Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

7-я танковая бригада. ч.7. Наступление против 2-й румынской пехотной дивизии, 18-28 марта 1942 г.

Дополнено и отредактировано 11.08.20.

Бои за Путятино 18-19 марта 1942 г.

До 15 марта 1942 г. находившаяся в резерве 6-й армии (Юго-Западный фронт) юго-восточнее города Лозовая, 7-я танковая бригада была доукомплектована людьми и по состоянию на 15 марта насчитывала 1590 человек личного состава (т.е. 108 % своей штатной численности), 5 орудий (1 45-мм, 4 37-мм), 11 минометов [36, л. 163]. Танковый парк бригады благодаря усилиям ремонтников к 16 марта вырос до 19 исправных танков (2 КВ-1, 4 Т-34, 12 Т-60, 1 Т-40) [32, л. 348].

К середине марта 7-я танковая бригада была подчинена штабу 6-го кавалерийского корпуса и к вечеру 16 марта получила задачу из штаба 6-го КК: к 24.00 17 марта сосредоточиться в районе села Андреевка (ныне с. Преображеновка, 26 км южнее г. Лозовая) и быть готовой в 7.00 18 марта перейти в наступление по маршруту: Путятино – Коховка – Богдановка – Богуслав - с задачей перерезать и взорвать железную дорогу на участке Богуслав – Алефировка (ныне Олефировка). По решению командира бригады с вечера 16 марта и в течение ночи на 17 марта под руководством саперов и регулировщиков бригады силами местного населения была произведена расчистка от снега дороги, а со стороны танкистов была произведена командирская разведка маршрута и подходы к противнику, разведаны боевые курсы, после чего к исходу дня 17 марта бригада 50-километровым маршем без единой поломки в полном составе перешла в район Андреевки [34, л. 552].

Противником 6-го кавалерийского корпуса была румынская 2-я пехотная дивизия (XI.AK). По данным советской разведки, конкретно 7-й танковой бригаде противостояло до 2 румынских батальонов, имевших 9 орудий (1 75-мм, 8 ПТО) и 3-4 минометные батареи. Гребень высоты 143,0 был сильно укреплен противником, перед высотой проходил труднопроходимый овраг, а находящееся позади Путятино (5 км юго-западнее Андреевки) было превращено румынами в опорный пункт. Наступление также осложнялось глубокими сугробами [34, л. 552].

К 6.00 18 марта 7-я танковая бригада заняла исходные позиции на южной окраине Андреевки и в 7.00 перешла в наступление через высоту 143,0 на Путятино [34, л. 552]. Левее совместно с 15-й танковой бригадой на высоту 153,2 и хутор Вишневый (ныне не существует, 2,5 км южнее Андреевки) атаковала 70-я кавалерийская дивизия 2-го кавалерийского корпуса (оперативная группа Камкова, Южный фронт) [42, л. 198].

Преодолев сопротивление румынской разведывательной роты, до 9.30 15-я танковая бригада с боем заняла высоту 143,0, где ее дальнейшее продвижение было остановлено противником [70, F. 455]. 7-я танковая бригада, сбив боевое охранение, в 9.30 только вышла к 1-й линии окопов румын [34, л. 552]. В 9.30 штаб 2-й ПД отчитался наверх, что всего к этому времени между высотой 143,0 и хутором Вишневый атаковало 8 советских танков (7-я ТБр) и 2 батальона пехоты позади них [70, F. 455].

Согласно отчету штаба 7-й ТБр, овладев 1-й линией обороны румын, в 11.30 7-я танковая бригада прорвались ко 2-й линии окопов перед северной окраиной Путятино, где была остановлена огнем орудий ПТО из Путятино и фланговым огнем из Вишневого. Вследствие этого 7-я танковая бригада оставила прикрытие перед Путятино и повернула на северо-восток, на Вишневый. К 13.00, уничтожив до 150 румын, 4 орудия ПТО, 2 минометные батареи, 2 ДЗОТа, 7-я танковая бригада овладела Вишневым, после чего вернулась к Путятино и безо всякой поддержки артиллерии лишь собственными силами безуспешно атаковала его, потеряла 4 танка (1 Т-60 – сгоревшим, 2 Т-34 и 1 Т-60 – подбитыми), после чего закрепилась на достигнутом рубеже. С 18.00 мотострелковый батальон на левом фланге отбил контратаку до батальона пехоты румын, после чего танки на ночь отошли в Андреевку [34, л. 552].

Из немецких документов следует несколько иная картина боевых действий. В 12.00 штаб 2-й румынской дивизии отчитался в штаб 11-го АК, что к этому времени дивизия все еще удерживала рубеж: южные скаты высоты 153,2 – Вишневый – высота 143,0. Огнем орудий ПТО и артиллерии было уничтожено 3 советских танка. Вероятно, это были танки 7-й ТБр [70, F. 455].

В 14.45 артиллерией из состава боевой группы Циммера (сосед 2-й ПД справа) успешно были отбиты все советские атаки на Вишневый с северного и северо-восточного направлений, однако в 16.00 советские войска завершили окружение оборонявшейся в Вишневом румынской пехотной роты, а в 16.30 в хутор прорвались одиночные танки 7-й ТБр. Под ударами действующих в тылу танков 7-й ТБр и атакующей с фронта советской пехоты около 17.00 румынская рота сдала Вишневый и вместе с имеющимися у нее 5 немецкими орудиями ПТО прорвалась из окружения в восточном направлении к кирпичному заводу [70, F. 455]; [72, F. 7259750]. Примерно в это же время советской пехоте удалось занять румынский опорный пункт на высоте 143,0, после чего при поддержке танков 7-й ТБр она отбила контратаку на эту высоту 2 румынских батальонов [73, F. 7251772].

Общие потери 7-й танковой бригады в бою 18 марта не известны. В именных списках безвозвратных потерь 7-й ТБр за 18 марта числится 12 убитых (ротный 1-го ТБ старший лейтенант Михаил Корнилов, взводный 7-го МСПБ лейтенант Алексей Борец, командиры отделений старшина Кирил Герасимов, старший сержант Кериб Азизов, красноармеец Михаил Перевалов, санитар красноармеец Семен Лобойко, минометчик красноармеец Иосиф Бережной, пулеметчик красноармеец Михаил Козлов, ездовой красноармеец Куприян Посунько, автоматчик красноармеец Филип Ватуля, стрелки красноармейцы Иван Денисенко, Иван Макшаков) [2].



В 2.00 19 марта 7-й мотострелковый батальон без поддержки артиллерии и танков снова безуспешно атаковал на Путятино, а в 7.00 атака повторилась уже с участием танков, но с тем же успехом; огнем орудий ПТО были подбиты 2 танка (1 КВ-1, 1 Т-34) [34, л. 552].

Сами румыны также насчитали 2 подбитых танка 7-й ТБр, из них танк Т-34 был уничтожен, а танк КВ-1 проник в расположение румын, где раздавил 50-мм орудие ПТО, но был подбит у северной окраины Путятино и позже сожжен противником. Прорвать румынские позиции 6-му кавалерийскому корпусу так и не удалось [32, л. 368]; [70, F. 459].

После понесенных потерь в 15.00 7-я танковая бригада временно перешла к обороне. На 17.00 был запланирован артналет силами подчиненного бригаде артиллерийского дивизиона 26-й кавалерийской дивизии, но артналет так и не состоялся. Согласно докладу штаба 7-й ТБр, с 18.00 бригада отбила контратаку до 2 батальонов пехоты, уничтожила до 2 рот румын, после чего на плечах отходящих румын заняла 2-ю линию окопов перед Путятино, где осталась на ночь. Прибывшая к 20.00 на ее позиции батарея опоздавшего артиллерийского дивизиона оказалась небоеспособной, т.к., согласно докладу штаба 7-й ТБр, «артиллеристы не умели стрелять» и не смогли сделать ни одного выстрела [34, л. 552, 553]. Вопреки этому докладу, по данным штаба 11-го АК, все советские атаки во 2-й половине дня 19 марта были отбиты румынами, и никакую 2-ю линию окопов танкисты не занимали [70, F. 459].

В именном списке безвозвратных потерь 7-й ТБр за 19 марта числится 13 убитых (взводный 7-го МСПБ лейтенант Григорий Асауленко, командиры отделений сержант Василий Добровольский, красноармейцы Константин Чуркин, Константин Сыров, пулеметчики красноармейцы Михаил Журин, Николай Плохотин, Шакур Рафиков, Карп Слинько, стрелки красноармейцы Степан Бугаев, Иван Суворов, Борис Хвостов, Александр Чубаров, Андрей Шевлев) [2].

Отход к Андреевке 20 марта 1942 г.

19 марта 1942 г. 6-й кавалерийский корпус вместе с 7-й танковой бригадой вошел в состав оперативной группы генерал-майора Камкова (2-й КК, 15-я ТБр, 1161-й СП 351-й СД; Южный фронт), а в 22.30 19 марта штаб Камкова своим боевым распоряжением № 02/022 поставил всем своим подчиненным войскам задачу: закрепиться на достигнутых рубежах, за ночь организовать оборону, а в течение дня 20 марта привести себя в порядок и быть в готовности с 21 марта возобновить наступление [43, л. 40].

Утром 20 марта ударил мороз в 22 градусов. Потеряв много солдат обмороженными, 7-я танковая бригада оставила для прикрытия мотострелковую роту и 2 танковых взвода, а остальные подразделения отвела на обогрев в Андреевку [34, л. 552].

Ну а в 10.00, выполняя полученный в 8.00 приказ генерал-майора Камкова, бригада всеми силами отошла от Путятино и силами мотострелков с танками 1-го ТБ заняла рубеж обороны на высотах 134,7 и 143,0, выдвинув боевое охранение на линию двух отметок +1,7 [32, л. 368]; [34, л. 552].

К полудню 15-я танковая бригада (сосед 7-й ТБр слева), занявшая накануне совхоз им. 17-го Партсъезда (ныне с. Вишневое) к востоку от Вишневого, атаковала на соседнюю Горбикову балку, однако противостоявшая ей боевая группа полковника Циммера контратаковала силами 60-го отдельного танкового батальона, который к утру 20 марта насчитывал 25 исправных танков (8 Pz.IV, 17 Pz.III), значительно превосходя количеством имеющиеся у 15-й танковой бригады средние танки [73, F. 7251837].

2-я рота 60-го ОТБ (танки Pz.III) ударила южнее Горбиковы балки в северо-западном направлении и в 13.55 ворвалась в Вишневый. Из Вишневого эта рота в 14.00-14.10 атаковала в направлении Андреевки 7-ю танковую бригаду. Всего советские войска насчитали здесь 7 танков и до батальона пехоты, которых поддерживало 10 бомбардировщиков. Огнем орудий ПТО и танков 7-й ТБр атака была остановлена, при этом было подбито 4 танка Pz.III. При поддержке оставшихся танков 2-й роты 60-го ОТБ в 14.30 3-я рота 98-го егерского полка после короткого уличного боя полностью заняла Вишневый, выбив оттуда пехоту 70-й КД, после чего перешла здесь к обороне. После этого занявшие Вишневый немцы, подпустив на близкое расстояние, отбили контратаку около 50 советских пехотинцев с танками со стороны Андреевки, выведя из строя большую часть атакующих, остатки которых вместе с танками отступили обратно в Андреевку [32, л. 368]; [34, л. 552, 553]; [72, F. 7259754].

1-я рота 60-го ОТБ (танки Pz.IV) в 13.45 достигла высоты 153,2, и в 15-м часу 2-я рота 98-го егерского полка при поддержке этой танковой роты с боем заняла высоту 153,2 [73, F. 7251846]; [72, F. 7259754]. По советским данным, здесь атаковало до батальона пехоты и 13 танков. Противостоявшие им части 70-й КД к 15.30 отошли к отметке 124,9 к северо-востоку от Андреевки, после чего 7 танков 1-й роты 60-го ОТБ с пехотой спустились в балку Соломкина к востоку от Андреевки, обойдя с фланга оборонявшийся на рубеже высот 134,7 и 143,0 мотострелковый батальон 7-й танковой бригады, вследствие чего он сдал свои позиции и отошел на гребень высот в 500 метрах южнее Андреевки [32, л. 368]; [101, л. 552, 553].

Около 15.00 2-я румынская дивизия своим правым флангом присоединилась к наступлению боевой группы Циммера и вновь заняла свои ранее потерянные позиции на высоте 143,0, выйдя на рубеж: высота 153,2 – 200 метров севернее хутора Вишневый – 400 метров севернее высоты 143,0 [70, F. 462]; [73, F. 7251860]. В целом за день 20 марта 70-я кавалерийская дивизия вместе с 7-й и 15-й танковыми бригадами сдала всю ранее захваченную за предыдущие 2 дня у немцев территорию и отошла на рубеж: 1,5 км северо-западнее Вишневого – балка Соломкина – высота 124,9 [42, л. 210].

К утру 21 марта 60-й танковый батальон насчитывал 24 танка (7 Pz.IV, 17 Pz.III), т.е. за предыдущий день из строя вышел всего 1 танк Pz.IV [129, F. 7251870].

В именных списках безвозвратных потерь 7-й ТБр за 20 марта числится:

1 убитый (стрелок красноармеец Ефим Семенюк);

1 пропавший без вести (стрелок красноармеец Егор Курсин).

Собственно Курсин пропал без вести уже 3-й раз за время нахождения в 7-й танковой бригаде, на этот раз окончательно [2].

Всего за время боев 18-20 марта 7-я танковая бригада, по подсчетам своего штаба, подбила 4 средних танка, уничтожила до 800 румын, 2 повозки, 5 орудий (1 75-мм, 4 ПТО), 2 минометные батареи, 2 ДЗОТа, захватила 2 пленных, 6 пулеметов (2 станковых, 4 ручных) (прим. – трофеи переданы 70-й кавалерийской дивизии). Потери ее, по одним данным, составили 6 танков (1 КВ-1, 1 Т-60 – сгоревшими, 3 Т-34, 1 Т-60 – подбитыми), по другим данным – 5 танков (1 КВ-1, 1 Т-60 – сгоревшими, 1 КВ-1, 1 Т-34, 1 Т-60 – подбитыми) и 23 человека личного состава [32, л. 375]; [34, л. 553].

В именном списке безвозвратных потерь 7-й ТБр за эти 3 дня числится 26 убитых и 1 пропавший без вести, что опровергает вышеуказанные потери в 23 человека личного состава [2].

Бои за высоту 143,0 и Вишневый 22-24 марта 1942 г.

В 23.30 20 марта 1942 г. штаб оперативной группы Камкова отдал боевой приказ № 03/021 о переходе войск группы к обороне на всем фронте [43, л. 38]. Согласно этому приказу 7-я танковая бригада, насчитывавшая к этому времени 13 исправных танков (1 КВ-1, 3 Т-34, 9 Т-60), в течение дня 21 марта обороняла Андреевку и Тимофеевку и отражала атаки противника. За день танковый парк бригады вырос до 14 исправных танков (1 КВ-1, 4 Т-34, 8 Т-60, 1 Т-40) [32, л. 368, 375].

Проведя сутки в обороне, в 23.00 21 марта вся оперативная группа Камкова на основании боевого приказа № 04/22 генерал-майора Камкова от 21 марта возобновила наступление, в т.ч. 49-я кавалерийская дивизия совместно с 7-й танковой бригадой атаковала от Андреевки на Вишневый [43, л. 41]; [44, л. 1].

К 5.00 22 марта бригада совместно с пехотой 49-й КД завязала бой на северной и северо-западной окраинах Вишневого, а после неудачи атак на этот хутор весь день вела бои за овладение высотой 143,0, отбила 2 контратаки пехоты и танков противника и в конце концов вынуждена была перейти к обороне на северных скатах высоты 143,0. Поддерживаемые ею кавалеристы контратаками пехоты и танков противника были отброшены от Вишневого обратно на западные скаты высоты 153,2 [44, л. 1, 9].

По немецким данным, всего на Вишневый и высоту 143,0 первоначально атаковало примерно 2 батальона пехоты и 5 танков, позже количество танков выросло до 7 штук. Для отражения этих атак были действительно задействованы танки соседней справа боевой группы Циммера, вероятно, из состава 60-го танкового батальона. При отражении одной из атак 88-мм зенитным орудием был уничтожен 1 танк КВ-1 7-й ТБр, ошибочно опознанный противником как Т-34 [70, F. 464]; [73, F. 7251902].

Всего в бою 22 марта 7-я танковая бригада, по предварительным данным, подбила 2 танка, уничтожила до 100 пехотинцев, 3 орудия (в т.ч. 1 ПТО). Потери ее составили 2 танка (1 КВ-1 – сгоревшим, 1 Т-34 - подбитым) и 27 человек личного состава: 1 – убитым, 8 – ранеными, 18 – обмороженными [32, л. 385]. Танк КВ-1 воентехника 2-го ранга Михаила Климина (механик-водитель старшина Василий Артюхин, командир орудия старшина Иван Белясин, радист старший сержант Георгий Серегин, пулеметчик сержант Павел Левин; 1-й ТБ) сгорел в том бою вместе со всем своим экипажем [2].

В именных списках безвозвратных потерь 7-й ТБр за 22 марта числится 12 убитых (танкисты Климин, Артюхин, Белясин, Серегин, Левин, зам. ком. роты 7-го МСПБ лейтенант Семен Украинцев, помощник старшины младший сержант Александр Телятников, командир отделения старший сержант Александр Сиренко, пулеметчик красноармеец Дмитрий Горбачев, автоматчик красноармеец Николай Груздев, стрелки красноармейцы Николай Бирюков, Филипп Капустинский) [2].

Собственно поддерживавший румын 60-й отдельный танковый батальон за 22 марта сократился с 27 до 19 боеспособных танков – на 8 танков (1 Pz.IV, 7 Pz.III), так что 7-я танковая бригада вполне могла в действительности подбить 2 немецких танка 22 марта [73, F. 7251896, 7251919].

После провала наступления на Вишневый к 23 марта 7-я танковая бригада сократилась до 6 исправных танков (1 КВ-1, 1 Т-34, 4 Т-60) [32, л. 385]. Вероятно, понесла большие потери и поддерживаемая ею 49-я кавалерийская дивизия, после чего штаб группы Камкова принял решение ввести в бой на ее участке из своего резерва 26-ю кавалерийскую дивизию и теперь уже силами 2 кавалерийских дивизий и 7-й танковой бригады атаковать на Вишневый. Боевой приказ № 05/024 с новыми задачами последовал в 18.00 22 марта [43, л. 42].

В 4.00 23 марта ударная группа 6-го КК перешла в наступление, в т.ч. 49-я кавалерийская дивизия вновь атаковала на Вишневый, а 7-я танковая бригада во взаимодействии с 26-й кавалерийской дивизией атаковала на высоту 143,0 [44, л. 10]. По немецким данным, атаки силою от 1 до 2 батальонов пехоты на Вишневый и от роты до батальона пехоты на высоту 143,0 начались с 6.10 [73, F. 7251929].

К 7.00 наступавшие достигли этой злосчастной высоты 143,0, где были остановлены противником, насчитав на высоте 7 орудий ПТО и 3 танка. В ходе дальнейших боев к 14.00 7-й мотострелковый батальон с 1 танком Т-34 овладел западными скатами высоты, а 26-я кавалерийская дивизия, обойдя высоту с востока, вышла на ее южные скаты [44, л. 2, 10, 11].

По немецким данным, в 16.00 последовала новая атака ударной группы 6-го КК на Вишневый и высоту 143,0 [70, F. 466]. К 17.00 7-я танковая бригада во взаимодействии с 26-й кавалерийской дивизией достигла отметки +1,7, где и была остановлена противником [44, л. 3, 12]. В ходе отражения этих атак поддерживавшая румын 88-мм зенитная батарея 25-го зенитного полка с дальней дистанции подбила 1 и сильно повредила 2-й танк 7-й ТБр [70, F. 466].

В именном списке безвозвратных потерь 7-й ТБр за 23 марта числится всего 1 убитый (пулеметчик 7-го МСПБ красноармеец Антон Ласьков) [2].

В ходе ночного наступления к утру 24 марта 26-я и 49-я кавалерийские дивизии с 7-й танковой бригадой  вышли на юго-западные, южные и юго-восточные скаты высоты 143,0, а соседняя 70-я кавалерийская дивизия овладела Вишневым. По советским данным, в 8 часов последовала контратака более 3 батальонов пехоты и до 20 танков противника, в результате которой 70-я кавалерийская дивизия оставила Вишневый и отошла к высоте 153,2, 26-я кавалерийская дивизия с 7-й танковой бригадой отошла с южных на северные скаты высоты 143,0, а 49-я кавалерийская дивизия – на рубеж 600-700 метров к северо-западу от Вишневого [44, л. 4]. Согласно немецким документам, в действительности контратака проводилась силами одного только 3-го батальона 1-го румынского пехотного полка при поддержке 60-го танкового батальона и артиллерии группы Циммера; о взятии Вишневого немецкие танкисты отчитались наверх в 8.45 [72, F. 7259756, 7259757]; [73, F. 7251965].

В именном списке безвозвратных потерь 7-й ТБр за 24 марта числится всего 1 убитый (каптенармус младший сержант Иван Медведев) [2].

С 25 марта вся оперативная группа Камкова согласно боевому приказу № 06/026 своего штаба от 24 марта повсеместно перешла к обороне, в т.ч. 26-я кавалерийская дивизия с 7-й танковой бригадой – на участке: северные скаты высоты 143,0 – отдельные дома на восточной окраине Андреевки – дорога от Андреевки на совхоз им. 17-го Партсъезда [44, л. 14]. Всего к исходу дня 24 марта 7-я танковая бригада имела в строю 9 танков (8 Т-60, 1 Т-40) [32, л. 388].

Окончание мартовского наступления

Переход к обороне оперативной группы Камкова продлился весьма недолго: уже в 22.00 25 марта 1942 г. штаб группы Камкова отдал войскам боевой приказ № 06/028 о возобновлении с 23.00 26 марта наступления, в т.ч. 26-я и 49-я кавалерийские дивизии совместно с 7-й танковой бригадой должны были атаковать через высоту 134,7 на деревню Красная Волынь [44, л. 6]. При этом по состоянию на 26 марта 7-я танковая бригада имела в строю по- прежнему лишь 9 легких танков (8 Т-60, 1 Т-40) и была практически небоеспособна [32, л. 392].

Наступление ударной группы 6-го КК началось с 23 часов 26 марта. В ходе боев 26-я и 49-я кавалерийские дивизии совместно с 7-й танковой бригадой вышли на северные скаты высоты 134,7, где и были остановлены 2-й румынской дивизией. Танки 7-й ТБр в этих атаках румынами замечены не были [44, л. 16].

С 3.00 28 марта группа Камкова продолжала вести наступление, и к 12.30 в ходе малоуспешных атак 49-я кавалерийская дивизия вышла на южные и юго-западные скаты высоты 134,7, а 26-я кавалерийская дивизия – в 300-400 метрах юго-восточнее этой высоты [44, л. 20]. 7-й мотострелковый батальон действовал в распоряжении командира 49-й КД. Какие-либо подробности его боевых действий не известны. Оба танковых батальона бригады в составе все тех же 9 исправных танков согласно распоряжению командира 6-го КК расположились в Старых Близнецах (ныне с. Близнюки), где производили восстановление танков [32, л. 425].

В именном списке безвозвратных потерь 7-й ТБр за 28 марта числится 3 убитых (командир 7-го МСПБ капитан Федор Мошиков, наблюдатель красноармеец Михаил Берковский, телефонист красноармеец Никита Новокшанов) [2].



После провала очередного наступления в 2.00 29 марта штаб группы Камкова отдал войскам боевой приказ № 08/030 о повсеместном переходе к обороне. 6-му кавалерийскому корпусу приказывалось вывести 7-ю танковую бригаду (без средств ПТО и ПВО) в тыл в Анно-Рудаевку [43, л. 47]. Тем не менее, к утру 29 марта 7-я танковая бригада в составе мотострелкового батальона и 6 исправных танков Т-60 продолжала оставаться в Андреевке в резерве 6-го КК. Танковые батальоны находились в Старых Близнецах [44, л. 22].

По состоянию на 16 апреля 7-я танковая бригада оставалась стоять в Старых Близнецах в распоряжении штаба 6-го кавалерийского корпуса, имея в строю 8 танков (1 КВ-1, 2 Т-34, 5 Т-60) [32, л. 580]. Т.к. за счет собственной неисправной матчасти восстановить боеспособность бригады не удалось, 16 апреля на ее пополнение было передано 20 танков (3 Т-34, 17 БТ) от 133-й танковой бригады и 24 танка (10 КВ-1, 14 Т-60) от 92-го отдельного танкового батальона, однако приняты они были из-за весенней распутицы далеко не сразу [32, л. 582]; [41].

20 или 21 апреля согласно приказу штаба 6-го КК 7-я танковая бригада выступила в новый район сосредоточения, куда прибыла 25 апреля, расположившись в населенных пунктах Анновка, Браиловка, Приволье, Краснопавловка. Во время этого перехода в районе южной окраины Лозовой бригада потеряла танк Т-34 подорвавшимся на минном поле и 6 человек ранеными [32, л. 597, 608].

К 30 апреля вместе со всем 6-м кавалерийским корпусом 7-я танковая бригада вошла в состав армейской оперативной группы генерал-майора Бобкина (270-я и 393-я стрелковые дивизии) [45, л. 8].

Список источников

Tags: 2.rum.id, 6 А, 7 ТБр, ЮЗФ, весна 1942 г., г. Лозовая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments