Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

126-я танковая бригада. ч.1. Командный состав. Формирование. Первые бои, 15-17 сентября 1941 г.

Дополнено и отредактировано 16.01.2021

Небольшое предисловие.

За историю 126-й танковой бригады взялся исключительно благодаря командиру поискового отряда «Истина» (Пеновский район Тверской области) Тарасу Тарасову, который предоставил мне богатые информацией документы 126-й ТБр и поддерживаемых ею пехотных частей за сентябрь 1941 г., за что еще раз выражаю ему свою благодарность. Отчасти я использовал и мемуары М.В. Картавенко - которые до этой моей работы являлись по сути единственным источником знаний о 126-й ТБр. К сожалению, действия бригады в октябре 1941 г. из-за недостатка сов. документов описать удалось не так плотно, как ее бои в сентябре. По этой же причине в основном все описано с немецких документов, а описание боев 10-13 октября 1941 г. - это описание действий танковых частей группы Болдина и 19-й армии вместе взятых, т.к. практически невозможно отделить действия отдельных советских танковых частей в указанный период времени друг от друга. Все это описание практически полностью скопировал из своей статьи о 127-й танковой бригаде.

Оглавление статьи "126-я танковая бригада. Подробная история"

ч.1. Командный состав. Формирование. Первые бои, 15-17 сентября 1941 г. Доп. и отред. 16.01.21.

ч.2. Неудачное наступление 22-й армии, 20-24 сентября 1941 г. Доп. и отред. 16.01.21.

ч.3. Первые бои в составе оперативной группы Болдина, октябрь 1941 г. Доп. и отред. 16.01.21.

ч.4. Прорыв из окружения, октябрь 1941 г. Доп. и отред. 16.01.21.

Командный состав.

Командир бригады:

(17 августа – 25 декабря 1941 г.) полковник Иван Петрович Корчагин [1].

Военные комиссары:

(31 августа – 15 ноября 1941 г.) батальонный комиссар Михаил Иванович Алексеев [1];

(19 ноября 1941 г. – 22 августа 1942 г.) полковой комиссар Алексей Матвеевич Батурин [1].

Начальник штаба:

(сентябрь – октябрь 1941 г.) подполковник Степан Антонович Вершкович [1].

Начальник политотдела:

(28 августа – 28 декабря 1941 г.) полковой комиссар Николай Александрович Тимофеев [1].

Начальник инженерной службы:

(пропал без вести осенью 1941 г.) майор Михаил Антонович Данков [2].

Начальник вещевого снабжения:

(сентябрь 1941 г.) интендант 3-го ранга Семен Никитович Седых (пропал без вести) [2].

Начальник продовольственного снабжения:

(7 сентября – 17 октября 1941 г.) старший лейтенант Владимир Андреевич Воротников (попал в плен) [2].

Начальник Особого Отдела:

(на 11 октября 1941 г.) капитан Желтухин.

126-й танковый полк.

Командир полка:

(7 – 23 сентября 1941 г.) майор Степан Захарович Борисов (смертельно ранен, умер от ран 24 сентября) [2].

Военный комиссар:

(попал без вести осенью 1941 г.) батальонный комиссар Иван Иванович Комаров [2].

Начальник химической службы:

(пропал без вести осенью 1941 г.) старший лейтенант Николай Дмитриевич Калганов [2].

Начальник связи:

(17 сентября – октябрь? 1941 г.) старший лейтенант Василий Павлович Лещинский (пропал без вести) [2].

1-й танковый батальон

(батальон тяжелых и средних танков)

Командир батальона:

(попал в плен в октябре 1941 г., умер в плену) капитан Александр Филиппович Устинов [2].

Старший адъютант (начальник штаба):

(пропал без вести в октябре 1941 г.) старший лейтенант Яков Григорьевич Попов [2].

2-й танковый батальон

(батальон малых танков)

Командир батальона:

(на 15 сентября 1941 г.) капитан Михаил Митрофанович Алябьев (пропал без вести осенью 1941 г.) [2]; [16, л. 71-73].

Военный комиссар:

старший политрук Сергей Васильевич Дубенцов (попал в плен в октябре 1941 г., погиб в плену) [2]; [15].

3-й танковый батальон

(батальон малых танков)

Командир батальона:

(на 20 сентября 1941 г.) капитан Виноградов [14].

126-й зенитный дивизион

Командир дивизиона:

(пропал без вести осенью 1941 г.) старший лейтенант Павел Антонович Буйницкий [2].

126-й моторизованный стрелково-пулеметный батальон

Командиры батальона:

(? – 20 сентября 1941 г.) майор Павел Степанович Демин (ранен) [2];

(на конец сентября 1941 г.) старший лейтенант Иван Андрющенко.

Начальник связи:

(? – 21 сентября 1941 г.) лейтенант Степан Лукич Вороной (ранен) [2].

Начальник инженерной службы:

(? – 20 сентября 1941 г.) младший лейтенант Николай Александрович Чиркин (пропал без вести) [2].

Формирование

126-я танковая бригада начала формироваться в конце августа 1941 г. согласно приказу №00643 штаба Западного фронта от 28 августа (во исполнение приказа №5/Ш НКО СССР от 24 августа 1941 г.) на базе личного состава и материальной части разгромленной в летних боях 17-й танковой дивизии. Была сформирована по штатам №№010/75 – 010/83 от 23 августа 1941 г. в следующем составе:

управление бригады (штат № 010/75);

рота управления (штат № 010/76);

разведывательная рота (штат № 010/77);

126-й танковый полк (штат № 010/78) в составе 3 танковых батальонов;

126-й моторизованный стрелково-пулеметный батальон (штат № 010/79);

126-й зенитно-артиллерийский дивизион (штат № 010/80);

автотранспортная рота (штат № 010/81);

ремонтно-восстановительная рота (штат № 010/82);

медико-санитарный взвод (штат № 010/83) [3].

Полевая почтовая станция №761.

Согласно показаниям попавшего в плен в октябре 1941 г. командира танкового взвода 1-го танкового батальона младшего лейтенанта Дмитрия Залевского и согласно мемуарам Марии Картавенко (прим. – воевала в составе 126-й ТБр), сформирована бригада была в лесах у деревни Некрасово (Московская область) [4, с. 27]; [35].

По состоянию на 11 сентября 126-я танковая бригада насчитывала 2163 человека личного состава, 1 бронемашину БА-20, 2 мотоцикла, 4 45-мм орудия ПТО, 6 50-мм минометов, 6 счетверенных зенитных пулеметов «Максим», 13 ППД. Точное количество остального вооружения и техники неизвестно.

В бригаде совершенно не было штатных 37-мм зенитных орудий, 82-мм минометов, огнеметов, крупнокалиберных пулеметов ДШК, компрессорных станций, запчастей к танкам, не доставало бронемашин, автомашин, мотоциклов, противотанковых пушек; полагающиеся по штату пистолеты-пулеметы и снайперские винтовки были заменены обыкновенными винтовками.

Мотострелковый батальон был укомплектован в основном красноармейцами первого года службы, т.е. призыва 1941 года, младший командный состав на 60 % состоял из красноармейцев второго года службы. 250 человек рядового состава прибыло в батальон из 32-го автомобильного полка, не имея никакой воинской подготовки. Младший командный состав в подавляющем большинстве в стрелковых частях не служил и специальной подготовки по занимаемым должностям не проходил, частью на должности младшего комначсостава из-за недостатка имеющихся кадров были выдвинуты рядовые бойцы, которые так же по своей должности были подготовлены очень слабо. За время формирования 126-й танковой бригады с личным составом мотострелкового батальона в занимаемом им районе села Петровка 1-е было отработано всего одно упражнение начальных стрельб из винтовки, ручных и станковых пулеметов, так что боеспособность новосформированного 126-го мотострелкового батальона оставляла желать лучшего [6, л. 17-19].

Танки большей частью были получены 126-й танковой бригадой, по-видимому, с ремонтных баз №№1 и 2 (г. Москва), где экипажи танков некоторое время работали на ремонте машин и осваивали технику, вернувшись в бригаду к утру 11 сентября [6, л. 18]. К 14 сентября 126-й танковый полк имел на вооружении штатное количество – 93 танка (2 КВ-1, 67 Т-26, 24 БТ-5/7). 4 из 93 танков требовали ремонта, в т.ч. 2 прибывших в бригаду из штаба фронта танка БТ требовали текущего ремонта, а 2 танка Т-26 (у одного – поломан ленивец, у другого – неисправный мотор) требовали войскового ремонта [7, л. 80-82]. Из числа остальных 89 боеспособных танков 2 танка Т-26 совершенно не имели снарядов к своим орудиям (37-мм пушки Гочкиса) [6, л. 20].

Боевое крещение 15 сентября 1941 г. у деревни Мосты

Только что сформированная 126-я танковая бригада была передана в состав 22-й армии (Западный фронт), погрузилась в 8 эшелонов и по состоянию на 13 сентября 1941 г. находилась в движении по железной дороге [8, л. 98]. К 4.00 14 сентября 126-я танковая бригада частью сил (управление бригады, рота управления, 126-й ЗАДН, штаб 126-го ТП с 3-м танковым батальоном, одна рота 126-го МСПБ, медсанвзвод) выгрузилась из 2 эшелонов на станции Шуваево (Калининская область) и к 10.00 сосредоточилась в лесу в 1 км северо-восточнее Шуваево глубоко в тылу 22-й армии, а выгрузившийся из эшелона на станции Соблаго 2-й танковый батальон сосредоточился в районе этой станции [6, л. 1]; [8, л. 102, 103]; [9, л. 143].

В это время осложнилась обстановка на правом фланге 22-й армии, где уже несколько дней как советская 256-я стрелковая дивизия отражала наступление немецкой 123-й пехотной дивизии (II.AK, 16.Armee), усиленной 89-м пехотным полком 12-й пехотной дивизии. В 18.00 14 сентября 416-й пехотный полк (123-я ПД) с боем овладел деревней Мосты (23 км северо-западнее ст. Соблаго), вклинившись на левом фланге 256-й дивизии, откуда в 7.50 15 сентября начал развивать наступление в юго-восточном направлении [9, л. 146]; [21, F. 1108].

Лобовой удар 2 батальонов 416-го ПП из Мостов был отражен левофланговым 934-м стрелковым полком 256-й стрелковой дивизии, однако 3-й пехотный батальон обошел оборону 256-й дивизии с левого фланга и к 12.00 15 сентября вышел в 1 км севернее деревни Полово (3,5 км юго-восточнее д. Мосты), создав угрозу прорыва в тыл 256-й дивизии [9, л. 146]; [21, F. 1110].

Для контрнаступления и восстановления положения 256-й стрелковой дивизии по приказу штаба 22-й армии к Мостам были выдвинуты 2-й и 3-й батальоны 681-го стрелкового полка, 7-я и 8-я роты 418-го стрелкового полка 133-й стрелковой дивизии, усиленные 2 ротами из 17 танков 2-го танкового батальона 126-й танковой бригады (командир батальона капитан Михаил Алябьев). Одна рота 2-го ТБ осталась в резерве в деревне Бервенец [10, л. 41, 86].

Согласно боевому приказу №5 штаба 133-й СД предназначенные для перехода в контрнаступление части имели следующие задачи:

«3/418 СП (без одной роты) с 7 танками. Исходное положение выс. 238,1. Ближайшая задача – овладеть Нов. и Стар. Красуха. Дальнейшая – Лихуша. П.П. – 12 орудий.

681 СП (без одного б-на) с 10 танками. Исходное положение – Ю.З. скаты выс. 245,5 и 138,9. Ближайшая задача: овладеть Мосты. Дальнейшая – Мал. и Бол. Загородечье и выс. 251,5. П.П. – 27 орудий» [10, л. 41].

Выделенные для контрнаступления на деревню Мосты 2 батальона 681-го стрелкового полка насчитывали около 800 активных штыков, превосходя по численности соседние 934-й и 937-й стрелковые полки 256-й стрелковой дивизии, которые после ранее понесенных тяжелых потерь имели около 700 активных штыков. Численность 2 рот 418-го СП неизвестна, но, вероятно, они были такими же полнокровными, как и батальоны 681-го СП [12]. Из числа предназначенных для атаки на Мосты танков, согласно донесению политотдела 126-й ТБр, перед началом атаки двигатель одного из танков не завелся. Проверивший танк воентехник 2-го ранга Юдкин обнаружил в карбюраторе не успевший раствориться кусок сахара, после чего механик-водитель этого танка Баталов был арестован Особым Отделом 133-й СД. Дальнейшая его судьба неизвестна [7, л. 71-73].

Первыми из деревни Полово в 16.00 15 сентября ударили 7-я и 8-я роты 418-го СП при поддержке танковой роты лейтенанта Павла Хомякова, однако уже при выходе из леса севернее Полово (район высоты 138,1) они были остановлены сильным пулеметным и минометным огнем прорвавшегося к Полово 3-го батальона 416-го ПП [10, л. 41].

Чуть позже, в 16.20 при поддержке 2-й танковой роты лейтенанта Александра Егорова перешли в контрнаступление 2-й и 3-й батальоны 681-го СП [10, л. 41]. Вышедший в 1 км севернее Полово 3-й батальон 416-го ПП был атакован с 3 сторон, уже к 16.30 понес большие потери, в т.ч. в тяжелом вооружении, после чего начал отходить в северо-западном направлении [21, F. 1110]; [55, F. 646].

Уничтожив в этом бою до роты пехоты противника, 7-я и 8-я роты 418-го СП в ходе преследования противника к 22.00 вышли к южной окраине деревни Новая Красуха и окопались перед этой деревней на северных скатах высоты 238,1 [10, л. 41, 86]. Рядом, в 800 метрах южнее Новой Красухи, к 23.00 вышел 930-й стрелковый полк 256-й стрелковой дивизии [11].

По другим данным, обе роты 418-го СП встретились лишь с разведкой противника и боя практически не вели, а поддерживали их фактически только 2 танка из 7 [12]. Можно предположить, что остальные 5 танков роты Хомякова участвовали в атаке на Мосты, ведь атакованный в 17.55 в Мостах 1-й батальон 416-го ПП насчитал перед собой как раз 15 советских танков, в т.ч. 7 танков атаковали с востока, а 8 танков – с юга [21, F. 1110]; [55, F. 646].

В ходе атаки на Мосты пулеметный танк Т-26 командира 2-й танковой роты лейтенанта Егорова был подбит, весь экипаж ранен. Тем не менее раненый в левый глаз Егоров не оставил поле боя, а сменил за рычагами своего тяжелораненого механика-водителя и своим подбитым танком раздавил, по одним данным, 2 орудия ПТО, по другим данным – 1 орудие ПТО и 1 миномет. В госпиталь Егоров эвакуировался лишь на следующее утро. За этот бой уже после войны Егоров был награжден медалью «За Отвагу» [5]; [7, л. 71-73]; [15].

Ворвавшийся в Мосты танк Т-26 механика-водителя младшего сержанта Тихона Шилкина раздавил 1 орудие вместе с расчетом, был подбит другим орудием, башенный стрелок и командир машины были ранены, однако Шилкин под прикрытием пулеметного огня раненого башенного стрелка тут же на поля боя под сильным минометным огнем надел сбитую гусеницу и снова двинул танк вперед в атаку. Также в этом бою отличился экипаж пулеметного танка Т-26 механика-водителя сержанта Алексея Барсукова, уничтоживший 2 миномета противника [7, л. 71-73]; [15].

Бой за Мосты, по данным штаба 133-й СД, длился 4,5 часа, и полностью деревню удалось взять лишь к 22.00 [10, л. 41]. По немецким данным, уже к 20.10 1-й и 2-й батальоны 416-го ПП оставили Мосты и находились севернее них [55, F. 643].

Взяв Мосты, 2 батальона 681-го СП окопались на ночь на северной окраине деревни [10, л. 86], левее, на северо-западных скатах высоты 238,0 закрепились 934-й и 937-й стрелковые полки [11].

Штаб 126-й ТБр отчитался, что в бою за Мосты было убито 250 немцев, захвачено 300 пленных, 200 велосипедов, 5 орудий ПТО, 3 миномета [6, л. 3]. Штаб 133-й СД насчитал 200 трупов немцев, оставшихся в районе Мостов на участке наступления 681-го СП; также было захвачено 2 пленных из состава 123-й пехотной дивизии [9, л. 148]; [10, л. 41].

Собственные потери 2-й роты 2-го ТБ 126-й ТБр в ходе вечерней атаки на Мосты составили 6 танков подбитыми и 10 человек ранеными (в т.ч. 1 человек тяжело ранен). Из 6 подбитых танков 4 танка 16 сентября были отремонтированы и возвращены в строй, еще 2 танка эвакуировано на ремонт в поселок Соблаго [6, л. 3]; [7, л. 71-73].

Боевые действия 16 сентября 1941 г. Провал атаки на Новую Красуху.

В 8.00 16 сентября 1941 г. контрнаступление усиленной 256-й стрелковой дивизии возобновилось. Атаковавшие без танковой поддержки 681-й и 934-й стрелковые полки за день с боем заняли деревни Большое и Малое Загородечье и оттеснили противостоявший им 416-й пехотный полк на высоту 251,5 у восточной окраины деревни 1-е Слаутино [9, л. 150, 153]; [21, F. 1114]. Гораздо менее успешными оказались атаковавшие с 8.00 на Новую Красуху 3-й батальон 418-го СП 133-й СД и 930-й стрелковый полк (256-я СД), которых поддерживала танковая рота лейтенанта Павла Хомякова в составе 8 танков Т-26 [10, л. 34]; [11]. Как минимум 1 танк Т-26 (сержанта Алексея Седова) был из состава 2-й танковой роты лейтенанта Егорова [15].

Журнал боевых действий штаба 123-й ПД отметил начало этой атаки в 11.00. В Новой Красухе к этому времени оборонялся 2-й батальон 89-го ПП 12-й ПД, буквально только что (а точнее до 8.30 16 сентября) сменивший здесь 3-й батальон 415-го ПП [21, F. 1112]. Танки 126-й ТБр действовали без поддержки пехоты, которая не имела никакого продвижения вперед из-за сильного пулеметного и минометного огня противника (прим. – в своем донесении политотдел 126-й ТБр также написал, что пехота опоздала с атакой на 2,5 часа, но это маловероятно) [6, л. 3]; [7, л. 71-73]; [11].

Выйдя к Новой Красухе, танки неожиданно для себя попали под огонь прямой наводкой замаскированных в сараях орудий ПТО, которые не были своевременно обнаружены советской разведкой, в итоге танковая атака сорвалась [7, л. 71-73]. В этой атаке танк ротного лейтенанта Хомякова получил 2 пробоины и был подбит, механик-водитель и башенный стрелок танка погибли, а тяжелораненый Хомяков, по сведениям командира соседней роты лейтенанта Егорова, «выскочил из танка и лежал длительное время на траве около ходовой части. Все подступы к подбитому танку настолько сильно простреливались, что нельзя было подойти, и только вечером ему была оказана помощь» [16].

Вторая атака танковой роты Хомякова на Новую Красуху, по немецким данным, состоялась к 20.00 16 сентября, но и та из-за отсутствия поддержки пехоты была неудачна [21, F. 1114]. Вероятно, именно во время этой атаки ротный Хомяков и был эвакуирован с поля боя, однако от полученных ран 22 сентября он умер в госпитале [2].

Всего в 2 безуспешных атаках на Новую Красуху танковая рота Хомякова потеряла все свои 8 танков Т-26 (3 Т-26 – сгоревшими, 5 Т-26 – подбитыми) и 8 человек убитыми [6, л. 3]. По другим данным, после атак на Новую Красуху в расположении противника осталось 4 сгоревших и 2 подбитых танка Т-26 [12]. Сами немцы насчитали 7 танков 126-й ТБр, подбитых 16 сентября 89-м пехотным полком [20, F. 954]. Помимо смертельно раненого Хомякова в том бою погибли взводные его роты лейтенант Михаил Данилов и младший лейтенант Григорий Дуванов. Имена остальных 5 погибших танкистов неизвестны [6, л. 3].

Всего в боях 15-16 сентября 2-й танковый батальон капитана Алябьева, согласно донесению политотдела 126-й ТБр, потерял 33 человека личного состава (12 – убитыми, 21 – раненым) и 14 танков. 4 сгоревших и 2 подбитых танка Т-26 остались на поле боя, остальные 8 танков были эвакуированы, в т.ч. 4 танка восстановлены 16 сентября, а еще 4 танка отправлены на ремонт на СПАМ [7, л.71 -73]. Согласно боевому донесению штаба бригады, сгорело не 4, а 3 танка Т-26, а остальные 11 танков были подбиты [6, л. 3].

В именном списке потерь 126-й ТБр все потери личного состава за 15-16 сентября списаны на 15 сентября, впрочем, там отмечены всего 3 убитых танкиста (Хомяков,Данилов и Дуванов) и 3 раненых танкиста (ротный лейтенант Александр Егоров, взводные лейтенанты Александр Король и Николай Чернецкий); именных списков потерь на рядовой состав 126-й ТБр явно не сохранилось [2].

Всего в ходе контрнаступления 15-16 сентября 681-й стрелковый полк (133-я СД) при поддержке танкистов 126-й ТБр и во взаимодействии с соседним 934-м стрелковым полком (256-я СД), по собственным данным, уничтожил до 200 немцев, захватил 6 пленных, 5 автомашин, 7 орудий ПТО, 10 минометов, 5 ручных пулеметов [10, л. 34]. Утром 17 сентября советскими частями было зарыто от 120 до 150 трупов немцев в районе деревень Мосты и Большое Загородечье [12]. При этом только лишь 2 батальона 681-го СП и батальон 418-го СП за 2 дня боев потеряли 426 человек личного состава [10, л. 41].

Завершение контрнаступления

После прошедших 2-дневных боев к 12.00 17 сентября 1941 г. 2-й танковый батальон капитана Алябьева все еще насчитывал 16 танков в строю, большая часть которых, вероятно, входила в состав резервной танковой роты [6, л. 3]. С 6.00-7.00 17 сентября ударная группировка 256-й СД возобновила свои атаки против 123-й пехотной дивизии, однако успеха уже не имела [9, л. 155, 157]. В середине дня атаки возобновились. В 12.10 на Новую Красуху атаковали остатки (около 120 человек) 930-го стрелкового полка, в 12.16 – танки 2-го ТБ 126-й ТБр, а в 12.40 – 7-я и 8-я роты 418-го СП 133-й СД [12]. К 13.00 все эти разрозненные атаки были отбиты 2-м батальоном 89-го пехотного полка [21, F. 1116].

С 21.00 17 сентября наступление было прекращено [9, л. 157], 256-я стрелковая дивизия закрепилась на достигнутых позициях и в ночь на 18 сентября силами 930-го и 937-го стрелковых полков сменила стрелковые батальоны 133-й СД, которые затем отошли: 3-й батальон 418-го СП – в деревню Ореховня, 2-й и 3-й батальоны 681-го СП – в Мосты и в Полово соответственно [10, л. 41]. Отход батальона 418-го полка проходил настолько поспешно, что сменивший его 930-й стрелковый полк обнаружил много брошенного оружия и даже оставленного своими товарищами раненого бойца 418-го полка [11].

К утру 18 сентября 256-я стрелковая дивизия перешла к обороне на участке:

930-й СП: высота 238,3 – безымянная высота в 800 метрах севернее высоты 249,4;

937-й СП с ротой 925-го СП: восточнее высоты 251,5;

934-й стрелковый полк: на безымянной высоте южнее высоты 251,5 [11].

Всего в боях 15-17 сентября за Мосты, Малое и Большое Загородечье и высоту 251,5 батальоны 681-го стрелкового полка, по уточненным данным, захватили 50 велосипедов, до 11 орудий (1 76-мм орудие, 2-3 75-мм, 6-7 37-мм), 2 51-мм и 9 81-мм минометов, 1 противотанковое ружье, 19 пулеметов, 13 автоматов, 135 винтовок, 9 пистолетов «Парабеллум», 3 ракетницы, 2 радиостанции, 3 телефонных аппарата, 12 километров телефонного кабеля, а также массу снарядов, мин, патронов и воинского имущества (прим. – большая часть трофеев передана в 256-ю стрелковую дивизию) [10, л. 37].

Список источников

Tags: 123.id, 126 ТБр, 22 А, ЗапФ, осень 1941 г.
Subscribe

Posts from This Journal “126 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments