Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

133-я танковая бригада. Контрудар на разъезд 74-й километр, 9 - 10 августа 1942 г.

Командный состав 133-й ТБр, список глав; предыдущая глава истории 133-й ТБр; следующая глава истории 133-й ТБр

Отредактировано и дополнено 12.03.18.

Переформирование в тяжелую танковую бригаду

Вошедшая в состав новообразованного Сталинградского фронта 133-я танковая бригада к 12 июля 1942 г. насчитывала 696 человек личного состава, 5 бронетранспортеров, 88 автомашин (4 легковых, 45 грузовых, 39 специальных), 3 мотоцикла, 12 ПТР, 4 ручных пулеметов, 47 ППД, 209 обычных и 28 автоматических винтовок, 3 радиостанции (ЦАМО, ф. 3084, оп, 1, д. 25, л. 23).

Согласно оперативной директиве №0023/ОП штаба фронта от 17 июля 133-я танковая бригада была выдвинута на прикрытие рубежа по восточному берегу реки Дон на участке Пятидесятский – Качалинская, к 18 июля личный состав бригады подрос до 886 человек, в составе бригады появилось 6 лошадей, а к 19 июля 133-я танковая бригада приняла первую маршевую роту танков - сформированную в Сталинграде 30-ю отдельную танковую роту (выгрузилась из эшелона №69539 на станции Качалино к утру 18 июля) из 10 танков КВ-1 (ЦАМО, ф. 220, оп. 220, д. 13, л. 9; д. 73, лл. 20, 35; ф. 3084, оп, 1, д. 25, л. 25).

20 июля на станции Качалино выгрузилась из эшелона №28989 26-я отдельная танковая рота, 22 июля - 28-я отдельная танковая рота, обе танковые роты по 10 танков КВ-1 каждая прибыли из Москвы. До 25 июля также была получена 24-я отдельная танковая рота, после чего к 25 июля численность 133-й танковой бригады выросла до 40 танков КВ-1, 1140 человек личного состава, 5 тягачей, 134 автомашин (4 легковых, 84 грузовых, 41 специальных автомашин в строю, 5 грузовика в ремонте), 3 мотоциклов (1 в строю, 2 в ремонте), 2 76-мм горных пушек, 6 противотанковых ружей, 14 пулеметов (2 станковых, 12 ручных), 172 автоматов, 481 винтовки (395 обычных и 86 автоматических), 6 раций (ЦАМО, ф. 220, оп. 220, д. 73, лл. 33, 35, 38; ф. 3084, оп, 1, д. 6, лл. 420, 426; д. 25, л. 30).

С 25 июля согласно боевому распоряжению №024 штаба АБТУ Сталинградского фронта от 24 июля 133-я танковая бригада приняла на пополнение мотострелкового батальона маршевую роту из 45 человек. В тот же день, 25 июля, бригада была подчинена штабу 22-го танкового корпуса, который в свою очередь вошел в состав формируемой 4-й танковой армии. 26 июля последовало боевое распоряжение №005 штаба 4-й танковой армии, согласно которому 133-я танковая бригада должна была «занять прочную оборону по вост. берегу р. Дон на участке сев. окр. Качалинское, Вертячий, обеспечив переправы Трехостровская, Вертячий» (ЦАМО, ф. 422, оп. 10496, д. 3, л. 5а; ф. 3084, оп, 1, д. 5, л. 116).

Вечером того же дня последовала оперативная директива штаба фронта №00121/ОП, согласно которой в ночь на 27 июля 22-й танковый корпус со 133-й танковой бригадой должен был переправиться на западный берег Дона и уже с утра перейти в контрнаступление навстречу частям 1-й танковой армии с целью ликвидации прорыва 14-го немецкого танкового корпуса к реке Дон севернее города Калач.

22-й танковый корпус приступил к переправе танков только с 8.00 27 июля, при этом переправа оказалась неспособной выдержать вес тяжелых танков КВ, и 133-я танковая бригада так и осталась на восточном берегу, сосредоточившись в лесах восточнее станицы Трехостровская и хутора Вертячий (ЦАМО, ф. 220, оп. 220, д. 85, л. 34).

Всего к 31 июля 133-я танковая бригада по данным штаба армии насчитывала 40 танков КВ-1, 1064 человека личного состава, 133 автомашины, 2 37-мм зенитных и 2 76-мм орудия, 6 82-мм минометов, 12 ПТР, 4 станковых, 23 ручных пулеметов, 197 автоматов, 466 винтовок (ЦАМО, ф. 220, оп. 220, д. 71, л. 221).



Контрудар 9 августа 1942 г. в районе разъезда 74-й километр

3 августа 1942 г. 133-я танковая бригада была передана из 4-й танковой в состав 57-й армии, 4 – 5 августа сосредоточилась в поселке Старая Отрада (ныне в черте Кировского района, г. Волгоград), откуда выслала разведку на юго-запад, на село Зеты (ныне пос. Северный) и станцию Тингута. Здесь, в Старой Отраде, бригада понесла первые свои потери под Сталинградом: 4 августа умер по болезни 1 рядовой минометчик, а 5 августа там же погиб (скорее всего, под бомбежкой) 1 автоматчик (ЦАМО, ф. 220, оп. 220, д. 86, л. 5; ф. 425, оп. 10339, д. 61, л. 4).

Всего на 5 августа по собственным данным помимо 40 танков КВ-1 133-я танковая бригада насчитывала 1274 человек личного состава, 2 лошади, 134 автомашины, 4 орудия, 6 82-мм миномета, 11 ПТР, 4 станковых, 22 ручных пулеметов, 201 автомат (ЦАМО, ф. 3084, оп, 1, д. 25, л. 32).

Вечером 5 августа все 3 батальона 133-й танковой бригады выдвинулись на тыловой рубеж обороны, проходящий от высоты 102,4 вдоль железной дороги на Красноармейск. К утру 6 августа танки были зарыты в землю. Однако после предшествующего марша из состава 4-й танковой армии в строю осталось 34 танка КВ-1, еще 1 танк КВ-1 находился в ремонте в Новоалексеевке, 2 танка КВ-1 – в деревне Алексеевка (ныне микрорайон Горьковский Советского района, г. Волгоград) и 3 танка КВ-1 – в селе Песчанка (южнее Алексеевки) (ЦАМО, ф. 425, оп. 10339, д. 145, л. 141).

Тем временем 5 – 6 августа 14-я танковая дивизия (XXXXVIII.Pz.Korp., 4. Panzerarmee), начитывавшая на 3 августа 99 танков в строю (10 Pz.II, 66 Pz.III, 19 Pz.IV, 4 Pz.Befwg) в полосе соседней 64-й армии прорвалась к разъезду 74-й километр (ныне пос. Привольный), глубоко вклинившись в позиции этой армии. Для участия в намечавшемся контрударе 7 августа согласно боевому распоряжению штаба Сталинградского фронта №0217/ОП 133-я танковая бригада была передана из 57-й в состав 64-й армии. В тот же день согласно директиве Ставки ВГК 51-я, 57-я и 64-я армии вошли в состав новосформированного Юго-Восточного фронта, в составе которого 133-я танковая бригада действовала до октября 1942 года, переходя из одной армии в другую (NARA, T. 313, R. 355, F. 640419).


8 августа 133-я танковая бригада прибыла в состав 64-й армии, где в 23.00 получила боевую задачу "во взаимодействии с частями 38-й стрелковой дивизии уничтожить прорвавшегося противника с танками и мотопехотой и обеспечить выход курсантских училищ в район УРа". К утру 9 августа 133-я танковая бригада по собственным данным насчитывала 32 танка КВ-1 в строю и 8 танков КВ-1 в текущем ремонте, 1262 человека личного состава (см. Самсонов).

В 3.00 9 августа 133-я танковая бригада совместно с курсантами Краснодарского пехотного училища заняла исходные позиции северо-восточнее разъезда 74-й км на участке высота в 2 километрах северо-западнее кошары и далее по железной дороге (ЦАМО, ф. 1212, оп. 1, д. 7, л. 34).

В 6.00 9 августа 1-й танковый батальон 133-й танковой бригады совместно с курсантами с северо-востока, со стороны станции Тингута, атаковал на разъезд 74-й километр. С севера совместно с 204-й стрелковой дивизией разъезд атаковали 6-я гвардейская и 254-я танковые бригады 13-го танкового корпуса, ну а в 6.45 с юго-востока, из Тингутского лесничества, совместно с курсантами Житомирского пехотного училища ударила 13-я танковая бригада 13-го танкового корпуса (ЦАМО, ф. 341, оп. 5312, д. 14, л. 261; д. 31, л. 23; ф. 1212, оп. 1, д. 7, л. 34; NARA, T. 314, R. 1159, F. 855).

Согласно наградному листу на начальника политотдела 133-й танковой бригады первоначально в атаке участвовало всего 12 танков КВ-1. Это была 2-я танковая рота 1-го батальона старшего лейтенанта Ивана Королькова, усиленная 4 танками КВ-1 1-й роты (см. Казаков П. Д. Глубокий след; ЦАМО, ф. 33, оп. 682527, д. 21, л. 311).

По воспоминаниям бывшего разведчика 133-й танковой бригады Петра Казакова рота Королькова атаковала разъезд 2 группами танков. Атаковавшие в лоб 3 танка 2-й роты – младших лейтенантов Константина Савельева, Александра Луганского и Григория Гишполя – были вскоре остановлены огнем батареи ПТО и контратакой танков. Танк КВ-1 младшего лейтенанта Гишполя успел уничтожить 3 танка, но был подбит прямым попаданием снаряда и сожжен, сам Гишполь погиб при выходе из танка, его старший механик-водитель К. Андреев тяжело ранен (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 988, л. 116).

Танк КВ-1 младшего лейтенанта Луганского (старший механик-водитель техник-лейтенант Иван Лубов) уничтожил 2 «тяжелых» танка (возможно, Pz.IV) и до 20 немцев, однако также был поврежден, осколком был ранен в грудь командир орудия старший сержант Леонид Шевелев (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 988, л. 146; д. 1006, л. 177).

Больше всех отличился экипаж танка КВ-1 младшего лейтенанта Савельева (старший механик-водитель техник-лейтенант Александр Амосов, командир орудия старший сержант Лев Эверсков, радист младший сержант Иван Карулин), который уничтожил 8 танков (в т.ч. 5 «тяжелых), 1 орудие ПТО с расчетом, 1 пулемет и до 35 немцев. Танк был подбит (2 пробоины возле люка механика-водителя, подбиты опорный каток, ленивец, ведущее колесо), экипаж наскоро на поле боя поправил ведущее колесо и смог дотянуть до конца боя, после чего танк был поставлен в оборону для ведения огня с места (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 988, лл. 115, 118; д. 996, л. 359; д. 1009, л. 284).

Таким образом, всего согласно наградным листам эти 3 танка КВ-1 подбили 13 немецких танков, отвлекли на себя внимание остальных танков, но и сами получили различные повреждения. Тем временем главные силы танковой группы Королькова обошли немецкие танки по балке и ударили по ним с правого фланга, вынудив их отойти от разъезда 74-й километр (см. Казаков П. Д. Глубокий след).



К 9.30 войска 64-й армии заняли разъезд 74-й км, куда по данным штаба 14-й танковой дивизии прорвались с юго-востока полк пехоты и 20 танков, после чего 14-я танковая дивизия заняла оборону в 2 километрах восточнее разъезда фронтом на запад, однако, судя по всему, разъезд несколько раз переходил из рук в руки и только в 14.40 был полностью занят курсантскими полками (ЦАМО, ф. 341, оп. 5312, д. 14, л. 261; ф. 1212, оп. 1, д. 7, л. 34; NARA, T. 314, R. 1159, F. 857).

К этому времени из резерва 133-й танковой бригады была введена в бой 2-я рота 2-го танкового батальона старшего лейтенанта Ивана Толстикова (1-я рота старшего лейтенанта Сергея Павлова осталась в резерве), но это не слишком ускорило крайне медленное продвижение советской пехоты. В бою 9 августа также участвовал как минимум 1 мотострелковый взвод (младшего лейтенанта Яхвахуна Аметова), но подробности его боевых действий неизвестны, безвозвратных потерь мотострелки в тот день не имели, и их роль в боях 9 августа явно незначительная (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 798, л. 108; ф. 341, оп. 5312, д. 31, л. 23).

К 13 часам 14-я танковая дивизия потеряла только лишь безвозвратно 10 своих танков, однако все еще насчитывала 40 танков в строю. К 16.30 ее потери выросли до 20 танков, и к 17 часам она сократилась до 23 танков. 14-я дивизия фиксировала перед собой 60 советских танков и отмечала особенно сильные атаки танков КВ-1 на своем правом фланге, жалуясь в штаб корпуса, что 50-мм орудия не пробивают броню этих танков (NARA, T. 314, R. 1159, F. 859 – 861).

В 15.30 поддерживаемые 133-й танковой бригадой курсанты Краснодарского училища достигли высот на горизонтали 42 – 44 (юго-восточнее разъезда 74-й км), где к исходу дня отбили линию бывшего укрепрайона и закрепились там. 13-я и 133-я танковые бригады вышли к кошаре в 6 км южнее разъезда 74-й километр, но далее не пошли (ЦАМО, ф. 341, оп. 5312, д. 33, л. 97; ф. 1212, оп. 1, д. 7, л. 34).


Помимо экипажей Савельева, Луганского и Гишполя во 2-й танковой роте 1-го танкового батальона отличился экипаж танка КВ-1 самого ротного старшего лейтенанта Ивана Королькова (старший механик-водитель техник-лейтенант Сидор Красноперов, младший механик-водитель старший сержант Александр Сергеев, радист сержант Григорий Микула), который уничтожил 2 «тяжелых» танка и 1 пушку, а также эвакуировал с поля боя соседний подбитый танк. Сам Корольков осколками снаряда был ранен в плечо, командование ротой временно взял на себя комиссар роты старший политрук Семен Юдин (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 996, л. 368; д. 1006, л. 155; д. 1009, л. 417).

3 танка уничтожил экипаж танка КВ-1 взводного 2-й роты младшего лейтенанта Петра Казакова (старший механик-водитель техник-лейтенант Степан Бондарчук), однако и сам танк был поврежден (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 1009, лл. 297, 342).

Еще 3 танка уничтожил экипаж танка КВ-1 Алексея Петрухина (старший механик-водитель старший сержант Василий Дащинский, 2-я рота); танк был подбит артогнем, но смог своим ходом выйти из боя (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 1009, л. 318).

1 танк и 3 пушки с расчетами уничтожил экипаж танка КВ-1 младшего лейтенанта Виктора Коваленко (старший механик-водитель Алексей Осипов, 2-я рота), танк получил до 14 пробоин, сам Коваленко погиб (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 988, л. 117).

1 танк и 3 пушки уничтожил экипаж танка КВ-1 младшего лейтенанта Петра Бондаренко (2-я рота, 1-й батальон). Осколками пробившего башню снаряда Бондаренко и младший механик-водитель старший сержант Алексей Богатырев были ранены, после чего до конца боя экипажем командовал командир орудия старшина Николай Ромашев. Также вдобавок к уничтоженной технике старший механик-водитель танка старший сержант Устим Гаврилов эвакуировал с поля боя соседний загоревшийся танк КВ-1 (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 942, лл. 226, 240; д. 1006, л. 251; д. 1009, л. 306).


В 1-й танковой роте 1-го танкового батальона старшего лейтенанта Михаила Дмитриева особенно отличился экипаж танка КВ-1 младшего лейтенанта Леонида Жарова (старший механик-водитель старшина Иван Емельянов, командир орудия старшина Василия Войтенко, радист старший сержант Николай Ипатов), который уничтожил 7 танков (в т.ч. 4 «тяжелых»), 3 орудий ПТО и до 40 немцев; сам танк вышел из боя вполне исправным (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 988, л. 125; д. 1009, л. 154, 177).

1 «тяжелый» танк и до 35 немцев уничтожил танк КВ-1 политрука 1-й роты 1-го батальона Георгия Шкворникова. Также 1 орудие ПТО и 2 ДЗОТа уничтожил экипаж танка КВ-1 Шкермантова (старший механик-водитель старшина Николай Уманец, командир орудия старшина Василий Маслов, 1-я рота); сам танк не получил никаких повреждений (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 942, л. 232; д. 992, л. 561; д. 996, л. 392).


Во 2-й танковой роте 2-го танкового батальона экипаж танка КВ-1 ротного старшего лейтенанта Ивана Толстикова (старший механик-водитель старшина Иван Степановский, командир орудия старшина Николай Скорик, старший радист старший сержант Александр Мельник) уничтожил 3 танка и 1 пулемет с прислугой (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 1009, лл. 377, 429, 431, 494).

2 танка, 1 орудие ПТО, 1 пулемет и 70 немцев уничтожил и 4 танка подбил экипаж танка КВ-1 младшего лейтенанта Ильи Константинова (старший механик-водитель старшина Федор Чаганов, младший механик-водитель старший сержант Василий Козин, радист сержант Январь Календарев, 2-я рота), танк при этом был подбит, но экипаж восстановил его прямо на поле боя и возобновил атаку (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 996, л. 357; д. 1009, л. 350, 448; оп.682525, д. 167, л. 164).

4 танка, 1 орудие ПТО, до 40 немцев уничтожил экипаж танка КВ-1 взводного 2-й роты лейтенанта Федора Иванова (старший механик-водитель старшина Николай Львов, командир орудия замполитрука Григорий Лифарь, старший радист старший сержант Дмитрий Балашов), танк был подбит, Иванов ранен, но в госпиталь не пошел, и под его командой экипаж на поле боя восстановил танк (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 992, л. 521; д. 1009, лл. 289, 336, 372).

3 танка и 1 орудие ПТО уничтожил экипаж танка КВ-1 взводного 2-й роты лейтенанта Григория Лысоня (старший механик-водитель старшина Борис Серебрянников) (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 988, л. 132).

Итого, если верить этим наградным листам только лишь 4 из 10 танковых экипажей 2-й танковой роты старшего лейтенанта Толстикова уничтожили 12 и подбили 4 немецких танка, уничтожили 3 орудия ПТО, 2 пулемета, и этом при том, что в наградном листе на Толстикова сказано, что его рота без собственных безвозвратных потерь за день 9 августа уничтожила всего лишь 10 танков, 2 орудия ПТО, 2 6-ствольных миномета, 3 станковых пулемета, 2 пулемета и до 150 немцев (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 1009, л. 431).


Всего за день 9 августа 13-й танковый корпус и 133-я танковая бригада по предварительным данным штаба армии вывели из строя более 40 танков, 8 орудий ПТО, 2 6-ствольных миномета, 3 пулемета, до 390 немцев, захватили 37 пленных, потеряв 5 танков сгоревшими и 12 подбитыми (ЦАМО, ф. 341, оп. 5312, д. 33, л. 97).

В 133-й танковой бригаде осталось всего 24 из 40 танков КВ-1 в строю, да и то только потому, что минимум 6 танков КВ-1 было за день восстановлено ремонтниками (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 904, л. 228; ф. 341, оп. 5312, д. 33, л. 97).

В именных списках потерь 133-й танковой бригады за день 9 августа числятся всего 4 убитых (командиры танков 2-й роты 1-го батальона Коваленко и Гишполь, младший механик-водитель 1-го батальона старший сержант Григорий Ведринцев, по пути в госпиталь умер младший механик-водитель 2-го батальона старший сержант Алексей Мельнин).

Завершение контрудара 10 августа 1942 г.

С 4.00 10 августа 1942 г. 64-я армия возобновила свое контрнаступление, но продвижение проходило крайне медленно, к 8.00 6-я гвардейская и 254-я танковые бригады 13-го танкового корпуса всего лишь вышли в 1,5 километрах севернее фермы №2 совхоза имени Юркина (ныне пос. Краснопартизанский), сократившись до 13 исправных танков Т-34, ну а 13-я танковая бригада совместно с курсантскими полками достигла высоты 140,0, сократившись до 8 исправных танков Т-34 (ЦАМО, ф. 341, оп. 5312, д. 17, л. 340).

К 12.00 курсантские полки совместно с 13-й и 133-й танковыми бригадами вышли к высоте 148,0 (2 км восточнее высоты 140,0), в 12.00 – 15.00 14-я танковая дивизия огнем артиллерии отбила 5 атак усиленного стрелкового батальона с танками на высоту 148,0 с запада и севера, нанеся большие потери пехоте и подбив 7 советских танков, а с 18.00 и до темноты отбила еще одну атаку пехоты с танками на высоту с севера (NARA, T. 314, R. 1159, F. 865, 866).

706-й стрелковый полк соседней 204-й дивизии совместно с танками 13-го танкового корпуса за день лишь овладел фермой №2 совхоза им. Юркина, в бою за которую участвовали 3 танка КВ-1 1-й роты 2-го батальона капитана Сергея Павлова.

Согласно послевоенным воспоминаниям самого Павлова в ночь на 10 августа 3 его танка с отделением мотострелков на броне были заброшены в немецкий тыл, перерезав полевую дорогу от фермы №2 на разъезд 74-й км, встав в засаде по обе стороны моста через речку Гнилой Аксай в районе этой фермы.

Далее по свидетельству Павлова танкисты огнем из пулеметов сожгли подошедший к мосту тягач с подбитым танком и расстреляли его экипаж, после чего обстреляли подошедшую с юга колонну из 11 танков, подбили 1 танк, однако остальные танки, не вступая в бой, развернулись и отошли обратно на юг. С наступлением темноты с разрешения командования все 3 танка с десантом мотострелков прорвались через расположение немецкой пехоты обратно в расположение своих частей, не имея потерь ни в технике, ни в людях.

Однако наградные листы на экипажи танков Павлова полностью опровергают его рассказ о рейде танкистов в тыл противника. Так, согласно наградному листу на самого Павлова «во время атаки 10.8.42 в районе ферма нр. 2, свх. им. Юркина Сталинградской обл. 3 танка под командованием капитана Павлова, не смотря на крепкую оборону противника, сумели прорвать ее, подавить огневые точки, обеспечить овладение нашей пехоте указанного рубежа, закрепиться на нем, принеся при этом большой урон противнику» (ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 36, л. 56).

Танк КВ-1 самого Павлова (старший механик-водитель техник-лейтенант Семен Калачанов, командир орудия старшина Иван Федорчук, младший механик-водитель старший сержант Иван Шифоростов, радист старший сержант Николай Михайлов) сжег 1 и подбил 3 танка, уничтожил 3 тяжелых дальнобойных орудий с прислугой.

Танк КВ-1 лейтенанта Константина Мищенко (старший механик-водитель старшина Дмитрий Дорошев, командир орудия старшина Сергей Гудков, старший радист старший сержант Василий Морозов) сжег 2 танка, уничтожил 1 дальнобойное орудие и цистерну с горючим, но был сожжен прямым попаданием из тяжелого орудия вместе со всем экипажем.

Еще 1 танк сжег и уничтожил 2 дальнобойных орудий с прислугой 3-й танк КВ-1 из роты Павлова, возможно, это был танк Бориса Ковязина. Танк Ковязина в том бою был подбит, погиб старший механик-водитель техник-лейтенант Николай Герасименко, а сам Ковязин умер от ран 14 августа (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 996, 1009).

Также за день 10 августа 76-мм орудие старшего сержанта Михаила Самофалова (наводчик сержант Павел Сухоломкин) из противотанковой батареи старшего лейтенанта Петра Матюхина (133-я танковая бригада) подавило 1 минометную батарею противника, а вечером подожгло 1 из 9 немецких танков, которые обстреливали его позиции, еще 4 автомашины за день уничтожили остальные орудия батареи (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 988, лл. 156, 157; оп. 682525, д. 220, л. 83).

Всего за день 10 августа согласно именным спискам потерь в 133-й танковой бригаде погибло 9 человек, и все – во 2-м танковом батальоне, в т.ч. сгорел экипаж из 4 человек лейтенанта Константина Мищенко (1-я рота), погибли старшие механики-водители старшина Георгий Крылов (танк Фурмана, 2-я рота), техник-лейтенант Николай Герасименко (1-я рота), командир орудия старшина Филипп Коппер, старший радист старший сержант Владимир Сулин, радист старший сержант Трофим Гаврилюк. Также на следующий день, 11 августа, умер раненый в бедро младший механик-водитель танка сержант Садык Ершинов, а 14 августа – тяжелораненый командир танка Борис Ковязин.

Всего за 2 дня боев, 9 – 10 августа, войска 64-й армии отбросили вырвавшуюся вперед 14-ю танковую дивизию от разъезда 74-й километр на 10 – 11 километров на юго-восток, к высоте 148,0, тем самым спрямив линию фронта и выйдя на ранее оставленную линию укрепрайона.

133-я танковая бригада в боях 9 – 10 августа по данным штаба АБТУ 64-й армии уничтожила 6 «тяжелых» (т.е. Pz.IV) и 38 средних танков, 9 орудий ПТО, 2 миномета, 5 пулеметов, 270 немцев, захватила 1 средний танк, 1 трактор-тягач, 1 мотоцикл, 1 телефонный аппарат (ЦАМО, ф. 341, оп. 5312, д. 38, л. 21).

Согласно наградным листам 21 танк и свыше 150 немцев уничтожил 1-й танковый батальон капитана Филиппа Гокова, а 20 танков уничтожил 2-й танковый батальон майора Николая Сергеева. Трофейный немецкий танк (согласно наградном листу – тяжелый, а не средний) прибуксировал в расположение бригады помощник начальника техчасти по артснабжению 2-го батальона интендант 3-го ранга Юрий Тэллы (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 988, л. 119; оп. 682525, д. 161, лл. 217, 263;).

Фактические безвозвратные потери 14-й танковой дивизии к исходу дня 10 августа составляли всего 15 – 20 танков, в строю оставалось 23 танка (NARA, T. 313, R. 355, F. 640425).

Сама 133-я танковая бригада по данным штаба АБТУ 64-й армии потеряла выбывшим из строя 21 танк КВ-1, в т.ч. 3 танка КВ-1 сгоревшими (из них 1 КВ-1 – 1-й батальон и 2 КВ-1 – 2-й батальон), 12 танков КВ-1 подбитыми в боях и 6 КВ-1, вероятно, сломавшимися. В именных списках потерь 133-й танковой бригады 9 – 10 августа числятся 14 погибших человек (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 988, л. 119; ф. 341, оп. 5312, д. 38, лл. 17, 21).

В резерве 64-й армии

После 2-дневных ожесточенных боев к исходу дня 10 августа 1942 г. 133-я танковая бригада насчитывала 18 танков КВ-1 в строю и 19 танков КВ-1 в ремонте (еще 3 танка КВ-1 составляли безвозвратные потери), 1244 человека личного состава, 134 автомашин, 2 76-мм и 2 45-мм орудия, 6 82-мм минометов, 19 ПТР, 4 станковых, 21 ручной пулемет, 197 автоматов, 490 винтовок (ЦАМО, ф. 341, оп. 5312, д. 38, л. 20).

По некоторым данным 7 танков КВ-1 были 10 августа поставлены в оборону советской пехоты и окопаны саперами бригады, но об их боевых действиях ничего не известно (ЦАМО, ф. 33, оп. 682525, д. 220, л. 84, 102).


11 августа последовал боевой приказ №029/ОП штаба 64-й армии о выводе 133-й танковой бригады в резерв фронта, после чего 133-я бригада заняла оборону на участке станция Тингута – развилка дорог в 4 километрах восточнее станции – ферма №2 совхоза им. Юркина (ныне пос. Прудовый) фронтом на юго-восток в готовности к нанесению контратак. К утру 12 августа было эвакуировано на СПАМ 13 танков КВ-1, а количество исправных танков выросло до 27.

Особенно отличился помпотех 2-й роты 1-го танкового батальона воентехник 2-го ранга Виктор Сутягин, обеспечивший эвакуацию и ремонт всех 7 подбитых танков своей роты, а также эвакуацию сгоревшего танка КВ-1 младшего лейтенанта Гишполя. Во 2-м танковом батальоне 9 – 11 августа рембригадой техника-лейтенанта Лаврентия Кодынца было отремонтировано 6 танков КВ-1 (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 942, л. 231; д. 988, л. 141; д. 996, л. 331; ф. 341, оп. 5312, д. 38, л. 21).

Всего к 12 августа в 133-й танковой бригаде находилось в ремонте 13 танков КВ-1, в т.ч. 7 КВ-1 в войсковом ремонте, еще 6 КВ-1 требовали заводского ремонта (ЦАМО, ф. 341, оп. 5312, д. 38, л. 21).

В целом же с 4 по 13 августа рота техобеспечения, если верить наградному листу на ее командира старшего техника-лейтенанта Виктора Козлова, отремонтировала аж 75 танков КВ-1, в т.ч. средним ремонтом 12 танков и 63 танка – текущим ремонтом, а, значит, по сути каждый танк бригады за это время в среднем успел дважды побывать в ремонте (ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 996, л. 358).


С 11 по 15 августа в боях 133-я танковая бригада не участвовала, а потому, вероятно, под бомбежкой 12 августа в поселке Старая Отрада в медсанвзводе погибла военврач 2-го ранга Татьяна Седельникова, а 13 августа был ранен комиссар 1-го танкового батальона батальонный комиссар Кузьма Рубанов – все известные потери 133-й танковой бригады за это время.

Всего же во время боевых действий под Сталинградом 133-я танковая бригада по данным своего штаба к 15 августа потеряла 50 человек личного состава: 13 убитыми и 37 ранеными, в т.ч. 1-й танковый батальон потерял 4 человек убитыми и 15 ранеными, 2-й танковый батальон – 8 убитыми и 14 ранеными, мотострелковый батальон – 3 ранеными, штаб бригады – 1 человека раненым, рота управления – 1 человека раненым, а медсанвзвод – 1 убитым и 4 ранеными. В именных списках потерь 133-й танковой бригады за 1-ю половину августа числятся 16 убитых и 2 умерших от ран человек (ЦАМО, ф. 3084, оп. 2, д. 25, лл. 36, 37).

Всего к 15 августа в составе 133-й танковой бригады оставалось 28 исправных танков КВ-1, 1226 человек личного состава, 142 автомашины, 4 орудия, 6 82-мм минометов, 19 ПТР, 4 станковых, 21 ручной пулемет, 207 автоматов, 490 винтовок. К вечеру 16 августа благодаря ремонтникам 133-я танковая бригада выросла до 32 исправных танков КВ-1, еще 6 танков КВ-1 находились в ремонте на армейском СПАМе, и только 2 сгоревших танка (танки экипажей Гишполя и Мищенко) оставались неэвакуированными на поле боя, числясь в безвозвратных потерях (ЦАМО, ф. 341, оп. 5312, д. 17, л. 383; ф. 3084, оп. 2, д. 25, л. 35).

Источники:

Оперативные сводки, донесения, приказы, карты штабов 13-го танкового корпуса, 133-й танковой бригады, 64-й армии, Юго-Восточного и Сталинградского фронтов – сайт «https://pamyat-naroda.ru».

Архивные материалы 133-й танковой бригады - ЦАМО, ф. 3084, оп, 1,  д. 6; д. 25.

Отчет о боевых действиях танковых частей 64-й армии с 7.8 по 1.10.42 - ЦАМО, ф. 341, оп. 5312, д. 31.

Журнал боевых действий 57-й армии - ЦАМО, ф. 425, оп. 10339, д. 61

Журналы боевых действий Сталинградского фронта за июль и август. – ЦАМО, ф. 220, оп. 220, д. 85, 86.

Казаков П. Д. Глубокий след. — М.: Воениздат, 1982.

Самсонов А.М. Сталинградская битва. — 4-е изд., испр. и доп. — М.: Наука, 1989.

Воспоминания Сергея Михайловича Павлова.

Документы XXXXVIII.Pz.Korps. – NARA, T. 314, R. 1159.

Документы 4.Panzerarmee. – NARA, T. 313, R. 355.

Наградные листы – сайт «http://podvignaroda.ru».

Именные списки потерь – сайт «http://www.obd-memorial.ru».

Tags: 133 ТБр, 14.pz.div, 64 А, СталФ, ЮЗФ, г. Сталинград, лето 1942 г.
Subscribe

Posts from This Journal “133 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments