Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

10-я танковая бригада. ч.14. Бои за Непокрытую и Перемогу 15-18 марта 1942 г.

Провал атак на Непокрытую 15 марта 1942 г.

Т.к. 226-я стрелковая дивизия 14 марта 1942 г., по сути, потерпела поражение, а 2 из 3 стрелковых полков оказались в тылу противника в условиях окружения, штаб 38-й армии решил для взятия Непокрытой ввести в бой на правом фланге 226-й СД из своего резерва 34-ю мотострелковую бригаду. В 22.35 14 марта своим боевым приказом № 42 штаб армии поставил ей задачу: с рубежа Октябрьский – Песчаное атаковать Непокрытую с юга и юго-запада. Вместе с ней и на этом же участке (но не в подчинении командира 34-й МСБр) должна была атаковать с юга и юго-запада на Непокрытую 10-я танковая бригада, усиливаемая для этого 97-м лыжным батальоном, 1-й ротой 516-го инженерного батальона и 2 батареями 651-го противотанкового полка. Начало наступления было назначено на 9.00 15 марта [63, л. 143].

В 7.00 15 марта штаб 10-й ТБр отдал своим подразделениям боевой приказ на наступление, начало которого перенес на 10.00. Скорее всего, перенос наступления на час позже объяснялся опозданием с прибытием на исходные позиции 34-й мотострелковой бригады.

Решением штаба бригады понесший накануне большие потери 2-й танковый батальон должен был передать исправные танки 1-му танковому батальону и сосредоточиться на ремонтной базе бригады на северо-восточной окраине Рубежного, где вместе с 10-й ремонтной ротой и 123-й отдельной ремонтно-восстановительной ротой приступить к эвакуации и ремонту подбитых в Перемоге и Байраке танков.

1-й танковый батальон со стрелковой ротой 10-го МСПБ при поддержке огня 2 батарей 651-го ИПТАП во взаимодействии с соседними 34-й мотострелковой бригадой и 226-й стрелковой дивизией должен был наступать 2 колоннами с южной окраины Октябрьского: правая колонна – вдоль дороги Октябрьский – Непокрытая, а левая колонна – по маршруту: Октябрьский – северная окраина Песчаного – высота 208,3 (3,5 км южнее с. Непокрытая) для атаки Непокрытой с юга и юго-запада. Таким образом, предполагалось совершить рейд через все еще занятое немцами Песчаное. Главные силы 10-го МСПБ с лыжным батальоном должны были к 12.00 сосредоточиться на северной окраине Старого Салтова в резерве командира бригады, впоследствии развивать успех 34-й мотострелковой бригады на Непокрытую и производить зачистку местности от остатков противника [31, л. 474].

По состоянию на 15 марта 34-я мотострелковая бригада насчитывала 3699 человек личного состава, в т.ч. 2027 активных штыков – достаточно внушительная сила даже в сравнении со стрелковыми дивизиями 38-й армии. Например, в 226-й и 227-й стрелковых дивизиях после недельного наступления к этому времени осталось 1914 и 2110 активных штыков соответственно [48, л. 161].

К 8.00 15 марта рубеж Октябрьский – Федоровка занял передовой 32-й мотострелковый полк, а к 10.00 в Федоровке сосредоточился и 34-й мотострелковый полк, сменив здесь 32-й полк, после чего, по свидетельству штаба 34-й МСБр, с 10.00 оба полка совместно с танками 10-й ТБр атаковали из Октябрьского и Федоровки в западном направлении [71, л. 74]. Штаб 10-й ТБр отчитался, что в бою участвовало 10 танков, а штаб 38-й армии отчитался о 9 танках (3 Т-34, 6 легких танков) [50, л. 524]; [70, л. 228]. В действительности же, по свидетельству штабов 34-й МСБр и 294-й ПД, непосредственно вместе с пехотой 34-й МСБр атаковало лишь 3 танка 10-й ТБр: 1 Т-34 и 2 легких танка [71, л. 74].

В Непокрытой к этому времени оборонялась боевая группа капитана Бека, состоявшая из 1-го и 3-го батальонов 514-го пехотного полка, саперной роты, некоего отряда Люга и 2 самоходок Panzerjäger I 521-го противотанкового батальона, которые были переброшены на усиление 294-й пехотной дивизии из состава боевой группы Булье. Также в Непокрытой находилась вся артиллерия 294-й ПД и группы Булье – 14 гаубиц и 1 88-мм зенитное орудие, здесь же находились резервы 294-й ПД – 3-й батальон 164-го пехотного полка 62-й пехотной дивизии, 153-й строительный батальон и 1-я рота 255-го мостостроительного батальона. В целом у 34-й мотострелковой бригады практически не было шансов выбить противника из Непокрытой лишь собственными силами и силами 3 танков 10-й ТБр [121, F. 857].

По свидетельству немцев, перед группой Бека атакующие по обе стороны дороги Октябрьский – Непокрытая мотострелковые полки появились, по разным данным, только с 15.05-15.30. Т.е. фактически наступление началось гораздо позже заявленных штабом 34-й МСБр 10.00. Всего немцы насчитали около 400 пехотинцев и 3 танка 10-й ТБр. Атакующие были остановлены огнем немецкой артиллерии и 2 самоходок на рубеже высот 199,0 и 173,2 и до немецких позиций в Непокрытой так и не дошли, при этом 150-мм гаубицами был подбит танк Т-34 [75, л. 181]; [121, F. 856, 858]; [126, F. 266].

Остановив атакующих, группа Бека при поддержке 2 Panzerjäger I ударила следом за отходящими мотострелковыми полками и отбросила их обратно за речку Бабка. При этом немецкими орудиями ПТО был подожжен 1 легкий танк 10-й ТБр, а также немцами был подорван оставшийся на поле боя подбитый танк Т-34 [121, F. 858]; [126, F. 266]. Оставшиеся танки 10-й ТБр сосредоточились в Октябрьском [70, л. 228].

Вероятно, во время этой контратаки немцами также был захвачен пленный из состава 10-й танковой бригады. Судя по его показаниям, он был из 2-го танкового батальона [126, F. 137, 266]. Уже 17 марта немцами был пленен еще один танкист. Разведотдел штаба 297-й ПД предполагал, что он был из экипажа подбитого 15 марта танка Т-34. Скорее всего, он 2 дня оставался в танке, дожидаясь его эвакуации [126, F. 270, 271]. Имена пленных танкистов пока что не известны. Возможно, что они входили в экипаж одного и того же подбитого танка Т-34.



Одновременно с тяжелыми для 34-й мотострелковой бригады боями под Непокрытой происходили еще более тяжелые бои на участке 227-й стрелковой дивизии к северу от Октябрьского. Перейдя против нее в наступление, боевая группа Булье, по немецким данным, в 14.30, а по данным штаба 227-й СД, в 16.30 с боем заняла Драгуновку, затем в 17.30 танками ворвалась на юго-западную окраину Купьевахи и в вечернем бою заняла это село, после чего оборонявшийся здесь 777-й стрелковый полк отошел в деревню Викнина [43, л. 190, 191]; [122, F. 54, 56]. Все это время 10-я танковая бригада, находясь на фланге у атакующей группировки противника в Октябрьском, в бой вступить так и не решилась. Причиной своей пассивности штаб 10-й ТБр назвал наличие у противника большого количества танков, в т.ч. тяжелых [50, л. 524]; [70, л. 228].

Общие потери 10-й танковой бригады в технике и личном составе в бою 15 марта не известны. Возможно, что действительно немцами был уничтожен 1 танк Т-34 и подбит один из легких танков. В именном списке безвозвратных потерь л/состава 10-й ТБр за 15 марта числится всего 1 убитый – стрелок-радист танка Т-34 командира роты 1-го ТБ старшего лейтенанта Гокова младший сержант Семен Иратов. В документе сказано, что он погиб в Драгуновке, но, скорее всего, он погиб в бою за Непокрытую [2].

34-я мотострелковая бригада 15 марта потеряла около 160 человек личного состава [71, л. 75].

Повторное взятие Купьевахи и Драгуновки

После сдачи 227-й стрелковой дивизией Драгуновки и Купьевахи и понесенных ею больших потерь в личном составе для продолжения наступления на этом участке командующий 38-й армией решил ввести в бой из своего резерва на стыке 227-й дивизии и 34-й мотострелковой бригады 169-ю стрелковую дивизию (прим. – по состоянию на 15 марта 1942 г. 7676 человек личного состава, в т.ч. 3036 активных штыков) [48, л. 160]. В 3.00 16 марта штаб армии своим боевым приказом № 44 поставил этой дивизии задачу: во взаимодействии с 10-й танковой бригадой нанести от Старого Салтова удар на Купьеваху и далее на Перемогу и выйти на рубеж реки Бабка на участке: Перемога – (иск.) Октябрьский. Собственно 10-я танковая бригада должна была нанести удар на Купьеваху и Драгуновку с юга и юго-востока. 34-й мотострелковой бригаде этим же приказом предписывалось одним полком перейти к обороне в Октябрьском и Федоровке, а другим полком с севера атаковать Песчаное. Начало наступления было назначено на 12.00 16 марта [63, л. 157, 158].

Однако еще до получения 34-й мотострелковой и 10-й танковой бригадами нового приказа, в 4.00 16 марта 32-й и 34-й мотострелковые полки 34-й МСБр вновь атаковали с востока на Непокрытую [71, л. 75]. Командиру 1-го танкового батальона штаб 34-й МСБр в 3.00 отдал приказ: выступить в атаку вдоль дороги на юго-восточную окраину Непокрытой в 6.00 [72, л. 47].

Разные документы штаба 294-й пехотной дивизии отмечают начало атаки на Непокрытую с 5.30-6.30. Всего немцы насчитали перед собой 300-400 пехотинцев и 2 танка. Сильным огнем немецкой артиллерии атака в 8.15 была отражена [121, F. 871, 873, 877]; [126, F. 268]. Уже в ходе наступления мотострелковые полки получили новый приказ командира бригады, на основании которого в 6.00 32-й мотострелковый полк отошел на западную окраину Октябрьского, где перешел к обороне, а 34-й полк в 6.00 повернул на Песчаное [71, л. 75]. В 10.00 атаковавший на Песчаное 34-й мотострелковый полк был контратакован 12 немецкими танками со стороны Непокрытой и отошел в Федоровку [71, л. 75]. Контратака была проведена 3-й ротой 6-го танкового полка капитана Марковски. В ходе нее немцами был подбит 1 легкий танк [122, F. 59]. Либо это был танк 10-й ТБр, либо это был один из двух броневиков БА-10 из состава 34-й мотострелковой бригады, который немцы ошибочно приняли за танк [75, л. 181].

Получив новый приказ штаба армии, в 6.00 штаб 10-й ТБр отдал своим подразделениям боевой приказ № 73 на наступление совместно со 169-й стрелковой дивизией. 1-й танковый батальон должен был с исходных позиций в лесу у отметки 196,8 (2,7 км юго-восточнее с. Купьеваха) атаковать на северо-восточную окраину Купьевахи, после взятия этого села ударить на юго-запад, на Драгуновку, а уже затем взять Перемогу. Непосредственно следом за танкистами должен был атаковать 10-й мотострелковый батальон, а его минометная рота – подавлять противотанковую оборону противника. Прикрывать наступавших со стороны Купьевахи и Драгуновки и отражать танковые контратаки немцев должна была 1-я батарея 651-го ИПТАП, а 1-я рота 516-го инженерного батальона, следя за боевыми порядками танкистов, проделывать танкам проходы в минных полях и обустраивать переправы через речку Бабка. 2-му танковому батальону было предписано отремонтированными танками, действуя из засад и короткими контрударами, отразить танковые атаки противника из Купьевахи и Драгуновки на участке 227-й стрелковой дивизии [31, л. 475].

К 12.00 1-й танковый батальон в составе 4 танков Т-34 сосредоточился на исходных позициях юго-восточнее отметки 196,5, однако 169-я стрелковая дивизия опоздала с выдвижением на исходные позиции, поэтому в 12.00 наступление не состоялось. В 12.00 на исходных позициях танки 10-й ТБр были атакованы 3 немецкими танками (вероятно, 3-й ТД), однако огнем с места отразили эту атаку и подбили один из танков, который своим ходом отошел на исходные позиции [62, л. 66].

Наступление 169-й стрелковой дивизии началось спустя 3 часа после назначенного времени, в 15.00 [73, л. 92]. В бой в 1-м эшелоне были брошены все 3 стрелковых полка дивизии. В своем резерве командир дивизии оставил лишь 3-й батальон 434-го стрелкового полка.  Артиллерийскую поддержку наступавшего на Купьеваху правофлангового 680-го стрелкового полка осуществляла артиллерия 227-й СД (711-й АП, 2 дивизиона 5-го и 7-го Гв.ГАП, 6-й Гв.МД). Артподдержку наступавших на Драгуновку 434-го (справа) и 556-го (слева) стрелковых полков должна была осуществлять артиллерия 226-й СД, но из оперативных сводок штаба 875-го гаубичного артполка следует, что артиллерия в основном вела огонь по Песчаному, таким образом, наступление на Драгуновку, скорее всего, проходило безо всякой поддержки артиллерией [69, л. 92]; [73, л. 90]; [213, л. 314, 321].

1-й танковый батальон выступил в атаку совместно с 434-м стрелковым полком на северо-восточную окраину Драгуновки в 15.30. Согласно оперативной сводке штаба 10-й ТБр, в бою приняло участие 5 танков (4 Т-34, 1 БТ). Бой продолжал до вечера. В 17.00 танками 10-й ТБр была отражена контратака 4 немецких танков с юго-восточной окраины Драгуновки. Подавляя огневые точки противника, к 19.00 1-й танковый батальон совместно с пехотой овладел Драгуновкой, а затем к 20.00 – Купьевахой, после чего в 21.00 отошел на дозаправку на западную окраину Старого Салтова. Так об этом сообщалось в оперативной сводке и докладе штаба 10-й ТБр [50, л. 525]; [62, л. 66]. Согласно немецким источникам, с 18.45 оборонявший Купьеваху сводный моторизованный батальон Вельмана (в составе 2 моторизованных рот 3-й ТД) из-за нехватки боеприпасов по приказу сверху приступил сначала к отходу в Драгуновку, а оттуда ночью отошел в Перемогу [122, F. 63, 65]; [124, с. 11].

В освобожденной Купьевахе расположился 680-й стрелковый полк, а в Драгуновке – 434-й и 556-й стрелковые полки. Потери 169-й стрелковой дивизии, по предварительным данным, составили 295 человек личного состава [73, л. 93]. 556-й стрелковый полк в Драгуновке подбил (силами взвода ПТР) 2 немецких танка, захватил 2 пленных, 1 из 2 подбитых танков, 5 ручных пулеметов, 3 автомата, 1 пистолет, а соседний 434-й стрелковый полк захватил вдобавок к этому 1 ПТР [76, л. 206, 207]. 680-й стрелковый полк в Купьевахе захватил 4 лошади, 1 ПТР, 14 ручных пулеметов, 1 автомат [76, л. 209]. По подсчетам штаба 10-й ТБр, было выведено из строя 80 немцев [62, л. 66].

1-й танковый батальон в бою 16 марта потерял 3 танка Т-34 из 5: 1 Т-34 – подбитым (заклинена башня) и 2 Т-34 – сломавшимися (прим. – у одного танка не работал стартер, у 2-го танка обнаружилась течь масла в масляной системе) [62, л. 66].

2-й танковый батальон в составе 1 танка БТ весь день оставался стоять в обороне на участке 777-го стрелкового полка 227-й стрелковой дивизии в роще в районе высоты 183,3, что в 1,8 км северо-восточнее Купьевахи, и в боевых действиях не участвовал, так же как и 10-й мотострелковый батальон, остававшийся во 2-м эшелоне 169-й СД [62, л. 66].

В именном списке безвозвратных потерь 10-й ТБр за 16 марта числится всего 1 убитый. Им  был командир танка 2-го ТБ старшина Иван Пшеничный, который погиб под бомбежкой в Рубежном [2].

Новые атаки на Перемогу 17-18 марта 1942 г.

В 23.30 16 марта 1942 г. штаб 38-й армии своим боевым приказом № 46 поставил 10-й танковой бригаде задачу: сначала совместно со 169-й стрелковой дивизией взять Перемогу, после чего сосредоточиться в Октябрьском и Федоровке, где быть в готовности совместно с 34-й мотострелковой бригадой наступать на Песчаное [63, л. 164]. Штаб 10-й ТБр принял решение силами 2 танковых групп совместно с 556-м и 680-м стрелковыми полками соответственно с юго-западной окраины Драгуновки и северо-западной окраины Купьевахи атаковать Перемогу с юго-восточного и восточного направлений. 10-й мотострелковый батальон оставался в обороне позади 34-й мотострелковой бригады на западной опушке леса и у развилки дорог в 3 км восточнее Октябрьского [31, л. 476].

Первым, по всей видимости, возобновил боевые действия противник. С 7.00 17 марта боевая группа Булье силами до батальона пехоты с 4 танками перешла в контрнаступление на Драгуновку на стыке 434-го и 556-го стрелковых полков и, по разным данным, в 8.15-8.45 снова заняла Драгуновку. Проводившуюся с 7.00 атаку немцев силою до батальона пехоты на Купьеваху удалось отбить. С 10.40 начались контратаки со стороны 680-го стрелкового полка 169-й СД на Драгуновку [69, л. 120, 124]; [73, л. 96]; [122, F. 65]; [125, F. 164]. Все они были отражены немцами. По состоянию на 18 марта немцы продолжали удерживать Драгуновку (южную) [69, л. 133].

Согласно докладу штаба 10-й ТБр, 17 марта 10-я танковая бригада, как и было запланировано, 2 танковыми группами в составе 5 танков участвовала в атаках 169-й стрелковой дивизии на Перемогу и отражении контратак противника [50, л. 525]. В наградном листе на заместителя командира 2-го ТБ капитана Лутфулу Хисматулина говорится, что под его командованием группа из 2 танков за день отбила 2 контратаки противника с танками на Купьеваху, при этом экипаж Хисматулина уничтожил до 50 немцев [96, л. 335]. Каких-либо данных о действиях группы из 3 танков 1-го ТБ пока что не имеется. В имеющихся документах штаба 3-й ТД танки 10-й ТБр лишь кратко упоминаются в записи о начавшейся в 18.00 новой атаке на немецкий плацдарм на речке Бабка у Перемоги. Всего, по подсчетам немцев, с 2 сторон атаковали 2 танковые группы по 2 танка в каждой. Судя по всему, эту атаку немцам также удалось отбить [125, F. 165]. Это все известные подробности боевых действий 10-й танковой бригады 17 марта.

После провала нового наступления на Перемогу штаб 38-й армии принял решение отвести потерявшую практически все свои танки 10-ю танковую бригаду с участка 169-й стрелковой дивизии во 2-й эшелон в район высоты 196,8 и южную опушку рощи южнее этой высоты. Приведя себя в порядок, бригада должна была с утра 19 марта поддержать наступление 34-й мотострелковой бригады на Песчаное. Вместо 10-й танковой бригады в район Байрака к утру 18 марта выводилась свежая 6-я гвардейская танковая бригада, которая и должна была поддерживать новые атаки 227-й стрелковой дивизии на Перемогу. 169-я стрелковая дивизия этим же боевым приказом № 49 штаба 38-й армии от 17 марта танковой поддержки лишалась полностью [63, л. 171, 172].

По решению командира 10-й ТБр 2-й танковый батальон передал оставшиеся танки 1-му танковому батальону и сосредоточился в тылу на северо-восточной окраине Рубежного, где вместе с 10-й ремонтной и 125-й отдельной ремонтно-восстановительной ротой приступил к эвакуации с поля боя на СПАМ бригады в Рубежное неисправных танков и их последующему ремонту. Впереди него 10-й мотострелковый батальон весь день 18 марта оставался в обороне на западной опушке леса в 1 км южнее отметки 196,8 и в активных боевых действиях не участвовал [31, л. 478]; [62, л. 67]. В ОБД «Мемориал» числится погибшим 18 марта мотострелок сержант Степан Грушев. В документе сказано, что он погиб в районе села Песчаное. Вероятно, он погиб во время разведки [2].

1-й танковый батальон поначалу получил от командира бригады задачу отойти к мотострелкам в район высоты 196,8 и южнее, но позже эта задача была изменена. В итоге к 6.30 18 марта батальон в составе 3 исправных танков (2 Т-34, 1 Т-26) занял позиции к северу от Драгуновки, оставшись на участке 169-й СД. В течение дня танки вели огонь с места по огневым точкам противника в районе хутора Гордиенко, а с 15.00 (по другим данным, с 14.00) огнем танков и артиллерии была отбита контратака противника силою до батальона пехоты с 7 танками из Перемоги на Драгуновку и Купьеваху на позиции 680-го стрелкового полка [62, л. 67]; [69, л. 133].

С 15.00 18 марта правый сосед 169-й СД – 227-я стрелковая дивизия вновь перешла в наступление на Перемогу и Гордиенко, но успеха в продвижении не имела [43, л. 200]. С 16.40 атаковала и 169-я стрелковая дивизия: 2 батальона 680-го СП – на Перемогу, а 4-я рота 556-го СП с 2 танками (вероятно, оба Т-34) 10-й ТБр – на Гордиенко [73, л. 104]. По данным штаба 10-й ТБр, танки вступили в бой в 17.00. Ведя огонь с коротких остановок, танки двигались в боевых порядках пехоты [62, л. 67]. Чуть позже, в 17.30, вновь атаковал из Купьевахи на Гордиенко 2-й батальон 777-го стрелкового полка 227-й СД – сосед 680-го полка справа [69, л. 133].

Немцы отметили начало наступления на Перемогу с севера с 18.15, насчитав до 2 рот пехоты, а с 19.00 отметили атаку до 2 рот пехоты со стороны Купьевахи. Танки 10-й ТБр немцами не наблюдались. Как и раньше, атаки успеха не имели [125, F. 166]. С наступлением темноты танки 10-й ТБр отошли на дозаправку на западную окраину Старого Салтова [62, л. 67].

В общей сложности в бою 18 марта 10-я танковая бригада без каких-либо собственных потерь, по предварительным данным своего штаба, уничтожила 30 немцев и 2 огневые точки противника [62, л. 67].

К исходу дня в составе 10-й танковой бригады по списку все еще числилось 48 танков (14 Т-34, 13 Т-26, 21 БТ), в т.ч. 4 исправных танка (3 Т-34, 1 Т-26) и 33 неисправных танка (8 Т-34, 8 Т-26, 17 БТ): 8 танков (3 Т-34, 2 Т-26, 3 БТ) – в ремонте на бригадном СПАМе, 18 танков (2 Т-34, 5 Т-26, 11 БТ) – в ожидании ремонта, еще 7 танков (3 Т-34, 1 Т-26, 3 БТ) требовали отправки в заводской ремонт. 3 танка (2 Т-26, 1 БТ) было уже отправлено на заводской ремонт, а 8 танков (3 Т-34, 2 Т-26, 3 БТ) составляли безвозвратные потери за март. Из них 1 Т-34 затонул в Северском Донце (9 марта), 1 Т-34 был подбит и подорван толом (вероятно, 15 марта), а 6 танков (1 Т-34, 2 Т-26, 3 БТ) подбиты или сгорели и остались в расположении противника, в т.ч. 3 танка БТ остались с 14 марта в районе Перемоги [31, л. 355, 373]; [62, л. 67].

Список источников (ссылок)

Tags: 10 ТБр, 294.id, 3.pz.div., 38 А, 62.id, весна 1942 г.
Subscribe

Posts from This Journal “10 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments