Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

150-я танковая бригада. ч.6. Бои севернее города Елец, начало декабря 1941 г.

Дополнено и отредактировано 17.01.2020

Боевые действия 2-3 декабря 1941 г.

В 14.00 1 декабря 1941 г. 3 немецких самолета Bf.110 обстреляли тылы 150-й танковой бригады в районе деревень Ступино и Хорошавка, сожгли 2 и повредили 4 автомашины, погиб 1 красноармеец (прим. - в именных списках безвозвратных потерь 150-й ТБр отсутствует) и 10 человек было ранено [39, л. 16].

В ночь на 2 декабря 150-я танковая бригада по приказу штаба 3-й армии покинула занимаемый ею район деревни Замарайка и ночным маршем к утру 2 декабря перешла на никем не прикрытый разрыв фронта на стыке 3-й и 13-й армий. К 8.00 2 декабря 150-я разведывательная рота сосредоточилась в деревне Звягино, выставила боевое охранение на западной окраине села и повела разведку в западном направлении, на станцию Бабарыкино. К 9.00, потеряв 3 танка Т-26 отставшими на марше, в селе Никольское в составе 11 танков (2 Т-34, 6 Т-26, 3 БТ) расположился 150-й танковый полк, после чего полк выставил заставу из 2 танков на северо-западной окраине деревни Озерки [39, л. 16].

Следовавшая в деревню Успенское 2-я стрелковая рота 150-го МСПБ обнаружила здесь разведку 482-го пехотного полка 262-й пехотной дивизии (XXXV.AK, 2.Armee) в количестве до 30 человек, в огневом бою выбила ее из Успенского в северном направлении, на Яндовку [20, л. 12; 63, F. 183], после чего к 10.00 расположилась в Успенском, выставив боевое охранение на рубеже: высота 250,5 - западная окраина Успенского. Главные силы мотострелкового батальона к этому же времени сосредоточились совместно с танкистами в Никольском, откуда выслали боевую разведку на северо-запад, на Кольцово [39, л. 16].

К 13.00 в Никольское подтянулись обе зенитные батареи зенитного дивизиона, а в Ищеино к 16.00 расположились тылы бригады, после чего 150-я танковая бригада полностью сосредоточилась в заданном ей районе [39, л. 16].

Высланная ранее мотострелками разведгруппа в 14.00 обнаружила в Яндовке разведку 282-го пехотного полка в составе 15 человек. При появлении советских солдат немецкие разведчики ушли из Яндовки в западном направлении [39, л. 14], отчитавшись своему командованию, что Успенское и Яндовка заняты советскими войсками [63, F. 183]. Севернее Яндовки, в Кольцово, в 16.00 разведгруппа мотострелков обнаружила еще одну разведгруппу противника в составе 20 человек на автомашине, которая при появлении советских солдат также ушла на запад [39, л. 14]. Главные силы 282-го пехотного полка находились 2 декабря на линии Поряхино – Реневка – Елизаветовка – Николаевка, ближе всего в к ним располагалась 2-я стрелковая рота 150-го МСБ в Успенском (прим. - Успенское находится в 6 км восточнее Елизаветовки) [63, F. 183].

К 4.00 3 декабря в Никольское подтянулись 2 из 3 отставших на марше танка Т-26, и был отремонтирован танк БТ, после чего 150-й танковый полк в Никольском вырос до 14 исправных танков (2 Т-34, 8 Т-26 и 4 БТ). 3-й отставший на марше танк Т-26 сломался в пути и требовал ремонта. Также к этому времени на основании распоряжения штаба АБТУ Юго-Западного фронта в город Лебедянь для получения прибывшего в адрес 150-й танковой бригады пополнения был выслан представитель от мотострелкового батальона [39, л. 14].

3 декабря разведгруппа 150-го МСПБ обнаружила скопления до 200 человек немецкой пехоты (прим. - 482-й ПП 262-й ПД) в деревнях Николаевка и Яндовка, а также передвижения до 50 повозок противника из Елизаветовки на Поряхино [39, л. 15]. Во 2-й половине дня оборонявшая Успенское 2-я стрелковая рота 150-го МСПБ при поддержке 45-мм противотанкового орудия отбила атаку противника силою до 200 человек с запада, из Елизаветовки [51, л. 66]; немцы оставили на поле боя 20 трупов своих солдат, 2 автомашины, 5 повозок, 3 пулемета; также заряжающим 45-мм орудия красноармейцем Семеном Тыняновым был захвачен 1 пленный, за что позже Тынянов был награжден медалью «За боевые заслуги» [29, л. 488].

С 18.00 3 декабря ввиду неблагоприятной местности в районе Никольского (прим. - в основном овраги) 150-я танковая бригада произвела небольшую перегруппировку, выдвинув 1-ю стрелковую роту 150-го МСПБ из Никольского в Озерки, а зенитный дивизион отвела дальше в тыл – в деревню Суходол (4 км южнее Никольского), куда с 22.00 перешел также и штаб бригады [39, л. 15].

Начало Елецкой наступательной операции. 4 декабря 1941 г.

В 11.20 3 декабря 1941 г. штаб Юго-Западного фронта отдал частный боевой приказ №02 об объединении 150-й танковой бригады, 55-й кавалерийской и 307-й стрелковой дивизий в конно-механизированную группу 13-й армии во главе с генерал-майором Москаленко, которую до прибытия Москаленко и его заместителя полковника Кулиева должен был возглавить командир 150-й ТБр полковник Бахаров. Сформированной пока что лишь на бумаге группе Бахарова ставилась задача: «к исходу дня 3.12.41 занять исходный рубеж Плоское, Маслово, Пальма-Алексеевка, с 8.00 4.12.41 перейти в наступление в направлении Тросна, Дерновка, нанося удар по флангу и тылу противника» [64]. 4 декабря в состав группы также была включена 132-я стрелковая дивизия.

В ночь на 4 декабря 150-я танковая бригада покинула ранее занимаемые ею населенные пункты и после ночного марша, по данным штаба 13-й армии, к 7.00 4 декабря в составе всего лишь 1 исправного танка вышла на исходные позиции для наступления в район деревни Соловьевка (ныне Соловьево, севернее г. Елец) [66, л. 50; 69, л. 111]. 150-й мотострелковый батальон в заданный ему район деревни Пальна-Михайловка прибыл только к 13.00 [20, л. 13].

Впереди 150-й танковой бригады, в Слободке, к 6.00 4 декабря после ночного марша расположилась 55-я кавалерийская дивизия; левее бригады, в деревнях Большой Белевец и Рогатово, к 5.00 сосредоточились 1019-й и 1023-й стрелковые полки 307-й СД. К 7.00 оба полка перешли в район высоты 228,9, что западнее Рогатово, для последующего наступления в западном направлении [69, лл. 110, 111]. И 55-я кавалерийская, и 307-я стрелковая дивизии были весьма малочисленными и к 1 декабря насчитывали всего 1296 и 1478 человек личного состава соответственно [43, л. 79]. Сама 150-я танковая бригада к 5 декабря, по данным штаба Брянского фронта, насчитывала 36 танков (все в ремонте) и 1756 человек личного состава [43, л. 87]. Цифра в 1756 человек будет в дальнейшем фигурировать во всех донесениях штабов Брянского и Юго-Западного фронтов о численности 150-й танковой бригады до самого конца Елецко-Ливенской наступательной операции, т.к. штабу 150-й ТБр, надо полагать, было некогда во время наступления подсчитывать численность своей части.

По воспоминаниям Москаленко, наступление его конно-механизированной группы началось уже в 8.00 4 декабря [65, с. 107], то же самое говорится и в оперативной сводке штаба 13-й армии [66, л. 89]. Впрочем, противостоявшая группе Москаленко 134-я пехотная дивизия (XXXV.AK, 2.Armee) 4 декабря никаких атак с северо-восточного направления и никаких советских танков перед собой не фиксировала. Утром дивизия сама перешла в наступление с северо-запада на Елец, к полудню ее боевая группа Рейна (1-й и 2-й батальоны 439-го пехотного полка и 2-й батальон 445-го пехотного полка) ударом вдоль шоссе от Телегино ворвалась в западную часть Ельца и приступила к зачистке города от пехоты 148-й стрелковой дивизии [67, F. 500].

Другая боевая группа во главе с полковником Кунце (3-й батальон 445-го пехотного полка и 3-й батальон 439-го пехотного полка) должна была ударить на Елец с севера. Перейдя речку Ельчик, она наткнулась в селе Пищулино на пехоту 307-й стрелковой дивизии и к полудню с боем выбила ее из Пищулино в соседнее Рогатово [67, F. 500]. Развивая успех, группа Кунце с ходу взяла и Рогатово, однако 307-я стрелковая дивизия немедленно перешла в контратаку, отбила Рогатово и в течение всего дальнейшего дня и ночи с востока и севера безуспешно атаковала оба немецких пехотных батальона в Пищулино, где те заняли круговую оборону в отрыве от главных сил 134-й пехотной дивизии [67, F. 501]. Всего советские войска к вечеру 4 декабря насчитали в районе Рогатово - Пищулино до батальона пехоты, 1 батарею артиллерии и несколько минометов. Были захвачены пленные из состава 445-го пехотного полка [69, л. 128].

Наступления 55-й кавалерийской дивизии и 150-й танковой бригады 4 декабря, судя по всему, фактически так и не произошло. Прибывший к вечеру 4 декабря в штаб подвижной группы в село Архангельское, генерал-майор Москаленко отчитался штабу фронта, что к этому времени войска группы практически никем не управлялись, никаких средств связи, кроме 1 рации, в штабе группы просто не было, да и сам штаб группы был весьма плохо укомплектован, начисто отсутствовало снабжение частей всем необходимым. «Это корекатура, а не штаб» - так выразился о своем штабе сам Москаленко [69, л. 129].

К вечеру 4 декабря 55-я кавалерийская дивизия главными силами находилась на рубеже Маслово - Трегубовские Дворики (южнее Соловьевки), а передовыми частями вышла на рубеж Хрипуновка - Красное Утро (рубеж р. Ельчик), обнаружив перед собой в районе Плоское - Тростна - Становая до 1,5 батальона пехоты и 5 бронемашин противника [69, л. 127]. 150-я танковая бригада к этому же времени располагалась в тылу кавалеристов на рубеже Трегубово - Пальна-Михайловка [69, л. 132]. Позже в своих воспоминаниях Москаленко назвал численность бригады к этому времени в 12 исправных танков (3 Т-34 и 9 Т-26) [65, с. 107].

В 20.00 4 декабря генерал-майор Москаленко отдал войскам своей подвижной группы боевое распоряжение (№1) перейти в общее наступление в 7.00 5 декабря. Слева с исходных позиций в Рогатово по маршруту Пищулино - Сазыкино - Александровка, обходя Елец с северо-запада, атаковала 307-я стрелковая дивизия. Справа с исходных позиций в районе леса в 2,5 км северо-восточнее Тросны атаковала 55-я кавалерийская дивизия, которая должна была пешей группой взять Тросну и этим обезопасить с правого фланга главные силы подвижной группы. С исходных позиций в районе Большого Белевца по маршруту Подхорошее - Хмеленец - Красный Поселок совместно с конной группой 55-й КД атаковала 150-я танковая бригада. После взятия Красного Поселка (юго-западный пригород г. Елец) к исходу дня 5 декабря бригада должна была сосредоточиться в северных пригородах Ельца - Александровка и Аргамач, а конная группа 55-й КД - в районе деревни Хмеленец [68, л. 63].

Штаб 150-й ТБр принял решение выделить на поддержку конной группы 55-й КД не менее 4 танков, а остальными танками поддерживать наступление мотострелкового батальона, который должен был при поддержке танков и зенитного дивизиона с исходного рубежа Пущилинские выселки - Большой Белевец наступать в 2-эшелонном построении через Хмеленец на Лавы (южнее г. Елец). Слева, из деревни Касимовка должна была вести разведку на Аргамач и Трубицино 150-я разведрота [19, л. 18].


Наступление 5 декабря 1941 г.

Наступление группы Москаленко началось в 8.00 5 декабря 1941 г. [66, л. 52; 69, л. 105]. На рассвете 307-я стрелковая дивизия атаковала и окружила в Пищулино оба батальона боевой группы Кунце, в это же время 55-я кавалерийская дивизия атаковала в селе Тросна скопившиеся там обозы боевых групп Кунце и Рейна. Большинство обозов отошло в соседнее Телегино, однако часть обозов транспортного взвода и 439-го пехотного полка с продовольствием и боеприпасами была захвачена кавалеристами [67, F. 502]. Со стороны 150-й танковой бригады в бою за Тросну участвовала зенитная батарея из 4 37-мм орудий во главе с командиром взвода старшим сержантом Александром Шиманским, которая уничтожила несколько пулеметных точек в районе церкви; об участии в бою остальных подразделений 150-й ТБр пока что ничего не известно [29, лл. 298, 347].

Потратив почти все утро на зачистку Тросны и сбор трофеев, кавалеристы атаковали соседнее Телегино только ближе к полудню, однако к этому времени командир находившейся в селе 13-й роты пехотных орудий 445-го пехотного полка обер-лейтенант Шмид (Schmid) силами своей роты, тыловиков 439-го и 445-го пехотных полков (около 300 солдат) и взвода армейских зенитных орудий уже успел организовать оборону Телегино. После нескольких безуспешных атак Телегино кавалеристы заняли оборону вблизи этого села и подвергли Телегино обстрелу из орудий ПТО и минометов [67, F. 502].

Пока кавалеристы вели безуспешный бой за Телегино, 150-я танковая бригада, по советским данным, главными силами атаковала и с боем взяла соседнюю деревню Подхорошее, выбив оттуда противника силою до роты пехоты, после чего медленно двинулась на юго-восток, на Хмеленец [69, л. 139]. Всего в наступлении принимало участие 6-7 танков 150-й ТБр [69, л. 150]. Впрочем, в журнале боевых действий 134-й ПД совершенно не упоминаются какие-либо боевые действия в деревне Подхорошее и нет ни слова о появлении 5 декабря севернее Ельца советских танков.

Воспользовавшись крайне пассивным продвижением подвижной группы Москаленко, штаб 134-й ПД утром 5 декабря перебросил в Пищулино из своего резерва 1-й батальон 445-го пехотного полка, тем самым усилив боевую группу Кунце. В 19.00 в Телегино из Ельца прибыл 2-й батальон 445-го пехотного полка, организовав более плотную оборону против кавалерии. Вечером после зачистки южной части Ельца в распоряжение штаба 134-й пехотной дивизии в Хмеленец также подтянулся 1-й батальон 439-го пехотного полка, после чего 134-я пехотная дивизия сосредоточила против подвижной группы Москаленко 5 своих пехотных батальонов [67, F. 502, 503].

Сдача Рогатово и Подхорошее 6 декабря 1941 г.

Возобновление наступления группы Москаленко планировалось в ночь на 6 декабря 1941 г. Согласно составленному штабом 150-й ТБр плану танковая бригада должна была действовать 3 группами. Левофланговая группа 150-й ТБр должна была в 22.00 5 декабря танками совместно с артиллерией произвести огневой налет с огневых позиций на западной окраине и северо-восточнее Пищулино по самому Пищулино, поддержать пехоту 307-й СД при взятии Пищулино и дальнейшем наступлении на северную окраину Ельца [70, л. 163].

Правофланговая группа 150-й ТБр получила задачу ночной атакой взять Хмеленец и выйти на западную окраину Ельца [2, л. 9]. Между 2 основными группами, по всей видимости, атаковала 150-я разведывательная рота. Атака на Елец с севера и северо-запада была запланирована уже на 2.00 6 декабря, на 5.00 - овладение мостом через речку Ельчик и соединение в районе этого моста всех 3 наступающих групп 150-й ТБр, на 7.00 - выход в северные пригороды Ельца - Александровку и Аргамач [70, л. 163].

Наступление группы Москаленко началось с безуспешных ночных атак 307-й стрелковой дивизии на полуокруженную в Пищулино боевую группу Кунце. Поддерживали ли пехоту дивизии уже тогда танки 150-й ТБр, неизвестно. Одновременно с этим севернее Пищулино немцами был отмечен прорыв в западном направлении (т.е. в направлении на Подхорошее) советской пехоты на грузовиках [67, F. 503]. Возможно, именно в ту ночь и было взято на самом деле Подхорошее.

Заняв Подхорошее, согласно отчету штаба 150-й ТБр в 6.00 бригада достигла западной окраины Хмеленец, «но встретила сильный огонь танков противника из засад, была вынуждена отойти на исходное положение» [2, л. 9]. В действительности никаких танков в Хмеленце не было, и сам бой начался гораздо раньше. По данным штаба группы Москаленко, бригада атаковала с севера и запада Хмеленец уже в 1.00 6 декабря, а не в 6.00 [69, л. 173]. По данным штаба 134-й ПД, который располагался в этой самой деревне Хмеленец, атака на Хмеленец 2 легких танков и около 2 рот пехоты (прим. - именно так оценили немцы атаковавшие их подразделения 150-й ТБр) состоялась в 3.30 6 декабря. Встретив упорное сопротивление оборонявшегося здесь 1-го батальона 439-го пехотного полка, 150-я танковая бригада так и не смогла взять Хмеленец и в 5.00 отошла обратно на север, в Подхорошее [67, F. 504], где и находилась все утро, приводя себя в порядок [2, л. 9].

Наступление группы Москаленко должно было возобновиться с 7.30 6 декабря [70, л. 162], но позже генерал-майор Москаленко перенес его начало на 10.00 [70, л. 158]. 307-я стрелковая дивизия продолжала атаковать Пищулино, но успеха в овладении им не имела, после чего по приказу Москаленко 150-я танковая бригада выделила часть сил для помощи 307-й стрелковой дивизии во взятии этого села [69, л. 171]. Это был 150-й мотострелковый батальон с 4 танками [70, л. 164; 73, л. 117].

В 14.00 6 декабря штаб группы Москаленко впервые упомянул, что 150-я танковая бригада «передовыми частями ведет бой на сев.-зап. окраине у кир. гор. Елец» (т.е. у кирпичного завода в Ельце) [69, л. 171]. Позже штаб 13-й армии доложил, что «отдельные группы бойцов проникли в город до центра, но не поддержанные танками, отошли назад; танки также вернулись в Подхорошее из-за отсутствия горючего» [69, лл. 206, 207]. Из других донесений следует, что в город вошла конкретно 150-я разведывательная рота в составе 35 человек, которая заняла мост через речку Ельчик около церкви на северо-восточной окраине города и некоторое время затем удерживала этот мост [69, лл. 202-204; 70, л. 164]. Прорывались ли в действительности в тот день танки 150-й ТБр в Елец или нет, пока что не совсем ясно.

По воспоминаниям ельчанина А.А. Назарова (1927 г.р.), в эти декабрьские дни на северо-западной окраине Ельца в районе нынешнего дома №95 по улице Коммунаров им была обнаружена советская бронемашина, которую уже после войны он опознал как БА-27. Дверца бронемашины была открыта, а внутри кабины Назаров увидел 2 убитых советских солдат, сидевших на передних сидениях, склонившись лицами вперед [71]. В именном списке безвозвратных потерь 150-й ТБр числятся погибшими 10 декабря в районе села Подхорошее некие командиры бронемашин сержант Александр Зиньков и младший сержант Павел Вороной. Известно, что 10 декабря 150-я танковая бригада в районе Подхорошего бои уже не вела, и с большой долей вероятности, данная дата гибели – 10 февраля – ошибочная. Вполне возможно, что как раз именно Зиньков и Вороной составляли экипаж этой бронемашины и погибли в ней на северо-западной окраине Ельца 6 декабря [44].

Действовавшая севернее 150-й танковой бригады 55-я кавалерийская дивизия 6 декабря продолжала вести бой за Тросну против переброшенного 5 декабря из Ельца в Телегино 2-го батальона 445-го пехотного полка. За день дивизия дважды атаковала Тросну, уничтожила 1 легковую машину, до 40 повозок с боеприпасами и военным имуществом, до 60 немцев, захватила 200 лошадей, 5-6 повозок с боеприпасами и имуществом, 1 миномет, 8 тяжелых пулеметов, а также пленных из числа тыловиков 134-й ПД. Во 2-й половине дня кавалеристы были контратакованы противником силою до 2 батальонов пехоты. Сдав Тросну, 55-я дивизия одним полком продолжила вести бой за Тросну, а 2 другими полками отошла на Большой Белевец и Хрипуновку [69, лл. 201, 202]. По немецким данным, 2-й батальон 445-го ПП перешел в контрнаступление уже в 8.00 6 декабря. Быстро выбив из Тросны кавалеристов, немецкий батальон атаковал Подхорошее [67, F. 504].

Согласно не слишком достоверному отчету штаба 150-й ТБр, атака на Подхорошее состоялась к 11.00, причем сразу с 2 сторон, с севера и с юга [2, л. 9]. Штаб Москаленко, напротив, отчитался, что атака состоялась только к исходу дня, противник атаковал силами до батальона пехоты с 3-4 орудиями ПТО, 4 танками и 2 бронемашинами [69, л. 201].

К моменту контратаки 2-го батальона 445-го ПП в Подхорошем располагались всего лишь зенитная батарея младшего лейтенанта Якова Рубана, 6 танков Т-26 танковой роты лейтенанта Алексея Стрельникова и, возможно, незначительное пехотное прикрытие. После ночных и утренних боевых действий у танкистов не осталось горючего, и они остались прикрывать отход из Подхорошего пехоты и зенитной батареи [70, л. 164]. При отходе зенитчикам пришлось переходить через труднопроходимый овраг, вручную с помощью каната вытягивая орудия и машины наверх. Т.к. овраг также простреливался немцами, для прикрытия отхода было развернуто 1 зенитное орудие, где наводчиком был красноармеец Павел Небогатиков. Своим огнем Небогатиков позволил батарее успешно перейти овраг и избежать гибели [29, л. 390].

Танковой роте лейтенанта Стрельникова в этом плане повезло меньше. Танк Т-26 самого ротного Стрельникова (прим. - судя по схожести в описании в наградных листах, в экипаж также входил командир взвода младший лейтенант Василий Пшеничнов) получил 3 пробоины снарядов и сгорел вместе с экипажем [29, лл. 143, 149]. Танк Т-26 взводного лейтенанта Андрея Дьяченко получил 13 пробоин, вышел из строя мотор, однако экипаж вел огонь до последней возможности, прикрывая отход своей пехоты. Сам Дьяченко выжил, его башенный стрелок красноармеец Дмитрий Поспелов погиб [29, лл. 227, 289].

3-й танк – Т-26 сержанта Исаака Слозберга – получил 8 пробоин, Слозберг и его механик-водитель старший сержант Иван Яковлев погибли. Тяжело раненный в ногу башенный стрелок красноармеец Михаил Крохмаль был пленен немцами, а при последовавшем затем допросе, отказавшись отвечать на вопросы, подвергся пыткам, при этом согласно наградному листу «Крохмалю распороли живот штыками и насыпали соли, чтобы увеличить его страдания», после чего Крохмаль умер [29, лл. 114, 177].

По данным штаба 134-й ПД, всего при захвате Подхорошее 2-й батальон 445-го ПП разбил 1 советский пехотный батальон и уничтожил все 6 танков роты Стрельникова [67, F. 504]. Уже после повторного занятия деревни Подхорошее советскими войсками и окончания боев под Ельцом, по свидетельству одного из местных жителей (прим. - руководитель музея боевой славы Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина Владимир Иванович Пищулин), под деревней Подхорошее осталось стоять на поле боя 3 сгоревших танка Т-26 роты Стрельникова [71]. Эти 3 танка, по всей видимости, были списаны 150-й танковой бригадой в безвозвратные потери. Остальные 3 танка Т-26, вероятно, были эвакуированы в ремонт.

Сдав Подхорошее, по некоторым данным, в 15.00-17.00 150-я танковая бригада дважды контратаковала противника в этой деревне, но успеха не имела [2, л. 9].



Примерно одновременно с боями за Подхорошее осложнилось и положение на участке 307-й стрелковой дивизии. В 7.00 6 декабря из Ельца в Хмеленец подтянулся 2-й батальон 439-го пехотного полка. Перейдя речку Ельчик, 1-й и 2-й батальоны 439-го ПП в 13.00 с юга вошли в Пищулино, значительно усилив боевую группу Кунце, после чего скопившиеся в Пищулино 5 пехотных батальонов 134-й ПД (1-й, 2-й и 3-й ПБ 439-го ПП, 1-й и 3-й ПБ 445-го ПП) перешли в контрнаступление против малочисленной 307-й стрелковой дивизии [67, F. 504].

По советским данным, немецкая контратака началась в 15.30. В бою за Пищулино все 4 танка 150-й ТБр вышли из строя. Лишившись танковой поддержки, 307-я стрелковая дивизия под ударом превосходящего ее противника оставила Рогатово и отошла за речку Пальна на рубеж Касимовка – Аргамачи. Во всей дивизии осталось всего до 300 активных штыков [66, л. 55]. Понеся большие потери в танках в Подхорошее и под Пищулино, 150-я танковая бригада частью сил вместе с кавалеристами отошла на Большой Белевец, а частью сил вместе с пехотой 307-й СД отошла в район Касимовки [69, л. 201]. Вероятно, именно при этом отходе один из танков Т-34 провалился под лед и застрял в речке Пальна, где он затем простоял весь декабрь, т.к. вытащить его из воды тракторами не удалось [72, л. 424]. Взяв Рогатово, 439-й и 445-й пехотные полки 134-й ПД не стали развивать свой успех и добивать остатки разбитой в тот день подвижной группы Москаленко, а почти сразу же по приказу командования оставили и Рогатово, и Пищулино и отошли в Елец и Телегино [67, F. 504].

Всего за день 6 декабря 150-я танковая бригада потеряла 6 танков Т-26 сгоревшими и подбитыми и 1 танк Т-34 - по другим причинам (вероятно, затонувшим) [69, л. 201], а также более 60 мотострелков [69, л. 203]. В именных списках потерь безвозвратных 150-й ТБр за 6 декабря числятся 8 убитых (танкисты Стрельников, Пшеничнов, Слозберг, Поспелов, Крохмаль, Яковлев, стрелки красноармейцы Кондрат Гурьев, Анатолий Садов) [44].


Список источников

Tags: 134.id, 150 ТБр, 262.id, ОГ Москаленко, ЮЗФ, г. Елец, зима 1941/42 гг.
Subscribe

Posts from This Journal “150 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments