August 11th, 2017

121-я танковая бригада. Командный состав.

Первая глава истории 121-й ТБр

Отредактировано 19.02.2018

Небольшое предисловие

Этим постом начинаю освещение истории боевых действий 121-й танковой бригады. Отдельные бои удалось разобрать наиболее подробно, но "белых пятен" и противоречивой информации по прежнему масса. Кое-какие документы 121-й танковой бригады лично переписал в ЦАМО РФ и дополнил ими текст, но большинство документов этой бригады и многих других связанных с нею частей пока еще тихо-мирно продолжают пылиться в архиве, и если, их все же выложат на "Памяти народа", со временем дополню материал.

По немецким документам не хватает архивов 14.Pz.Div (02., 11., 12.1942), 16 Pz.Div (05., 12.1942), 17.Pz.Div (09.1941), 44.ID (12.1942), 60.ID (03., 09., 10.1942), 71.ID (08.1942), 100.ID (02.-03.1942), 376.ID (12.1942), гешихтов 24.Pz.Div., 10, 44, 68, 97, 101, 167, 257, 297, 376.ID. Буду признателен за любую дополнительную информацию

Список глав истории 121-й ТБр:

121-я танковая бригада. Формирование, боевое крещение под Брянском; отредакт. 12.12.17.

121-я танковая бригада. Окончание боевых действий под Брянском, сентябрь 1941 г.; отредакт. 12.12.17

121-я танковая бригада. Бои за город Глухов, 21 - 29 сентября 1941 г. Отредакт. 22.02.18;

121-я танковая бригада. Бой за Эсмань и отход к Рыльску, осень 1941 г. Отредакт. 22.02.18;

121-я танковая бригада. Неудачное наступление на поселок Теплое, ноябрь 1941 г. Отредакт. 26.12.17;

121-я танковая бригада. Бои севернее города Ефремов, ноябрь 1941 г.; отредакт. 14.12.17.

121-я танковая бригада. Бои южнее Барвенково, февраль 1942 г.; отредакт. 16.12.17.

121-я танковая бригада. Бои за Андреевку и Громовую Балку, начало марта 1942 г.; отредакт. 16.12.17.

121-я танковая бригада. В боях за поселок Правда и Яковлевку, март 1942 г.; отредакт. 17.12.17.

121-я танковая бригада. В боях западнее Краматорска, конец марта - начало апреля 1942 г.; отредакт. 17.12.17.

121-я танковая бригада. Майские бои севернее Славянска, потеря всех танков; отредакт. 19.12.17.

121-я танковая бригада. Бои под Нижне-Чирской и Верхне-Чирским, июль - август 1942 г.; отредакт. 21.12.17.

121-я танковая бригада. В боях севернее Сталинграда, 18 - 25 сентября 1942 г.; отредакт. 21.12.17.

121-я танковая бригада. В боях севернее Сталинграда, 26 сентября - 4 октября 1942 г.; отредакт. 21.12.17.

121-я танковая бригада. В боях севернее Сталинграда, 20 - 29 октября 1942 г.; отредакт. 23.12.17.

121-я танковая бригада. В операции "Уран". Бои 19 - 24 ноября 1942 г.; отредакт. 23.12.17.

121-я танковая бригада. В операции "Уран". Бои 25 ноября - 9 декабря 1942 г.; отредакт. 24.12.17.

121-я танковая бригада. В операции "Кольцо". 24 января - 2 февраля 1943 г.; отредакт. 24.12.17.

Командный состав

Командир – (25 августа 1941 г. – 19? мая 1942 г.) полковник, (с 13 мая 1942 г.) генерал-майор Николай Николаевич Радкевич, (с 16 июля 1942 г.) подполковник Михаил Васильевич Невжинский.

Заместитель – (25 августа – 29 декабря 1941 г.) полковник Владимир Иванович Кольнов, (3 января – март 1942 г.) майор Иван Игнатьевич Якубовский, (27 марта  - май 1942 г.) майор Галей Адильбекович Адильбеков.

Помощник командира по технической части – (25 августа – 21 декабря 1941 г.) военинженер 1-го ранга Петр Владимирович Горский, (21 декабря 1941 г. - ?) военинженер 3-го ранга, (на сентябрь 1942 г.) инженер-майор Алексей Семенович Карпенко, (на 18 сентября 1942 г.) инженер-майор Леонид Петрович Ганкевич.

Помощник командира по хозяйственной части – (25 августа 1941 г. – ?) майор Семен Семенович Линейщик.

Комиссар (с 9 октября 1942 г. - заместитель командира по политической части) – (25 августа 1941 – 17 сентября 1942 г.) старший батальонный комиссар Иван Николаевич Плотников, (с 17 сентября 1942 г.) старший батальонный комиссар, (с 15 ноября 1942 г.) подполковник Зосим Афанасьевич Доровицын.

Начальник штаба– (25 августа 1941 – март 1942 г.) майор, (на 10 марта 1942 г.) подполковник Андрей Константинович Бражников, (16 марта - сентябрь 1942 г.) капитан, (на апрель 1942 г.) майор Иван Егорович Шавров, (с сентября 1942 г.) майор Александр Маркович Николайчук.

Начальник политотдела– (25 августа 1941 – 20 мая 1942 г.) батальонный комиссар Анатолий Семенович Крапивенцев, (30 мая – 17 сентября 1942 г.) батальонный комиссар Зосим Афанасьевич Доровицын, (17 сентября – 19 ноября 1942 г.) батальонный комиссар Дмитрий Арсентьевич Гусев, (19 ноября 1942 – 25 января 1943 г.) майор Александр Михайлович Слукин (ранен), (25 – 31? января 1943 г.) капитан Василий Иванович Росличенко, (с 31 января 1943 г.) майор Григорий Кузьмич Шевченко.

Начальник инженерной службы – (25 августа 1941 г. – ?) майор Самуил Аронович Давидсон, (на 19 ноября 1942 г.) капитан Анатолий Васильевич Балагуров.

Начальник связи – (25 августа 1941 г. – ?) майор Яков Ильич Ицкевич, (? – 25 января 1943 г.) старший лейтенант Тимофей Иванович Артемов (ранен).

Начальник химслужбы – (25 августа 1941 г. – ?) майор Михаил Хрисанфович Антипов.

Начальник медицинской службы – (25 августа 1941 г. – ?) военврач 3-го ранга Борис Яковлевич Нестеренко.

Начальник финансовой части – (? – 23 ноября 1941 г.) интендант 3-го ранга М.Р. Сапиженко, (23 ноября 1941 г. – ?) техник-интендант 1-го ранга Иван Иванович Сидько.

Начальник артснабжения – (25 августа 1941 г. – ?) капитан, майор Иван Васильевич Челебаев, (19 января – 28 июля 1942 г.) капитан Григорий Гаврилович Беляков (пропал без вести).

Начальник вещевого снабжения – (25 августа 1941 г. – ?) воентехник 1-го ранга Леонид Яковлевич Колесников.

Начальник продовольственного снабжения – (25 августа 1941 г. – ?) техник-интендант 1-го ранга Алексей Антонович Копцев, (12 ноября 1941 г. – ?) младший лейтенант, лейтенант Михаил Иванович Шушков.

Начальник ОО НКВД – (на 8 января 1942 г.) лейтенант Глушков, (на 23 марта 1942 г.) лейтенант, (на 18 сентября 1942 г.) старший лейтенант Николай Емельянович Красножон.

121-й танковый полк (расформирован с 28.12.41)

Командир – (25 августа – 6 сентября 1941 г.) подполковник Иван Георгиевич Панов (смертельно ранен), (19 сентября – 19 ноября 1941 г.) майор Наум Иванович Буков (тяжело ранен), (19 – 21 ноября 1941 г.) военинженер 1-го ранга Петр Степанович Бирюков, (21 ноября – 14 декабря 1941 г.) капитан Галей Адильбекович Адильбеков, (с 14 декабря 1941 г.) капитан Иван Игнатьевич Якубовский.

Помощник командира по технической части – (25 августа – 21 декабря 1941 г.) военинженер 3-го ранга Алексей Семенович Карпенко, (с 21 декабря 1941 г.) военинженер 3-го ранга Леонид Петрович Ганкевич.

Помощник командира по хозяйственной части – (25 августа 1941 г. – ?) майор Михаил Григорьевич Хлюпин.

Комиссар – (с 25 августа 1941 г.) старший политрук, (с 15 декабря 1941 г.) батальонный комиссар Василий Макарович Гончаров.

Старший адъютант (начальник штаба) – (25 августа – 19 сентября 1941 г.) майор Наум Иванович Буков, (19 сентября 1941 г. – ?) старший лейтенант Василий Абрамович Фондороков, (на 1 ноября 1941 г.) старший лейтенант Петр Дмитриевич Мартыненко.

Начальник связи – (25 августа 1941 г. – ?) воентехник 1-го ранга Владимир Павлович Кузьмин.

Начальник химслужбы – (25 августа 1941 г. – ?) воентехник 2-го ранга Георгий Федорович Носарев.

Начальник финансовой части – (25 августа – 21 декабря 1941 г.) младший лейтенант Александр Алексеевич Горбачев, (12 ноября 1941 г. – ?) техник-интендант 2-го ранга Константин Иванович Пугачев.

Начальник артиллерийского снабжения – (25 августа 1941 г. – ?) воентехник 1-го ранга Алексей Александрович Харитонов.

1-й танковый батальон

Командир – (25 августа – 3 сентября 1941 г.) капитан Степан Георгиевич Горбунов (погиб), (на 5 декабря 1941 г.) военинженер 1-го ранга Петр Степанович Бирюков, (3 января – 27? марта 1942 г.) майор Галей Адильбекович Адильбеков, (27 марта 1942 г. – ?) старший лейтенант Иван Иванович Жирнов, (на 10 октября 1942 г.) майор Петр Дмитриевич Мартыненко, (? – 19 ноября 1942 г.) старший лейтенант Максим Николаевич Поддубский (погиб), (с 19? ноября 1942 г.) капитан, (на 1 февраля 1943 г.) майор Алексей Семенович Семенов, (? – 15 января 1943 г.) капитан Федор Ипатович Рославцев (тяжело ранен), (25 января – 2 февраля 1943 г.) старший лейтенант Николай Васильевич Шевченко.

Заместитель – (? – 27 марта 1942 г.) старший лейтенант Иван Иванович Жирнов, (24 – 25 января 1943 г.) старший лейтенант Николай Васильевич Шевченко.

Помощник командира по технической части – (25 августа 1941 г. – ?) военинженер 3-го ранга Андрей Петрович Козарез, (3 января 1942 г. – ?) воентехник 1-го ранга Анатолий Евгеньевич Шерстнев, (на 18 сентября 1942 г.) старший техник-лейтенант Михаил Дмитриевич Губкин.

Помощник командира по хозяйственной части – (3 января 1942 г. – ?) майор Михаил Григорьевич Хлюпин.

Комиссар (с 9 октября 1942 г. - заместитель командира по политической части) – (25 августа – 6 сентября 1941 г.) старший политрук Григорий Федорович Николаенко (погиб), (3 января – 28? марта 1942 г.) батальонный комиссар Василий Макарович Гончаров, (28 марта 1942 г. – ?) старший политрук Алексей Семенович Семенов.

Старший адъютант (начальник штаба) – (25 августа 1941 г. – ?) лейтенант Александр Павлович Сигаев, (3 января 1942 г. – ?) капитан Петр Дмитриевич Мартыненко, (? – 25 января 1943 г.) капитан Федор Григорьевич Даценко (погиб).

Начальник связи – (25 августа 1941 г. – ?) младший лейтенант Дмитрий Константинович Богомолов, (3 января 1942 г. – ?) лейтенант Анатолий Емельянович Яворский.

2-й танковый батальон

Командир – (25 августа – 28? сентября 1941 г.) старший лейтенант Петр Григорьевич Пугач (ранен),  (3 января 1942 г. – 21? марта 1942 г.) майор Петр Степанович Бирюков, (21 марта – 14 августа 1942 г.) капитан Михаил Емельянович Гримов (осужден), (? – 18 сентября 1942 г.) старший лейтенант Анатолий Степанович Буряк (тяжело ранен), (с сентября 1942 г.) капитан, (на 30 января 1943 г.) майор Алексей Романович Коротаев.

Заместитель – (5 декабря 1941 г. – 21 марта 1942 г.) капитан Михаил Емельянович Гримов, (21 марта 1942 г. – ?) старший лейтенант Матвиенко, (? – 12 июля 1942 г.) старший лейтенант Владислав Норбертович Кукель (погиб).

Помощник командира по технической части – (25 августа 1941 г. – ?) воентехник 1-го ранга Анатолий Евгеньевич Шерстнев, (? – 8 марта 1942 г.) военинженер 3-го ранга Андрей Петрович Козарез (погиб), (март 1942 г. – ?) воентехник 1-го ранга, (на 18 ноября 1942 г.) капитан Всеволод Леонидович Тернецкий.

Помощник командира по хозяйственной части – (31 января 1942 г. – ?) старший лейтенант, (на 24 ноября 1942 г.) капитан Виктор Александрович Замлилый.

Комиссар (с 9 октября 1942 г. - заместитель командира по политической части) – (25 августа 1941 г. – март? 1942 г.) старший политрук, (с 15 декабря 1941 г.) батальонный комиссар Зосим Афанасьевич Доровицын, (28 марта 1942 г. – ?) политрук Василий Иванович Росличенко, (на 1 декабря 1942 г.) капитан Виктор Игнатьевич Ковязин.

Старший адъютант (начальник штаба) – (25 августа 1941 г. – ?) лейтенант Сергей Данилович Козлов, (? – 16? марта 1942 г.) старший лейтенант Иван Яковлевич Гончаров, (16 марта 1942 г. – ?) старший лейтенант Михаил Григорьевич Крохин, (на 20 октября 1942 г.) старший лейтенант Михаил Иванович Деревягин.

Начальник связи – (25 августа 1941 г. – ?) лейтенант Михаил Дмитриевич Красильников, (31 января 1942 г. – ?) капитан Владимир Павлович Кузьмин.

3-й танковый батальон (расформирован с 28.12.41)

Командир – (25 августа – 9 сентября 1941 г.) капитан Дмитрий Павлович Дорофеев (погиб).

Помощник командира по технической части – (25 августа 1941 г. – ?) военинженер 3-го ранга Петр Степанович Бирюков.

Комиссар – (25 августа – 3 сентября 1941 г.) старший политрук Михаил Ильич Кулаков (погиб).

Старший адъютант (начальник штаба) – (25 августа 1941 г. – ?) лейтенант Михаил Дмитриевич Сырцев.

Начальник связи – (25 августа 1941 г. – ?) младший лейтенант Дмитрий Сергеевич Крючков.

121-й зенитный артиллерийский дивизион (расформирован с 28.12.41)

Командир – (с 25 августа 1941 г.) капитан Виталий Федорович Луценко.

Заместитель – (с 16 декабря 1941 г.) воентехник 1-го ранга Григорий Гаврилович Беляков.

Комиссар – (с 25 августа 1941 г.) старший политрук, (с 15 декабря 1941 г.) батальонный комиссар Касьян Михайлович Дружинин.

Старший адъютант (начальник штаба) – (25 августа – 12 октября 1941 г.) старший лейтенант Петр Федорович Сорокин.

Начальник связи – (25 августа 1941 г. – ?) младший лейтенант Иван Макарович Гутниченко.

121-й мотострелковый батальон

Командир – (25 августа – 25 сентября 1941 г.) капитан Максим Павлович Антонов (попал в плен), (12 – 19 октября 1941 г.) лейтенант Михаил Тихонович Мельников, (19 октября 1941 г. – ?) капитан Евсей Лукич Мелкадзе, (9 января 1942 г. – ?) капитан Алексей Фролович Соколов, (с сентября 1942 г.) капитан Иван Трофимович Иванин.

Заместитель – (9 января 1942 г. – ?) старший лейтенант Николай Ильич Храмцов, (на 19 ноября 1942 г.) старший лейтенант Григорий Елисеевич Вербицкий.

Помощник командира по технической части – (25 августа – 16 декабря 1941 г.) воентехник 2-го ранга Афанасий Игнатьевич Федотов, (17 декабря 1941 г. – ?) воентехник 1-го ранга Валентин Аркадьевич Прохоров.

Помощник командира по хозяйственной части – (25 августа – 27 сентября 1941 г.) техник-интендант 2-го ранга Владимир Наумович Мороз, (27 сентября 1941 г. – ?) техник-интендант 1-го ранга Георгий Павлович Милевич.

Комиссар (с 9 октября 1942 г. - заместитель командира по политической части) – (25 августа 1941 – март 1942 г.) старший политрук, (с 15 декабря 1941 г.) батальонный комиссар Галяу Мухаметович Ситдиков, (21 марта 1942 г. – ?) Кочетков, (на 11 октября 1942 г.) старший политрук, (на 19 ноября) капитан Калистрат Калинович Крупицкий.

Старший адъютант (начальник штаба) – (25 августа 1941 г. – ?) лейтенант Николай Федорович Андриевский, (? – 19 ноября 1941 г.) старший лейтенант Заржевский (погиб), (14 января– 23?марта 1942 г.) старший лейтенант Александр Иванович Иванов, (23 марта 1942 г. – ?) старший лейтенант Андрей Степанович Голев, (? – 1 октября 1942 г.) старший лейтенант Федор Петрович Софьин (ранен), (на 19 ноября 1942 г.) лейтенант Иван Петрович Кацубин.

Начальник медицинской службы – (на 3 сентября 1941 г.) военврач 3-го ранга Мария Михайловна Лезина.

Начальник химслужбы – (18 сентября 1941 г. – ?) младший лейтенант Петр Терентьевич Грайченко, (? – 17 мая 1942 г.) младший лейтенант Иван Исаакович Гетьман (попал в плен).

Начальник связи – (7 января 1942 г. – ?) лейтенант Тимофей Иванович Артемов.

Начальник продовольственной службы – (27 сентября 1941 г. – ?) техник-интендант 2-го ранга Владимир Наумович Мороз.

Начальник инженерной службы – (19 сентября 1941 г. – ?) младший сержант Д.А. Москалев, (12 ноября 1941 г. – ?) лейтенант Василий Яковлевич Негодяев, (16 декабря 1941 г. – ?) старший лейтенант Василий Филиппович Бояринов, (конец апреля 1942 г. – ?) старший лейтенант В.Я. Негодяев.

Начальник боепитания – (25 августа 1941 г. – ?) воентехник 2-го ранга Дмитрий Константинович Косолапов, (27 сентября 1941 – октябрь 1942 г.) воентехник 2-го ранга, старший техник-лейтенант Борис Ильич Локтев (убыл по болезни).

Начальник вещевого снабжения – (15 ноября 1941 г. – ?) техник-интендант 2-го ранга Сафрон Кондратьевич Подорец.

Источники:

Сайт «www.tankfront.ru»

Оперативные сводки, донесения 121-й танковой бригады – сайт «https://pamyat-naroda.ru».

Архивные материалы 121-й танковой бригады – ЦАМО, ф. 3108, оп. 2, д. 1, 7.

Наградные листы - http://podvignaroda.mil.ru

Именные списки потерь – сайт «http://www.obd-memorial.ru».

121-я танковая бригада. Формирование, боевое крещение под Брянском

Командный состав 121-й ТБр, список глав; следующая глава истории 121-й ТБр

Отредактировано 20.01.2018

Формирование

121-я танковая бригада начала формироваться с раннего утра 25 августа 1941 г. на основании Директивы Заместителя НКО № 30882сс от 24 августа на станции Кубинка по штату №010/78 в составе: управление бригады, 121-й танковый полк 3-батальонного состава, моторизованный стрелково-пулеметный батальон, зенитный дивизион, разведывательная, ремонтная, автотранспортная и рота управления, медсанвзвод. Формировалась она наскоро, в течение 12 часов, в пути и во время погрузки на станции Наро-Фоминск, куда она выступила уже в 4.00 25 августа (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 25, л. 35; ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 1).

26 августа 121-я танковая бригада завершила погрузку в эшелоны на станции Наро-Фоминск, к 18.00 27 августа выгрузилась в районе станции Дятьково (севернее г. Брянск) и к 10.00 28 августа 28-км маршем сосредоточилась в резерве Брянского фронта: танковый полк, разведывательная и рота управления – в лесу западнее д. Дорожово (северо-западнее г. Брянск), тылы – в лесу северо-восточнее (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 25, л. 35; ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 1).

Во время своей переброски 121-я танковая бригада потерь не несла, но без происшествий не обошлось. Так, 27 августа на станции Дятьково самовольно ушел в парикмахерскую и в итоге оторвался от части санитар медсанвзвода красноармеец Иноземцев (нашел бригаду только 29 августа), красноармеец В.П. Локтев из того же взвода в пути следования эшелона потерял винтовку, а старшина того же взвода В.Д. Вохорин, писарь сержант П.П. Кухарев и шофер Трепкин устроили совместную пьянку (ЦАМО, ф. 3108, оп. 2, д. 1, л. 24)

От Дорожево 121-я танковая бригада по приказу штаба фронта выслала боевую разведку (3 Т-26, 5 БА-20, 3 ГАЗ-64 и 1 ГАЗ-АА) в район села Красное (юго-западнее Брянска), а главными силами продолжила свое формирование, постоянно пополняясь людьми, техникой и оружием. В 8.30 30 августа высланная на Красное разведка доложила, что «Почеп вновь занят противником», а к 10.30 в состав 121-й бригады прибыл полностью укомплектованный мотострелковый батальон, после чего формирование бригады завершилось (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 25, л. 45; ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 1).

Всего новосформированная 121-я танковая бригада насчитывала 94 танка (7 КВ-1, 22 Т-34 и 65 Т-26), 15 бронемашин БА-10 и БА-20 и 2019 человек личного состава. Танки Т-34 вместе с тягачами "Ворошиловец" прибыли с завода №183 им. Коминтерна (г. Харьков), а танки КВ-1 – с Кировского завода (г. Ленинград). Прибывшие с техникой рабочие этих заводов составили костяк танковых экипажей (см. Карпенко, с. 231; ЦАМО, ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 1).

Ввод в бой в составе 50-й армии

Утром 1 сентября 1941 г. 121-я танковая бригада была передана в состав 50-й армии для участия в запланированной боевым приказом ВГК КА №00428 от 30 августа и директивой штаба фронта №066 от 31 августа Рославль-Новозыбковской наступательной операции, и уже в 10.00 штаб армии в боевом приказе №9 поставил 121-й бригаде боевую задачу «к рассвету сосредоточиться в районе Неготино, Овстуг, Речица и по выходе пехоты на рубеж Новая Буда, Красное Знамя ввести бригаду на левом фланге 299 СД с задачей уничтожения противника в направлении Рославльское шоссе» (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 104).

В 18.00 1 сентября 121-я танковая бригада выступила на марш, в 24.00 1 сентября – 2.00 2 сентября у станции Сельцо перешла реку Десна, в т.ч. танками КВ и Т-34 – вброд, а танками Т-26 – по мосту, и к утру 2 сентября вышла в указанный приказом район сосредоточения в полосу 258-й стрелковой дивизии. Тем же утром, уже при свете дня, танки бригады вышли к селу Леденево непосредственно к позициям 258-й дивизии, что было сразу же обнаружено противостоявшей 258-й дивизии 34-й пехотной дивизией (XII.AK, 4.Armee) (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 84; ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 1; NARA, T. 315, R. 876, F. 378).

В 14.00 2 сентября севернее расположения 121-й танковой бригады 50-я армия силами 278-й, 279-й и 299-й стрелковых дивизий перешла в наступление против 34-й пехотной дивизии. Форсировав Десну, пехота 299-й дивизии сбила боевое охранение 253-го пехотного полка (34-я ПД), но не смогла быстро преодолеть леса западнее Десны, после чего срочно переброшенная сюда из резерва 34-й пехотной дивизии боевая группа из 1 противотанковой, 2-й и 3-й саперных рот остановила наступающих. Таким образом, 299-я стрелковая дивизия за день так и не достигла автострады, и ввод 121-й танковой бригады в прорыв 2 сентября не состоялся. Вышедшие в лес между селами Леденево и Летошники 121-й танковый полк и 121-й мотострелковый батальон постоянно наблюдались противостоявшим им 80-м пехотным полком 34-й пехотной дивизии. В 15.00 штаб 34-й дивизии доложил в штаб корпуса о выходе в район севернее Леденево 43 танков, из них 20 танков – на исходные позиции у Летошников (NARA, T. 314, R. 501, F. 362; T. 315, R. 876, F. 380; R. 877, F. 192; ЦАМО, ф. 405, оп. 9769, д. 9, л. 353).

К 18.00 121-я танковая бригада передовыми подразделениями все же перешла реку Угость и вышла восточнее Летошников в 1 километре к северу от моста, оставаясь главными силами в лесу перед рекой Угость. Для ее уничтожения штаб 34-й пехотной дивизии к вечеру вызвал авиацию. В 18.00 3 эскадрильи Ju-87В (эскадра Хагена, StG1) нанесли удар по расположившимся по обе стороны реки Угость подразделениям 121-й танковой бригады, подбили 2 танка Т-26, сожгли 3 транспортные машины мотострелкового батальона и ранили 5 человек (раненый военфельдшер Тимофей Конойко умер в тот же день), после чего штаб 34-й пехотной дивизии в своем журнале боевых действий отметил, что именно нанесенный авиаудар сорвал начавшееся было наступление танков, что было не так (NARA, T. 314, R. 501, F. 363; T. 315, R. 876, F. 380, 381; ЦАМО, ф. 405, оп. 9769, д. 9, л. 365).

В 19.00 южнее Гостиловки танки передовых подразделений 121-й танковой бригады атаковали вдоль железной дороги боевое охранение 80-го пехотного полка и до темноты отбросили его на 100 метров за линию дороги Летошники – Гостиловка, позволив соседнему 956-му стрелковому полку занять совхоз Гостиловка и также выйти на рубеж этой дороги, после чего в 22.40 80-м полком фиксировался выход танков главных сил 121-й бригады непосредственно к р. Угость для переправы на северный берег (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 91; ф. 208, оп. 2511, д. 1034, л. 117; NARA, T. 315, R. 876, F. 381, 383; T. 314, R. 501, F. 365).

Разгром 3 сентября 1941 г. Потеря 64 танков из 84.

В 7.00 – 8.00 3 сентября 1941 г. Ju-87В Хагена по заявке штаба 34-й пехотной дивизии снова нанесли удар по расположению 121-й танковой бригады, но жертв среди ее личного состава на этот раз не было. Так и не дождавшись выхода 299-й стрелковой дивизии на шоссе Брянск – Рославль, в 11.00 (согласно оперсводке штарма – в 10.40) 121-я танковая бригада силами 3 танковых и мотострелкового батальонов все же перешла в наступление из Летошников вдоль шоссе на северо-запад, после чего в 11.30 левый фланг 80-го пехотного полка подвергся атаке силами около полка пехоты 299-й стрелковой дивизии (256-й СП) и танков 121-й танковой бригады (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 99; ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 2; NARA, T. 315, R. 876, F. 388).

Согласно наградному листу на механика-водителя танка Т-26 младшего сержанта Григория Торопкина 1-я атака танков представляла собой разведку боем на Красное. Прямым попаданием снаряда танк Торопкина был подбит, лопнул бензопровод. Посадив командира танка на свое место, Торопкин, лежа под огнем врага на броне, поддерживал рукой бензопровод. Таким образом танк удалось завести и вывести в укрытие, где он был восстановлен и в тот же день вновь пошел в бой (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 384, л. 100).

С боем пройдя через Красное, перед которым залегли 956-й и 960-й стрелковые полки, к 13.00 121-я танковая бригада по данным штаба 50-й армии всего лишь вышла к железной дороге между д. Силеевка и железнодорожными платформами нынешней станции Красная, при этом к 13.00 по первоначальным данным штаба 34-й пехотной дивизии было сожжено 20 – 30 танков (см. Панков, с. 10; ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 93; ф. 405, оп. 9769, д. 9, л. 364; NARA, T. 314, R. 501, F. 368).

До 16 часов 2-й пехотный батальон 80-го пехотного полка в основном благодаря огню 37-мм и 50-мм орудий ПТО своей 14-й роты отбил 3 атаки танков 121-й танковой бригады, заявив об уничтожении 20 танков. В 16.00 теперь уже только 26 танков, в т.ч. введенная в бой из резерва бригады 2-я рота (средних танков) 1-го батальона лейтенанта Александра Ляльки, в 4-й раз атаковали позиции полка, при этом 1-й танковый батальон ударом через Кочевский (ныне Кочева, западнее Новой Буды) прорвался в немецкий тыл, в район д. Косик (6 км северо-западнее ст. Красное), где к 17.30 был остановлен огнем выставленных на прямую наводку орудий 34-го артполка (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, лл. 99, 245; NARA, T. 315, R. 876, F. 388, 389; R. 877, F. 197).

Интересно описывается штабом 34-й пехотной дивизии первая встреча 1-й батареи 34-го артполка с атаковавшими ее танками Т-34 и КВ-1 121-й танковой бригады во 2-й половине дня. Расчеты открыли огонь по танкам с дистанции 1000 метров противотанковыми снарядами, но наблюдали одни только рикошеты. Тогда с расстояния в 800 метров они открыли огонь разрывными снарядами, почти сразу же подожгли 2 танка и, вероятно, контузили экипаж 3-го, после чего танк остановился (NARA, T. 315, R. 877, F. 201).

Среди прочих в тылу противника был подбит прямым попаданием снаряда танк (вероятно Т-34) командира 121-го танкового полка подполковника Панова (старший механик-водитель красноармеец Василий Дюканов, стрелок-радист младший сержант Петр Рябокобыла, 1-й батальон), выведено из строя орудие, после чего танк вышел из боя (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 384, л. 72).

Танк Т-34 командира 2-й роты лейтенанта Александра Ляльки был подожжен прямым попаданием снаряда в башню, сам ротный был ранен. Потушив пожар и провоевав еще 40 – 50 минут, экипаж отвел танк с поля боя, ну а раненого ротного Ляльку лощинами вынес на себе старший радист танка старший сержант Георгий Евдокимов (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 452, л. 286; оп. 686196, д. 2514, л. 44).

Повторно за день был подбит прямым попаданием снаряда танк Т-26 механика-водителя младшего сержанта Григория Торопкина, экипаж на поле боя натянул сбитую гусеницу и возобновил атаку, но был подбит в 3-й раз, командир танка погиб, башенный стрелок был ранен, единственный оставшийся в танке Торопкин до ночи находился в своей машине, пока не получил приказа на отход на сборный пункт (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 384, л. 100).

К 18 часам к месту прорыва была переброшена и 3-я батарея 26-го зенитного полка, благодаря которой, а также 1-му и 2-му дивизионам 34-го артполка 2-й батальон 80-го пехотного полка с 18.10 отбил 5-ю по счету танковую атаку за день, правда, при этом по данным штаба 50-й армии 121-я танковая бригада рассеяла до роты пехоты и подавила артиллерийскую и минометную батарею. К 22.00, не имея поддержки от правофлангового 958-го стрелкового полка 299-й стрелковой дивизии (залег перед Ольховкой, восточнее Косика), 121-я танковая бригада отошла на сборный пункт в Летошниках. Всего при отражении 2 вечерних танковых атак 34-я пехотная дивизия по собственным данным уничтожила 55 танков (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 99; ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 2; NARA, T. 315, R. 877, F. 198).

Всего по данным штаба фронта за день 3 сентября при прорыве к Косику 121-я танковая бригада уничтожила 1 минометную и до 2 артиллерийских батарей, однако (по данным штаба 50-й армии) потеряла за день 64 танка (4 КВ-1, 15 Т-34 и 45 Т-26) из 94, 1 трактор и 5 колесных машин выведенными из строя, 19 человек убитыми и 42 ранеными. Штаб 34-й пехотной дивизии к вечеру отчитался об уничтожении 62 танков, из них 19 – всего лишь 1 взводом 37-мм орудий ПТО лейтенанта Hümmerich из 14-й роты 80-го пехотного полка, а 15 танков – дивизионной артиллерией (NARA, T. 314, R. 501, F. 373; T. 315, R. 877, F. 194; ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 96, 122, 170, 174; ф. 229, оп. 161, д. 149, л. 204).

Часть подбитых танков, судя по наградным листам, днем и ночью была эвакуирована собственными же экипажами. Ночью ремонтник роты тяжелых танков 1-го батальона воентехник 2-го ранга Всеволод Гончаров эвакуировал также подбитый в немецком тылу 1 танк КВ-1 (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 452, л. 169).

Потери, понесенные немцами от действий танкистов за день 3 сентября пока неизвестны, в 14-й роте 80-го пехотного полка среди прочих погиб командир взвода ПТО лейтенант запаса барон Raitz von Frentz.

Согласно именным спискам потерь 121-я танковая бригада 3 сентября фактически потеряла 27 человек убитыми (в т.ч. погибли 22 танкиста – командир 1-го танкового батальона капитан Степан Горбунов, комиссар 2-го батальона старший политрук Михаил Кулаков, командир 2-й роты 2-го батальона лейтенант Степан Малина, командир 1-го взвода 1-й роты 2-го батальона лейтенант Андрей Борискин, командир 3-го взвода 3-й роты 2-го батальона младший лейтенант Иван Поляков, командиры танков замполитрука Александр Пчелин, старшина Павел Черноусов, старшие сержанты Василий Багаев, Андрей Бондарев, Яков Вакорин, сержант Алексей Коновалов, механики-водители танков старший сержант Михаил Матвеев, сержант Савелий Попов, младшие сержанты Михаил Трифонов, Роман Кислухин, башенные стрелки красноармейцы Коаран Майсурадзе, Павел Поляков, Зислят Пересаев, радисты сержанты Константин Иванов, Алексей Крюков, красноармеец Александр Вакулин (сгорел в танке), танковый техник воентехник 2-го ранга Михаил Мирошников; 5 мотострелков, в т.ч. командир пулеметного взвода лейтенант Николай Яковлев) и 2 человек пропавшими без вести (командир 2-го взвода 3-й роты 2-го батальона младший лейтенант Василий Гришин и 1 рядовой мотострелок).

Потери в танках за 3 сентября были настолько высокими, что согласно отчету штарма «бригада потеряла уверенность в возможности нанести разгром противнику» (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, лл. 96, 174).

В бою 3 сентября у села Красное в 121-й танковой бригаде также отличились:

комиссар 2-й роты 2-го батальона младший политрук Алексей Семенов (его танк Т-26 уничтожил 1 орудие ПТО, 1 миномет, 2 пулемета, загорелся от вражеского снаряда, но экипаж потушил пожар и вывел танк с поля боя);

экипаж танка Т-26 старшего сержанта Василия Мартехова (танк уничтожил 1 орудие ПТО и 1 миномет, был подбит, находившие в нем комиссар 1-й роты 3-го батальона младший политрук Андрей Васин и механик-водитель сержант Иван Вертохвостов ранены, эвакуировав Васина, экипаж в темноте эвакуировал с поля боя и свой танк);

старшие механики-водители танков Т-34 старший сержант Иван Мусиенко и младший воентехник Филипп Бевз (оба уничтожили 1 орудие ПТО, 1 пулемет и до отделения пехоты каждый; командиром одного из этих танков был комиссар 3-й роты 1-го батальона политрук Максим Бормецкий, который в этом бою был легко ранен);

старший механик-водитель танка сержант Александр Захаревич (его танк раздавил 1 миномет, 1 пулеметную точку, но был сожжен прямым попаданием снаряда, весь экипаж кроме Захаревича погиб);

старший механик-водитель танка Т-34 красноармеец Яков Шевченко (уничтожил 1 орудие ПТО), башенный стрелок танка красноармеец Павел Дерябин (уничтожил 1 орудие ПТО и 10 солдат);

командир минометного взвода лейтенант Степан Иванов, взвод которого, поддерживая атаку истребительной роты на Красное, уничтожил 2 расчета минометов (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 381, 440, 452).

Бой 4 сентября 1941 г. Итоги 2-дневного наступления.

В ночь на 4 сентября 1941 г. ночной атакой при поддержке танков 121-й мотострелковый батальон и 956-й стрелковый полк овладели селом Красное, а с 8.30 80-й пехотный полк на своем левом фланге отбил новую атаку пехоты 299-й дивизии с «многочисленными танками» 121-й бригады. Утром вызванные штабом 34-й пехотной дивизии эскадрильи Ju-87В накрыли развернувшиеся в Летошниках для новой атаки 60 танков 121-й танковой бригады, после чего те все же атаковали из Летошников, но в 13.00 эта атака была отбита 80-м пехотным полком. Для срыва последующих танковых атак в 16.00 удар Ju-87В по танкам в Летошниках повторился (NARA, T. 314, R. 501, F. 373; T. 315, R. 876, F. 391, 393, 394; ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, лл. 107, 110, 245).

Всего 4 сентября 121-я танковая бригада согласно именным спискам потерь потеряла у Красного 16 человек убитыми (командиры танков сержанты Василий Евдокимов, Николай Уханов, механики-водители сержанты Петр Власов, Иван Поселенев, Николай Шарапов, красноармейцы Николай Кизиров, Василий Шахов, башенные стрелки старший сержант Николай Богаев, младший сержант Николай Дресвинников, красноармейцы Аркадий Баранов, Григорий Боролец, Николай Лазарев, Икар Галимов, Николай Селезнев, Иван Утев, радист красноармеец Николай Соловьев) и 2 человек пропавшими без вести (красноармеец Овсей Котлярский и политрук 2-й роты 1-го батальона младший политрук Василий Оглоблин; Оглоблин позже нашелся).

Всего в боях 3 – 4 сентября 1941 г. к 10 часам 4 сентября 34-я пехотная дивизия по собственным данным подбила 77 танков 121-й танковой бригады, из них 34 танка записала на свой счет 14-я рота 80-го пехотного полка (по 10 танков – 50-мм взвода унтер-офицеров Bauer и Meuer, 8 танков – 37-мм взвод лейтенанта Hümmerich, 6 танков – 37-мм взвод фельдфебеля Krupp), 26 танков – 14-я рота 253-го пехотного полка (по 8 танков – 37-мм взвод унтер-офицера Pitzer и 50-мм взвод унтер-офицера Brückner, 7 танков – 50-мм взвод старшего ефрейтора Wagner, 3 танка – взвод унтер-офицера Krаmbo), 10 танков (из них 1 52-тонный, т.к. КВ-1) – 1-я батарея 34-го артполка, 4 танка – 4-я батарея 34-го артполка, 1 танк – 1-я батарея 70-го артполка и 2 танка – 3-я рота 34-го противотанкового дивизиона фон дем Кнезебек (Knesebeck) (NARA, T. 314, R. 501, F. 667; T. 315, R. 877, F. 205).

Собственно по данным штаба Брянского фронта 1 - 5 сентября 121-я танковая бригада потеряла 64 танка (4 КВ-1, 15 Т-34, 45 Т-26) и 128 человек личного состава, в т.ч. 49 человек убитыми и 79 ранеными, число пропавших без вести не отмечено (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 41, л. 2).

Бои 5 – 6 сентября 1941 г. Потеря 9 танков.

Почти весь день 5 сентября 1941 г. 121-я танковая бригада (в строю 33 танка: 1 КВ-1, 9 Т-34, 23 Т-26) провела в подготовке к возобновлению наступления в лесу у Летошников, перегруппировываясь и ремонтируя технику. При эвакуации подбитых танков особенно отличился водитель трактора ремроты красноармеец Евгений Куденко, который 4 сентября у села Красное нашел и эвакуировал с поля боя 2 танка, а в ночь на 5 сентября эвакуировал из расположения противника еще 2 подбитых танка (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 381, л. 37; ф. 202, оп. 5, д. 39, л. 10).

С 18.20 34-й пехотной дивизией отмечалась переброска танков 121-й танковой бригады и пехоты к железной дороге, около 18.30 80-м пехотным полком был отмечен подход длинной танковой колонны в район Леденево, и с 19.30 2-й батальон этого полка отбил атаку этих танков с пехотой позади. Согласно именным спискам потерь 5 сентября 121-я танковая бригада потеряла лишь 2 человек убитыми (башенные стрелки красноармейцы Яков Горовой и Николай Киберов) (NARA, T. 315, R. 876, F. 397; R. 877, F. 203).

К 6 сентября согласно отчету штаба армии в 121-й танковой бригаде было восстановлено уже 38 танков. С 6.00 6 сентября танковая группа 121-й бригады из 35 танков должна была поддерживать очередную попытку наступления 299-й стрелковой дивизии, а 1 танковая рота – 290-ю стрелковую дивизию, однако танки запоздали с выходом на исходные позиции. После 7.00 3-й стрелковый батальон 956-го стрелкового полка (299-я СД) также с опозданием на час атаковал на Новую Буду, но продвижения практически не имел. Лишь в 9.00 в расположение полка на западную опушку леса севернее Новой Буды прибыли танки 121-й танковой бригады, но, так и не вступив в бой, по неизвестной причине отошли обратно в тыл 299-й стрелковой дивизии. Ну а с 11.30 до самого вечера последовали удары эскадрилий Ju-87В по району железной дороги и Летошникам, которые прижали к земле наступающую пехоту, при отражении этих ударов с воздуха одна из зенитных батарей 121-й танковой бригады сбила 4 самолета (NARA, T. 315, R. 877, F. 206; ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 384, л. 50; ф. 202, оп. 5, д. 21, лл. 115, 174; ф. 208, оп. 2511, д. 1034, лл. 123, 124; ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 2).

В 16.00 все же последовал совместный удар пехоты с танками 121-й танковой бригады по центру боевых порядков 253-го пехотного полка на Никольскую Слободу, а в 16.30 – 17.00 – на стыке 80-го и 253-го пехотных полков, однако обе атаки были отбиты этими полками с использованием артиллерии усиления и приданных накануне вечером 1-й батареи 303-го зенитного полка и 1 20-мм взвода 4-й батареи 26-го зенитного полка. В 19.30 состоялась последняя атака за день советской пехоты силою в 2 батальона с танками 121-й бригады в районе нынешней станции Красное, после чего к 20.00 не имевшая никаких успехов 121-я танковая бригада отошла в лес в 1,5 км севернее Новой Буды (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 118; NARA, T. 315, R. 876, F. 398, 401; R. 877, F. 207).

Всего за день 6 сентября 121-я танковая бригада по данным штаба армии потеряла 9 танков, 11 человек убитыми, 24 пропавшими без вести и 15 ранеными, штаб 34-й пехотной дивизии насчитал 12 уничтоженных ею за день советских танков (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 177; NARA, T. 315, R. 876, F. 401; R. 877, F. 207).

В именных списках потерь 121-й танковой бригады за 6 сентября значатся 13 убитых (комиссар 1-го танкового батальона старший политрук Григорий Николаенко, старший радист сержант Григорий Харитонов, 6 мотострелков, в тылу у д. Речица под бомбежкой погибло 5 человек) и 2 пропавших без вести (ротный лейтенант Петр Ершов и командир танка сержант Евгений Неклюдов; Ершов попал в плен).

Среди прочих был снова подбит танк командира 121-го танкового полка подполковника Панова, сам Панов получил перелом ноги, однако его эвакуировал с поля боя стрелок-радист танка младший сержант Петр Рябокобыла (в наградном листе на Панова, правда, сказано, что он так и не покинул поля боя, дождавшись эвакуации танка ночью), раненый Панов был отправлен в полевой госпиталь №1157, где он умер от ран 14 сентября (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 440, лл. 85, 201).

Также в бою 6 сентября отличились:

старший механик-водитель сержант Иван Судковой (его танк у Новой Буды раздавил 2 миномета, 3 пулемета и до отделения пехоты);

старший механик-водитель старший сержант Иван Мусиенко (его Т-34 уничтожил 1 замаскированное орудие ПТО);

командир танка старший сержант Василий Мартехов (подавил 2 расположенные в домах огневые точки);

командир пулеметного взвода красноармеец Николай Шкурко (у хутора Кочевский уничтожил 1 станковой пулемет) (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 381, 440).

Бой 7 сентября и итоги боевых действий 2 – 7 сентября 1941 г.

Согласно очередному боевому приказу №10 штаба армии 7 сентября 1941 г. 299-я стрелковая дивизия при поддержке танков 121-й танковой бригады должна была возобновить наступление, для чего 10 танков 1-го батальона 121-й бригады – 1 КВ-1 и 9 Т-34 – были повзводно приданы стрелковым полкам, однако приданные 956-му стрелковому полку танки к 10.30 7 сентября так и не вышли на исходные позиции, в итоге возобновивший наступление в 10.30 956-й полк без танковой поддержки лишь понес большие потери и успеха не имел. В 17.00 – 19.00 полк теперь уже при танковой поддержке снова атаковал на Новую Буду против 253-го пехотного полка, при этом отдельные танки даже ворвались на позиции немецкой пехоты, а по свидетельству штаба 121-й танковой бригады даже неоднократно врывались в Новую Буду и Никольскую Слободу, т.к. но к прорыву обороны 253-го полка это так и не привело, т.к. «пехота за танками не шла, двигаясь очень медленно, ее сдерживали отдельные автоматчики, засевшие в домах» (NARA, T. 315, R. 877, F. 212; ЦАМО, ф. 208, оп. 2511, д. 1034, л. 125; ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 2).

Всего за день 7 сентября согласно именным спискам потерь 121-я танковая бригада потеряла 7 человек убитыми (комиссар роты младший политрук Иван Ивдин, механики-водители старший сержант Степан Максимов и сержант Макар Коваленко, башенный стрелок старшина Николай Бугаев; 3 мотострелков) и 21 человека пропавшим без вести (командиры танков старшие сержанты Георгий Иванов и Устин Сумский, механики-водители старший сержант Борис Дорошенко, сержанты Алексей Данилов и Виктор Фомин, красноармеец Николай Борисовец, башенные стрелки старшина Степан Червотенко, сержант Юрий Боровик, красноармейцы Василий Бычков, Алексей Варанкин, Николай Горбунов, Филипп Конер, Михаил Конов, Василий Стерихов, старший радист сержант Лев Князев; 6 мотострелков). Также при захвате «языка» 7 сентября был тяжело ранен взводный истребительной роты лейтенант Федор Сакин. Из потерь, нанесенных бригадой противнику известно только, что 7 сентября 1-я зенитная батарея старшего лейтенанта Матвея Местера сбила по собственным данным 2 Ju-88 (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 440, л. 185).

Вечером того же дня в штабе 50-й армии были подведены итоги боевых действий ударной группировки, согласно которым 121-я танковая бригада в крайне неудачных для нее боях 2 – 7 сентября 1941 г. потеряла 76 танков (4 КВ-1, 17 Т-34, 55 Т-26; 75 из 76 танков эвакуированы с поля боя), 171 человека личного состава (92 человека – безвозвратные потери: 49 убитых и 43 пропавших без вести; 79 раненых), в именных списках потерь за то же время значатся 66 убитых и 29 пропавших без вести, ну а 34-я пехотная дивизия насчитала 93 – 96 уничтоженных 3 – 7 сентября танков 121-й бригады. 299-я стрелковая дивизия, на участке которой действовала 121-я бригада, к 7 сентября потеряла около 1500 человек личного состава (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, лл. 131, 177; NARA, T. 315, R. 876, F. 402; R. 877, F. 214).


Источники:

Оперативные сводки, донесения, приказы, карты 121-й ТБр, штабов 50-й армии, Брянского фронта – сайт «https://pamyat-naroda.ru».

Архивные материады 121-й танковой бригады - ЦАМО, ф. 3108, оп. 1, д. 2.

Доклад о боевых действиях ударной группы 50 армии с 2 по 16 сентября 1941 г. – ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, лл. 243 - 252.

Дневник. Записки из боевого пути 956 СП. – ф. 208, оп. 2511, д. 1034, лл. 114 - 211.

Документы 34-й пехотной дивизии – NARA, T. 315, R. 876, 877.

Документы XII.AK – NARA, T. 314, R. 501.

Панков Ф. Д. Огненные рубежи: Боевой путь 50-й армии в Великой Отечественной войне. — М.: Воениздат, 1984.

Карпенко А.С. Грозное оружие//Т-34: путь к Победе: Воспоминания танкостроителей и танкистов. - 2-е изд., доп. - Киев: Политиздат Украины, 1989.

Наградные листы - http://podvignaroda.mil.ru

Именные списки потерь – сайт «http://www.obd-memorial.ru».

Боевые действия 121-й ТБр 2 - 13.09.1941 в документах 34-й ПД (любит. перевод, выборочно)

Допматериалы к боевым действиям 121-й ТБр 2 - 13 сентября 1941 г. Вольный перевод документов 34-й ПД, выборочно

ЖБД 34-й пехотной дивизии

NARA, T. 315, R. 876.

(время московское)

2 сентября 1941 г.

Ночью особо никаких событий.

Оперотдел корпуса сообщил в 5.20 перехваченную русскую радиограмму, согласно которой этим утром нужно ожидать общее русское наступление. Соответствующие указания даны полкам.

С рассветом на всем фронте особо жестокие атаки вражеских бомбардировщиков и штурмовиков. Враг имеет здесь превосходство в воздухе. На рубеже р. Угость и в южном секторе JR.253 с 7.30 усиленный артогонь, который продолжался все утро, кроме того, бронетехника установлена в районе Леденево и на шоссе на Брянск. Это выглядело однозначной подготовкой к наступлению, хотя сильной деятельности пехоты и не было зафиксировано.

Это предположение сообщили в корпус командиры дивизионного резерва (V.A.34 – 34-й Vorausabteilung, 34-й передовой отряд, – Pz.Jäg.Abt.34, саперная группа).

Бомбардировки и артобстрелы продолжаются и далее; артиллерия на фронте Угостье и перед южным сектором J.R.253 была оценена примерно в 1 артполк, впервые здесь были применены гвардейские минометы (F. 378).

Новые передвижении танков в направлении моста через Угость стали поводом подбросить 1 противотанковую роту J.R.253 и потребовать у корпуса использовать авиацию. Однако из-за других неотложных задач корпус не смог выполнить эти требования.

К полудню русские всюду задействовали штурмовые группы. В 15.30 противник при сильной артподдержке начал атаку. Первая атака началась между озером Ореховое и Вышковичи силою 2 батальонов. Во время этой атаки южнее р. Борча линия боевого охранения J.R.253 была отброшена на ротный опорный пункт, вражеский батальон просочился на непросматриваемой территории между подразделениями прикрытия и прорвался на 2 км на запад.

Благодаря немедленному использованию саперной группы (из 2-й и 3-й саперных рот и 1 противотанковой роты) удалось избежать дальнейшего прорыва и остановить здесь противника.

По причине постоянно появляющихся танков в районе Летошники дивизия связалась непосредственно с аэродромом Sseschtinskaja, с расположенной там эскадрой пикирующих бомбардировщиков подполковника Хагена (Hagen). В 18.00 против обнаруженных танков были применены 3 эскадрильи (F. 380).

Они прибыли очень вовремя, чтобы в районе Летошники остановить эти приступившие к атаке танки. Какое-то количество из них было уничтожено, после чего пехота отошла назад и при этом понесла кровавые потери.

Следующие вражеские атаки в предвечерние часы силою в батальон были направлены на перекресток дорог севернее Imkendorf; южнее х. Губонина (ныне Гостиловка) замеченные танки в 19.00 атаковали вдоль железной дороги, они прорвались на стыке между правым и средним батальонами JR.253 на наши позиции.

На 21.00 выходит следующая картина боевых действий. J.R.80 отбил лишь несколько местных вылазок разведки, хотя после наблюдаемых передвижений танков и на основании высказываний пленного он ожидал сильные атаки на фронте р. Угость. К вечеру артогонь ослаб.

JR.253 вынес основную тяжесть борьбы. Здесь противнику благодаря численному превосходству в сравнении с наши незначительными силами удалось отбросить боевое охранение на линию ротного опорного пункта. Вдоль железной дороги и в районе р. Борча противник с танками вел наступление особенно настойчиво, что привело к прорывам, но те были остановлены благодаря использованию всех резервов полка и саперной группы. Следует ожидать продолжения этих атак 3.9 (F. 381).

На участке J.R.107 в течение дня только незначительный вражеский артогонь и действия разведки, в 20.40  противник удачно просочился на участке правофланговой 9-й роты. Враг простоял там до 21.00 примерно в 1 км за линией обороны полка, который после отправки резервной роты центрального батальона на юг не располагал резервами в этом районе.

Вечером была снова установлена связь с примененной 2.9 особенно успешно группой пикирующих бомбардировщиков, чтобы запросить ее применение также и 3.9.

Кроме того V.A.34 и 2-й роте противотанкового батальона было приказано подготовиться к использованию при JR.253, II./JR.80 в районе Никольсково. J.R.80 указали, так как здесь был возможен удар с открытого южного фланга, вести маневренный бой на правом фланге.

В 22.00 J.R.I07 сообщил, что русские усиленным батальоном опрокинули 1 взвод 9-й роты и пробились на запад, подробности еще не известны…От дивизии была задействована еще 1 рота в обороне долины р. Белизна и д. Пеклина, здесь же действует 2-я батарея 26-го зенитного полка (F. 382). 

После сообщения J.R.80 в 22.40 танки снова объявились на подходе к р. Угость. 

Таким образом дивизия 2.9 при отличной поддержке  группы пикирующих бомбардировщиков из эскадры Хагена кроме местных атак отбила танковую атаку и остановила проникшего в район р. Борчи врага.

Собственная линия была на участке J.R.253 отведена назад до ротного опорного пункта, так как удержание линии боевого охранения безнадежно…

Неясно положение JR.107.

Поддержкой дивизии от корпуса станет подача 3.9 II./A.R.41 и моторизованных частей 52-й дивизии.

3 сентября.

Беспокоящий артогонь по всему участку всю ночь напролет.

Рано утром пикирующие бомбардировщики снова атаковали против замеченных еще вечером южнее озера Ореховое танков (F. 383).

Артиллерия совместно с частями ночью сменила позиции и стала в ротных опорных пунктах, орудия ПТО встали на прямую наводку.

С 8.30 враг продолжил свои сильные атаки против J.R.253, севернее озера Ореховое позиции штурмовало примерно 2 полка, враг в районе р. Борчи усилился. Там примерно 1 полк.

Против J.R.107 враг главными силами с ночи атакует III./J.R.107 и частью сил против II./J.R.107 при сильной артподдержке. После того, как противник через непросматриваемую, изрезанную оврагами местность прорвался мимо опорных пунктов или большим количеством опрокинул передние позиции, III./J.R.107 занял линию высот севернее Соболево и оставил врагу дорогу на запад свободной. Батальон удерживал эти позиции, в то время как другие вражеские части просочились в долину р. Ивот, чтобы отсюда атаковать на север.

Для временного закрытия этого прорыва на запад на участке 9./J.R.107 сначала в д. Пеклина вышла рота V.A.34, а затем в 8.45 восточнее и северо-восточнее Пеклины была задействован весь отряд.

Вместе с тем дивизия больше не располагает резервами (F. 385).

Для решающего боя J.R.253 против наступающих танков на командный пункт полка была подведена 3-я батарея 25-го зенитного полка. Так как прибывали все более грозные сообщения о положении на севере, в 9.00 J.R.253 выделил из полка для оцепления района р. Борчи приданную ему саперную группу (без 1 роты). В 9.30 командир V.A.52 сообщил, что части V.A. и саперная группа закрыли разрыв между J.R.253 и J.R.107.

Новые сообщения J.R.107 показали, что враг вводом дополнительных войск хотел расширять место прорыва. В 11.00 полк сообщил, что в долине Ивот и западнее Соболево примерно 2 полка действуют на запад и северо-запад. Здесь больше не было никаких собственных войск, все более угрожающей становилась опасность раскола дивизии.

Если этот раскол дивизии действительно удастся русским, то запланировано образовать северную группу (усиленный J.R.107) с опорой на 258-ю дивизию с приказом уклониться правым флангом за Алешня. Основные силы дивизии как южная группа удерживали бы прежние позиции с отходом левого фланга на Сетинку. Закрытие этого разрыва было бы возможно только лишь заявленным подходом 52-й дивизии. Эти планы были сообщены полкам и корпусу (F. 386).

От самой дивизии были стянуты все еще имеющиеся в распоряжении силы и задействованы в качестве группы Wildt восточнее Рябчичи. Существенное облегчение дало сообщение командира II./A.R.41, что его дивизион с 2 батареями находился на подходе к Алешня и будет готов к применению примерно во второй половине дня.

Для поддержки слабых сил IR.107 в 12.00 благодаря корпусу 258-я дивизия применила свои имеющиеся в распоряжении моторизованные части – Pz.Jäg.Abt.258, A.A.258, Pi.Btl.258 под руководством полковника von Wolff. Таким образом, теперь имелись в наличии силы, чтобы своевременно ограничивать русский прорыв и позже контратакой старую линию ротных опорных пунктов.

В 13.30 в группу прибыл майор Томас, который вместо полковника Wildt возглавил группу, в Тютчева Слобода соединившись с V.A.34. Группе Томаса были подчинены: 34-й саперный батальон (без 3-й роты), 2-я рота Pz.Jäg.Abt.34, кавэскадрон A.A.34, 2-я батарея 26-го зенитного полка, 9-я рота 107-го ПП, 1-я и 2-я роты Pz.Jäg.Abt.152 (F. 387).

На подходе находились тяжелый эскадрон A.A.152 и 2 самокатные роты V.A.52.

Повторные сильные атаки против центра J.R.253 вынудили вывести в резерв полка примененную к северу саперную группу. По этой причине оцепление на Белизне и севернее было снова прорвано, и саперная группа в 15.10 после прибытия V.A. 52-й дивизии выступила в 253-й полк. 2-я рота 34-го сапбата осталась как резерв дивизии в Рябчичи.

Между реками Белизна и Ивот остались стоять группа Юг (V.A.34) и группа Север (V.A.52.).  

Позже выяснилось, что ситуация оказалось менее опасной, после того, как через разведку долины р. Ивот и севернее было установлено, что первые боевые сообщения J.R.107 весьма преувеличивали ситуацию, и противник сильными частями еще не настолько сильно продвинулся на запад. В 14.00 ударом пикирующих бомбардировщиков был достигнут решающий успех против масс русских в долине р. Ивот, группы Юг и Север продвинулись вперед на восток на более благоприятные позиции и через разведгруппы V.A.52 соединились с правым флангом J.R.107. Поэтому опасность была предотвращена, прорыв остановлен.

В то время как в северном секторе все резервы дивизии были скованы, враг в 11.30 силами около полка атаковал также левое крыло J.R.80 (F. 388).

Три раза легкие, средние и тяжелые танки накатывались на позиции 2-го батальона. Каждый раз они были отбиты, следовавшая за танками пехота была вынуждена залечь. Также проводимая против J.R.253 атака  благодаря использованию саперной группы была остановлена на резервной линии. V.A.34 упорно дрался против врага, который пытался продвигаться вперед через долину Белизны на запад.

В то время как во второй половине дня уже казалось, что ситуация выправилась, враг из с. Летошники в 16.00 приступил к 4-й танковой атаке против левого крыла J.R.80. До 17.30 полк благодаря орудиям 14-й роты разделался с 26 танками, тем не менее некоторые танки прорвались. Огнем прямой наводкой большая их часть была уничтожена артиллерией. Но новые приготовления танков в Летошники указывали, что еще предстояли повторные атаки.

Враг действительно в 18.10 атаковал уже в пятый раз танками J.R.80. Но прибывшая к тому времени в J.R.80 3-я батарея 26-го зенитного полка также отбила эту атаку с кровавыми потерями для врага.

В северном секторе в 18.30 юго-восточнее Алешня выступила в контратаку группа Вольфа, чтобы отбить линию ротных опорных пунктов.  К этой атаке присоединялся J.R.107. Против сильно ослабленного атаками пикирующих бомбардировщиков противника группа Вольффа до вечера вышла к р. Ивот у Новая Салынь, J.R.107 установил по отношению к более сильному противнику сплошную линию обороны на участке Соболево – Угорье (F. 389).

Вследствие небезупречной связи с группой Вольфф, которая приступила к атаке без сообщения в дивизию, одновременная атака V.A.34 и V.A.52 с запада на восток, как это было запланировано, не произошла. Таким образом, успех не соответствовал лелеемым ожиданиям.

J.R.253, который из-за русских атак был вынужден отвести назад свои позиции, в 17.30 с особенным успехом отбил особенно сильный удар танков против правофлангового батальона.

До вечера 5-я танковая атака была остановлена и J.R.80; II./J.R.80, который выдержал центр тяжести атаки, отлично вел бой и благодаря поддержке I. и II./A.R.34 и 3./Flak.26, потерял незначительную территорию.

В этот день дивизия выстояла в самом жестком оборонительном бою против 14 полков (установлено благодаря пленным) и неизвестной танковой дивизии, все воинские части в жесткой борьбе достигли блестящих успехов. 77 танков было уничтожено, захвачено 600 пленных, удар русских вдоль автострады на северо-запад с кровавыми потерями для врага, вопреки его большому количеству и примененным многочисленным танкам, потерпел неудачу, были оставлены только отдельные опорные пункты. Особая заслуга в этом I-го дивизиона 26-го зенитного полка.

4.9 будем вынуждены мириться с продолжением наступления с главным направлением вдоль автострады (F. 390).

В 20.30 командир V.A.252 сообщил, что дивизия снова располагает резервом, этот V.A. еще вечером был подведен в район Рябчичи.

Командный пункт дивизии остался в Tschlod (F. 391).

4 сентября.

(Выдержки).

После сильной артиллерийской подготовки враг сильными силами и с поддержкой многочисленных танков снова атаковал позиции J.R.80 и 253 с 8.30. На этот раз основной направление этой атаки было направлено против левого фланга J.R.80 и средней части J.R.253. На участках обоих полков врагу удалось локальное вклинение, которое привело на участке 80-го полка к отводу ротного опорного пункта, J.R.253 восстановил свое положение контратакой (F. 391, 393).

Между тем от южного фронта поступили новые сообщения о приближении большого количества танков на шоссе Леденево - Угость. 2./Flak.26 и 1 Pz.Jäg.Kp./V.A.252 были немедленно переброшены на угрожаемый участок, поднятый по тревоге V.A.252 был отправлен в Зеликины. Также была запрошена авиация, благодаря использованию пикирующих бомбардировщиков развернувшиеся 60 танков были разгромлены.

В 13.00 отбита также танковая атака из Летошников на позиции J.R.80; полк смог отбиться.

После полудня в других секторах русские продолжили свои массированные атаки с неослабевающей силой.

Не смотря на начавшуюся с 16.00 атаку пикирующих бомбардировщиков, которые в основном ударили по танкам в Летошниках и поддержали наземные войска, около 17.00 на левом фланге J.R. 80 2 русским батальонам удался прорыв. Благодаря использованию всех резервов, отличной храбрости солдат J.R.80 и I./A.R.34, атака была задержана на тыловых позициях. Подтягивание новых сил в это место вторжения было предотвращено пикирующими бомбардировщиками, которые сбрасывали бомбы в тылу; таким образом тыловой рубеж был удержан, опасность предотвращена (F. 394).

К вечеру атакующий на J.R.80 и 253 противник был разбит (F. 395).

5 сентября.

Около 18.30 сообщили о новой длинной танковой колонне в районе Леденево, что позволяет предположить новые танковые атаки вдоль шоссе. В 19.30 танки в сопровождении нескольких эшелонов наступающих войск пехоты выступили вперед. 2-й батальон 80-го полка вынужден был сдерживать удар. Чтобы справиться с этой трудной обстановкой и чтобы располагать резервами для контратаки, 52-ю дивизию попросили оставить находящийся поблизости от командного пункта батальон J.R.205 с 1 артдивизионом.

Направленная в корпус после договоренности с командиром 52-й дивизии просьба оставить J.R.205 позади J.R.80, чтобы применить его в случае необходимости для контратаки, не утверждена. 52-я дивизия получила приказ сдвинуться 6.9 на несколько км на север. В этих обстоятельствах J.R.80 было указано еще раз на то, чтобы он отходил от превосходящих вражеских сил на сектор Глинки (F. 397).

Для усиления противотанковой обороны на юге были предоставлены 1-я батарея 303-го зенитного полка и 1 взвод 4-й батарей 26-го зенитного полка (20 мм) (F. 398).

6 сентября.

Враг в районе Белизны вел себя спокойно и не выказывал новых намерений наступления, так что просьбы 52-й дивизии были удовлетворены, и штаб V.A.52 с 2 ротами Pz.Jäg.Abt.152 из состава этой дивизии могли быть отпущены. Остальные части этого передового отряда оставались и дальше в подчинении V.A.34.

В 10.40 из корпуса прибыла радиограмма, которая требовала проверить, требовала ли нынешняя ситуация использования позади 34-й дивизии 52-й дивизии или возможна оборона прежними силами 34-й дивизии.

В 12.00 на командном пункте дивизии произошло обсуждение главнокомандующего А.О.К.4 с командиром XII.А.К, командирами 34-й и 52-й дивизий; оперотдел 10-й танковой дивизии был убежден, что 52-ю дивизию нужно оставить в распоряжении корпуса в прежнем районе, чтобы затем применить для контратаки после русского прорыва. От использования 52-й дивизии для контратаки, чтобы снова отодвинуть линию обороны до Десны, как это запрашивала 34-я дивизия, отказались. Командир корпуса объявил, что 8.9 J.R.80 будет сменен 1 полком 31-й дивизии, и вследствие этого ширина обороны дивизии уменьшится за счет этого полка.

После того, как враг утром провел лишь разведку усиленной ротой, после сильной артподготовки вражеские атаки возобновились (F. 400).

В 16.00 враг сильными войсками при поддержке танков нанес удар по центру J.R.253.

Это наступление, а также наступление, проводимое при сильной танковой поддержке в 16.30 на стыке между J.R.80 и J.R.253, были отражены с использованием подчиненных полкам зенитных боевых групп и артиллерии. 12 танков при этом уничтожены (F. 401).

К 6.9. дивизия уничтожила 96 танков и захватила почти 3000 пленных (F. 402).

10 сентября.

С ночи усилился артобстрел, с 5.30 особенно по району J.R.80 и 253. Противник атаковал также штурмовиками и бомбардировщиками позиции и местность в ближнем тылу.

Вследствие этого все телефонные линии были нарушены, так что только около 9.00 дивизия узнала о начавшемся с 8.00 наступлении с танками на северный сектор J.R.80 и район с главным направлением между железной дорогой и шоссейным перекрестком. Врагу при этом удавались локальные вклинения, вдоль железной дороги, кажется, даже произошел прорыв. Также дальше к северу в русле р. Белизна V.A. была отражена локальная атака силою в 2 батальона.

2./Sturmgesch.-Abt.201 была поднята по тревоге и приготовилась к переходу в Рябчичи. Корпусом было разрешено использовать ее лишь в крайнем случае.

После установления телефонной связи командир 253-го полка сообщил:

сильная атака с танковой поддержкой с главным направлением на Никольскую Слободу оттеснила на отдельных местах позиции полка. Атаки расширились до левого фланга 1-го батальона, где аванпост отошел к запасной линии (F. 409).

Заявленный по радио прорыв, кажется, ограничен против II./J.R.253. Создается впечатление, что противник, который остался лежать под огнем пехоты и артиллерии за немногим исключением перед собственной линией, подводит новые силы и готовится к продолжению атаки. Для поддержки J.R.253 ему придана 2./Flak 25.

В 9.30 после длительной сильной артподдержки началась 2-я атака с использованием танков. Этот натиск сдержан, пехота удержала свои позиции.

Перед позициями J.R.80 атака пехоты была остановлена, некоторые танки, которые влегкую пересекли линию обороны и атаковали штабы и резервы, были снова отброшены назад. 2 из них при этом дошли до ж/д линии.

Против левого крыла I./J.R.253 вражеское наступление оказалось сильнее, чем предполагалось сначала, так что под командой полковника Edelbluth 1 самокатная и 1 противотанковая роты V.A.252 были переброшены из Пеклины на юг, чтобы блокировать там район Белизны.

В 10.00 J.R.253 было снова приказано удержать левый фланг по отношению к атаковавшему вдоль Белизны противнику (F. 411).

Враг с 12.00 возобновил свои атаки на J.R.80 и J.R.253, которые были отбиты более слабыми силами.

В 15.45 опознанная подготовка к новой атаке в секторе I./J.R.253 была разбита резервной эскадрильей пикирующих бомбардировщиков.

В 18.30 группа пикирующих бомбардировщиков одновременным ударом 22 машин произвела массированный удар.

С 19.00 1 легкий и 1 тяжелый дивизионы 52-й дивизии стали на позиции, чтобы отбить любые новые прорывы на передний край.

Таким образом проводимые вновь и вновь сильные атаки врага вечером после жестких боев, в т.ч. в ближнем бою, были отбиты. Дивизия была при этом отлично поддержана, как и в предыдущие дни, эскадрильями эскадры пикирующих бомбардировщиков Хагена. Локальные прорывы противника вынудили лишь у Никольской Слободы и на левом фланге J.R.253 отвести обратно выступающие на восток позиции. 8 танков в этот день, прежде всего, благодаря использованию 4,7 см ПТО V.A.252 и артиллерии, были уничтожены; никакого эффекта не было против средних и тяжелых танков 3,7-см орудий ПТО. С этим орудием солдат теряет веру в силу его собственного оружия (F. 412).

11 сентября.

До полуночи спокойно. Рано утром разведка боем силами примерно в 1 батальон при артподдержке против сектора II./J.R.107. Батальону удался локальный прорыв, но с большими потерями враг в ближнем бою был отброшен.

С наступлением рассвета на остальных участках фронта начался артобстрел. После более длинной артподготовки русские атаковали на юге против III./JR.80 - здесь при поддержке танков - и в центре против I. /J.R.253. Атаки силою в батальон были отбиты.

Против JR.80 русские в течение дня продолжали атаковать. Они были отбиты огнем артиллерии и тяжелого пехотного вооружения, только лишь танки прорвали оборону, но были отброшены огнем ПТО артиллерии.

В секторе J.R.80, V.A.34 и J.R.107 больше никаких боевых действий пехоты не происходили. По их позициям ведется сильный артогонь (F. 413).

13 сентября.

Утром возобновились атаки против левого крыла J.R.80. Противник пытался прорвать тяжелыми танками оборонительный рубеж III./J.R.80. 4 атаки между 11.00 и 17.00 отбиты, особенно отличились 10./J.R.80 и передовой взвод этой роты под командой лейтенанта Friese (F. 416).

Лишь в 18.00 ч. при 5-й атаке силою в батальон под ударом тяжелых танков взвод погиб. Командир взвода погиб еще в полдень при контратаке, солдаты взвода легли на своих позициях. В этот возникший разрыв проник враг, но без того, чтобы использовать место прорыва соответствующим образом. Быстро переброшенный к месту прорыва взвод 1-й роты остановил атакующих. В течение вечера подведена резервная рота, которая закрыла разрыв между J.R.80 и 253 на благоприятной оборонительной позиции (F. 417).

Из донесений 34-й ПД.

NARA, T. 315, R. 877.

Сообщение штаба 34-й ПД в 12-й АК, 5.09.41

В течение второй половины дня 3.09.41 огневая позиция 1./AR.34 была дважды атакована средними и тяжелыми танками. Огонь открывался примерно с расстояния в 1000 м противотанковыми снарядами, однако, все попадания на расстоянии до 800 м давали в итоге только рикошет. Затем батарея перешла к обстрелу бризантными снарядами и сразу имела успех. 2 танка загорелись и 1 танк, неуправляемый, остановился (F. 201).

Дневное сообщение 34-й ПД в 12-й АК, 7.09.41, 21.10.

После относительно спокойной первой половины дня с отдельными ударами разведки против центра и северной части J.R.l07, в 17.00 началась поддержанная танками атака между железной дорогой и р. Борчи силою в полк пехоты против J.R.253 и была отбита около 19.00. Одиночные вражеские танки ворвались на позиции пехоты.

981 пленных, 1 перебежчик (F. 212).

Донесение 34-й ПД в 12-й АК, 10.09.1941, 16.40.

После сильной, начавшейся с 5.30 артподготовки в полосе шириной 6 - 7 км утром велись атаки с танками на северный сектор J.R.80 и на участок J.R.253, но были отбиты. Одиночные прорвавшиеся танки еще за нашей линией обороны. Вспомогательный удар вдоль р. Белизна и севернее нее. Между 8.30 и 9.00 деятельность вражеской авиации (F. 223).

Суточное донесение 34-й ПД в 12-й АК, 10.09.41, 22.07.

После сильной артподготовки с 5.30 и после авианалетов противник атаковал танками и пехотой первой волной между 8.00 и 8.30 и второй волной с 9.30, главный удар между железной дорогой и р. Борча. Пехотные атаки были остановлены перед позициями. Вражеские танки местами прорвались до батальонных командных пунктов, но следовавшая за ними пехота отброшена обратно.

Отдельные вражеские танки все еще между нашими позициями.

В 12.00 и 18.00 отбиты локальные атаки в Bortschi-Grund и севернее Никольской Слободы. Вспомогательная атака у Белизны и развертывание врага у с. Бересток подавлены артиллерией. Новое развертывание сил между 19.00 и 19.30 разбито атакой пикирующих бомбардировщиков.

Вражеский артобстрел, в т.ч. 210-мм орудиями, в течение всего дня.

145 пленных, 8 танков уничтожено (F. 224).

121-я танковая бригада. Бои за город Глухов, 21 - 29 сентября 1941 г.

Командный состав 121-й ТБр, список глав; предыдущая глава истории 121-й ТБр; следующая глава истории 121-й ТБр

Отредактировано 22.02.2018.

Боевые действия у Глухова 21 – 24 сентября 1941 г.

14 сентября 1941 г. выведенная из состава 50-й армии в подчинение командующего Брянским фронтом 121-я танковая бригада начала погрузку на станции Сельцо для переброски на станцию Евдокимово (северо-восточнее г. Севск). 16 сентября согласно директиве №00130 штаба фронта 283-я стрелковая, 21-я и 55-я кавалерийские дивизии, 121-я и 150-я танковые бригады образовали фронтовую подвижную группу генерал-майора Ермакова, которая сразу же получила задачу отбить сданный немцам 7 сентября город Глухов. К 6.00 17 сентября первые 3 эшелона из 6 121-й бригады выгрузилось на станции Евдокимово, после чего днем бригада основными силами сосредоточилась в лесу в 12 км восточнее г. Севск, куда вскоре также подтянулась новосформированная 150-я танковая бригада (12 Т-34 и 8 Т-50). Здесь 17 сентября 121-я бригада подверглась удару вражеской авиации, потеряв согласно именным спискам потерь убитыми 3 зенитчиков (ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 162, лл. 255, 276, 282).

Всего на 17 сентября 121-я танковая бригада насчитывала 32 танка (3 КВ-1, 10 Т-34, 19 Т-26) в строю, 15 танков (3 КВ-1, 6 Т-34, 6 Т-26) в ремонте, еще 37 танков (1 КВ-1, 6 Т-34, 30 Т-26) оставались неэвакуированными на поле боя (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 43, л. 9).

Завершив сосредоточение восточнее Севска, 121-я и 150-я танковые бригады в ночь на 19 сентября перешли к деревне Круглая Поляна (30 км юго-западнее г. Севск), откуда с 18.00 121-я бригада ночным маршем к утру 20 сентября перешла в район деревень Суходол, Ястребщина, Уланов (Глуховский район, Сумская область) (ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 162, лл. 298, 303; ф. 251, оп. 646, д. 43, л. 194).

К 20 сентября за счет эвакуации и ремонта ранее подбитых танков 121-я бригада выросла до 59 боеспособных танков (5 КВ-1, 16 Т-34, 38 Т-26), еще 14 танков (1 КВ-1, 1 Т-34, 12 Т-26) требовало капремонта, а 21 танк (1 КВ-1, 5 Т-34, 15 Т-26) составлял безвозвратные потери. 3 из 5 исправных КВ-1 и 3 из 16 исправных Т-34 не имели пушек и использовались, возможно, в качестве тягачей. По другим данным бригада насчитывала 21 исправный танк (3 КВ-1, 10 Т-34, 9 Т-26), 1675 человек личного состава, 12 бронемашин (8 БА-10 и 4 БА-20), 7 37-мм, 11 45-мм и 4 76-мм орудий, 15 минометов (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 39, л. 33; д. 43, л. 12).

В ночь на 20 сентября 121-я танковая бригада боевым приказом №02 штаба группы Ермакова получила боевую задачу «мотострелковым батальоном с 3 – 5 танками к исходу дня выйти на рубеж Москаленков – раз. Заруцкий, танковым полком скрытно сосредоточиться в р-н Гусаковщина, Кучеровка, Бойки. Держать тесно связь с 283 СД, имея ввиду действовать в направлении Глухов» (ЦАМО, ф. 361, оп. 6079, д. 10, л. 596).

20 сентября 121-я танковая бригада выдвинулась в указанные ей районы, откуда 21 сентября 121-й мотострелковый батальон с 3 танками Т-26 атаковал оборонявшие район Глухова 17-й мотоциклетный батальон 17-й танковой дивизии (46-й танковый корпус, Panzergruppe.2) и 5-й отдельный пулеметный батальон, сбил боевое охранение противника и занял Москаленков и Фрейгольтово (ныне Приволье). Только лишь Т-26 комиссара 2-й роты 2-го батальона младшего политрука Алексея Семенова уничтожил 1 миномет и 2 станковых пулемета. Собственно 121-я танковая бригада 21 сентября потеряла согласно именным спискам потерь 2 человек убитыми (начальник боепитания 121-го МСБ воентехник 2-го ранга Дмитрий Косолапов и помпотех 3-й роты 2-го батальона воентехник 2-го ранга Сергей Шабалин) (NARA, T. 314, R. 1073, F. 614; ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 381, л. 145; ф. 229, оп. 161, д. 162, лл. 303, 317; ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 3).

К утру 22 сентября штаб Брянского фронта предполагал в Глухове до 2 батальонов пехоты с артиллерией и танками, что соответствовало истине. 22 сентября 283-я стрелковая дивизия совместно с танками 150-й танковой бригады и усиленным 121-м МСБ овладела селом Береза (3,5 км севернее г. Глухов), но к исходу дня контратакой противника была выбита оттуда (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 47, л. 81; ф. 229, оп. 161, д. 162, л. 321, 324).

По-видимому, именно 22 сентября в бой были введены и остальные танки 121-го танкового полка, т.к. именно в тот день согласно наградным листам танк КВ-1 взводного лейтенанта Анатолия Буряка  уничтожил 5 орудий ПТО, 5 минометов, 7 пулеметов и около 10 немцев, танк Т-34 старшего механика-водителя сержанта Ивана Судкового  уничтожил 2 орудия ПТО, 2 миномета и 2 ручных пулемета, а Т-34 старшего механика-водителя младшего воентехника Филиппа Бевза  уничтожил 1 орудие ПТО с расчетом (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 381, л. 24; д. 440, лл. 94, 103).

Также 22 сентября в списки 121-й танковой бригады были зачислены прибывшие в основном накануне, 21 сентября (только несколько человек – 18 сентября), из 150-й танковой бригады 59 «безлошадных» танкистов, которых в основном поставили на танки Т-26 (ЦАМО, ф. 3108, оп. 2, д. 1, лл. 36, 39).


После первых 2 дней боев к 23 сентября по данным штаба АБТУ фронта 121-я танковая бригада насчитывала всего 13 танков (1 КВ-1, 4 Т-34, 8 Т-26) и 9 бронемашин (6 БА-10 и 3 БА-20) в строю, 41 танк (4 КВ-1, 11 Т-34, 26 Т-26) требовал среднего, а 16 танков (1 КВ-1, 3 Т-34, 12 Т-26) и 3 бронемашин (2 БА-10 и 1 БА-20) – капитального ремонта, безвозвратные потери с 20 сентября увеличились с 21 до 24 танков (1 КВ-1, 4 Т-34, 19 Т-26) (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 43, л. 15).

К утру 23 сентября по данным штаба фронта в Глухове оборонялось до полка мотопехоты и дивизион артиллерии, отмечалась слабость немецких позиций, которые состояли лишь из окопов и проволочного заграждения в 1 кол. В селе Береза были замечены 22 немецких танка (из них 6 огнеметных) и артиллерийская батарея. Однако в 6.00 17-я танковая дивизия главными силами (в т.ч. всем танковым полком) атаковала с юга через участок опергруппы Акименко и к 12.00 пробилась в город, значительно усилив его гарнизон (NARA, T. 313, R. 86, F. 7326795; ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 47, л. 83).

К 14.00 23 сентября 858-й стрелковый полк 283-й дивизии при поддержке 2-го дивизиона 243-го артполка и танков 121-й бригады вновь овладел Березой, после чего вышел на западную окраину села и высоту 192,8. К вечеру ударом с севера танки 121-й бригады ворвались в Радионовку – северный пригород Глухова. Наступавший на город с востока от разъезда Закуцкий 121-й МСБ со все теми же 3 Т-26 всего лишь достиг рубежа сараи в 2 км восточнее высоты 198,4 – северная часть Белокопытово (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 57, л. 107; ф. 229, оп. 161, д. 162, л. 329; ф. 1047, оп. 1, д. 7, л. 15).

За день в 121-й танковой бригаде снова отличились экипаж танка Т-26 комиссара 2-й роты 2-го батальона младшего политрука А. Семенова (уничтожил 1 миномет и захватил 2 пленных) и экипаж танка Т-34 старшего механика-водителя сержанта И. Судкового (проделал 3 прохода в проволочном заграждении для пехоты, раздавил 1 орудие ПТО, 1 миномет и 2 ручных пулемета) (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 381, л. 145; д. 440, л. 94).

В именных списках потерь 121-й танковой бригады за день 23 сентября всего 2 убитых (ротный лейтенант Александр Володин и 1 рядовой мотострелок) и 2 пропавших без вести (комиссар 3-й роты 2-го батальона младший политрук Алексей Козенцов и командир 1-го взвода 2-й роты того же батальона младший лейтенант Григорий Малышев).

Весь день 24 сентября 858-й полк с танками 121-й бригады вел бой на рубеже западная окраина Березы – высота 157,8 -  Белявский – Радионовка. Чуть восточнее, у высоты 201,2 безуспешно атаковал 860-й стрелковый полк. Наступавший с 3 танками Т-26 с востока 121-й мотострелковый батальон достиг высоты 188,1 у восточной окраины города, где также был остановлен огнем с окраины города (ЦАМО, ф. 1047, оп. 1, д. 7, л. 19).

В именных списках потерь 121-й танковой бригады 24 сентября числятся лишь 1 убитый (рядовой автоматчик) и 2 пропавших без вести (командир танка старший сержант Василий Устинов и его механик-водитель сержант Иван Коротков).

За день 24 сентября отличился лишь экипаж Т-34 старшего механика-водителя красноармейца Якова Шевченко, который уничтожил 1 орудие ПТО, 3 миномета, 2 станковых пулемета (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 440, л. 328).

Контрудар 17-й танковой дивизии 25 сентября 1941 г.

К 25 сентября 1941 г. после всех боев 121-я танковая бригада все еще насчитывала 28 танков в строю (3 КВ-1, 8 Т-34, 17 Т-26), еще 26 танков (2 КВ-1, 7 Т-34, 17 Т-26) требовали среднего, а 16 танков (1 КВ-1, 3 Т-34, 12 Т-26) – капитального ремонта. По другим, менее достоверным данным в бригаде осталось всего 15 танков (1 КВ-1, 2 Т-34, 12 Т-26) в строю, а также 1248 человек личного состава, 4 бронемашины, 257 автомашин (11 легковых, 186 грузовых, 60 специальных), 15 тракторов, 42 мотоцикла, 8 37-мм, 11 45-мм и 8 76-мм орудий, 6 зенитных, 6 станковых, 20 ручных пулеметов, 85 ППД, 460 винтовок, 18 раций (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 39, л. 52; д. 43, л. 17).

В ночь на 25 сентября в боевом приказе №07 генерал-майора Ермакова 121-я танковая бригада получила боевую задачу, согласно которой 8 ее танков должны были поддерживать дальнейшие атаки 858-го и 860-го полков на Глухов, а главные силы бригады должны были с приданной ротой саперов 27-го отдельного саперного батальона «занять оборону на рубеже сараи 3 км юго-западнее Фрейгольтово, Заруцкое, применяя инженерные заграждения, не допустить прорыва противника на север в направлении Фрейгольтово, Студенок. Для отражения контратак противника создать из танков и за счет тылов подвижный резерв, расположив его в районе высот 211,5, 225,3, 216,5» (ЦАМО, ф. 1047, оп. 1, д. 7, л. 20).

Согласно этому приказу к утру 25 сентября 121-й МСБ с 3 приданными танками Т-26 перешел к обороне у железной дороги на 5-км участке, прикрыв левый фланг 283-й дивизии, еще 13 танков встали в резерве командира бригады на высотах севернее Москаленкова, а 10 танков с утра поддерживали продолжающиеся атаки 283-й дивизии на Глухов (ЦАМО, ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 3).

25 сентября в район Глухова начали прибывать части перебрасываемого сюда 24-го танкового корпуса. Для обеспечения района их сосредоточения 17-я танковая дивизия в 11.00 силами 39-го танкового и 40-го стрелкового полков (по советским данным до 40 танков и батальон пехоты) внезапно атаковала с северо-восточной окраины Глухова вдоль шоссе на Эсмань боевые порядки наступавшего 860-го стрелкового полка, который в итоге начал беспорядочный отход.

Выйдя на высоты южнее Хотьминовки, 40-й полк на своем правом фланге при поддержке танков успешно отбил 1 контратаку танков 121-й танковой бригады, по немецким данным огнем танков и орудий ПТО было подбито 7 танков (в т.ч. 3 «44-тонных», т.е. скорее всего КВ-1). К 16.00 17-я танковая дивизия овладела рощей в 1 км южнее Хотьминовки, хутором Москаленков, Фрейгольтово, где была задержана танками 121-й бригады и переброшенными из резерва Ермакова 2 ротами 150-го МСБ. К 18.30 штабом 17-й танковой дивизии было заявлено о захвате с 24 сентября 3000 пленных и 8 танков, из ее собственных потерь известно, что 40-й стрелковый полк 17-й ТД 25 сентября потерял всего лишь 15 человек (3 убитыми и 12 ранеными) (см. Dinglreiter Joseph; NARA, T. 313, R. 86, F. 7326810, 7326812; ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 47, л. 94; д. 57, лл. 139, 140).

Согласно наградным листам в боях за Фрейгольтово и Москаленков среди танкистов 121-й бригады снова отличились экипажи танка КВ-1 взводного лейтенанта А. Буряка (уничтожил 1 танк) и Т-26 комиссара 2-й роты 2-го батальона младшего политрука А. Семенова (уничтожил 1 миномет, 2 станковых пулемета и до 50 немцев). 1 средний танк противотанковой гранатой подбил командир истребительной роты лейтенант Михаил Мельников, а его политрук младший политрук Николай Малинин бутылкой с «КС» поджег 2-й средний танк (хотя, возможно, речь все же идет об одном-единственном танке). Боец этой же роты красноармеец Иван Мельников уничтожил 2 пулемета. В ходе боя истребительная рота попала в окружение, однако отделенный младший сержант Николай Хлыбов установил расположение боевого охранения противника, и рота вышла из окружения без потерь в личном составе, правда, прикрывавший ее отход станковой пулемет младшего сержанта Николая Таранова был разбит прямым попаданием снаряда (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 381, лл. 24, 69, 72, 85, 107, 145; д. 384, л. 86).

Согласно именным спискам потерь 25 сентября 121-я танковая бригада потеряла 10 человек убитыми (замначштаба по оперработе капитан Миней Гробовский, ротный лейтенант Андрей Галеев, башенный стрелок старший сержант Прокофий Пищеров, 7 мотострелков) и 17 человек пропавшими без вести (командир 121-го МСБ капитан Максим Антонов (пленен), командир минометной роты лейтенант Николай Иванов (пленен), комиссар роты политрук Дмитрий Фокин, командир саперного взвода лейтенант Георгий Тимошкин, командир взвода управления лейтенант Федор Гонтарь, взводные лейтенанты Сергей Быков, Виктор Лукин, Павел Худяков (пленен), комиссар 1-й зенитной батареи политрук Петр Пещуров, командир танка младший сержант Григорий Погребняк, механики-водители старшина Федор Уткин, старший сержант Григорий Лопатухин, башенный стрелок старшина Иван Ермаков, старшие радисты сержант Александр Мартыненко и младший сержант Георгий Колесов, радисты сержанты Петр Луцковский и Митрофан Шостак), однако множество пропавших без вести в тот день мотострелков в эти списки не вошло. Тем более не известно количество раненых, среди прочих 25 сентября были тяжело ранены взводный лейтенант Михаил Воробьев и командир Т-34 сержант Михаил Васильев.


Временный переход к обороне

После прошедших накануне крайне неудачных боев 26 сентября 1941 г. 283-я стрелковая дивизия перешла к обороне на рубеже Воздвиженск – Горелый – Вольный (ныне в составе с. Клочковка) – Москаленков, выведя во 2-й эшелон 860-й стрелковый полк. 121-я танковая бригада также расположилась в тылу дивизии в лесу в 3 км юго-западнее села Эсмань. В 8.00 17-я танковая дивизия силами до 30 танков и 2 батальонов пехоты возобновила наступление от Хотьминовки вдоль шоссе на Эсмань и несколько потеснила пехоту 283-й дивизии. В именных списках 121-й танковой бригады за 26 сентября 34 пропавших без вести человек (башенный стрелок красноармеец Андрей Владимиров, а также 33 артиллеристов, в т.ч. командир огневого взвода старший сержант Владимир Швецов, командиры орудий сержанты Петр Кленов, Василий Малышев, красноармеец Григорий Хвостиков), однако, скорее всего они пропали без вести накануне, 25 сентября (ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 162, л. 360).

27 сентября 121-я бригада главными силами находилась в лесу в 3 км юго-восточнее с. Эсмань, а мотострелковым батальоном прикрывала левый фланг 283-й дивизии на рубеже высота 192,5 (северо-восточнее Фрейгольтово) – Старая Пасека (ныне не существует, севернее разъезда Заруцкий), готовясь к возобновлению наступления, однако 28 сентября согласно директиве командующего фронтом №0182 вся опергруппа Ермакова временно перешла к обороне (ЦАМО, ф. 251, оп. 646, д. 40, л. 173).

Всего в боях за удержание Глухова 22 – 26 сентября 17-я танковая дивизия по собственным данным захватила или уничтожила 22 танка (в т.ч. 7 тяжелых), которые пришлись на долю 121-й танковой бригады (соседняя 150-я танковая бригада потеряла лишь 4 легких танка Т-50 подбитыми), а также взяла 8000 пленных (NARA, T. 313, R. 86, F. 7326829).

Частная операция 29 сентября 1941 г.

С 4.00 29 сентября 1941 г. по приказу штаба группы Ермакова 283-я стрелковая дивизия с танками 121-й и 150-й танковых бригад провела частную операцию по улучшению своих позиций, с 4.00 сравнительно ограниченным силами атаковав 1-й батальон 41-го моторизованного полка 10-й моторизованной дивизии и 5-й пулеметный батальон. Согласно приказу 1 стрелковый батальон с 4 танками 150-й танковой бригады должен был атаковать на Хотьминовку и Годуновку против 1-го батальона 41-го моторизованного полка, 1 батальон с 4 танками 121-й танковой бригады – на Москаленков, а 1 батальон с 3 танками 121-й танковой бригады – на Фрейгольтово, обоим батальонам противостоял подчиненный 10-й моторизованной дивизии 5-й пулеметный батальон. Немецкие батальоны поддерживали 1 легкая и 1 тяжелая артбатареи 10-го артполка.

К 7.20 немцами наблюдалась атака лишь 5 танков 121-й танковой бригады на Москаленков и 3 танков 150-й танковой бригады на Годуновку, возможно, чуть позже состоялась атака танков на Фрейгольтово, в бою за которое танк Т-34 старшего механика-водителя сержанта Ивана Судкового уничтожил 29 сентября 2 автомашины с установленными на них орудиями ПТО и раздавил 1 пулемет. Каждый из атакующих стрелковых батальонов штаб 10-й моторизованной дивизии оценил как стрелковую роту, настолько мала была их численность.

В 8.00 штабом 10-й моторизованной дивизии отмечался подход с севера, со стороны Клочковки, на Хотьминовку сразу 30 танков, вероятно, 121-й танковой бригады. 5 из этих танков к 9.35 продвинулись за шоссе Глухов – Севск к Москаленкову, но остальные 25 танков так и остались стоять весь день в лощине между Хотьминовкой и Клочковкой. Всего в течение дня усиленными батальонами 283-й стрелковой дивизии были заняты высота 205,3 (западнее Хотьминовки), Хотьминовка, Годуновка, Москаленков, однако к 20.30 наиболее вырвавшийся вперед стрелковый батальон без воздействия противника оставил захваченные за день высоты 205,3 и 109,3 и отошел к востоку (NARA, T. 315, R. 195, F. 627; R. 206, F. 576; R. 547, F. 194 – 196; ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 440, л. 94; ф. 251, оп. 646, д. 43, л. 208; ф. 1047, оп. 1, д. 4, л. 9).

В 121-й танковой бригаде за день 29 сентября также отличились экипажи танков: Т-26 комиссара роты младшего политрука Алексея Семенова (уничтожил 1 автомашину), КВ-1 взводного лейтенанта Анатолия Буряка (уничтожил 2 танка, 1 миномет, 4 мотоцикла) и механика-водителя старшего сержанта Николая Абалакова (его танк раздавил 5 станковых пулеметов). В именных списках потерь 121-й танковой бригады за 29 сентября всего 2 пропавших без вести (командир 3-го взвода 2-й роты 3-го батальона лейтенант Иван Сорокин и, надо полагать, его механик-водитель старший сержант Василий Дюканов) (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 381, лл. 24, 145; д. 384, л. 28).


Источники:

Оперативные сводки, донесения, приказы оперативной группы Ермакова, Брянского фронта – сайт «https://pamyat-naroda.ru».

Архивные материалы 121-й танковой бригады. - ЦАМО, ф. 3108, оп. 1, д. 2.

Документы 4-й танковой дивизии. – NARA, T. 315, R. 195, 206.

Документы 10-й моторизованной дивизии – NARA, T. 315, R. 547.

Документы штаба XXXXVI-го танкового корпуса. - NARA, T. 314, R. 1073.

Документы штаба Panzerarmee.2. - NARA, T. 313, R. 86.

Armored Bears: The German 3rd Panzer Division in World War II Vol.1. - Stackpole Books, 2012.

Dinglreiter Joseph. Die Vierziger. Chronik des Regiments. - Augsburg: Kameradschaft Regiment 40 Augsburg, 1959.

Наградные листы - http://podvignaroda.mil.ru

Именные списки потерь – сайт «http://www.obd-memorial.ru».

Фотографии с сайта "reibert.info"

(фотографии одних и тех же танков в разных ракурсах повторять не стал, желающие могут пройти по ссылке)

121-я танковая бригада. Окончание боевых действий под Брянском, сентябрь 1941 г.

Командный состав 121-й ТБр, список глав; предыдущая глава истории 121-й ТБр; следующая глава истории 121-й ТБр

Отредактировано 20.01.2018

Боевые действия 8 – 9 сентября 1941 г.

8 сентября 1941 г. 121-я танковая бригада боевых действий не вела, готовясь к возобновлению наступления, за день в бригаде погиб лишь комиссар 2-й роты 3-го танкового батальона младший политрук Анатолий Сироткин.

9 сентября 121-я танковая бригада по данным штаба 50-й армии в составе 18 танков сосредоточилась в деревне Петуховка (ныне не существует, у северо-восточной окраины с. Никольская Слобода) и в лесу южнее. Днем согласно сообщению штаба 34-й пехотной дивизии ее отдельные танки участвовали в разведке боем пехоты 299-й стрелковой дивизии на участке 253-го пехотного полка. Вел бой и ранее находившийся в резерве 299-й дивизии мотострелковый батальон, при этом особенно отличился минометный взвод лейтенанта Степана Иванова, который подавил 2 миномета и 3 пулемета, однако сам Иванов прямым попаданием мины был убит (NARA, T. 315, R. 877, F. 220; ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 381, л. 33; ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 161).

Всего 121-я танковая бригада согласно именным спискам 9 сентября потеряла 12 человек убитыми (командир 3-го батальона капитан Дмитрий Дорофеев, командир мотострелкового взвода лейтенант Степан Иванов, командиры танков старший сержант Алексей Прокопов и сержант Леонид Устюгов, механики-водители старший сержант Иван Бедарнов и младший сержант Василий Волков, башенный стрелок красноармеец Яков Горовой, шофер красноармеец Григорий Фролов, 4 рядовых мотострелков) и 4 мотострелков пропавшими без вести. Комбат Дорофеев в оперсводке штарма отмечен как погибший на следующий день, 10 сентября, а потому, возможно, часть убитых в тот день списали задним числом за 9 сентября.

Бой 10 сентября 1941 г.

К 10 сентября 1941 г. по данным штаба 50-й армии 121-я танковая бригада все еще насчитывала 1830 человек личного состава, 17 танков (1 КВ-1, 6 Т-34, 10 Т-26), 13 бронемашин, 261 автомашину (11 легковых, 59 специальных, 191 грузовую), 15 тракторов, 47 мотоциклов, 7 37-мм, 16 45-мм и 7 76-мм орудий, 9 50-мм и 6 82-мм минометов, 6 зенитных, 79 крупнокалиберных, 10 станковых, 33 ручных пулеметов, 155 ППД, 711 обычных и 367 автоматических винтовок, 24 радиостанции (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 39, л. 14).

Все оставшиеся танки были сведены в 2 танковые роты, которые согласно боевому приказу №11 штаба армии в ночь на 10 сентября были приданы 290-й и 299-й стрелковым дивизиям (на 10 сентября 9404 и 4228 человек личного состава соответственно), а конкретно – 885-му и 956-му стрелковым полкам. В 24.00 понесший ранее большие потери 956-й полк передал свои позиции 885-му полку, сконцентрировавшись западнее Петуховки для атаки всеми силами на Никольскую Слободу и Новую Буду.

В 5.30 10 сентября 34-я пехотная дивизия отметила начало артподготовки, а с 8.30 атаку 885-го и 956-го стрелковых полков на стыке 80-го и 253-го пехотных полков (официально 50-я армия возобновила наступление с 7.00). Позже, оправдывая свои неудачные боевые действия, командование 956-го полка сослалось на то, что артподготовка на его участке велась всего лишь артиллерией самого полка (4 76-мм орудий), ну а танки до 16.00 на исходные позиции так и не вышли. Однако 253-й пехотный полк с утра 10 сентября фиксировал сильную атаку на Никольскую Слободу именно с поддержкой танков, 956-му стрелковому полку удалось на отдельных участках прорвать позиции 2-го пехотного батальона 253-го пехотного полка, танки окружили штаб 3-го батальона 80-го пехотного полка, однако прорыв быстро был локализован, в помощь 253-му полку была отправлена 2-я батарея 25-го зенитного полка (ЦАМО, ф. 208, оп. 2511, д. 1034, л. 128; NARA, T. 314, R. 501, F. 398; T. 315, R. 876, F. 409, 411; R. 877, F. 223).

В 9.30 после артподготовки началась 2-я атака с танками 121-й танковой бригады на Новую Буду. Поддерживавшие 885-й стрелковый полк танки прорвались через позиции 80-го пехотного полка в его тыл, атаковав штабы батальонов и резервы, но, не имея поддержки от 885-го полка, который залег перед хутором Кочевский, к 11 часам вынуждены были отойти обратно, хотя отдельные танки и оставались до вечера между 1-й и 2-й линиями обороны 80-го полка. Соседний 956-й стрелковый полк по данным штарма овладел Новой Будой и к 10.00 вел бой за Красную Поляну (ныне не существует, западнее Никольской Слободы) (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 160; NARA, T. 314, R. 501, F. 398; T. 315, R. 876, F. 411; R. 877, F. 224).

С 12.00 80-й и 253-й пехотные полки отбили новые атаки на свои позиции. К 17.00 по данным штаба 956-го стрелкового полка танки 121-й танковой бригады все же вышли на исходные позиции и атаковали совместно с пехотой, однако при подавлении противотанковой обороны противника один из них был подбит, «остальные танки, не открывая огня, ушли обратно в тыл». В 18.00 – 18.30 по позициям полка последовал массированный удар из 22 Ju-87В эскадры Хагена, после чего полк окончательно прекратил свои безуспешные атаки (ЦАМО, ф. 208, оп. 2511, д. 1034, л. 128; NARA, T. 315, R. 876, F. 412).

Всего за день 10 сентября 34-я пехотная дивизия по собственным данным уничтожила огнем 50-мм орудий ПТО 14-й роты 253-го пехотного полка 2 танка (1 КВ-1 и 1 Т-34), а силами 80-го пехотного полка – 1 танк Т-26 (так по данным от 12 сентября, первоначально в своем журнале боевых действий штаб 34-й пехотной дивизии отметил, что огнем 47-мм орудий ПТО и дивизионной артиллерии было уничтожено 8 танков, из них 4 танка – на участке 10-й роты 80-го пехотного полка) (NARA, T. 315, R. 876, F. 412; R. 877, F. 224, 228; ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 251).

В 121-й танковой бригаде за день отличился лишь экипаж танка Т-34 командира 3-го взвода 2-й роты 1-го батальона лейтенанта Анатолия Власова, который уничтожил у Кочевского 2 легковые и 4 транспортных автомашины, 10 станковых пулеметов (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 384, л. 60).

В именных списках потерь 121-й танковой бригады за 10 сентября числятся 2 сгоревших в своих бронемашинах БА-10 экипажа в 6 человек (командир бронемашины старший сержант Николай Храмутин, водитель красноармеец Владимир Есаулов, башенные стрелки младший сержант Мамед Сомидов и красноармеец Александр Семенов, радисты красноармейцы Мухтор Карашов и Николай Климов; впрочем, по другим спискам Храмутин и Есаулов сгорели в бронемашине 11 сентября) и 1 человек пропавшим без вести (командир орудия сержант Василий Семенов).

Всего 1 – 10 сентября 121-я танковая бригада по данным штаба 50-й армии потеряла 256 человек личного состава (в т.ч. безвозвратные потери – 102 человека: 63 убитых и 39 пропавших без вести; 154 раненых), в именных списках потерь бригады за этот же промежуток времени числятся 119 человек (85 убитых и 34 пропавших без вести). 299-я стрелковая дивизия, которую поддерживала 121-я бригада, за это же время потеряла 4230 человек личного состава (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 41, лл. 5, 12).

Бой 11 сентября 1941 г.

Ночной атакой 956-й стрелковый полк к 7.00 11 сентября 1941 г. овладел Никольской Слободой, где отбил 1 подбитый танк 121-й танковой бригады, но оказался по сути в полуокружении, т.к. соседние полки продвижения не имели. На рассвете после артподготовки 290-я и 299-я стрелковые дивизии с танками 121-й бригады возобновили наступление, надо полагать, это была фиксируемая штабом 34-й пехотной дивизии с 5.00 атака 1 – 2 батальонов пехоты с танками против 80-го пехотного полка южнее железнодорожной сторожки, которая была отбита 80-м полком. В 8.00 последовала безуспешная атака (немцы насчитали до 2 рот пехоты), надо полагать, остатков 956-го стрелкового полка у Никольской Слободы против 253-го пехотного полка, а в 10.00 – атака батальона пехоты 290-й стрелковой дивизии с танками западнее Летошников против 80-го полка. Танкам удалось прорвать оборону на участке 3-го батальона 80-го полка в районе села Красное, но затем они были остановлены артогнем и отошли на исходные позиции, после чего 121-я танковая бригада в составе оставшихся 14 танков сосредоточилась в районе села Красное, высота 206,5 (NARA, T. 315, R. 876, F. 413; R. 877, F. 225; ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 167; ф. 208, оп. 2511, д. 1034, лл. 15, 130).

Всего в боях 10 – 11 сентября 121-я танковая бригада по данным штаба армии уничтожила 8 орудий ПТО, 12 минометов, 14 станковых и 8 ручных пулеметов, 4 грузовых и 1 легковую автомашину, но потеряла 3 танка (1 КВ-1, 1 Т-34, 1 Т-26) и 1 БА-10 подбитыми, 7 человек убитыми и 4 ранеными. 34-я пехотная дивизия по собственным данным 8 – 12 сентября уничтожила 9 танков 121-й танковой бригады, из них 2 52-тонных (т.е. КВ-1) (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 167; NARA, T. 315, R. 877, F. 229).

В именных списках потерь 121-й танковой бригады за 11 сентября числятся всего 2 убитых (помначштаба танкового полка старший лейтенант Александр Звягинцев; в бронемашине сгорел старший радист младший сержант Николай Канин) и 3 пропавших без вести (командир 3-й роты 3-го батальона лейтенант Николай Демиденко, командир танка КВ-1 1-го батальона лейтенант Иван Терехов, механик-водитель старшина Яков Тарасенко).

Последний бой 13 сентября 1941 г. Итоги наступления.

Весь день 12 сентября 1941 г. 121-я танковая бригада производила ремонт матчасти в районе Красного и к исходу дня по данным штарма насчитывала в строю всего 13 танков и 6 бронемашин. Снова отличился водитель трактора ремроты красноармеец Евгений Куденко, который нашел и эвакуировал с поля боя ранее пропавший без вести танк комбата-1 Горбунова (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 381, л. 37; ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 185).

В 5.30, 12.00 и 18.00 13 сентября по данным штаба 34-й пехотной дивизии танки Т-34 и КВ-1 1-го батальона 121-го танкового полка с пехотой силою в 1 – 2 батальона позади трижды (по другим данным атак за день было всего 5) атаковали позиции 9-й и 10-й рот 3-го батальона 80-го пехотного полка. 2-я атака была отражена в 12.00 контратакой 10-й роты, однако рота при этом потеряла 77 человек ранеными, среди прочих погиб взводный лейтенант Friese. Во время отражения 3-й атаки в 18.00 взвод Friese был окончательно уничтожен атаковавшим стрелковым батальоном с тяжелыми танками, после чего советская пехота вклинилась здесь, на стыке 80-го и 253-го пехотных полков. С 18.00 танки 121-й бригады вышли из боя (что интересно, судя по всему, потерь в технике в бригаде за день не было), и с 19.00 бригада начала переброску на станцию Сельцо. Оставшаяся без танковой поддержки пехота не смогла быстро развить прорыв, и переброшенный вечером сначала 1 взвод 1-й пехотной роты, а затем и резервная рота 34-й пехотной дивизии быстро закрыли место прорыва, полностью ликвидировав локальный дневной успех советских частей (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 251; ф. 3108, оп. 1, д. 2, л. 2; NARA, T. 315, R. 876, F. 416, 417; R. 877, F. 238).

За день в 121-й танковой бригаде особенно отличились старший механик-водитель красноармеец Василий Дюканов (его Т-34 уничтожил 4 орудия ПТО, 6 минометов, 8 станковых пулеметов) и командира 3-го взвода 2-й роты 1-го батальона лейтенант Анатолий Власов (его танк Т-34 уничтожил 3 орудий ПТО) (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 384, лл. 60, 72).

На этом участие 121-й танковой бригады в Рославль-Новозыбковской наступательной операции завершилось. В 19.00 13 сентября – 5.00 14 сентября 121-я танковая бригада перешла на станцию Сельцо, где с утра начала погрузку в эшелоны для отправки на юг, на станцию Евдокимово (северо-восточнее г. Севск) (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 190; ф. 229, оп. 161, д. 162, л. 247).

Всего за 2 первые недели сентября только что сформированная 121-я танковая бригада согласно отчету штаба 50-й армии уничтожила 4 75-мм и 12 орудий ПТО, 15 минометов, 29 станковых и 8 ручных пулеметов, до 600 человек пехоты, зенитными орудиями сбила 4 и 6 сентября 8 самолетов, однако потеряла 186 человек личного состава (заниженные данные с учетом общеизвестных потерь 1 – 10 сентября), 78 танков (5 из 7 КВ-1, 18 из 22 Т-34, 55 из 65 Т-26), в т.ч. 3 танка (1 КВ-1 и 2 Т-34) сгоревшими, остальные подбитыми, 2 БА-10, 1 37-мм зенитное орудие, 1 трактор, 2 транспортные автомашины.

К 20 сентября 21 танк (1 КВ-1, 5 Т-34, 15 Т-26) 121-й танковой бригады был списан в безвозвратные потери, еще 14 танков (1 КВ-1, 1 Т-34, 12 Т-26) требовали капремонта, наверняка, именно из их числа 6 Т-26 были сданы на металлолом. Восстановить удалось лишь 59 танков из 94 (5 из 7 КВ-1, 16 из 22 Т-34, 38 из 65 Т-26), таким образом неудачные 10-дневные бои стоили наспех сформированной 121-й танковой бригаде 25 танков. В именных списках потерь 121-й танковой бригады за 1 – 13 сентября числятся 87 убитых и 37 пропавших без вести человек личного состава (ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, л. 249, 250, 252; д. 43, лл. 9, 12).

Атаковавшая в основном совместно со 121-й танковой бригадой 299-я стрелковая дивизия потеряла сразу 6950 человек личного состава, т.е. по сути была разгромлена. Бездарное наспех проведенное без должной подготовки и должного прикрытия авиацией наступление ударной группы войск 50-й армии привело лишь к большим потерям в людях, технике и вооружении, 34-я пехотная дивизия 15 сентября насчитала 103 уничтоженных ее танка (из них 3 52-тонных) и 5661 захваченного ею пленного, сама дивизия 1 – 14 сентября потеряла всего лишь 862 человек личного состава (232 убитыми и 630 ранеными) (NARA, T. 315, R. 876, F. 419, 441; R. 877, F. 256).

Источники:

Оперативные сводки, донесения, приказы штабов 121-й танковой бригады, 50-й армии, Брянского фронта – сайт «https://pamyat-naroda.ru».

Архивные материалы 121-й танковой бригады - ЦАМО, ф. 3108, оп. 1, д. 2.

Доклад о боевых действиях ударной группы 50 армии с 2 по 16 сентября 1941 г. – ЦАМО, ф. 202, оп. 5, д. 21, лл. 243 - 252.

Дневник. Записки из боевого пути 956 СП. – ф. 208, оп. 2511, д. 1034, лл. 114 - 211.

Документы 34-й пехотной дивизии – NARA, T. 315, R. 876, 877.

Документы штаба XII-го армейского корпуса. – NARA, T. 314, R. 501.

Наградные листы - http://podvignaroda.mil.ru

Именные списки потерь – сайт «http://www.obd-memorial.ru».