Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

10-я танковая бригада. ч.20. Отход за Дон. Июль 1942 г.

1-й день немецкого наступления

В 3.30 30 июня 1942 г. в рамках операции «Блау» немецкий 8-й армейский корпус перешел в наступление на левом фланге 21-й армии, в т.ч. его 305-я (справа) и 389-я (слева) пехотные дивизии, усиленные 245-м дивизионом штурморудий, атаковали оборону 293-й стрелковой дивизии [132, F. 47]. Довольно быстро советская оборона была прорвана, и стрелковые полки 293-й дивизии начали отходить в северном направлении. Огнем орудий ПТО и зенитных орудий на участке 389-й ПД были отражены контратаки танков 10-й танковой бригады, а у Красной Поляны наступавший 576-й пехотный полк 305-й ПД прорвал позиции 556-го стрелкового полка с несколькими танками. Далее уже немцы не отмечали перед собой танков 10-й ТБр [133, с. 39].

Подробности этих боев с советской стороны пока что не известны. Согласно наградным листам, в районе Стариково в тот день особо отличился экипаж танка КВ-1 1-го ТБ (старший механик-водитель старший сержант Василий Белошицкий, командиром орудия был старший сержант Владимир Железняк, радист старший сержант Николай Мерзлютин). Экипаж уничтожил до 40 немцев и 1 орудие ПТО, а прикрывая отход пехоты к Короче, уничтожил еще до 30 немцев. Танк при этом был подожжен кумулятивным снарядом, и экипаж, сняв с танка все вооружение и часть боеприпасов, оставил его. Вслед за этим танк был окончательно добит немецкой авиацией [99, л. 251, 263]; [190, л. 484].

Также 30 июня отличился командир башни 2-го ТБ ефрейтор Василий Алексеев, который в тот день находился на станции Новый Оскол с танками 10-й ТБр, отправляемыми на капремонт. Танки были уже погружены на платформы, когда подверглись удару пикирующих бомбардировщиков. Тогда Алексеев вскочил в свой танк, вынул пулемет ДТ и пулеметным огнем сбил один из самолетов, который разбился на площади. Оставшиеся самолеты ушли, благодаря чему эшелон с танками не пострадал [190, л. 483].



Согласно карте штаба 21-й армии, отход 10-й танковой бригады проходил 2 отдельными группами совместно с частями 293-й СД по восточному берегу речки Короча и по западному берегу речки Нежеголь [163]. На некоторое время отходящие подразделения 556-го и 1036-го стрелковых полков задержались в обороне на южной и юго-западной окраинах села Кораичное (ныне с. Караичное), откуда затем к 13.00 вместе с 10-й танковой бригадой откатились в район села Белый Колодезь, после чего отошли за речку Нежеголь, а уже оттуда к утру 1 июля откатились дальше к востоку к Булановке. 817-й артиллерийский, 1032-й и 1034-й стрелковые полки были отрезаны противником от главных сил дивизии и отходили самостоятельно [159, л. 11, 12]; [160, л. 107, 113]. Собственно 10-я танковая бригада, отходя 2 отдельными группами, откатилась в район сел Мальцевка и Сидоровка, что в 25 км к северо-востоку от Красной Поляны [153, л. 41]; [163].

Благодаря разгрому и отходу 293-й стрелковой дивизии на линии фронта 21-й армии образовалась широкая брешь, которую командование попыталось устранить 226-й стрелковой дивизией, которая к вечеру 30 июня прямо с марша вступила в бой против 305-й и 389-й пехотных дивизий. Столкнувшись с противником у деревни Широкий Гул, 989-й стрелковый полк отошел за речку Холок на рубеж: Павловка – Мальцевка, а соседний слева 985-й стрелковый полк после неудачного боя в районе Овчаровки отошел к Анновке (восточнее с. Мальцевка) [10, л. 51]. По итогу наступления 305-й пехотная дивизия за день продвинулась до 35 километров в северо-восточном направлении и к исходу дня вышла на рубеж: Жигайловка – Гороженое – Турнин (ныне с. Новая Соловьевка) – Поливанов [132, F. 79]. Действовавший в передовом отряде дивизии противотанковый батальон к 22.30 достиг Яблоново [133, с. 39].

Потери 10-й танковой бригады за 30 июня, как и подробности ее боевых действий, пока что не известны. В именном списке безвозвратных потерь 10-й ТБр за 30 июня числится 7 убитых:

5 танкистов (командир роты 1-го ТБ лейтенант Анатолий Мерецков, командир Т-34 1-го ТБ младший лейтенант Иосиф Станкевич, механик-водитель Т-34 1-го ТБ старший сержант Иван Костин, командир башни Т-34 1-го ТБ сержант Иван Хлобыстов, командир танка 2-го ТБ сержант Федор Башканов);

2 мотострелка (командир отделения младший сержант Яшули Сариев, стрелок красноармеец Василий Захаров). Башканов погиб у Красной Поляны, все остальные – у Стариково.

Также пропали без вести мотострелки младший сержант Степан Гальченко и красноармеец Бекер Курманаев [2].

Отход за Оскол

В 23.00 30 июня 1942 г. штаб 21-й армии своим боевым распоряжением № 321 подчинил командиру 10-й ТБр 985-й стрелковый полк 226-й стрелковой дивизии, поставив бригаде задачу: восстановить прежнее положение дивизии и обеспечить удержание рубежа: Кленовец – Жигайловка – Сидоровка [151, л. 18]. Однако с 16.00 30 июня штаб 226-й СД потерял всякую связь со штабом армии, из-за чего только с 12.00 1 июля ее 985-й полк перешел в подчинение командира бригады [10, л. 51, 52]. К этому времени стрелковый полк действовал не в полном составе, т.к. большая часть его 30 июня отошла в восточном направлении в Новый Оскол, и в распоряжении штаба полка остались 4 стрелковые роты, рота автоматчиков, рота ПТР, рота связи, комендантский и саперный взводы, взвод химиков, минометная и противотанковая батареи [161].

Утром 1 июля 305-я и 389-я пехотные дивизии возобновили наступление в северо-восточном направлении против 226-й стрелковой дивизии. Сначала из села Хмелевое был отброшен в северном направлении правофланговый 987-й стрелковый полк, после чего в 4.00 немцы атаковали со стороны Хмелевого с фланга 989-й стрелковый полк и отбросили его на рубеж: Бубново – Малое Городище. Левофланговый 985-й стрелковый полк после тяжелого боя юго-западнее Анновки отошел на западную окраину Покрово-Михайловки [10, л. 51].

10-я танковая бригада к утру 1 июля действовала в районе Анновки и вела бои совместно с 985-м полком [160, л. 113]. В бою на западной окраине Татьяновки бригадой было уничтожено 2 «танка» (прим. – в действительности, скорее всего, штурмовые орудия) и несколько автомашин [153, л. 45]. В наградном листе на командира 2-го ТБ капитана Лутфулу Хисматулина говорится, что именно экипаж его танка в районе Татьяновки уничтожил 2 «танка», а также до 30 немцев, 1 тягач, 2 пушки [162].

В отчете штаба 21-й армии (прим. – вероятно, на основе доклада командира 10-й ТБр) описывается, как к 15.00 10-я танковая бригада с 985-м стрелковым полком, армейским истребительным батальоном и 99-м истребительным батальоном заняла оборону на участке: Анновка – Калиновка, где отбила несколько атак противника силою до полка пехоты с 15 «танками». Огнем из засады танки 10-й ТБр уничтожили 9 «танков», 4 тягача, 20 автомашин, 3 минометные батареи. В 17.00 противник, оставив напротив этого рубежа прикрытие силою до роты пехоты с 5 «танками», стал обходить бригаду с северо-востока, после чего по решению командира бригады 985-й полк с 3 танками Т-34 занял заранее подготовленный рубеж обороны: Голубино – Киселевка – Подвислое [164, л. 14].

Штаб самого 985-го полка отчитался, что данный рубеж полк занял лишь к 4.00 2 июля [66, л. 99]. Главные силы 10-й танковой бригады в 23.00 1 июля отошли на рубеж обороны: (иск.) Подвислое – Велико-Михайловка – Можайское – левее 985-го полка. Ударную подвижную группу командира бригады составили 3 танка Т-34 [164, л. 14].

К этому времени, к 20.00 1 июля действовавший правее 10-й танковой бригады 989-й стрелковый полк отошел на восточный берег Оскола в район Чернянки, куда также прорвалась 305-я пехотная дивизия [10, л. 52]. К исходу дня дивизия вышла на рубеж: Анновка – лес восточнее Бубново – Кузьмино – западный берег Оскола западнее Чернянки. Непосредственно против 10-й танковой бригады действовал ее правофланговый 576-й пехотный полк [132, F. 169].



Сосед 10-й ТБр слева – 293-я стрелковая дивизия к исходу дня 1 июля также отошла на восточный берег Оскола [159, л. 12]. Сменившая ее на западном берегу 20-я мотострелковая бригада в 22.00 заняла рубеж обороны: Богородицкое – Беломестное. Вместе обе бригады (10-я ТБр и 20-я МСБр) образовали собой плацдарм 21-й армии на западном берегу Оскола. С утра 2 июля они подверглись ударам со стороны 305-й и 376-й пехотных дивизий. Всего в 2 группировках насчитали до 2,5 полков пехоты и 30 «танков». Благодаря танкам 10-й ТБр эта 1-я атака была отражена, при этом было уничтожено до 1,5 рот пехоты, 11 немецких «танков», 15 автомашин, 3 минометные батареи [164, л. 14].

Во время 2-й атаки противник со стороны села Можайское силами до роты пехоты и 5 «танков» прорвал слабо занятый участок обороны и стал обходить с левого фланга 10-й мотострелковый батальон, после чего тот по приказу командира 10-й ТБр отошел на рубеж: (иск.) Солонец-Поляна – Ольховатка. Одновременно была атакована 20-я мотострелковая бригада, после чего та в 13.00 оставила Беломестное. С целью восстановления положения командир 10-й ТБр выслал 5 танков (2 КВ-1, 3 Т-34), с помощью которых 20-я мотострелковая бригада сдержала натиск противника и закрепилась на рубеже: южная окраина Ольховатки – брод у Песчанки. Чуть позже, в 15.00, по приказу командира 10-й ТБр сдал Подвислое и отошел на рубеж: Голубино – Киселевка – Солонец-Поляна – 985-й стрелковый полк [164, л. 15].

В 18.00 противник силою до 2 полков пехоты и до 30 «танков» при сильной бомбардировке прорвался через позиции 20-й МСБр южнее Ольховатки в направлении Нового Оскола, после чего командир 10-й ТБр выдвинул для их сдерживания оставшиеся танки, которые встали в засаду на подступах к Новому Осколу: 3 Т-34 – у переправы через Оскол у Рождественки (ныне северо-западная часть г. Новый Оскол), 1 КВ-1 и 2 Т-34 – у 2-го отделения птицесовхоза (ныне пос. Козловский), 3 Т-34 – в Ниновке. Подступы к танковым засадам были прикрыты автоматчиками. Под прикрытием этих танковых засад в 22.00 по решению командующего армией 20-я мотострелковая бригада, 10-й мотострелковый батальон и 985-й стрелковый полк отошли на восточный берег Оскола, после чего 10-я танковая бригада сосредоточилась в районе деревни Заольхи у северо-восточной окраины Нового Оскола [164, л. 15, 16].

Из потерь 10-й танковой бригады 2 июля из ОБД «Мемориал» известно, что в районе Велико-Михайловки погибли автоматчики красноармейцы Василий Деркач, Иван Золотых, пропали без вести мотострелки сержант Виктор Кунский, красноармейцы Михаил Ляушкин, Василий Павелица. Красноармеец Павелица позже вернулся в Красную Армию и погиб уже в мае 1945 г. Кунский в действительности попал в плен еще 1 июля и в том же году погиб в плену. Также 2 июля попали в плен красноармейцы Федор Бортников и Иван Коломийцев из 10-й танковой бригады [2].

Общие потери 10-й танковой бригады в танках в те дни не известны. В наградном листе на механика-водителя танка Т-34 1-го ТБ старшего сержанта Александра Селивончика описывается, как в бою под Новым Осколом на его танке лопнула гусеница. Командир танка лейтенант Николай Шматко, как командир роты, пересел на другой танк, а оставшиеся 3 члена экипажа смогли самостоятельно натянуть гусеницу и отвести танк на новые позиции [190, л. 485].

Отход за Дон

Пока 10-я танковая бригада вела бои на западном берегу Оскола, на участке соседней 226-й стрелковой дивизии 305-я пехотная дивизия на рассвете 2 июля 1942 г. форсировала Оскол, захватила и расширила плацдарм на восточном берегу до рубежа: Старая Масловка (ныне в южной части с. Ездочное) – Некрасовка – Ново-Масловка – Новый Мир – Малый  Хутор (ныне х. Малый) – 3 км северо-восточнее Морквино [132, F. 247]. Для восстановления прежнего положения 226-й СД и занятия ею рубежа обороны по восточному берегу Оскола штаб 21-й армии вечером 2 июля усилил дивизию 10-й танковой бригадой [10, л. 52].

К 10.00 2 июля 226-я стрелковая дивизия 2 стрелковыми полками, заградительным и учебными батальонами – в общей сложности 790 активных штыков – занимала рубеж обороны: высота 234,4 западнее Александровки – высота 242 западнее Новоселовки – Андреевка – Бабакин (ныне с. Бабанино) – северо-восточные отроги Малинова Яра – западная окраина Никольского [10, л. 52]. Чуть южнее, в Соколовке, расположилась 10-я танковая бригада [160, л. 143]. Всего к этому времени бригада имела 45 активных штыков в мотострелковом батальоне и 5 танков (1 КВ-1, 2 Т-34, 2 Т-60), но из них 3 танка (2 Т-34, 1 Т-60) требовали отправки на капремонт на СПАМ 21-й армии, а у танка КВ-1 требовала ремонта КПП [10, л. 53].

В 12.00 305-я пехотная дивизия после 15-минутной минометной подготовки и сильной бомбардировки возобновила наступление с 2 ударными группами по 15-20 «танков» в каждой [164, л. 18]. С 13.00 вступила в бой с противником в районе хутора Севальнев к северо-западу от Соколовки 10-я танковая бригада. Невзирая на это, в 14.00 штаб 226-й СД отдал командиру 10-й ТБр приказание: к 15.00 перейти из Соколовки в Андреевку, на правый фланг 226-й СД [10, л. 52, 53].

Выйдя к высоте 234,7, что южнее хутора Бабакин, 3 танка (1 КВ-1, 1 Т-34, 1 Т-60) 10-й ТБр с ходу вступили в бой с прорвавшимися сюда штурмовыми орудиями, однако боя не выдержали и отошли на Больше-Ивановку, в юго-восточном направлении. Так об этом говорится в журнале боевых действий штаба 226-й СД. В отчете штаба 21-й армии сказано, что в танковом бою 10-я танковая бригада лишилась последних танков. Оставшиеся без танковой поддержки, батальон 985-го СП и учебный батальон 226-й СД были окружены немцами. Наконец, в 18.50 последовал массированный авианалет силою до 25 самолетов, которого 226-я стрелковая дивизия уже не выдержала, после чего отдельными группами стала откатываться в восточном направлении, оказывая сопротивление противнику лишь отдельными очагами обороны. По сути, дивизия была полностью разгромлена [10, л. 53]; [164, л. 18].

За день в боях на рубеже: Андреевка – Никольское – 226-я стрелковая дивизия, по подсчетам своего штаба, уничтожила до 150 немцев, 2 «танка», 5 мотоциклов, однако и сама потеряла до 250 человек личного состава [10, л. 53]. Потери 10-й танковой бригады в тот день не известны. В общей сложности дивизиями 8-го армейского корпуса было захвачено с 30 июня по 3 июля 5 танков 10-й ТБр [132, F. 297].

Остатки разбитых советских частей продолжали отход в восточном направлении. 4 июля 10-я танковая бригада отступила в район села Большое Быково (ныне Большебыково), где, уже не имея танков, вступила в бой с отдельными немецкими танками [160, л. 154]. В наградном листе на старшего лаборанта противотанковой батареи 10-й ТБр старшего сержанта Матвея Зуборева описывается, что в батарее вышли из строя ее командир и комиссар, когда появились немецкие танки. Зуборев по собственной инициативе возглавил батарею и оставшимся орудием открыл огонь по противнику. В ходе боя удалось подбить 1 танк и уничтожить до 20 немцев. При смене огневой позиции буксировавший орудие трактор был поврежден. Тогда Зуборев лично отремонтировал трактор, перебросал орудие на новую огневую позицию, где Зуборев вместе с трактористом огнем прямой наводкой расстрелял еще до 30 немцев, после чего вывел орудие в исправном состоянии с поля боя, за что позже был награжден медалью «За отвагу» [99, л. 253].



От Большого Быково бригада отступила на Красное и далее на Лесное-Уколово [163]. Также в тот день, 4 июля по решению командующего армией с целью обеспечения переправ у Коротояка и Острогожска и эвакуации армейских и фронтовых складов на западные берега Тихой Сосны и Дона для контрудара в направлении Сетище и Афанасьевки были выброшены отошедшие части 343-й стрелковой дивизии, остатки 227-й и 297-й стрелковых дивизий, усиленные вышедшими из ремонта 4 танками Т-34 10-й ТБр и 3 полками РС. По советским данным, в ходе этих боев было уничтожено до 2 батальонов пехоты противника и до 20 танков, однако потеряно 3 танка Т-34 10-й ТБр [153, л. 50]. Кроме как в журнале боевых действий штаба 21-й армии, об этих событиях не сказано больше ни в каких документах.

Главные силы 10-й танковой бригады в это время отходили на Острогожск и Коротояк, где и переправлялись на восточный берег Дона. Согласно наградному листу на завстоловой роты управления старшину Ивана Шуторова, 6 июля мост через Дон в Коротояке был разрушен немецкой авиацией. Старшина Шуторов с группой бойцов бригады мобилизовал водителей машин и ожидающих переправы солдат, под непрекращающейся бомбежкой исправил повреждение моста, благодаря чему смогли переправиться 8 автомашин бригады и свыше 100 автомашин других частей 21-й армии [175, л. 172].

4 июля в Острогожске погиб командир танка Т-34 1-го ТБ лейтенант Иван Мирза, пропал без вести мотострелок красноармеец Михаил Муратов, попал в плен некий сержант Филипп Ткаченко, 5 июля в районе Коротояка погибли завделопроизводством 1-го ТБ лейтенант Роман Светов, командир роты 10-го МСПБ старший лейтенант Григорий Денисенко, здесь же 6 июля погиб командир отделения 10-го МСПБ красноармеец Николай Кузнецов, в тот же день попал в плен красноармеец Филипп Стадник, 7 июля в Соколовке погиб техник по ремонту боевых машин роты техобеспечения воентехник 2-го ранга Иван Климашевский. Муратов позже нашелся и погиб уже в январе 1945 г., воюя в составе штрафной роты [2].

Это все известные потери 10-й танковой бригады в те дни.

По состоянию на 8 июля 10-я танковая бригада имела 618 человек личного состава (в т.ч. 289 активных штыков), 1 трактор, 80 автомашин, 3 мотоцикла, 1 76-мм орудие, 2 82-мм миномета, 9 ПТР, 6 пулеметов (2 станковых, 4 ручных), 289 винтовок [64, л. 200, 207]. К этому времени безвозвратно были потеряны все 26 танков (3 КВ-1, 12 Т-34, 11 Т-60) 10-й ТБр. По состоянию на 12 июля в составе бригады числились лишь те 12 танков (5 Т-26, 7 БТ), которые и 2 недели назад находились в капремонте [158, с. 36].

9 июля на основании приказа штаба 21-й армии бригада сосредоточилась в хуторе Яружный (12 км западнее с. Бутурлиновка) и в лесу северо-западнее него [153, л. 56]; [160, л. 186]. 13 июля погиб завделопроизводством штаба 10-й ТБр старший лейтенант Порфирий Выглядовский [2]. 14-16 июля на основании боевого приказа № 20/ОП штаба 21-й армии от 13 июля 10-я танковая бригада своим ходом перешла в хутор Теркин (северо-восточнее г. Серафимович) [153, л. 58-60]. Отсюда на основании боевого распоряжения № 7 штаба АБТУ Сталинградского фронта от 17 июля ориентировочно 18-19 июля 10-я танковая бригада перешла на станцию Фролово, где погрузилась в эшелоны и убыла из состава 21-й армии на переформирование в Резерв Ставки ВГК. Выгрузившись на станции Докторовка, бригада сосредоточилась в Рокотовке к западу от Саратова [153, л. 61]; [166].

К моменту отвода на переформирование по состоянию на 16 июля 10-я танковая бригада насчитывала 789 человек личного состава (в т.ч. 289 активных штыков), 90 автомашин, 1 76-мм орудие, 2 82-мм миномета, 11 ПТР, 108 ППД и ППШ, 9 пулеметов (1 станковый, 8 ручных), 121 винтовку [165].

Список источников (ссылок)

Tags: 10 ТБр, 21 А, 305.id, 376.id, 389.id, ЮЗФ, лето 1942 г.
Subscribe

Posts from This Journal “10 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments