Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

159-й отдельный танковый батальон. Бои в декабре 1941 г. под городом Калининым (I)

Отредактировано и дополнено 13.09.18.

Командный состав

Командир – (? – 12 декабря 1941 г.) капитан Антон Васильевич Кривошеев (ранен) [2, л. 14], (на 30 декабря 1941 г.) капитан Лев Яковлевич Мозиас (ранен 18 февраля 1942 г.) (прим. - в некоторых документах встречается неправильное написание фамилии – Мазнас, Мознас, Мозлас) [10, л. 24; 43].

Комиссар – (на 11 декабря 1941 г.) старший политрук Михаил Иосифович Карых [2, л. 19].

Старший адъютант (начальник штаба) – (на 11 декабря 1941 г.) старший лейтенант Прытков [2, л. 19].

Формирование, боевое крещение 12 декабря 1941 г.

159-й отдельный танковый батальон начал формироваться на основании Директивы НКО № 107сс от 23 ноября 1941 г. Формировался по штату №010/302 от 28 ноября 1941 г. На 7 декабря по некоторым данным имел 26 танков (6 Т-34, 20 Т-60) и 141 человек личного состава [1], уже к 12 декабря вырос до 34 танков (5 КВ-1, 9 Т-34, 20 Т-60), что практически соответствовало штату №010/302 [2, л. 14].

10 декабря 1-й эшелон 159-го танкового батальона в составе 24 танков (4 Т-34, 20 Т-60) прибыл на станцию Кулицкая (северо-западнее г. Калинин), где разгрузился, после чего временно сосредоточился в деревне Александровка, войдя в состав войск 31-й армии (Калининский фронт) [3, л. 349].

В 23.00 10 декабря штаб 31-й армии боевым приказом №39 подчинил 159-й танковый батальон прибывающей в состав армии 247-й стрелковой дивизии, поставив дивизии задачу к 6.00 11 декабря занять исходный рубеж Захарьино – Салыгино (южнее г. Калинин), откуда с 10.00 перейти в наступление в северном направлении на город Калинин [4, л. 249]. Дивизия совсем недавно (7 декабря) была сформирована на базе мотострелковой бригады НКВД и на 9 декабря имела всего лишь 3370 человек личного состава [5, л. 80].

Утром 11 декабря 159-й танковый батальон всеми 20 танками Т-60 по льду переправился через Волгу, в 10.30 сосредоточился на северо-западной опушке рощи возле деревни Пасынково (юго-восточнее г. Калинин), после чего перешел в районе деревень Игнатово, Котово, где в 12.00 поступил в распоряжение командира 247-й стрелковой дивизии [2, л. 19]. С 16.00 [3, л. 378] к переходу через Волгу по понтонной переправе в районе Оршино приступили 4 танка Т-34 159-го батальона, однако завершили переправу танки только лишь к исходу ночи [2, л. 16].

Опоздав с выходом на исходные позиции, 909-й стрелковый полк 247-й стрелковой дивизии только в 12.00 11 декабря вышел в район Игнатово [4, л. 223], откуда в 13.30  двинулся на Алексеевское, Напрудново и далее на южную окраину Калинина, следом во 2-м эшелоне дивизии в 16.00 стал выдвигаться 920-й стрелковый полк [4, л. 225]. К 21.00 909-й полк сосредоточился в селе Алексеевское в готовности к действиям в северо-западном направлении [6, л. 46]. Чуть южнее действовал 421-й стрелковый полк 119-й стрелковой дивизии с танками 143-го танкового батальона.

В 21.00 11 декабря боевым приказом №37 штаб 31-й армии поставил 247-й стрелковой дивизии задачу овладеть деревнями Гришкино и Бурашево и далее наступать в северо-западном направлении на Раслово [4, л. 246]. В Гришкино (юго-западнее с. Алексеевское) дивизии противостоял 1-й батальон 471-го пехотного полка 251-й пехотной дивизии (XXVII.AK, 9.Armee) [44], штаб 247-й стрелковой дивизии насчитал здесь до роты пехоты и 2 минометные батареи [2, л. 15]. В 7.30 12 декабря 909-й стрелковый полк без танковой поддержки перешел в наступление на Гришкино, однако успеха в продвижении не имел [2, л. 2]. В 11.00 теперь уже 909-й и 920-й стрелковые полки совместно с танками 159-го танкового батальона повторно атаковали на Гришкино, к 11.30 вышли в 100 метрах от этой деревни, где залегли под пулеметным огнем противника [2, л. 15], в это же время артиллерийские наблюдатели 129-й пехотной дивизии (левый сосед 251-й пехотной дивизии) сообщили в штаб дивизии о замеченных в районе Гуськино (ныне не существует, 600 м южнее с. Алексеевское) советских танках [45, F. 656].

Согласно донесению штаба 159-го танкового батальона его танки атаковали лишь в 12.00, в 1-й атаке вышло из строя 7 из 20 танков Т-60, из них 2 танка получили попадания в бензобаки и сгорели, 5 танков было подбито, в т.ч. у 2 танков вышли из строя пушки, у 1 танка разбит пулемет [2, л. 14]. Штаб 471-го пехотного полка в 12.35 отчитался, что на участке его 1-го батальона было подбито всего 3 советских танка [44]. Вероятно, это было вызвано тем, что все 5 подбитых танков, как и все оставшиеся исправными танки Т-60, отошли на исходные позиции, и на поле боя осталось только 2 сгоревших танка [2, л. 14]. Отход исправных танков их экипажи объяснили тем, что «их пулеметы отказали в работе» [2, л. 15]. Возможно, именно в том бою отличился экипаж танка Т-60 взводного младшего лейтенанта Владимира Костина, который согласно наградному листу в районе Алексеевского уничтожил 2 пулеметные точки - все известные успехи экипажей Т-60 в боях у Алексеевского [41, л. 228].

К 13.00 12 декабря на командный пункт 247-й стрелковой дивизии в лес в 1 километре от Игнатово прибыл с переправы взвод из 4 танков Т-34, которому поставили задачу уничтожить противотанковые орудия в Гришкино [2, л. 15]. Согласно штабу 247-й дивизии в 15.00 пехота обоих полков при поддержке 4 танков Т-34 3-й раз за день атаковала Гришкино [2, л. 9]. В действительности атака Гришкино произошла чуть позже, вероятно, в ней участвовали и оставшиеся танки Т-60. Только в 15.30 артиллерийские наблюдатели 129-й пехотной дивизии донесли, что около 18 советских танков вошло в Гуськино, т.е. прибыли на исходные позиции для атаки, где подверглись обстрелу артиллерии 129-й дивизии, после чего 4 танка отошли из деревни обратно на восток, возможно, поврежденные [45, F. 656].

По советским данным пехота 247-й дивизии при поддержке танков 159-го танкового батальона ворвалась в Гришкино в 16.50 [3, л. 400], однако о появлении перед собой советских танков (всего немцы насчитали 3 Т-34) штаб оборонявшего Гришкино 471-го пехотного полка отчитался в штаб 251-й пехотной дивизии только в 17.50 [44]. В 19.20 советская пехота овладела северной, восточной и южной окраинами Гришкино, однако противник, поддерживаемый минометно-пулеметным огнем из соседних населенных пунктов Салыгино, Бурашево, Захарьино, Александровское, Синцово, продолжал удерживать центр деревни [2, л. 9]. Один из танков Т-34 согласно дневнику командира 14-й роты 451-го пехотного полка 251-й пехотной дивизии Р. Маурера вышел в 30 метрах от немецкого командного пункта в Салыгино, однако у танка по словам немца то ли отказало орудие, то ли кончились снаряды, и танк не мог вести огонь. Другой танк Т-34 раздавил противотанковое орудие унтер-офицера Раабе из той же самой 14-й роты - все известные успехи танкистов с немецкой стороны [20]. По советским данным в ходе вечерней атаки танки Т-34 159-го танкового батальона раздавили и уничтожили 9 орудий ПТО и 3 минометные батареи [2, л. 14], потеряв 1 танк Т-34 подбитым [2, л. 6].

В целом за день 12 декабря 159-й танковый батальон по данным штаба 247-й стрелковой дивизии потерял  5 танков (1 Т-34 и 4 Т-60) подбитыми [2, л. 6], а по собственным данным - 7 танков Т-60 подбитыми и сгоревшими, 1 человека убитым (командир роты малых танков старший лейтенант Сысоев) и 4 человек ранеными (в т.ч. был ранен в ногу командир 159-го танкового батальона капитан Кривошеев) [2, л. 14].

247-я стрелковая дивизия 12 декабря (к 20.00) уничтожила 2 машины с боеприпасами, 6 орудий ПТО, 5 пулеметов, до 180 немцев, подавила огонь минометной батареи, однако потеряла до 195 человек в обоих стрелковых полках убитыми и ранеными [2, лл. 6, 9].

К утру 12 декабря на станции Кулицкая выгрузились 10 танков (5 КВ-1 и 5 Т-34) 2-го эшелона 159-го танкового батальона, после чего 5 танков КВ-1 были сначала выставлены в качестве заслона в Пуково (севернее г. Калинин) [2, л. 14], а затем 4 из них утром 12 декабря вместе с танками Т-34 перешли в Беклемишево (восточнее г. Калинин) [3, л. 394], к исходу дня прибыли в район деревень Домниково, Иенево в распоряжение штаба 256-й стрелковой дивизии, после чего 13 декабря расположилась на позициях 937-го стрелкового полка этой дивизии в Иенево [7]. Танки Т-34 убыли к переправе через Волгу, однако перейти на южный берег им в тот день так и не довелось.

Боевые действия 13 – 14 декабря 1941 г.

В 2.15 13 декабря 1941 г. штаб 30-й армии боевым приказом №40 поставил усиленной 159-м танковым и 21-м лыжным батальонами 247-й стрелковой дивизии боевую задачу с 12.00 перейти в наступление в юго-западном направлении на Старково и далее на Сушково [4, л. 232], однако уже в 9.30 очередным боевым приказом №41 предписывалось с 14.00 вести наступление в прежнем северо-западном направлении в обход Салыгино с севера, на Раслово [4, л. 262]. Всего к 13 декабря 159-й танковый батальон по данным штаба армии имел в своем составе 26 танков (6 Т-34, 20 Т-60), 158 человек личного состава, 26 автомашин, 6 орудий ПТО, 1 ручной пулемет (или ППД?), 54 винтовки, прибывший 2-й эшелон танков пока что штабом армии учтен не был. 247-я стрелковая дивизия, которую батальон поддерживал, имела 3505 человек личного состава, в т.ч. 1620 активных штыков [8, л. 84].

Однако запланированное с 14.00 13 декабря наступление так и не состоялось, т.к. с утра нанесли контрудар противостоявшие 247-й стрелковой дивизии 459-й и 471-й пехотные полки 251-й пехотной дивизии [44]. Находившийся в Гришкино 920-й стрелковый полк с рассветом 13 декабря был выбит из оттуда противником и, понеся большие потери, перешел к обороне на западной и южной опушках леса у Гришкино, где в 17.00 отбил атаку до 2 рот пехоты противника с юго-востока, со стороны Сенцово [6, л. 48]. С 10.00 от 2 рот до батальона пехоты с 2-4 танками (прим. - на самом деле штурморудия 3-й батареи 189-го дивизиона штурморудий) контратаковали остатки 909-го стрелкового полка и 21-го лыжного батальона, к 12.00 взяли Игнатово [6, л. 48], после чего в 13.30 (по другим данным атака на штаб состоялась уже в 9.30) [2, л. 18] атаковали в лесу в 1 километре севернее Игнатово штаб 247-й стрелковой дивизии. Понеся потери, штаб отошел дальше в тыл в Никифоровку, временно лишившись управления частями дивизии [4, л. 256].

В ходе дальнейших боев прорвавшиеся подразделения 251-й пехотной дивизии окружили практически весь 2-й артиллерийский полк, уничтожили всю прислугу 2-й батареи этого полка, тем самым лишив стрелковые полки 247-й дивизии поддержки артиллерией [2, л. 17], ударом из Игнатово немецкая пехота даже дошла до Котово, блокировав коммуникации передовых советских частей. В ходе этого прорыва был отрезан от своих войск и временно потерял с ними связь штаб 250-й стрелковой дивизии в Никифоровке, отрезаны от частей артиллерия и тылы этой дивизии [3, лл. 413, 426]. Немцами были вновь заняты освобожденные накануне 119-й стрелковой дивизией Марьино, Щербинино и Чуприяновка, которые дивизия в 11.30 оставила в ходе своей перегруппировки на запад безо всякого прикрытия, после чего полки дивизии были вновь повернуты на восток и вновь завязали бои за эти деревни [4, л. 256]. В 13.57 471-й пехотный полк 251-й пехотной дивизии доложил, что подбил 2 советских танка и захватил 6 76-мм орудий [44].

Для уничтожения прорвавшегося противника командир 909-го стрелкового полка 13 декабря выделил усиленную танками 159-го танкового батальона сводную группу лыжников и пехотинцев [2, л. 17]. В наградном листе на парторга 159-го танкового батальона старшего политрука Сергея Николаева сказано, что всего было выделена 1 стрелковая рота и 1 танк Т-34, которым командовал сам Николаев [42].

В 17.45 занявший оборону Игнатово 459-й пехотный полк доложил об атаке с запада, со стороны Гуськино, советской пехотой и танками, насчитав 2 танка. Задействованный на дороге против танков взвод противотанковых орудий не выдержал атаки и отошел, к 1.35 14 декабря советская пехота прорвалась с запада в Игнатово и заняла половину деревни [44]. Если верить все тому же наградному листу на старшего политрука Николаева, за ночь прорвавшаяся в Игнатово группа противника была разгромлена, при этом экипаж самого Николаева уничтожил свыше 70 немцев, захватил 2 пулемета и 36 автоматов [42].

К 10.15 14 декабря 471-й пехотный полк контратакой отбил Игнатово. В 13.40 251-й противотанковый дивизион доложил в штаб дивизии, что 3 советских танка (1 Т-34, 2 Т-60) вышли с опушки леса западнее Игнатово в новую атаку деревни, но, встреченные огнем противотанковых орудий дивизиона, вынуждены были отойти обратно в лес. Контратаковавший следом 471-й пехотный полк занял опушку леса [44]. Вероятно, именно об этой атаке говорится в наградном листе на все того же старшего политрука Сергея Николаева, согласно которому в 1-й же атаке после ночной зачистки местности экипаж Николаева на опушке леса уничтожил 2 орудия ПТО и подавил огнем из пушки 2 пулеметные точки, однако при этом сам Николаев был тяжело ранен в плечо осколком снаряда, а танк его подбит [42].

В 13.45 штаб 27-го армейского корпуса отдал 251-й пехотной дивизии приказ на отход на новые позиции. Начавшийся следом отход 2-го батальона 471-го пехотного полка под ударами советской пехоты и танков 159-го танкового батальона перерос в бегство, во время которого батальон к 16.25 по сообщению адъютанта 471-го полка бросил противотанковые орудия 14-й роты этого полка. После отхода батальонов 471-го полка оборонявший Игнатово 251-й противотанковый дивизион до 20.30 оставил Игнатово, где он бросил 3 своих орудия ПТО и 2 орудийных передка [44].

Взявший в 20.00 Игнатово (по другим данным это состоялось только в 22.00) [4, л. 260] сводный отряд советской пехоты (личный состав 2-го артполка, саперный и лыжный батальоны) согласно наградному листу на командира этого отряда старшего лейтенанта Павла Степанцова (помощник начальника отдела ПВО управления 31-й армии) в боях в районе Игнатово уничтожил 200 немцев, захватил 1 танк, 3 автомашины, 2 минометные батареи, 8 ручных пулеметов, 220 автоматов, отбил 18 захваченных противником советских орудий [40, л. 39]. Собственно 247-я стрелковая дивизия в боях за Игнатово и при зачистке лесов в районе этой деревни уничтожила свыше 100 немцев, захватила 2 орудия ПТО и 20 винтовок [4, л. 270]. Потери 247-й дивизии и 159-го танкового батальона в этих боях пока что неизвестны.

К утру 14 декабря по данным штаба армии 159-й танковый батальон из 35 своих танков (5 КВ, 10 Т-34, 20 Т-60) (прим. - на самом деле в батальоне было 9, а не 10 танков Т-34) имел на ходу 18 танков (5 КВ-1, 6 Т-34, 7 Т-60), еще 17 подбитых танков (4 Т-34, 13 Т-60) находилось в ремонте и на поле боя [4, л. 259]. О боевых действиях батальона 14 декабря ничего не известно, однако некоторые потери батальон все же понес, после чего к 15 декабря на ходу осталось всего лишь 12 танков (5 КВ-1, 3 Т-34, 4 Т-60; из них 3 танка КВ-1 – в Иенево, 3 танка Т-34 – на северном берегу Волги в ожидании переправы, 2 танка КВ-1 были откомандированы в 29-ю армию) [4, л. 271], 3 танка Т-34 – в ремонте (2 – в Пасынково, 1 – на станции Кулицкая), 19 танков (3 Т-34, 16 Т-60) оставались на поле боя, в т.ч. 3 Т-34 и 3 Т-60 – в Алексеевское, 2 Т-60 – в Игнатово, 2 Т-60 – в Гришкино, 9 Т-60 – «неизвестно где» [8, л. 85]. Всего за время боевых действий с 11 по 14 декабря 1941 г. 159-й танковый батальон (5 КВ, 10 Т-34, 20 Т-60) по данным штаба 31-й армии потерял 22 танка (6 Т-34, 16 Т-60) подбитыми [4, л. 271].

Бой 16 декабря 1941 г.

15 декабря 1941 г. 159-й танковый батальон, насчитывавший на южном берегу Волги всего 4 исправных танка Т-60, в боевых действиях не участвовал, а в 22.35 15 декабря штаб 31-й армии боевым приказом №43 подчинил батальон прибывшей в состав армии из Резерва Ставки ВГК 359-й стрелковой дивизии, поставив дивизии задачу с 11.15 16 декабря атаковать на фронте отметка 140,2 – (иск.) Салыгино в северо-западном направлении с ближайшей задачей выйти на фронт Лебедево – Курово и далее наступать в северном направлении на Кривцово [4, л. 277].

С 4.00 16 декабря 359-я стрелковая дивизия начала выдвижение на исходные позиции и к 13.00 сменила на исходных позициях части 247-й стрелковой дивизии [9, л. 6], однако наступление пришлось перенести, т.к. из 5 приданных 359-й дивизии танков 159-го танкового батальона к 12.30 штабу дивизии удалось разыскать только 1 танк Т-60 [9, л. 8]. Установив взаимодействие с остальными танками и с артиллерией, 1194-й и 1196-й стрелковые полки 359-й стрелковой дивизии перешли в наступление на участке Бурашево – Мозжарино и к 15.00 смогли продвинуться на 500-600 метров [9, л. 6]. Встретив сильное огневое сопротивление из Бурашево, 1196-й полк обошел его с севера, полуокружив Салыгино, 1196-й стрелковый полк вышел на участке 100 метров восточнее Мозжарино – шоссе в 100 метрах южнее отметки 140,2 [9, л. 9].

Всего в Мозжарино 16 декабря 359-я стрелковая дивизия насчитала до роты пехоты, легкую артиллерийскую и минометную батареи, в Салыгино – до роты пехоты, 3 крупнокалиберных пулемета, 2 танка, в Гришкино и в Аксинькино – по 1 крупнокалиберному пулемету, в Захаркино и в 1 километре южнее Неготино – по минометной батарее [9, л. 9].

В 17.15 командир противостоявшего 359-й дивизии 451-го пехотного полка отчитался в штаб своей 251-й пехотной дивизии о появлении у Аксинькино советских танков (т.е. 159-й ОТБ), которым удалось пробиться в лес юго-западнее Аксинькино, при этом противотанковые орудия полки так и не смогли пробить броню этих танков, однако следовавшая за танками пехота была остановлена, и атака сорвалась [44].

В 18.00 штабом 359-й стрелковой дивизии был получен боевой приказ №44 штаба армии, предписывающий ей сместить полосу наступления чуть южнее и с 21.00 наступать на Салыгино, Петрушино, Сенцово, Губино, после чего в бой на левом фланге 1194-го стрелкового полка были введены ранее находившиеся во 2-м эшелоне 2 батальона 1198-го стрелкового полка, впрочем продвижения дивизии это не дало. Потери 359-й стрелковой дивизии за день 16 декабря (к 21.00) по предварительным данным составили 45 человек [9, л. 10].

159-й танковый батальон в бою 16 декабря по данным штаба АБТУ 31-й армии участвовал в составе 6 танков (3 Т-34 и 3 Т-60) [9, л. 12], подробности их боевых действий в советских документах не известны, кроме того, что были потеряны все оставшиеся танки Т-60. В тот же день согласно указаниям штаба армии 159-й танковый батальон был выведен из боя для приведения себя в порядок [3, л. 261]. Проведенная в тот же день 159-м танковым батальоном разведка обнаружила в районе прошедших боев 9 неисправных танков Т-60 без экипажей (в т.ч. 4 Т-60 – в районе Салыгино, 5 Т-60 – в районе юго-восточнее Гришкино) и 1 неисправный танк Т-34 без экипажа с оставшимся внутри танка убитым механиком-водителем у развилки дорог юго-западнее Аксинькино. В ночь на 17 декабря началась эвакуация этих танков с поля боя на СПАМ батальона в район Губино (западнее с. Эммаус) и их ремонт [2, л. 21].

Действия танковой группы Басова

К утру 17 декабря 1941 г. 159-й танковый батальон имел на ходу лишь 4 танка Т-34, 1 неисправный Т-34 на станции Кулицкая, 14 танков (3 Т-34 и 11 Т-60) – на СПАМе в Губино, 4 танка Т-60 – в пути на СПАМ, 7 танков (2 Т-34 и 5 Т-60) оставалось на поле боя. Благодаря ремонту к 18 декабря число исправных танков в батальоне выросло до 8 штук (3 Т-34 и 5 Т-60) [2, л. 20], после чего к 19.00 18 декабря все 8 исправных танков перешли в лес западнее Игнатово [4, л. 288], где к ним присоединился 1 танк Т-34 от 143-го танкового батальона, и в 4.00 19 декабря уже в составе 9 танков (4 Т-34 и 5 Т-60) сводная танковая группа во главе с командиром 143-го танкового батальона капитаном Басовым перешла на южную окраину Цветково [10, л. 3], где на командном пункте 359-й стрелковой дивизии поступила в распоряжение командира этой дивизии.

Утром 19 декабря танковая группа получила задачу от командира 359-й стрелковой дивизии совместно со 1194-м стрелковым полком двигаться по маршруту Березниково – Сушково – Иванцево и далее занять село Пушкино. После 10-километрового марша танки с десантом в 64 человека вышли к Иванцево [10, л. 4], которое в 9.00 было с боем занято 1196-м стрелковым полком. Здесь танковый десант был обстрелян из минометов и пулеметов с опушки леса, что в 1,5 километрах южнее Иванцево [10, л. 4], куда отошел выбитый из Иванцево 451-й пехотный полк (251-я ПД) [44], но к 11.30 все же занял Иванцево [3, л. 272]. Видимо, именно при взятии Иванцево подорвался на мине (сорвано ведущее колесо) 1 танк Т-34 [10, лл. 5, 13].

Высланные вперед в разведку 3 танка (1 Т-34 и 2 Т-60) [10, л. 13] в 100 метрах от Иванцево были встречены сильным артминометным огнем [10, л. 4], пробившим лобовую броню термитным снарядом танк Т-34 был подбит, его механик-водитель был ранен и госпитализирован [10, л. 5]. Оставшиеся в строю танки открыли огонь с места, дожидаясь подхода главных сил 1194-го стрелкового полка в Иванцево. Всего за день 19 декабря танковая группа Басова, захватив 1 37-мм пушку и 4 ручных пулемета, сама потеряла по предварительным данным 2 танка подбитыми и 2 танкистов, 10 из 64 человек танкового десанта погибло [10, л. 4]. Также за день 19 декабря (к 19.00) 159-м танковым батальоном было эвакуировано с поля боя 5 танков (1 Т-34 и 4 Т-60), из них 4 танка (1 Т-34 и 3 Т-60) требовали заводского ремонта, на поле боя осталось всего лишь 5 подбитых танков (1 Т-34 и 4 Т-60) [10, л. 12].

В ночь на 20 декабря в Пушкино прибыл переданный на усиление 129-й пехотной дивизии из резерва 27-го армейского корпуса 254-й пехотный полк 110-й пехотной дивизии. К утру оборонявшийся перед 359-й стрелковой дивизией изрядно потрепанный накануне 451-й пехотный полк откатился за боевые порядки этого полка (арьергард отошел в 7.30) [44]. После подхода главных сил 1194-го стрелкового полка совместно с этим полком в 5.00 20 декабря танковая группа Басова в составе 2 танков Т-34 143-го танкового батальона и 7 танков (3 Т-34 и 4 Т-60) 159-го танкового батальона сосредоточилась на южной опушке леса в 1 километре севернее Пушкино, после чего при поддержке танков в 9.00 1194-й полк вышел к северной окраине Пушкино и занял ее. При этом во время рекогносцировки был тяжело ранен командир 143-го танкового батальона капитан Федор Басов [10, л. 17]. Штаб 254-го пехотного полка в 11.30 отчитался об атаке до роты советской пехоты, танки немцы не наблюдали [44]. Атаки 359-й стрелковой дивизии на Пушкино продолжались все утро, но успеха не имели [44].

В 14.30 со все той же опушки леса в 1 километре севернее Пушкино атаковали 3 танка Т-34 159-го танкового батальона, танки Т-60 остались на исходных позициях [10, л. 15], немцы, кстати, насчитали всего 2 атаковавших их танка [44]. В ходе продолжающихся боев к 16.15 20 декабря 359-я стрелковая дивизия окружила 254-й пехотный полк в Пушкино и ворвалась на его южную окраину, однако контратакой резервов 254-му полку удалось вновь зачистить дорогу Бельцы - Пушкино и восстановить положение в самом селе. К 18.30 советская пехота повторно ворвалась на северную окраину Пушкино, а к 19.05 вновь перерезала дорогу Бельцы - Пушкино. В ночь на 21 декабря по приказу штаба 251-й пехотной дивизии 254-й пехотный полк оставил Пушкино [44], после чего совместными усилиями 1194-й стрелковый полк 359-й стрелковой дивизии и соседняя слева 262-я стрелковая дивизия полностью овладели этим селом [4, л. 297].

Всего в бою за Пушкино 20 декабря 159-й танковый батальон уничтожил 2 автомашины, 7 орудий ПТО, 10 станковых пулеметов, до 15 немцев, однако и сам потерял 2 танка Т-34 (в т.ч. Т-34 №024 сгорел на северной окраине Пушкино, а Т-34 №026 был подбит, пробиты радиатор, мотор, смотровые щели, ведущее колесо, побиты траки гусеницы; до вечера танк эвакуирован в Иванцево) и 3 человек (погибли командир танка младший лейтенант Белый и некий красноармеец Охотенко, ранен и госпитализирован башенный стрелок красноармеец Середа) [10, л. 15].

В 17.00 20 декабря из района Губино в Иванцево убыли 4 отремонтированных танка (1 Т-34 и 3 Т-60) 159-го танкового батальона, однако в пути на станции Чуприяновка танк Т-34 вышел из строя по техпричинам (рассыпался подшипник бортовой передачи) [10, л. 1]. Всего к 21.00 159-й танковый батальон имел на ходу 9 танков (1 Т-34 и 8 Т-60; в т.ч. 1 Т-34 и 5 Т-60 непосредственно в Иванцево), 6 танков (4 Т-34 и 2 Т-60) – в текущем и среднем ремонте, 7 танков (1 Т-34, 6 Т-60) требовали заводского ремонта, 7 танков (3 Т-34, 4 Т-60) оставались неэвакуированными на СПАМ (в т.ч. 1 Т-34 – в Пушкино, 1 Т-34 – в Иванцево, 1 Т-34 – на станции Чуприяновка, 2 Т-60 – в районе Салыгино, 2 Т-60 – в лесу у Алексеевского) [10, л. 15].

21 декабря в Пушкино подтянулись 4 танка Т-60 159-го танкового батальона, еще 4 танка Т-60 перешли из Цветково в Иванцево. До вечера остававшийся в Иванцево последний исправный танк Т-34 подорвался на мине (выгнуло днище, выведена из строя КПП), также под сильным минометным обстрелом противника 159-й танковый батальон к 18.00 потерял в Иванцево 3 человек: погибли командир танка ефрейтор Кучеренко, механик-водитель красноармеец Григорь, ранен механик-водитель красноармеец Страчков [10, л. 2].

С вечера 21 декабря оставшиеся в 159-м танковом батальоне 8 ходовых танков Т-60 в боевых действиях не участвовали и находились в Иванцево [10, л. 21], откуда к 12.00 23 декабря 6 танков Т-60 перешли в Блиново (западнее Пушкино), куда позже со станции Чуприяновка подтянулся отремонтированный танк Т-34. Еще 2 танка Т-60 остались в ремонте в Иванцево (у 1-го неисправен поворотный механизм, у 2-го разработан фланец маховика) [10, л. 21].

К 16.00 24 декабря уже в составе 7 ходовых танков (2 Т-34 и 5 Т-60) 159-й танковый батальон перешел из Блиново на юго-запад в Киселево, в текущем и среднем ремонте оставалось 8 танков (2 Т-34 в Иванцево и на станции Кулицкая, 6 Т-60 в Губино, Цветково и Иванцево), 10 танков (1 Т-34 в Пушкино и 9 Т-60 в Губино) требовали капитального ремонта [10, л. 9]. О дальнейших боевых действиях 159-го танкового батальона в 20-х числах декабря пока что ничего не известно.

Боевые действия тяжелой танковой роты в составе 29-й армии

Пока главные силы 159-го танкового батальона действовали в составе 31-й армии, его рота тяжелых танков оставалась в составе 29-й армии. В 0.30 17 декабря 1941 г. боевым приказом №050 штаб 29-й армии подчинил роту тяжелых танков 183-й стрелковой дивизии, которая должна была с 8.00 19 декабря наступать с севера вдоль железной дороги на поселок Высокое [15]. Позже наступление было перенесено, 20 декабря 2 из 3 танков КВ-1 танковой роты прибыли в расположение 183-й стрелковой дивизии в Павлушкино (южнее г. Торжок), 3-й танк отстал в пути, т.к., надо полагать, вышел из строя по техпричинам [16].

21 декабря 183-я стрелковая дивизия была передана из 29-й в состав войск 39-й армии, и штаб 29-й армии напоследок приказал 183-й стрелковой дивизии перебросить ранее подчинявшуюся ей танковую роту в район деревни Мошки (восточнее Павлушкино) в подчинение командира 174-й стрелковой дивизии (29-я армия) [17, л. 141]. Данная дивизия с 22 декабря вела наступление с северо-востока на все то же Высокое [18, л. 203], к 23 декабря дивизия насчитывала 6224 человека личного состава, в т.ч. 1796 стрелков [17, л. 208]. Вероятно, именно 23 декабря оба танка КВ-1 танковой роты прибыли в расположение 174-й стрелковой дивизии, однако из-за неисправных гусениц наступление 174-й дивизии 23 – 24 декабря танки не поддерживали [18, л. 205].

Оба танка КВ-1 были введены в бой по-видимому лишь к исходу дня 24 декабря. В ночь на 25 декабря усиленный 2 батальонами 628-го стрелкового полка, 2 танками КВ-1 и саперной ротой 494-й стрелковый полк, преследуя отходящую 26-ю пехотную дивизию (VI.AK, 9.Armee), овладел деревнями Новое, Скоморохово (11,7 – 11,2 км северо-восточнее пос. Высокое) и юго-западной окраиной Дмитровки (сама Дмитровка занята соседним 508-м стрелковым полком) [18, л. 207], за день 25 декабря занял Сакулино и Еминово, среди трофеев захватил 1 легкий пулемет, 15 винтовок, 150 снарядов при собственных потерях в 16 человек и к 24.00 вышел в 500 метрах севернее Жеротино [18, л. 208].


После небольшого ночного отдыха к утру 26 декабря усиленный 494-й стрелковый полк возобновил преследование отходящего противника и, обойдя с востока Жеротино, одним батальоном атаковал данную деревню с юга, а остальными силами с обоими танками КВ-1 ударил на юго-запад, на Старое Богатырево [18, л. 209] и к исходу дня вышел в лес севернее Ладьино, где оказался под огнем противника из Жеротино и Ладьино и более продвижения не имел [19, л. 63].

С утра 27 декабря усиленный 494-й стрелковый полк с последним оставшимся на ходу танком КВ-1 завязал бой за Жеротино [18, л. 210; 19, л. 64], однако успеха не имел и к исходу дня, частью сил полуокружив Жеротино с севера, северо-востока и юга, 2 батальонами и саперной ротой с севера и востока атаковал на Ладьино [18, л. 211]. С 28 декабря ни один танк КВ-1 в документах 174-й стрелковой дивизии не упоминается, а потому можно предположить выход из строя последнего танка 27 декабря.

Список источников

Tags: 129.id, 159 ОТБ, 251.id, 26.id, 29 А, 31 А, КалФ, г. Калинин, зима 1941/42 гг.
Subscribe

Posts from This Journal “159 ОТБ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments