Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

143-й отдельный танковый батальон. Боевые действия в составе 31-й армии, 7 - 19 декабря 1941 г. (I)

Отредактировано и дополнено 13.09.18.

Командный состав

Командир полка – (на 11 декабря 1941 г.) капитан Федор Евсеевич Басов [14, л. 1].

Заместитель командира по строевой части – (? – 17 декабря 1941 г.) старший лейтенант Израим Моисеевич Колтунов (погиб) [2].

Комиссар – (? – 8 декабря 1941 г.) старший политрук Павел Феофанович Зеленский (погиб) [2], (на конец декабря 1941 г.) старший политрук Смирнов [2].

Начальник штаба – (на 11 декабря 1941 г.) старший лейтенант Калеников (Иван Емельянович?) [14, л. 1].

Формирование, боевое крещение

143-й отдельный танковый батальон начал формироваться на основании Директивы НКО № 107сс от 23 ноября 1941 г. Формировался по штату №010/302 от 28 ноября 1941 г. На 4 декабря имел 29 танков (5 КВ-1, 14 Т-34, 10 Т-60) и 145 человек личного состава [1].

В начале декабря 143-й танковый батальон прибыл в состав войск Калининского фронта. Выгрузившись на станции Кулицкая и оставив на станции из-за технических неисправностей танков все 5 танков КВ-1 1-й танковой роты, в составе оставшихся 24 танков батальон выступил в состав 31-й армии. В пути вышло из строя еще 5 танков Т-34 (все 4 танка 4-й роты и 1 танк 2-й роты), в итоге в 14.00 6 декабря только 19 танков (9 Т-34 2-й роты и 10 Т-60 3-й роты) прибыли в район сосредоточения Большое Бочарниково, что северо-восточнее города Калинин, при этом по некоторым данным новоприбывший батальон совершенно не имел в наличии средств связи и карт [3, л. 3].

Начиная с 5 декабря, войска 31-й армии вели наступление юго-восточнее города Калинин (Калининская наступательная операция), медленно продвигаясь вперед с плацдармов на южном берегу Волги. Утром 6 декабря вследствие самовольного массового отхода 2 стрелковых полков 250-я стрелковая дивизия почти полностью оставила ранее занятую ею территорию на южном берегу Волги, в т.ч. населенные пункты Эммаус, Мятлево, Коленовка, Ошурково, при этом дивизия понесла тяжелые потери и фактически лишилась боеспособности. В связи с этим штаб армии принял решение сменить разбитую 250-ю стрелковую дивизию ранее находившейся в резерве армии 262-й стрелковой дивизией (на 9 декабря 9615 человек личного состава) [6, л. 80], в 15.15 6 декабря боевым приказом №32 подчинил этой дивизии 143-й танковый батальон и поставил ей задачу с наступлением темноты перебросить танковый батальон в Савватьево (восточнее г. Калинин) [4, л. 228]. Приведя себя в порядок в районе Большое Бочарниково, к 0.30 7 декабря 143-й танковый батальон в составе 18 танков (10 Т-34, 8 Т-60) сосредоточился в Савватьево [4, л. 184], еще 11 неисправных танков остались в пути следования батальона.  Из числа прибывших в Савватьево 18 танков фактически в подчинении штаба 262-й дивизии находились только танки Т-60, а танки Т-34 временно остались в распоряжении штаба фронта [5, л. 219]. К вечеру 7 декабря 7 из 10 танков Т-34 сосредоточились в Беклемишево, остальные танки вышли из строя по техпричинам [5, л. 203].

В ночь на 7 декабря штаб армии приказал 262-й стрелковой дивизии (боевой приказ №34) с 12.00 7 декабря при поддержке роты малых танков 143-го танкового батальона и дивизиона РС нанести удар через деревни Коленовка и Мятлево в юго-западном направлении на Старый Погост с задачей до исхода дня овладеть Старым Погостом [4, л. 229]. В 2.00 7 декабря командир 262-й дивизии полковник Терещенко принял решение наступать в 3-эшелонном построении и лично поставил на карте командирам всех 3 стрелковых полков и командиру роты малых танков задачи на наступление [7, л. 15], которые затем в 6.00 были оформлены на бумаге в боевом приказе №04. Рота малых танков получила задачу к 7.00 выйти на исходные позиции на северную опушку леса северо-восточнее села Эммаус с задачей в качестве резерва дивизии наступать за ее 3-м эшелоном (945-й стрелковый полк) и быть в готовности к отражению контратак противника [7, л. 9].

С 6.30 7 декабря находившийся в 1-м эшелоне 940-й стрелковый полк начал выдвижение на исходные позиции для наступления, утром в районе деревни Оршино переправились на южный берег Волги и сосредоточились в резерве дивизии в расположении 2-го батальона 940-го полка танки Т-60 [5, л. 199; 7, л. 10]. Между 9.00 и 10.00 20 немецких бомбардировщиков подвергли бомбежке переправу в районе Оршино [5, л. 217], уничтожив 5 полупонтонов, тем самым затруднив переправу остальных танков 143-го танкового батальона [5, лл. 202, 203]. По немецким данным один из советских танков (надо полагать, Т-60) был обнаружен и подбит немецкой артиллерией на северном берегу Волги. Также осуществлявший бомбардировку переправы 3-й немецкий авиакорпус отчитался об уничтожении 3 танков восточнее села Эммаус и потоплении 4 танков при разрушении переправы. О фактических потерях танкистов пока что ничего не известно [8].

В 12.00 7 декабря 262-я стрелковая дивизия силами 940-го стрелкового полка перешла в ранее запланированное наступление против оборонявшегося перед нею 303-го пехотного полка 162-й пехотной дивизии (XXVII.AK, 9.Armee) [4, л. 186], за день овладела деревнями Коленовка и Мятлево [4, л. 188], после чего из 2-го эшелона был введен в бой 950-й стрелковый полк. В ночь на 8 декабря штаб 31-й армии частным боевым приказом №34 в полном составе подчинил 143-й танковый батальон 262-й стрелковой дивизии [4, л. 195], а в 5.00 8 декабря штаб 262-й стрелковой дивизии боевым приказом №05 поставил батальону задачу к 6.00 полностью переправиться на южный берег Волги и сосредоточиться в лесу восточнее Эммауса в резерве дивизии [7, л. 35].

За ночь в районе деревни Поддубье успели переправиться только 6 танков Т-34 [9, с. 47]. С утра 8 декабря 262-я стрелковая дивизия возобновила наступление, к 10 часам перерезала железную дорогу Калинин – Клин (940-й СП) и вышла южнее Мятлево (950-й СП), после чего ранее находившийся во 2-м эшелоне 945-й стрелковый полк был усилен переправившимся за ночь танками Т-34, к 10 часам достиг Эммауса [7, л. 18], откуда был брошен в атаку на Мятлево и Ошурково для ликвидации разрыва между 262-й и соседней слева 5-й стрелковыми дивизиями.

В атаке Ошурково смогли принять участие 5 из 6 танков Т-34 во главе с ротным лейтенантом Михаилом Жамбаевым [7, л. 14], вероятно, это были экипажи самого Жамбаева [2], взводного лейтенанта Григория Реушкина [46, л. 37], лейтенанта Василия Зверева [46, л. 31], младших лейтенантов Дмитрия Крутикова [46, л. 35] и Михаила Синицина [2]. Остальные танки Т-34 и Т-60 по техническим причинам в атаке не участвовали [7, л. 14]. При атаке Ошурково в 12.00 2 танка Т-34 – ротного лейтенанта Жамбаева и младшего лейтенанта Михаила Синицина – застряли в речке, их экипажи при выходе из танков погибли в полном составе, в т.ч. помимо Жамбаева и Синицина погибли их механики-водители старшина П.В. Портнов и младший сержант Г.В. Овсаников, командиры башен младший сержант А.И. Плескачев и красноармеец Н.С. Дыранов, радист сержант А.С. Курбанов и находившийся в одном из танков комиссар 143-го танкового батальона старший политрук Зеленский [2].

Бой за Ошурково и Мятлево продолжался до самой ночи, Ошурково по некоторым данным было взято только в 2.00 9 декабря [4, л. 200]. Заняв его 2-й батальон 945-го стрелкового полка одной ротой занял здесь оборону, а 2 ротами повернул на юг, на Кузьминское. Соседние 940-й и 950-й стрелковые полки к 1.15 9 декабря полуокружили Федосово и Кузьминское [7, л. 14].

Поддерживая пехоту 945-го полка, 143-й танковый батальон за день 8 декабря потерял 3 танка Т-34 (1 танк сгорел, 1 танк получил 5 пробоин и был подбит, 1 танк свалился в канаву), лишь 2 танка Т-34 отошли на исходные позиции [7, л. 14], оба подбитых танка до окончания боев так и остались стоять в Ошурково. В личном составе батальон согласно именному списку потерь потерял 8 человек убитыми [2]

Бои за Федосово 9 декабря 1941 г.

После взятия Ошурково к утру 9 декабря 1941 г. танки 143-го танкового батальона были направлены на поддержку 940-го стрелкового полка 262-й стрелковой дивизии, который к 8.00 вышел в 200 метрах севернее Федосово, где был остановлен огнем 2 зарытых на северной окраине Федосово танков (вероятно, на самом деле это были штурморудия 3-й батареи 189-й батареи штурморудий) [7, л. 17]. В 10.00 940-й полк с боем овладел Федосово [7, л. 22], по немецким данным советскую пехоту поддерживали танки (т.е. 143-й ОТБ) [8]. Чуть позже контратакой немецкой пехоты с юго-запада и с востока полк был выбит из Федосово и отошел за линию железной дороги [7, л. 22].

Танк Т-34 младшего лейтенанта Дмитрия Крутикова был подбит и подожжен, однако экипаж под огнем противника потушил пожар и вывел машину с поля боя, танк выбыл в ремонт [46, л. 35]. Танк Т-34 взводного лейтенанта Григория Реушкина получил 18 прямых попаданий снарядов (из них 3 сквозных пробоины), танк был подбит, однако экипаж смог вывести его с поля боя и за сутки восстановить [46, л. 37].

Таким образом, всего в бою за Федосово 143-й танковый батальон потерял как минимум 2 танка Т-34 подбитыми, в именном списке потерь батальона за 9 декабря числятся 2 убитых (радист танка Т-34 сержант И.И. Мокрый и механик-водитель танка Т-60 сержант Кравецкий) [2]. Также в тот день на южный берег Волги переправились 4 отремонтированных танка Т-34 143-го танкового батальона, несколько восполнив понесенные батальоном потери [5, л. 243].

Тем временем еще в 5.00 9 декабря штаб армии боевым приказом №37 подчинил 143-й танковый батальон 119-й стрелковой дивизии и поставил дивизии задачу 2 полками овладеть Игнатово (южнее г. Калинин), обеспечивая ввод в прорыв 54-й кавалерийской дивизии, и далее следом за конницей вести наступление в юго-западном направлении [13, л. 161]. 54-я кавалерийская дивизия согласно боевому приказу №36 штаба армии от 8 декабря имела задачу по маршруту Поддубье – станция Чуприяновка – Марьино – Обухово – Салыгино – Селино войти в прорыв во вражеский тыл, где захватить и уничтожить штабы 27-го армейского корпуса, 86-й и 162-й пехотных дивизий, уничтожить узлы связи, базы и склады противника, дезорганизуя его оборону [13, л. 160].

В 8.00 9 декабря штаб 119-й стрелковой дивизии боевым приказом №35 усилил свои предназначенные для атаки на Игнатово 421-й и 634-й стрелковые полки 2 ротами 143-го танкового батальона [11, л. 114]. К 12.00 оба полка вышли на исходные позиции в лес в 1,5 - 2,5 километрах юго-восточнее Котово, однако с атакой задержались [12, л. 77]. Гораздо раньше них на Игнатово атаковала с севера подошедшая 54-я кавалерийская дивизия, которая с боем овладела этой деревней, после чего в ночь на 10 декабря сдала ее подошедшему 1-му батальону 421-го стрелкового полка и к 7.00 10 декабря сосредоточилась в лесу в 2 километрах северо-восточнее Салыгино, где временно приостановила свое продвижение вперед из-за недостатка продовольствия, фуража, боеприпасов и горючего [3, л. 2].

Бой за Синцово 11 декабря 1941 г.

После того, как в Игнатово вошел 634-й стрелковый полк, с утра 10 декабря 1941 г. 421-й стрелковый полк 119-й стрелковой дивизии возобновил наступление и к 11.30 овладел деревней Семеновское (на карте не значится вовсе) [12, л. 80]. Днем штаб дивизии боевым приказом №36 поставил полку задачу с 17.00 совместно с придаваемым ему 143-м танковым батальоном возобновить наступление на Синцово (юго-западнее Игнатово) [11, л. 118]. К исходу дня 421-й полк вышел на опушку леса в 1,5 километрах северо-западнее Синцово, где остановился на ночь, подчиненные полку 8 танков (2 Т-34 и 6 Т-60) 143-го танкового батальона в боевых действиях не участвовали и к 18.00 сосредоточились в тылу 119-й стрелковой дивизии в лесу юго-западнее станции Чуприяновка [3, л. 4].

В 8.00 11 декабря все 8 танков вышли на исходные позиции на опушку леса в 1 километре южнее Гуськино (ныне не существует, 600 метров южнее села Алексеевское) с задачей поддержать наступление пехоты 421-го стрелкового полка на Синцово. В 12.00 421-й стрелковый полк атаковал на Синцово и, медленно продвигаясь вперед, неся потери под сильным минометно-пулеметным огнем из самого Синцово и рощи южнее этой деревни, а также ружейным огнем из района восточнее Гришино, в 13.30 вышел в 400 метрах северо-западнее Синцово [12, л. 81]. Все дальнейшие атаки полка на Синцово успеха не имели. Танки 143-го танкового батальона весь день оставались на исходных позициях и в атаках 421-го полка не участвовали, штаб 143-го батальона в своей оперативной сводке от 12 декабря объяснил это тем, что «не было подготовлено артподготовки» [14, л. 2].

За день 11 декабря огнем с места с исходных позиций один из танков Т-34 подавил 1 противотанковую пушку и 1 миномет, а танки Т-60 пулеметным огнем рассеяли отходящую из Синцово на запад немецкую пехоту [14, л. 2]. Также в тот день согласно наградному листу на командира танка Т-60 красноармейца Антона Бормина его экипаж успешно произвел разведку Синцово [48], после чего вместе с экипажем другого танка Т-60 получил приказ установить в Гуськино связь с командиром 2-го батальона 421-го стрелкового полка и выяснить обстановку. Во время выполнения этого приказа оба танка были подбиты находившейся на опушке леса в 100 метрах юго-западнее Гуськино противотанковой пушкой 14, л. 2], танк самого Бормина получил 8 пробоин [48], были выведены из строя управление, ходовая часть и бортовая передача танка, ранен механик-водитель [14, л. 2]. В другом донесении 143-го танкового батальона сказано, что был ранен в руку командир танка, но это не так [14, л. 1]. 2-й танк был поврежден меньше («пробит люк мех.-водителя и работает мотор на 3-5 цилиндрах»), однако его механик-водитель красноармеец Василий Исков (в донесении 143-го танкового батальона назван как Исаев) погиб [2; 14, л. 2].

Оставив свой танк, Бормин, маскируясь в складках местности, под огнем противника пешком доставил донесение и установил связь со стрелковым батальоном, после чего вернулся в танковый батальон, доложил о выполнении приказа, затем вернулся к своему танку и позже участвовал в его эвакуации тракторами [48]. Вероятней всего подбившее его противотанковое орудие была из состава противотанкового взвода Гольника (Gollnick) 14-й роты 451-го пехотного полка 251-й пехотной дивизии (XXVII.AK, 9.Armee). Данный полк был введен в бой на участке понесшей большие потери 162-й пехотной дивизии вечером 10 декабря. Противотанковый взвод Гольника 11 декабря расположился 1 орудием в Салыгино, а 2 орудиями в Гришкино, за день он по собственному же заявлению подбил 3 советских танка [25], а всего штаб 451-го пехотного полка в 21.10 11 декабря отчитался, что его 14-я рота за день уничтожила 3 танка и 2 танка сильно повредила [24]. 143-й танковый батальон по собственным данным за день 11 декабря потерял 2 танка Т-60 подбитыми и 2 человек (1 – убитым, 1 – раненым) [14, л. 1].

Освобождение Марьино и Щербинино 12 декабря 1941 г.

В ночь на 12 декабря 1941 г. согласно новому приказу штаба армии об уничтожении группировки противника в районе Щербинино, Чуприяново 119-я стрелковая дивизия произвела перегруппировку, и к 9.00 421-й стрелковый полк с 8 танками (из них 5 неисправных) 143-го танкового батальона сосредоточился в роще в 1 километре северо-западнее Игнатово, а 634-й стрелковый полк – в 1 километре северо-западнее Марьино [12, л. 83]. В 12.00 оба полка при поддержке 143-го танкового батальона атаковали на Марьино против оборонявшейся здесь 86-й пехотной дивизии (XXVII.AK), к 14.30 овладели Марьино, после чего ударили на Щербинино, к 21.00 овладели его северо-западной и юго-западной окраинами [12, л. 84], а к 24.00 овладели всей деревней, откуда развили удар на Чуприяново, которое весь день безуспешно атаковал 920-й стрелковый полк [11, л. 121].

Утром 12 декабря вместе с 4 танками Т-34 159-го танкового батальона на южный берег Волги в районе Оршино переправились 2 танка Т-34 143-го танкового батальона, еще 1 танк Т-34 затонул вместе с находившимся в танке командиром орудия красноармейцем Михаилом Литвиненко [2; 5, л. 394]. Пополнившись танками, 143-й танковый батальон 12 декабря поддерживал наступление 119-й стрелковой дивизии по разным данным 5-6 танками (2-3 Т-34, 3 Т-60) [14, лл. 1, 3]. Наиболее отличился экипаж танка Т-34 самого командира батальона капитана Басова, который уничтожил 3 орудия ПТО и наблюдательный пункт противника, еще 3 огневые точки подавил танк Т-34 лейтенанта Василия Зверева [14, л. 3]. В наградном листе на Зверева и его механика-водителя старшего сержанта Ивана Мельникова успехи экипажа еще более завышены. В бою у танка Зверева огнем крупнокалиберного пулемета был пробит в 3-4 местах ствол орудия, лишившись возможности стрелять из него, экипаж в ходе продолжающегося боя сначала расстрелял все патроны к пулеметам, а затем зашел в деревню с фланга и гусеницами танка раздавил 3 повозки с боеприпасами, 3 орудия ПТО с их прислугой и миномет. После взятия деревни экипаж вывел танк на СПАМ, где за сутки восстановил свой танк [46, лл. 31, 57].

Были получены небольшие повреждения и остальными участвовавшими в бою танками, но все они вышли из боя своим ходом, и лишь 1 танк Т-60 был подбит и вместе со своим экипажем остался на поле боя в районе Щербинино [14, л. 3]. Танк был эвакуирован, по-видимому, уже 13 декабря, его механик-водитель Т-60 младший сержант Яков Ткачук в именном списке потерь числится пропавшим без вести [2].

Всего за день 12 декабря 143-й танковый батальон по собственным данным вывел из строя 4 пушки (3 37-мм и 1 75-мм) и до 20 немцев, захватил в Марьино автомашину ЗИС-6, но потерял 1 танк Т-60 подбитым и 1 танк Т-34 поврежденным (пробито орудие танка), 1 человека раненым - по одним данным это был радист танка Т-34 [14, л. 1], в другом донесении раненым назван механик-водитель Григорий Сочнев [14, л. 3].

Бои за Аксинькино 13 – 14 декабря 1941 г.

В 23.45 12 декабря 1941 г. штаб 31-й армии своими боевыми распоряжениями №№1 и 5 переподчинил 143-й танковый батальон 250-й стрелковой дивизии, поставив ему задачу к 3.30 13 декабря убыть в распоряжение штаба этой дивизии и к 4.00 сосредоточиться в селе Алексеевское [4, лл. 268, 269]. В 2.30 13 декабря штабом 250-й стрелковой дивизии было получено предварительное боевое распоряжение №1, а в 3.30 – боевой приказ №40 штаба армии с 12.00 атаковать и овладеть Аксинькино (2,2 км северо-западнее с. Алексеевское) [4, л. 232; 16, л. 6]. В 8.40 по телефону был получен приказ командарма о переносе начала наступления на 14.00 и об изменении направления наступления после взятия Аксинькино – с юго-западного на северное направление, на Мозжарино и Лебедево [16, л. 6]. Помимо 143-го танкового батальона дивизия усиливалась 930-м стрелковым полком 256-й стрелковой дивизии, 2 артиллерийскими дивизионами и 6-м лыжным батальоном [4, л. 232].

Боевым приказом №65 в 6.00 13 декабря штаб 250-й стрелковой дивизии поставил в 1-м эшелон для атаки Аксинькино усиленные 4 орудиями 790-го артполка 918-й и 922-й стрелковые полки. 143-й танковый батальон должен был атаковать совместно с 922-м полком с исходных позиций на юго-восточной опушке рощи в 600 метрах северо-восточнее Аксинькино в направлении центральной части этой деревни. Следом за 922-м полком во 2-м эшелоне следовал 6-й лыжный батальон [17, л. 34]. Всего к 13 декабря 143-й танковый батальон по данным штаба армии имел помимо танков 196 человек личного состава, 33 автомашины, 10 лошадей и 55 винтовок. 250-я стрелковая дивизия, которую батальон теперь поддерживал, насчитывала 3980 человек, в т.ч. 603 активных штыка [18, л. 84].

Однако в запланированное штабом 31-й армии на 13 декабря наступление вмешался противник: утром 13 декабря нанесли контрудар усиленные 3-й батареей 189-го дивизиона штурморудий 459-й и 471-й пехотные полки 251-й пехотной дивизии [24], которые прорвались на участке 247-й стрелковой дивизии в Игнатово, разгромили артиллерию и штаб этой дивизии [17, л. 41], частью сил вышли к Котово и перерезали коммуникации 250-й стрелковой дивизии, в результате чего изготовившиеся к наступлению полки этой дивизии оказались без снабжения продовольствием, боеприпасами и временно без связи со штабом дивизии в Никифоровке.

Лишь в 16.20 связь со штабом была восстановлена [5, л. 413], и в 16.25, не смотря на критическое положение в тылу, началось запланированное наступление полков на Аксинькино [16, л. 7], 143-й танковый батальон поддерживал пехоту в составе всего 8 танков (6 Т-34, 2 Т-60) [17, л. 38], впрочем, атакованный в Аксинькино 3-й батальон 254-го пехотного полка 129-й пехотной дивизии в 17.30 сообщил об участии в атаке всего 4 советских танков [26, F. 665].

Одну за другой батальон отбил 2 атаки советской пехоты с танками [26, F. 665], в ходе атак к 21.35 922-й стрелковый полк занял 10 дворов на восточной окраине Аксинькино [16, л. 7]. В 22.30 последовала 3-я по счету атака 250-й дивизии с танками [26, F. 666], в ходе которой дивизия заняла еще 2 дома, захватив к 24.00 половину деревни, однако к утру 14 декабря контратакой 129-й пехотной дивизии была выбита из всех 12 захваченных домов в Аксинькино, понеся большие потери [4, л. 258].

К утру 14 декабря 918-й и 922-й стрелковые полки насчитывали в строю всего 53 активных штыка и практически потеряли боеспособность, а потому были сменены в 1-м эшелоне 1-м батальоном 930-го стрелкового полка (50 человек) и 6-м лыжным батальоном (432 человека) [17, л. 39]. Поддерживавший их 143-й танковый батальон к утру 14 декабря из 29 танков (5 КВ-1, 14 Т-34, 10 Т-60) имел на ходу 13 танков (4 КВ-1, 7 Т-34, 2 Т-60) [4, л. 259], в т.ч. 8 танков (6 Т-34, 2 Т-60) действовало совместно с 250-й стрелковой дивизией [17, л. 39], 4 танка КВ-1 оставалось в Софьино, еще 1 танк КВ-1 находился в ремонте в Софьино, 14 танков (7 Т-34, 7 Т-60) числились подбитыми, из их числа 5 танков (2 Т-34, 3 Т-60) оставалось на поле боя, остальные танки были эвакуированы в ремонт [4, л. 259].

Утром 14 декабря 6 танков Т-34 143-го танкового батальона с десантом истребительного отряда, а также 1-й батальон 930-го стрелкового полка и 6-й лыжный батальон атаковали на Аксинькино [17, л. 37]. О 2 последовавших одна за другой атаках советских танков противостоявший им 254-й пехотный полк сообщил в 8.50 и в 9.20 [26, F. 668]. В 10.45 по немецким данным последовала уже 3-я танковая атака за утро, во время которой танкам все же удалось прорваться через позиции 254-го полка в Аксинькино и высадить в деревне десант в 21 человек, однако следовавшая позади пехота (немцы насчитали около 200 человек) была остановлена противником, после чего в 11.30 и эта атака была отбита [26, F. 670]. В ходе нее к 12.00 из строя вышло 3 танка 143-го танкового батальона [17, л. 38] и 13 человек из состава пехотного десанта [16, л. 8]. Сама 251-я пехотная дивизия отчиталась, что из числа прорвавшихся танков 1 танк был уничтожен, 1 – обездвижен [49, л. 123].

К этому времени из-за перерезанных противником коммуникаций в частях подошло к концу продовольствие, кончилось горючее у танков 143-го танкового батальона. За день 14 декабря пехота 250-й стрелковой дивизии трижды безуспешно атаковала на Аксинькино [16, л. 8], к 14.00 1-й батальон 930-го полка «просел» до 9 штыков, 918-й и 922-й полки – до 22 штыков [17, л. 40], после чего к 16.00 остатки всех 3 стрелковых полков отошли в лес северо-восточнее и восточнее Аксинькино, где и перешли к обороне. В 13.45 штаб 27-го армейского корпуса отдал 251-й пехотной дивизии приказ на отход на новые позиции [24], после чего к 17.00 введенный в бой из армейского резерва 916-й стрелковый полк 247-й стрелковой дивизии завершил зачистку от противника дороги Игнатово – Колесниково, восстановив снабжение частей 250-й стрелковой дивизии [16, л. 8], а в 22.00 было занято Игнатово [4, л. 260].

Поддерживавший 250-ю стрелковую дивизию 143-й танковый батальон 13 – 14 декабря согласно донесению штаба этой самой дивизии трижды атаковал противника в Аксинькино и 1 раз высадил с танков десант [17, л. 41] в составе 22 человек истребительного отряда, при этом 13 из 22 десантников были выбиты противником [16, л. 8]. За это время он потерял 1 танк Т-34 подбитым (подбит 14 декабря, остался на поле боя) [16, л. 8] и 3 танка поврежденными (получили пробоины), после чего к вечеру 14 декабря был выведен штабом 250-й стрелковой дивизии в тыл в совхоз Большое Морозово (ныне северная часть поселка Чуприяново) [17, л. 42]. Подбитым оказался танк Т-34 ротного старшего лейтенанта Афанасия Шурупова, который согласно наградному листу на самого Шурупова в ходе разведки боем на Аксинькино уничтожил 2 тяжелых орудия с прислугой, был подбит, однако его экипаж не оставил танк и вел огонь с места [47]. Другой танк Т-34 младшего лейтенанта Дмитрия Крутикова в атаке на Аксинькино уничтожил более 100 немцев [46, л. 35] – все известные успехи танкистов в боях 13 – 14 декабря.

Всего за время боевых действий с 7 по 14 декабря 1941 г. 143-й танковый батальон (5 КВ, 14 Т-34, 10 Т-60) по данным штаба 31-й армии потерял 17 танков (9 Т-34, 8 Т-60) подбитыми и 2 танка (1 КВ-1, 1 Т-34) затонувшими, после чего к 8.00 15 декабря имел всего лишь 9 танков (2 КВ-1, 5 Т-34, 2 Т-60) на ходу (в т.ч. 2 КВ-1 находились в Софьино, 1 Т-34 – на северном берегу Волги в ожидании переправы), 7 танков (2 КВ-1, 5 Т-34) – в ремонте (в т.ч. 2 КВ-1 – в Софьино, 4 Т-34 – в Эммаус, 1 Т-34 – в Бойково), еще 11 танков (3 Т-34 и 8 Т-60) оставались подбитыми на поле боя в расположении советских войск (в т.ч. 2 Т-34 – в Ошурково, 1 Т-34 – в Михайловское, 3 Т-60 – в Раслово, 3 Т-60 – в Марьино, 1 Т-60 – в Алексеево), 2 танка – затонувшими (1 КВ-1 – в речке Ведемья в районе Яковлево, 1 Т-34 – в Волге в районе Оршино) [4, л. 271; 18, л. 85].


Наступление 247-й стрелковой дивизии 15 – 19 декабря 1941 г.

В 2.30 15 декабря 1941 г. штаб 31-й армии боевым приказом №42 подчинил 143-й танковый батальон 247-й стрелковой дивизии (к 15 декабря 3302 человека личного состава, в т.ч. 125 активных штыков) [18, л. 86] заместо ранее поддерживавшего эту дивизию 159-го танкового батальона, поставив дивизии задачу овладеть высотой 143,0 (район деревни Гришкино) и к исходу дня выйти на фронт (иск.) Лебедево – Курово (юго-западнее г. Калинин) [4, л. 276]. С 12.00 и до конца дня 247-я стрелковая дивизия вела бои за деревню Гришкино, к исходу дня овладела ее восточной и южной окраинами, захватила 3 автомашины, 3 орудия, 3 миномета, однако потеряла 233 человек личного состава и полностью овладеть Гришкино так и не смогла [4, л. 272]. Ни о каких боевых действиях 143-го танкового батальона за 15 декабря не известно.

Согласно очередному боевому приказу (№43) штаба армии возобновление наступления в северо-западном направлении планировалось с 11.15 16 декабря, полоса наступления за счет ввода в бой 359-й стрелковой дивизии была несколько сужена [4, л. 277], однако только в 12.40 247-я стрелковая дивизия была сменена запозднившейся с выходом на исходные позиции 359-й дивизией и завершила перегруппировку [14, л. 8]. Наступление дивизии началось еще позже, его поддерживало всего 4 танка (2 Т-34 и 2 Т-60) 143-го танкового батальона, 1 танк Т-34 находился в ожидании переправы через Волгу, остальные танки находились в ремонте или оставались подбитыми на поле боя [14, л. 12].

Благодаря действовавшей впереди 54-й кавалерийской дивизии, за 2-ю половину дня 16 декабря 247-я стрелковая дивизия смогла все же прорваться к Раслово и Курово и овладела этими деревнями [4, л. 281], потеряв за день всего лишь около 30 человек [4, л. 283]. Вечером дивизия получила боевой приказ №44 штаба армии наступать в южном направлении на Бурашево, Каменку, Селино и далее на Квакшино, тем самым сматывая оборону противника перед соседней 359-й стрелковой дивизией [4, л. 279], однако уже в 3.30 17 декабря штаб 31-й армии боевым приказом №45 снова изменил направление наступления 247-й стрелковой дивизии с южного на юго-западное, на Максимовское [4, л. 300]. 143-й танковый батальон в этом приказе отмечен не был, т.к. согласно указаниям штаба армии он должен был оставаться в тылу для приведения себя в порядок [5, л. 261], однако действовавшие совместно с 247-й дивизией 5 его танков (3 Т-34 и 2 Т-60) так и остались действовать с 247-й дивизией [14, л. 14].


С 10.00 17 декабря 247-я стрелковая дивизия приступила к выполнению приказа №45, перейдя в наступление в юго-западном направлении [4, л. 283]. В 14.30, не встречая сопротивления противника, ее 909-й стрелковый полк вышел в район Трояново, после чего высланной вперед разведкой установил противника (части 129-й пехотной дивизии) в Котельниково. Подчиненные полку танки 143-го танкового батальона в боях не участвовали, однако потери все же понесли: под авианалетом в тот день был тяжело ранен разрывной пулей и умер по дороге в госпиталь заместитель командира 143-го танкового батальона старший лейтенант Израим Колтунов [15, л. 5].

В 9.40 18 декабря 2-й батальон 909-го полка при поддержке артиллерии и танков 143-го танкового батальона возобновил наступление на Котельниково [19, л. 54]. По немецким данным с 9.30 атаковали 1 рота пехоты и 6 танков (именно во столько оценили атакующих немцы) [26, F. 683]. С боем 2-й батальон 909-го полка выбил противника из Котельниково и атаковал на Арисково, однако под сильным огнем противника был вынужден залечь в 100 метрах от этой деревни [19, л. 54] и, понеся большие потери, своими остатками (56 штыков) отошел обратно в Котельниково, где перешел к обороне [19, лл. 50, 51]. Всего в ходе утренней атаки на Арисково 909-й стрелковый полк при поддержке танкистов по собственным данным уничтожил 1 миномет, 3 станковых пулемета и до 60 немцев, потеряв только ранеными 34 человек [19, л. 51].

Поддерживавший его 143-й танковый батальон по собственным данным потерял 2 танка (1 Т-34, 1 Т-60) подбитыми огнем противника, из них танк Т-34 сгорел, его механик-водитель и радист погибли (в именном списке потерь указано, что радист старший сержант Герасим Белик, которому оторвало ногу, после выхода из танка пропал без вести), раненый механик-водитель подбитого танка Т-60 был госпитализирован [15, л. 5]. Оба танка были позже списаны в безвозвратные потери. Штаб 129-й пехотной дивизии при отражении этой утренней атаки насчитал 4 уничтоженных советских танка: 2 танка - 1-й ротой 129-го противотанкового дивизиона, 1 танк - орудиями ПТО 14-й роты 430-го пехотного полка и 1 танк - 2-м дивизионом 129-го артполка [26, F. 683].

В ночь на 19 декабря 129-я пехотная дивизия отошла на новые позиции [26, F. 685]. Преследуя ее, 909-й стрелковый полк в ту же ночь занял Арисково, Селино, Рязаново и Башмаково, после чего с 7.00 завязал бой за высоту 194,0 южнее Рязаново [4, л. 291], насчитав здесь до взвода пехоты со станковыми и ручными пулеметами [19, л. 57]. Штаб 129-й пехотной дивизии отметил в 7.45 атаку на Башмаково советской пехоты силою в 1 роту [26, F. 685]. Атака была отбита 428-м пехотным полком, в 10.00 перед его позициями у Башмаково появились 2 поддерживавших 909-й стрелковый полк оставшихся танка Т-34 143-го танкового батальона, однако под огнем немецкой артиллерии они вынуждены были отойти обратно в исходное положение [26, F. 687].

В 11.00 согласно донесению штаба 909-го стрелкового полка его 2-й батальон с ротой автоматчиков вновь атаковал высоту 194,0 [19, л. 57]. Штаб 129-й пехотной дивизии отметил лишь атаку 1 советского танка, который под огнем немецкой артиллерии был поврежден (немцы наблюдали сильное задымление) и в 11.30 отошел в исходное положение [26, F. 687]. В 13.25 428-м пехотным полком было обнаружено передвижение примерно 60 человек в сопровождении 1 танка у Рязаново [26, F. 688] - это было последнее упоминание с немецкой стороны о танках 143-го танкового батальона на участке 909-го стрелкового полка, после чего в 17.00 19 декабря оба оставшихся танка Т-34, получившие в боях различные повреждения (не исправны пушки, пробиты верхние жалюзи), были выведены из боя и направлены на ремонт в Эммаус [15, л. 5].

Список источников

Tags: 129.id, 143 ОТБ, 162.id, 251.id, 31 А, 86.id, КалФ, г. Калинин, зима 1941/42 гг.
Subscribe

Posts from This Journal “143 ОТБ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments