длительного времени постоянно обстреливается и становится небоеспособным. Последний танк, который пытался подойти к орудию, также был обстрелян и был обездвижен примерно в 100 метрах правее орудия. Наконец, он был подожжен с 42 выстрелов 37-мм орудием ПТО СС. Его экипаж, покинув танк, уничтожен из автомата лейтенантом Петерманном.

В 16 часов обер-ефрейтор Köstner (1-я рота) был убит очередью из автомата пехотой, которая была высажена танками посреди деревни, всю вторую половину дня беспокоила деревню и была выкурена оттуда только вечером.

В 17 часов снова 1 танк появился перед передним краем, высадил советских пехотинцев и затем сразу же отошел в лес. Вражеские стрелки перебиты. При этом обер-ефрейтор Вайс снова отличился спокойствием и хладнокровием (с. 172). Хотя 2-й стрелок Glaser (3-я рота) был тяжело ранен, а находившиеся у его пулемета остальные стрелки - рядовой Möbus (1-я рота) и ефрейтор Wolf (штаб) через ранение в бедро были тяжело ранены, он в одиночку со своим пулеметом вел огонь по продвигавшимся вперед Советам.

Потери: обер-ефрейтор Köstner и рядовой Glaser погибли, ефрейтор Wolf и рядовой Möbus ранены.

Боевой состав: 1 офицер, 2 унтер-офицера, 11 солдат.

31.1.1942. В 3 часа дан сигнал тревоги «Танки!» 2 T-34 въезжают с севера в деревню. Один по дороге приблизился к орудию унтер-офицера Андрова (наводчик обер-ефрейтор Колке), получил прямое попадание в колеса и остановился с повреждением гусеницы. Второй встал за домом, у которого стояло орудие Андрова. 6 пехотинцев заняли дом и с ближнего расстояния открыли огонь по прислуге орудия. Расчеты орудия и пулемета обер-ефрейтора Вайса, который был приставлен к орудию для защиты, сначала заняли оборону против здания и заняли его контратакой. 6 врагов было убито. Танк тем временем снова двинулся к выходу из деревни, встал примерно на уровне орудия Блаурока и стреляет из всего вооружения по деревне. Орудие Андрова, которое не могло дотянуться до танка в его положении, произвело под его огнем смену позиции влево и вывело его из строя 2 выстрелами в бак примерно со 150 метров дистанции. Т.к. из поврежденного танка все еще стреляли, обер-ефрейтор Вайс выдвинулся к нему и взорвал ручную гранату в стволе орудия. Экипаж все еще защищался. Вайс попытался поджечь танк, облив его бензином. Это не удается. Экипаж стреляет через имеющиеся отверстия из пистолетов. Далее Вайс привел 2 саперов с противотанковыми минами и вместе с ними взорвал этот танк с его экипажем.

Противнику удается в течение ночи под покровом темноты проникнуть в первые дома на северной окраине деревни.

В 12.15 немецкой стороной предпринимается контратака, которая поддерживается 4 штурморудиями. Операция достигла полного успеха, штурморудия подбили 2 советских танка, вновь занято исходное положение.

День в целом проходит спокойно. Ночью противник неоднократно прощупывает с крупными разведгруппами, тем не менее, везде отбит.

1.2.1942. В течение первой половины дня проходит сильный обстрел артиллерией и минометами деревни, но без пехотных атак. Во второй половине дня 3 танка стреляют из леса с заметной дистанции вне досягаемости орудиями.

2.2.1942. После примерно сильной часовой артиллерийской подготовки из всего вооружения всех калибров враг около 12.30 снова атакует деревню значительными силами пехоты и танков. Танки из-за понесенных накануне потерь стали осторожными и больше не идут до деревни, а разгружают сидевшую на них пехоту на безопасной дистанции. 1 52-тонный танк, который появляется в течение короткого времени на опушке леса, был взят под обстрел орудием Андрова (наводчик обер-ефрейтор Колке) и получил 2 попадания в мотор. Он встал на месте, однако, небольшое время спустя смог оттащить себя в лес. Наступление отбито. К вечеру снова прибывают 4 танка, которые обстреливают деревню и сгружают пехоту. Бои продолжаются всю ночь. Орудие унтер-офицера Блаурока (наводчики обер-ефрейтор Schröder и обер-ефрейтор Panzer) подожгло в 24 часа 1 легкий танк. 2 других, больших, были обстреляны обоими орудиями. Наблюдалось несколько бесспорных попаданий. Оба танка остались стоять поврежденными, один позже загорелся. Этот отстрел нужно оценивать еще выше, что наведение из-за недостатка имеющегося ночного освещения (нет батареек к карманным фонарикам) очень затруднено.

Потери: ефрейтор Nauditt и рядовой Pullmann ранены.

Боевой состав: 1 офицер, 2 унтер-офицера, 9 солдат (с. 173).

03.02.1942. Около 06.00 появляется 52-тонный танк, идет на безопасной дистанции к позициям и планомерно поджигает один дом за другим. Первые дома на северной окраине Клепенино все загорелись, так что пехота оставила передний край. Также прислуга орудия Блаурока вынуждена отойти, так как близлежащие дома горят ярким пламенем. Из-за быстроты, с которой распространяется пожар и вследствие артиллерийского огня, который ведется особенно на передний район Клепенино, орудие не может быть отведено с позиций. Оно раскалено пожаром и больше не исправно. После этого только лишь 1 50-мм орудие находится в распоряжении для обороны.

Около 09.00 снова появляется танк, который приближается к окраине. Так как орудие Андрова не имеет сектора обстрела, проводится смена позиции. Когда танк приблизился примерно на 150 метров, открывается огонь и по нему делается 26 выстрелов. Танк начинает гореть после того, как он ранее напрасно пытался вывести из строя орудие огнем своего пулемета.

В течение всего дня из Клепенино наблюдается, как противник подтягивает сильные войска в лес к юго-востоку от Клепенино на правом фланге. Позже узнали, что ему здесь удался прорыв слабо занятых линий обороны на опушке леса. Из-за этого Клепенино находится под угрозой не только спереди, но и с правого фланга. Связь с соседом справа оборвана.

04.02.1942. Около 03.00 после сильной получасовой артиллерийской подготовки происходят сильные пехотные атаки при танковой поддержке. Один из танков сопровождения типа T-34 подбит около 04.00 ч. на дистанции примерно в 50 метров.

Также днем противник продолжает свои удары с танками и пехотой. При этом опять поджигаются и уничтожаются 2 танка. В этом участвовал обер-ефрейтор Panzer (1-я рота), который, хоть и водитель, при тревоге поспешил к орудию и в качестве наводчика несколькими меткими выстрелами прихлопнул 1 танк.

В 16.00 Советы снова атакуют, также здесь несколько тяжелых танков поддерживали атаку пехоты. Один из них, сверхтяжелый T-34 был снова уничтожен орудием Андрова, которое подбило вместе с ним в целом за этот день 4 танка. Всегда орудие открывало огонь только на кратчайшей дистанции, и расчет, лежа под сильным обстрелом, хладнокровно ожидал момента открытия огня.

Во второй половине дня лейтенант Петерманн тяжело ранен осколком гранаты и вывезен в тыл. Командование взводом временно принимает унтер-офицер Андров.

Потери: обер-ефрейтор Konkol убит. Лейтенант Petermann, рядовой Hirsch ранены (обер-ефрейтор Колке остается легко раненым в войсках).

Боевой состав: 2 унтер-офицера, 7 солдат (л. 174).

05.02.1942. Около 02.00 лейтенант Хофер прибывает в Клепенино и принимает командование взводом.

В 04.00 поднимают тревогу. Пехота и 5 танков, в том числе 3 T-34, атакуют от северной части Клепенино, которая теперь в руках врага. 2 танка T-34 были встречены несколькими выстрелами орудия Андрова (наводчик обер-ефрейтор Колке) и остаются небоеспособными. 3 других танка, которые сначала держались в стороне, были при приближении также подбиты наводчиками обер-ефрейтором Колке и унтер-офицером Блауроком один за другим на дистанции от 50 до 200 метров, выскочивший экипаж огнем из винтовок и автоматов убит. Таким образом атака отбита, оставшаяся советская пехота отходит в лес.

В течение дня по деревне ведется огонь тяжелой артиллерии, минометов и орудий ПТО. Противник систематическим огнем старается поджечь все еще находящиеся в нашем владении дома, что отчасти ему удается.

В течение второй половины дня 1 орудие ПТО подведено Советами на позиции на опушку леса, обнаружено нами и унтер-офицером Блауроком с его 50-мм орудием уничтожено, прежде чем сам противник смог открыть огонь.

Здание расчета орудия ПТО, которое находилось в средней части деревни на переднем крае, полностью расстреляно несколькими прямыми попаданиями артиллерии.

Вечером враг подтягивает новые сильные войска на правом фланге от Клепенино через лес на юг. Теперь также прервана связь с находящими позади войсками. Снабжение боеприпасами и продовольствием больше не может производиться. Отправкой нескольких штурмовых групп удается снова временно высвободить дорогу снабжения. Снабжение боеприпасами и продовольствием было ограниченным. В частности, транспортировка раненых, которая может происходить только на сборных транспортах с сопровождением, затруднена. В ночь на 06.02.1942 любая связь прервана и Клепенино отрезано.

Потери: обер-ефрейтор Panzer и обер-ефрейтор Weiss ранены.

Боевой состав: 1 офицер, 2 унтер-офицера, 5 солдат.

06.02.1942. Продолжавшийся весь день сильный артминометный обстрел через прямое попадание в переполненный дом нанес особенно большие потери. Уже само по себе малое число защитников тает все больше. Советские снайперы с высоты к северу от наших позиций делают день практически невозможным для передвижения в деревне. Вдруг неожиданно в деревне появились 3 немецких штурморудия и обстреляли вражеские позиции. Противник при появлении немецких штурморудий частью отходит. Унтер-офицер Блаурок сразу же улавливает эту возможность краткого перерыва в стрельбе и уничтожает с нескольких точных выстрелов 1 вражеское орудие ПТО и пушку калибра 7,62 см, которые вышли на позиции между подбитыми танками. Большевики сразу после ухода штурморудий снова теснят сильными войсками. Ранней ночью они готовятся к атаке на расстоянии примерно в 100 метров. Так как вследствие больших потерь примененные на переднем крае подразделения СС, пехоты и оставшихся саперов слишком слабы, лейтенант Хофер использовал для отражения атаки расчет орудия ПТО. Неоднократно затребованный через связных заградительный огонь на опознанные исходные позиции отсутствует, связные не проходят. Затем лейтенант Хофер под огнем выбежал на командный пункт взвода пехотных орудий и добился, чтобы в последнюю минуту был открыт заградительный огонь. Благодаря хорошо проведенному обстрелу пехотными орудиями и минометами атакующие разгромлены уже на исходных позициях (с. 175).

Потери: обер-ефрейтор Schroeder ранен.

Боевой состав: 1 офицер, 2 унтер-офицера, 4 солдата.

07.02.1942. В течение ночи до рассвета противник снова и снова пытается проникнуть в еще удерживаемую нами часть населенного пункта. Теперь он атакует не только с фронта, с севера, но и на правом фланге из леса с востока. Отдельным подразделениям удалось продвинуться вперед на фланге под защиту склона Волги и создать угрозу позициям с этой стороны. Теперь Клепенино окружено со всех сторон. Оставшихся психически и физически полностью истощенных солдат едва ли достаточно, чтобы удержать последние еще находящиеся в нашем владении дома против яростных и всегда повторяющихся атак Советов. Проводимое ночью и на рассвете наступление впервые поддерживается 2 советскими бомбардировщиками, которые абсолютно безнаказанно кружат на низкой высоте над деревней и сбрасывают свои бомбы. В этих оборонительных боях погиб ефрейтор Büttner (3-я рота), который особенно отличился в течение последних дней на переднем крае.

До утра удается удержать позиции. Из 6 оставшихся пулеметов стреляют лишь 2. Начавшийся снова с рассвета сильный артминометный обстрел вновь приводит к тяжелым потерям. Противник снова атакует с фронта сильными войсками. Давление с обоих флангов становится все сильнее. Положение становится непрочным. Объединившаяся кучка защитников деревни больше не имеет сил, чтобы оказывать эффективное сопротивление. Так что остатки расчетов вынуждены, обороняя дом за домом, в течение дня отступить. Наконец, после 6 часов только лишь 4 последних здания деревни в немецких руках. Боеприпасов не хватает. Немногие оставшиеся винтовки и пулеметы более не могут стрелять. Командир СС дает команду оборонять последние дома до последнего солдата до тех пор, пока 28 раненых, которые лежат в третьем с конца доме, не будут спасены. Положение кажется безнадежным. Кучка бойцов уже простилась с жизнью. Сзади туда прибывают 4 немецких штурморудия. Враг немедленно бежит. Неожиданное появление немецких орудий воодушевляет солдат с новой надеждой идти вперед. Они атакуют со штурмовыми танками спереди по деревенской дороге и в один миг контратакой овладевают северной окраиной деревни. Здесь штурмовые танки попали под сильнейший обстрел оборонительного вооружения и получили несколько попаданий. Они поворачивают, задымляют себя и так же внезапно, как они прибыли, исчезают. Кучка защитников, наполненная появлением штурморудий спасительной надеждой, снова предоставлена сама себе, тупая безнадежность обрушивается на них. Положение еще более отчаянное, чем раньше. После отхода штурморудий противник теперь снова немедленно атакует и еще сильнее, чем раньше. И вновь немногочисленные солдаты с боем отходят с только что захваченной северной окраины деревни от дома к дому. Каждый дом поджигается перед сдачей. В четвертом с конца доме сопротивление снова усиливается. Раненые все еще не вывезены. Появляются новые потери. Положение более отчаянное, чем ранее. Надежда на какую-либо помощь совсем исчезла. К физической слабости прибавляется психическое разочарование от внезапного изменения ситуации. С напряжением последних сил удается удержать последние дома Клепенино. Также и противник кажется истощенным. Он снова собирается в атаку. Но эта передышка не приносит облегчения солдатам в Клепенино, возникает новая психическая нагрузка.

Правее крайних домов свободная равнина. Призыв оттуда заставляет защитников глянуть вверх. Примерно 25 немецких пехотинцев пытаются пробиться на дистанции примерно 800 метров по глубокому снегу через открытую местность к защитникам в Клепенино. Под огнем большевистских снайперов с безопасного укрытия они все, отчаянно пробираясь на животе по снегу, были один за другим подстрелены.

После наступления сумерек враг усилил артминометный огонь. Деревня находится под тяжелейшем обстрелом. Прямой удар бьет в полностью занятый дом. Возникают новые большие потери убитыми и ранеными. Среди убитых находится также унтер-офицер Андров. Командир СС приказывает перевезти раненых под покровом темноты сквозь находящихся в тылу большевиков. Оставшиеся прикроют отход и попытаются пробиться только, когда раненые будут эвакуированы. Все оставшиеся в распоряжении солдаты отданы для их транспортировки. Унтер-офицер Блаурок и обер-ефрейтор Колке, последние нераненые противотанкисты, посланы вместе с лейтенантом Хофером выносить раненых. По глубокому снегу, пробиваясь между вражескими постами, волоча за собой раненых на покрывалах и брезенте, удается донести назад всех 28 раненых.

Последние оставшиеся в Клепенино 14 солдат, в том числе командир СС и лейтенант Хофер, прикрывают отход. Затем они также поодиночке пробиваются назад.

Последнее боевое донесение лейтенанта Хофера звучит так:

08.02.1942. Спасение раненых удалось. С бесконечными трудностями полностью истощенные солдаты, которые находились целыми днями без продовольственного снабжения и сна, по колено в снегу под обстрелом доставили раненых в безопасное место. Когда это было сделано, лейтенант Хофер согласно приказу также оторвался от противника и пробился к командному пункту полка «Der Führer».

Потери: унтер-офицер Androw, ефрейтор Büttner, рядовой Lüben погибли, старший стрелок Friedrich  ранен.

Боевой состав: 1 офицер, 1 унтер-офицер, 1 солдат (с. 177).

Tags: Panzerjäger-Abteilung.561, г. Ржев, зима 1941/42 гг.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments