Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

10-я танковая бригада. ч.22. К северо-западу от Сталинграда. Октябрь - ноябрь 1942 г.

В составе 24-й армии

Выведенная в резерв 66-й армии в балку Пичуга, 10-я танковая бригада в конце сентября 1942 г. пополнилась танками из других танковых частей Сталинградского фронта, в т.ч. 28 сентября на основании боевого распоряжения штаба фронта приняла от 91-й танковой бригады 24-й армии 3 танка (2 Т-34, 1 Т-70) [189, л. 30].

Бригада закончила принимать матчасть к утру 30 сентября [170, л. 47]. Всего по состоянию на 1 октября 10-я танковая бригада имела в строю 932 человека личного состава, 13 танков, 3 бронемашины, 113 автомашин, 3 орудия ПТО, 6 минометов, 6 ПТР, 25 пулеметов (2 зенитных, 3 станковых, 20 ручных), 203 ППД и ППШ, 429 винтовок [196, л. 47].

В боевых действиях в начале октября бригада не участвовала, однако, находясь в тылу, подвергалась ударам немецкой авиации. Во время одного авианалетов 2 октября отличился артиллерийский техник 1-го ТБ техник-лейтенант Николай Дмитриев. Когда над Пичугой появилось 4 немецких самолета Bf. 109, Дмитриев очередью из пулемета ДТ сбил один из самолетов, который упал в 1 км севернее Ерзовки [177, л. 58].

3 октября на основании распоряжения № 314/Ш командующего Донским фронтом от 2 октября и боевого распоряжения штаба 66-й армии от 3 октября 10-я танковая бригада была передана в состав 24-й армии и к утру 4 октября расположилась в балке Грачевая, откуда 5 октября перешла в восточную часть балки Сухой Каркагон [197]; [198, л. 59, 63].

С 1 по 5 октября бригадой было потеряно 3 человека личного состава (1 – пропавшим без вести, 2 – ранеными), но в эти же дни было получено пополнение, и численность бригады к 5 октября выросла до 983 человек личного состава и 18 исправных танков [196, л. 8, 14]. По состоянию на 6 октября бригада имела в строю 16 танков (1 КВ-1, 12 Т-34, 2 Т-70, 1 Т-26) [199, л. 9]. Несколько танков, вероятно, было получено от 69-й танковой бригады 24-й армии, которая по состоянию на 1 октября имела в строю 2 танка, а к 5 октября – уже ни одного танка [196, л. 8, 43]. Косвенно на передачу танков с экипажами из 69-й в 10-ю танковую бригаду указывает то обстоятельство, что именно в 69-й бригаде в сентябре проходил службу командир танка 10-й ТБр младший лейтенант Григорий Иваньков, погибший в бою 14 октября.



В 2.00 8 октября штаб 24-й армии отдал войскам боевой приказ № 23/ОП о проведении 9 октября на своем левом фланге в районе пруда в 10,5 км северо-западнее Орловки силами 2 стрелковых дивизий (343-я СД и 38-я Гв.СД) частной операции с целью выпрямления сложившейся здесь вогнутой линии фронта. Обе дивизии, усиленные 10-й и 114-й танковыми бригадами, артиллерией и РС, должны были атаковать ударными группами на своих смежных флангах по обе стороны от дороги Грачи – Рынок, выйти в 1-1,5 км южнее пруда, где закрепиться. В случае успеха операции вперед в направлении высот 137,8 и 139,7 выбрасывались подвижные группы 10-го и 114-го мотострелковых батальонов [200].

Помимо мотострелковых батальонов со стороны танковых бригад было выделено 27 танков: 11 танков – 114-й ТБр, 16 танков – 10-й ТБр [198, л. 70]. Операция началась в 14.00 9 октября после 3 налетов авиации, удара артиллерии и 4 залпов РС. По итогу наступления 38-я гвардейская дивизия своим правым флангом вышла на рубеж: тропа – (иск.) МТФ – отдельный домик к востоку от пруда. Не лучше обстояло положение и на участке соседней 343-й дивизии [201]. В целом наступавшие были остановлены перед немецкими позициями и никакого успеха в продвижении не имели [136, F. 166]. Утром 10 октября 343-я стрелковая дивизия возобновила наступление. 38-я гвардейская дивизия с 10-й танковой бригадой в этих атаках уже не участвовала. Как и накануне, эта операция также не имела успеха, а уже в ночь на 11 октября обе стрелковые дивизии были сменены 116-й стрелковой дивизией и отведены в армейский резерв [198, л. 73, 74].

Из потерь 10-й танковой бригады в ходе этой операции известно, что в промежутке с 5 по 10 октября она потеряла 6 человек личного состава (1 – убитым, 5 – ранеными) [196, л. 26]. Погибшим, вероятно, был заряжающий батареи ПТО красноармеец Иван Павлов, которого похоронили в районе балки Бирючья. 11 октября от ран умер разведчик красноармеец Иван Контарев [2].

По состоянию на 10 октября 10-я танковая бригада имела 961 человек личного состава, 43 танка (в т.ч. 15 – в строю), 4 бронемашины (в т.ч. 2 – в строю) [196, л. 21]. К 11 октября число боеготовых танков вновь выросло до 16 штук (1 КВ-1, 12 Т-34, 2 Т-70, 1 Т-26). Объединенные в сводный танковый батальон, эти танки находились в балке Бирючья в готовности контратаковать совместно с частями 116-й стрелковой дивизии [198, л. 74]; [199, л. 24].

На участке 1-й гвардейской армии

В ночь на 14 октября 1942 г. 10-я танковая бригада убыла из состава 24-й армии на усиление 292-й стрелковой дивизии 1-й гвардейской армии и в 5.00 14 октября после 25-километрового ночного перехода заняла исходное положение на участке этой дивизии [198, л. 81]; [202, л. 193].

Здесь, к югу и юго-западу от Самофаловки после сентябрьского наступления 1-й гвардейской армии образовалась выступающая часть фронта, своей вершиной примыкающая к пруду, что в 6 км юго-западнее станции Котлубань. К 14 октября здесь оборонялся 260-й пехотный полк 113-й пехотной дивизии (VIII.AK, 6.Armee). Проведенные ранее 1-й гвардейской армией попытки срезать этот выступ успеха не принесли. На 14 октября была запланирована очередная такая попытка, для чего с северо-запада должна была атаковать 258-я стрелковая дивизия с 12-й танковой бригадой, а с северо-востока – 292-я стрелковая дивизия, усиленная большим количеством артиллерии (135-й ГАП РГК, 979-й АП 173-й СД), минометами и РС. В ночь на 14 октября она сменила оборонявшуюся правее нее 173-ю стрелковую дивизию и заняла исходные позиции северо-восточнее пруда [202, л. 193]. По состоянию на 10 октября 292-я дивизия насчитывала всего 2855 человек личного состава – 25 % своей штатной численности [196, л. 18].

Наступление началось после 60-минутной артподготовки в 8.00 14 октября. В 1-м эшелоне атаковали 1009-й и 1011-й стрелковые полки 292-й СД. При поддержке 10 танков 10-й ТБр к 13.00 правофланговый 1009-й стрелковый полк своим левым флангом продвинулся до 500 метров вперед, однако правый его фланг, понеся большие потери, успеха в продвижении не имел. К этому же времени было потеряно 5 из 10 танков 10-й ТБр. Не имевший танковой поддержки левофланговый 1011-й стрелковый полк своим левым флангом смог продвинуться всего до 100 метров [202, л. 194]; [203, л. 74].

После 14-часового боя к 22.00 1009-й стрелковый полк вышел к северным отрогам балки Воронья к востоку от пруда. По данным штаба 292-й СД, полк уничтожил за день 45 немцев, однако и сам потерял 105 человек убитыми и ранеными и сократился до 196 активных штыков. Соседний 1011-й стрелковый полк смог выйти на южные скаты балки Воронья, овладел районом подбитых советских танков, но потерял 125 человек личного состава и сократился до 65 активных штыков [202, л. 196]; [203, л. 76].

Общее число потерь 10-й танковой бригады в бою 14 октября не известно, однако из карточек учета численного и боевого состава частей 24-й армии можно установить, что с 14 до 20 октября 10-я танковая бригада сократилась на 45 человек личного состава (прим. – с 972 до 927 человек) [196, л. 32, 56].

В именных списках безвозвратных потерь л/состава 10-й ТБр за 14 октября числится 9 убитых:

5 танкистов (командир танка младший лейтенант Григорий Иваньков, механики-водители старшины Николай Баранов, Василий Косогорцев, старший сержант Владимир Корякин башенный стрелок сержант Николай Минеев);

4 мотострелка (командиры отделений старший сержант Виталий Кухорук, сержант Борис Левшин, бронебойщик красноармеец Михаил Бобков, стрелок красноармеец Илья Морозов).

В документе указано, что Баранов, Иваньков и Минеев сгорели в танке. Возможно, они составляли экипаж одного танка [2].

К утру 18 октября бригада имела в строю всего 5 танков Т-34, т.е. между 12 и 18 октября из строя выбыло 11 танков (1 КВ-1, 7 Т-34, 2 Т-70, 1 Т-26) [198, л. 90]. За день 14 октября с нейтральной полосы было эвакуировано 4 танка (3 Т-34, 1 Т-70) 10-й ТБр [185].

Провалилось 14 октября наступление и соседней слева 258-й стрелковой дивизии, которая при этом потеряла за день 160 человек личного состава [204]. Обе дивизии потеряли как минимум 390 человек личного состава, при этом противостоявшая им 113-я пехотная дивизия 14 октября потеряла лишь 33 человека личного состава (5 – убитыми, 28 – ранеными) [136, F. 360].



Наиболее отличились в бою 14 октября экипажи танков 10-й ТБр:

КВ-1 командира взвода 1-й роты 2-го ТБ старшего лейтенанта Степана Яковенко (механик-водитель старший сержант Тимофей Гуща, командир орудия старшина Василий Жарченков, радист старший сержант Андрей Махалев) (уничтожил 12 немцев, 3 пулеметные точки) [192, л. 175, 179, 182, 185];

Т-34 командира 1-й роты 2-го ТБ старшего лейтенанта Евгения Терентьева (механик-водитель старший сержант Евгений Кушнир, стрелок-радист старший сержант Николай Кузнецов) (уничтожил до взвода пехоты, минометную батарею, 2 пулемета, 3 ДЗОТа) [192, л. 177, 178, 184];

Т-34 лейтенанта Леонида Козина (механик-водитель старший сержант Федор Прокопенко, стрелок-радист сержант Михаил Степанов; 2-й ТБ) (уничтожил 10-15 немцев, 2-3 орудия ПТО) [192, л. 176, 188, 190].

Впрочем, судя по тем потерям, которые 113-я пехотная дивизия в реальности понесла 14 октября, число убитых немцев в наградных листах на танкистов в крайней степени завышено.

В резерве 24-й армии

К утру 15 октября 1942 г. согласно директиве Ставки ВГК управление 1-й гвардейской армии было выведено в Резерв Ставки ВГК, а все ее войска с их боевыми участками переданы в состав 24-й армии. Вернулась в состав 24-й армии и 10-я танковая бригада. После понесенных в бою 14 октября тяжелых потерь по состоянию на 17 октября бригада находилась в армейском резерве в районе балки в 2 км восточнее отметки 194,8, где приводила себя в порядок и ремонтировала танки [198, л. 88]. К утру 19 октября на основании боевого приказа № 25/ОП штаба 24-й армии от 18 октября бригада сосредоточилась в восточной части балки Долгая в 1 км юго-восточнее отметки 135,9 (8 км юго-восточнее х. Широков) [198, л. 92].

Здесь долгое время бригада оставалась в армейском резерве, не участвуя в боевых действиях и практически не неся потерь. В промежутке между 20 и 25 октября был потерян 1 человек личного состава убитым [196, л. 72]. Убитым был, вероятно, водитель бронемашины БА-6 роты управления курсант Александр Обухов, который погиб в балке Каменная и был захоронен в восточных отрогах балки Долгая [2].

К утру 23 октября численность исправных танков выросла до 7 штук (1 КВ-1, 5 Т-34, 1 Т-70) [198, л. 100]. В общей сложности в составе бригады продолжало числиться 44 танка, большая часть которых находилась в ремонте [196, л. 76].

После этого еще целый месяц 10-я танковая бригада оставалась в армейском резерве в балке Долгая. Никаких пополнений она за это время не получила и по состоянию на 20 ноября имела в строю 854 человека личного состава, 6 танков (2 КВ-1, 4 Т-34), 3 бронемашины, 101 автомашину, 3 орудия, 6 минометов, 7 ПТР, 27 пулеметов (2 зенитных, 3 станковых, 22 ручных), 198 ППД и ППШ, 398 винтовок [196, л. 115]; [199, л. 100].

Начало боев за высоту Золотой Рог

22 ноября 1942 г. 24-я армия на своем правом фланге перешла в наступление на хутор Вертячий с целью отрезать немецкий 11-й армейский корпус на западном берегу Дона от главных сил 6-й армии. В ударной группе действовали части 4 стрелковых дивизий (49-я, 120-я, 214-я и 298-я), однако прорвать оборону немецкой 76-й пехотной дивизии (VIII.AK, 6.Armee) в 1-й день наступления не получилось.

10-й танковой бригаде боевым приказом № 26/ОП штаба 24-й армии от 10 ноября была поставлена задача: вместе с 84-й стрелковой дивизией оставаться во 2-м эшелоне армии и находиться в готовности развивать успех в полосе наступления 49-й и 214-й стрелковых дивизий [206, л. 75а]. С 6.30 22 ноября ее мотострелковый батальон был переброшен в район отрогов балки к северу от разъезда Паньшино, расположившись в резерве командующего армией, а 23 ноября в районе МТФ восточнее Паньшино сосредоточились 5 танков (2 КВ-1, 3 Т-34) и противотанковая батарея бригады [205, л. 13, 14].

23 ноября в бой для прорыва немецкой обороны был брошен 16-й танковый корпус, имевший к этому времени 115 исправных танков, однако прорвать оборону он также не смог, при этом потерял 56 танков и свыше 200 человек личного состава. На следующий день, 24 ноября, корпус все же смог взломать оборону 76-й ПД и своими танками прорвался к Вертячему, но при этом потерял еще 33 танка и 250 человек личного состава. Т.к. мотострелки и пехота 24-й армии оказались отсечены противником от танков, должного развития успех танкистов не получил [199, л. 97]; [207, л. 31, 32].

Собственно 10-я танковая бригада 24 ноября продолжала оставаться в армейском резерве и за день на основании боевого приказа № 27 штаба армии от 23 ноября лишь сменила место дислокации, перейдя в овраг Ерачный, что в 2 км юго-восточнее Паньшино [198, л. 167]. Уже в ночь на 25 ноября штаб 24-й армии своим боевым приказом № 28/ОП подчинил 10-ю танковую бригаду 214-й стрелковой дивизии, сократил полосу наступления дивизии, сосредоточив ее усилия на взятии высоты 61,6 Золотой Рог, что в 800 метрах к югу от хутора Нижне-Гниловский (ныне пос. Донской) [206, л. 78].

Данная высота постоянно занималась немцами, начиная с августа 1942 г., и за прошедшие месяцы была серьезно укреплена. Линия обороны немцев представляла из себя одну сплошную траншею с вынесенными вперед открытыми пулеметными площадками, групповыми ячейками для автоматчиков и ДЗОТами. В непосредственной близости от траншеи и на всем ее протяжении было установлено проволочное заграждение в 3 кола в виде рогаток, ежей и спиралей, а между траншеей и проволокой на всем протяжении переднего края были установлены минные поля в 2-4 ряда мин [205, л. 11].

Выделенная для взятия Золотого Рога 214-я стрелковая дивизия была малочисленной и по состоянию на 25 ноября насчитывала всего 4306 человек личного состава – 37,6 % штатной численности [196, л. 126].

Штаб 214-й СД усилил танками 10-й ТБр свой 776-й стрелковый полк, который должен был овладеть юго-восточными скатами высоты Золотой Рог. Правее него на вершину высоты наступал 788-й стрелковый полк, а во 2-м эшелоне за 776-м полком – 880-й стрелковый полк [208].

Согласно журналу боевых действий штаба 24-й армии, 10-я танковая бригада в составе 6 танков (2 КВ-1, 4 Т-34) и мотострелкового батальона вышла на исходные позиции в балку юго-западнее отметки 67,7 к 5.00 25 ноября, а в 6.00 танки с десантом мотострелков и батареей ПТО перешли в наступление. Впрочем, согласно все тому же журналу боевых действий, наступление 21-й армии началось с 9.00, а не с 6.00 25 ноября, и маловероятно, чтобы танкисты атаковали раньше всех других частей 24-й армии [199, л. 98]; [205, л. 19].

Перед немецкими позициями в 500 метрах восточнее Золотого Рога атакующие были встречены сосредоточенным артминометным огнем противника. Трижды за день 214-я дивизия атаковала Золотой Рог, но в силу своей малочисленности под сильным огнем противника продвижения вперед не имела. Танки проделали значительные проходы в проволочных заграждениях, откуда 6 раз возвращались к пехоте, чтобы поднять ее за собой в атаку, но пехота осталась лежать под огнем противника [205, л. 19].

Из наградных листов на мотострелков 10-й ТБр следует, что десантом на танках они смогли ворваться на немецкие позиции, где зачистили от немцев несколько блиндажей и частью захватили немецкую траншею. Особенно отличился зам. командира 1-й стрелковой роты лейтенант Григорий Саркисьян, убивший из автомата 5 немцев [192, л. 189].



За день атаковавший вместе с танками, 776-й стрелковый полк пересек дорогу, идущую из Нижне-Гниловского на юго-восток, но высоты Золотой Рог так и не достиг. Соседние с ним 780-й и 788-й стрелковые полки вышли к огородам восточнее Нижне-Гниловского [209, л. 309]. Только к 3.00 26 ноября танки 10-й ТБр были отведены на исходные позиции [205, л. 22].

За день 25 ноября 214-я стрелковая дивизия потеряла 353 человека личного состава [198, л. 170]. Точные потери 10-й танковой бригады в этом бою не известны, но исходя из того, что к утру 26 ноября в строю осталось 4 танка (1 КВ-1, 3 Т-34), можно предположить, что 25 ноября было потеряно 2 танка (1 КВ-1, 1 Т-34) [198, л. 172].

В именных списках безвозвратных потерь л/состава 10-й ТБр за 25 ноября числится 6 убитых мотострелков (командир отделения автоматчиков сержант Ислам Ахмедов, бронебойщики красноармейцы Николай Ляпин, Николай Москвитин, пулеметчики младший сержант Василий Сафонов, красноармейцы Алексей Ильин, Владимир Шарыгин);

3 пропавших без вести танкиста 2-го ТБ  (механик-водитель старший сержант Николай Доценко, командир башни старший сержант Степан Миронов, радист старший сержант Сергей Дубовиченко). Скорее всего, это экипаж танка Т-34 [2].

Противостоявшая 214-й дивизии 76-я пехотная дивизия 25 ноября, по данным штаба 8-го АК, в общей сложности потеряла 110 человек личного состава: 30 – убитыми, 80 – ранеными [103].

Бои конца ноября 1942 г.

После провала наступления 214-й дивизии и 10-й танковой бригады штаб 24-й армии принял решение ввести на левом фланге этой дивизии в бой за Золотой Рог поступившую в состав армии 233-ю стрелковую дивизию с 8-м и 9-м гвардейскими танковыми полками прорыва в составе 42 танков КВ-1С. 214-я стрелковая дивизия получила задачу нанести удар через Нижне-Гниловский на озеро Громок [206, л. 80]. В 10.00 26 ноября 780-й и 788-й стрелковые полки с высоты 55,4 атаковали на Нижне-Гниловский [209, л. 310]. Вместе с 788-м полком действовало 4 танка (1 КВ-1, 3 Т-34), мотострелки и батарея ПТО 10-й ТБр. В ходе атаки танки вышли к огородам к северо-востоку от  Нижне-Гниловского, где их дальнейшее продвижение было остановлено минным полем противника. Пехота отстала от танков [198, л. 172]; [209, л. 310].

В журнале боевых действий штаба 788-го СП описывается, как до наступления темноты полк вел в большинстве своем рукопашные бои, в ходе которых полностью занял 2-ю линию обороны противника, уничтожил 122 немца, 1 миномет, 4 пулемета, 2 ДЗОТа, 4 блиндажа, подавил огонь 7 пулеметов. Потери полка составили 65 человек личного состава, а общие потери 214-й стрелковой дивизии – 183 человека личного состава [198, л. 172]; [210, л. 23].

10-я танковая бригада 26 ноября, по советским данным, уничтожила до 70 немцев, 3 орудия ПТО, 2 минометные батареи, 14 блиндажей. Потери ее составили 3 танка: 2 танка (1 КВ-1, 1 Т-34) – подбитыми, 1 Т-34 – подорвавшимся на минах. К утру 27 ноября в строю остался лишь 1 танк Т-34 [198, л. 172].

В именном списке безвозвратных потерь л/состава 10-й ТБр за 26 ноября числится лишь 1 убитый (радист 2-го ТБ старший сержант Борис Гордеев) [2].

Согласно донесению штаба 8-го АК, общие потери 76-й и соседней слева 384-й пехотных дивизий на всем их фронте 26 ноября составили лишь 110 человек личного состава (76-я ПД: 15 – убитыми, 60 – ранеными; 384-я ПД – 35 человек). Никаких 70 убитых танкистами 10-й ТБр немцев не было и в помине [103].



Поздно вечером 26 ноября 76-я пехотная дивизия оставила хутора Верхний Гнилой и Нижне-Гниловский и отвела свой левофланговый полк до высоты Золотой Рог, сократив свою линию фронта. Начиная от Золотого Рога и далее по восточному берегу Дона перешла к обороне немецкая 384-я пехотная дивизия [103]. На прежних позициях, вероятно, были оставлены арьергарды, которые отошли только с рассветом 27 ноября. 214-я стрелковая дивизия возобновила наступление с 2.00, но до рассвета в Нижне-Гниловский ворваться так и не смогла [209, л. 313]. В 6.00 правофланговый 572-й стрелковый полк 233-й СД занял южную окраину хутора, а вслед за этим в 9.00 в хутор ворвался 1-й батальон 988-го СП 214-й СД и к 11.00 завершил освобождение Нижне-Гниловского [198, л. 173]; [209, л. 313]; [210, л. 23].

За день 780-й стрелковый полк, по подсчетам своего штаба, уничтожил 67 немцев, 2 орудия ПТО, 1 станковый пулемет, 4 ДЗОТа, потеряв 42 человека личного состава [210, л. 23]. Следом за 788-м полком в Нижне-Гниловский вошли 776-й и 780-й стрелковые полки, после чего 214-я дивизия приступила к сбору трофеев. По предварительным данным штаба 214-й СД, всего в Нижне-Гниловском насчитали свыше 200 трупов немцев, за день были захвачены 1 75-мм самоходная установка, 1 орудие ПТО, 1 ротный миномет, 15 ручных пулеметов, 45 винтовок, 17 ящиков снарядов и мин, 320 противотанковых мин [209, л. 315].

10-я танковая бригада, по данным штаба 24-й армии, 27 ноября силами оставшегося танка Т-34 лейтенанта Леонида Козина (2-й ТБ) и группы мотострелков действовала совместно с 776-м стрелковым полком 214-й СД и участвовала в зачистке Нижне-Гниловского [205, л. 24]. Согласно наградным листам, за день экипаж лейтенанта Козина (механик-водитель старший сержант Федор Прокопенко, стрелок-радист сержант Михаил Степанов) уничтожил до 50 немцев, самоходную установку, 3 орудия ПТО, 3 пулемета, артиллерийский склад [192, л. 176, 188, 190].

Но т.к. танкисты действовали вместе с 776-м стрелковым полком, т.е. во 2-м эшелоне за 780-м полком, маловероятно, чтобы экипаж действительно все это уничтожил. Надо полагать, на счет экипажа Козина штаб 2-го танкового батальона просто записал захваченные в Нижне-Гниловском трофеи 214-й СД.

По данным штаба 8-го АК, общие потери 76-й пехотной дивизии 27 ноября составили 80 человек личного состава: 20 – убитыми, 60 – ранеными. Эти данные опровергают уничтожение экипажем Козина в тот день 50 немцев [103].

К утру 28 ноября на основании боевого приказа № 30/ОП штаба 24-й армии от 28 ноября 214-я стрелковая дивизия с подчиненной ей 10-й танковой бригадой была отведена в армейский резерв к востоку от Паньшино, где обе части приступили к приведению себя в порядок [198, л. 174].

Всего по состоянию на 30 ноября 10-я танковая бригада имела в строю 809 человек личного состава, 3 танка, 2 бронемашины [196, л. 136]. По другим данным, к исходу дня в строю было только 2 танка (1 КВ-1, 1 Т-34) [199, л. 102].

В общей сложности с 20 по 30 ноября 10-я танковая бригада потеряла 41 человек личного состава: 7 – убитыми, 3 – пропавшими без вести, 31 – раненым [205, л. 56]. Было эвакуировано с поля боя и отправлено на СПАМ бригады 4 танка (1 КВ-1, 3 Т-34) [185].

Расформирование

Далее 10-я танковая бригада в боевых действиях уже не участвовала, оставаясь в резерве командующего 24-й армией. К утру 2 декабря 1942 г. она находилась в балке Горпенкина к западу от села Котлубань [198, л. 182]. Отсюда 9 декабря бригада отошла дальше в тыл, расположившись в 1 км севернее хутора Фастов. Оба исправных танка (1 КВ-1, 1 Т-34) убыли из состава бригады [198, л. 197, 198]; [199, л. 111]. С 5 по 10 декабря 10-я танковая бригада потеряла 3 человека личного состава ранеными [196, л. 163].

22 декабря на основании приказа № 991181 Наркома Обороны от 22 декабря штаб АБТУ Донского фронта отдал боевое распоряжение № 188 о переброске 10-й танковой бригады по железной дороге со станции Качалино на доукомплектование в распоряжение начальника Тамбовского автобронетанкового центра в район Тамбова. Все боеспособные танки предписывалось передать в 8-й гвардейский танковый полк прорыва, а находящиеся в ремонте танки сдать на СПАМ 24-й армии и в 76-й ПРБ [199, л. 132]. Впрочем, к этому времени бригада не имела уже ни одного исправного танка [199, л. 125].

29 декабря 10-я танковая бригада на основании боевого распоряжения № 186 АБТУ Донского фронта от 22 декабря была выведена из состава 24-й армии, убыла из района Паньшино и Вертячего и 5 января 1943 г. прибыла в Тамбовский танковый военный лагерь. 19 января бригада была преобразована в 250-й танковый полк, который возглавил бывший командир 1-го танкового батальона майор Петр Поневага. Уже 30 января согласно телефонограмме № УФ2/155 генерал-майора Волоха бригада была снова восстановлена и сформирована по штатам № 010/270-010/277 [195]. В Тамбовском танковом военном лагере бригада оставалась до июля 1943 г., после чего на основании директивы № 39561 Генштаба Красной Армии от 12 июля на ее базе был сформирован 60-й гвардейский танковый полк прорыва. Также, по некоторым данным, на базе 10-й танковой бригады на основании приказа № УФ2/1673 Управления формирования и укомплектования БТиМВ КА от 1 июля 1943 г. был сформирован 74-й танковый полк 71-й механизированной бригады [1].

Список источников (ссылок)

Tags: 1 Гв.А, 10 ТБр, 113.id, 24 А, 76.id, ДонФ, г. Сталинград, осень 1942 г.
Subscribe

Posts from This Journal “10 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments