Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

10-я танковая бригада. ч.13. Выход к Непокрытой. Бои 12-14 марта 1942 г.

Дополнено и отредактировано 07.05.2021

Бои за Перемогу 12 марта 1942 г.

Т.к. 11 марта 1942 г. наступление на Перемогу и Непокрытую фактически провалилось, на 12 марта для 10-й танковой бригады оставались все те же задачи на наступление, поставленные ей боевым приказом № 35 штаба 38-й армии от 11 марта. К началу нового дня, согласно отчету штаба 10-й ТБр, бригада имела в строю 22 танка (5 Т-34, 7 Т-26, 10 БТ) [50, л. 523].

Пехотную поддержку должна была осуществлять 227-я стрелковая дивизия, которая к этому времени уже понесла большие потери в минувшем наступлении. Например, в ротах 794-го стрелкового полка к 12 марта, согласно показаниям захваченных немцами пленных, осталось по 20-60 человек личного состава [126, F. 260].

Противостояла 227-й дивизии боевая группа Винклера, состоявшая из 1-го батальона 529-го пехотного полка 299-й пехотной дивизии, 3-го батальона 183-го пехотного полка 62-й пехотной дивизии, 3 сводных обозных рот и остатков 3-го батальона 513-го пехотного полка 294-й пехотной дивизии, усиленных 13 орудиями (6 150-мм и 3 105-мм гаубицы, 4 37-мм орудия ПТО). Этой боевой группе со стороны штаба 294-й ПД была поставлена задача: с 7.00 атаковать от Рогачевки на Байрак [121, F. 786, 792].

Однако 227-я стрелковая дивизия упредила немцев, перейдя в наступление с 6.00 12 марта. 794-й стрелковый полк атаковал с северо-востока на Перемогу, а 777-й стрелковый полк – на Купьеваху [43, л. 186]. Чуть позже, в 8.00, следом за 794-м стрелковым полком с исходных позиций на высоте 211,8 выдвинулся 2-й танковый батальон с 2 стрелковыми ротами 10-го МСПБ. Из-за сугробов наступление проходило весьма медленно. Только к 11.00, преодолев 4 километра пути за 3 часа, батальон вышел к восточной окраине Перемоги [50, л. 523]. Со стороны боевой группы Винклера из-за сугробов и вовсе отказались от запланированного наступления [121, F. 768].

При поддержке танков 10-й ТБр 794-й стрелковый полк занял Перемогу (северную), при этом, по сведениям немцев, к 11.25 огнем 150-мм гаубиц были уничтожены 2 танка 10-й ТБр, опознанные немцами как Т-34 [43, л. 186]; [120, F. 1225, 1227].

Около 11 часов, с севера, со стороны Терновой в тыл наступающим ударили танки боевой группы Микоша – 1-я рота 4-го танкового полка. При выходе к Перемоге они были ошибочно приняты за советские танки и обстреляны немецкой же артиллерией. В 11.12 первый из немецких танков все же достиг Перемоги (северной) [120, F. 1225].

По советским данным, с немецкой стороны контратаковало в общей сложности 14 танков, но это, скорее всего, преувеличение, т.к. в немецкой танковой роте в начале марта было не более 10 танков Pz.III [43, л. 186]; [50, л. 523]; [117, F. 722]. Под ударом немецких танков 794-й стрелковый полк оставил Перемогу (северную) и отошел на рубеж в 1 км восточнее Перемоги. Отошли на исходные позиции и танки 10-й ТБр. Полностью советское наступление на Перемогу было отражено немцами к 12.15. По данным штаба 227-й СД, было подбито 3 немецких танка [43, л. 186]; [50, л. 523]; [120, F. 1225, 1227].

Отбросив пехоту 794-го СП от Перемоги, группа Винклера с 4 танками сразу же перешла в контрнаступление и заняла высоты северо-восточнее Перемоги, где и закрепилась [120, F. 1230]; [121, F. 800].

После организации взаимодействия между танкистами, пехотой и артиллерией, в 17.00 2-й танковый батальон повторно атаковал с северо-востока на Перемогу [50, л. 523]. Перед немцами наступавшие появились в 18.30. Всего немцы насчитали 6 танков [121, F. 800, 810]. Согласно разным документам, тогда же, в 18.30, 2-й батальон 794-го СП занял Перемогу (северную) [69, л. 67]; [126, F. 261]. Атака на Перемогу (южную) была отражена боевой группой Винклера к 19.00, при этом был уничтожен 1 легкий танк 10-й ТБр [121, F. 811]. Противник в ходе вечернего боя за Перемогу, по данным штаба 10-й ТБр, потерял около 150 человек пехоты и 2 средних танка подбитыми [50, л. 523].

В общей сложности в боях 12 марта 227-я стрелковая дивизия, по советским данным, подбила 3 танка, уничтожила 350 немцев, 3 автомашины, 34 орудия, 10 минометов, 25 пулеметов, 2 склада с боеприпасами, 8 ДЗОТов [70, л. 174]. Потери ее и 10-й танковой бригады неизвестны. По подсчетам немцев, 12 марта боевая группа Винклера уничтожила к северо-востоку от Перемоги 3 танка 10-й ТБр: 2 Т-34 и 1 легкий танк [121, F. 811].

Освобождение Старого Салтова и Молодового

Одновременно с началом боев за Перемогу в 8.00 12 марта 1942 г. 985-й стрелковый полк 226-й стрелковой дивизии, усиленный 1-м танковым батальоном 10-й ТБр и ротой 34-й мотострелковой бригады, во взаимодействии с соседним справа 989-м стрелковым полком перешел в наступление с южной окраины Верхнего Салтова на Старый Салтов [65, л. 16]. Согласно журналу боевых действий штаба 985-го СП, в атаке участвовало всего 3 танка [66, л. 15]. Исходя из численности 1-го танкового батальона 11 марта и понесенных им потерь в бою за Верхний Салтов, эти 3 танка были Т-34 и БТ.

После сдачи Верхнего Салтова 514-й пехотный полк, не надеясь удержать Старый Салтов имеющимися там силами, рано утром 12 марта перебросил туда из Непокрытой роту 225-го строительного батальона и 5 105-мм гаубиц для стрельбы по танкам прямой наводкой [121, F. 782]. В общей сложности по состоянию на 12 марта образованная на правом фланге 294-й пехотной дивизии боевая группа подполковника Хелинга (командир 294-го артполка) состояла из 3 батальона 514-го ПП, остатков 3-го батальона 513-го ПП, противотанкового батальона с велосипедным эскадроном разведывательного батальона, роты 225-го строительного батальона, 2 рот 101-й легкопехотной и 68-й пехотной дивизий, а также штаба 2-го дивизиона 294-го артполка с 3 гаубичными батареями (одна 150-мм, две 105-мм) [121, F. 793].

С начала советской атаки 105-мм гаубицы прямой наводкой открыли огонь с северной окраины села по боевым порядкам 985-го стрелкового полка и танкам, однако остановить их не смогли. Следом за танками в 9.00 985-й стрелковый полк ворвался с севера в Старый Салтов и к 10.00 продвинулся на 500 метров в глубь села [65, л. 16]; [66, л. 15]. К 10.23 один из танков 10-й ТБр прорвался к засолочному заводу, а 2-й танк – в северную часть села. К этому времени танки своим огнем вывели из строя 4 105-мм гаубицы, а позже разбили и 5-е орудие [120, F. 1222]; [121, F. 799].

Исчерпав имеющиеся резервы, командир 514-го ПП вслед за этим сдал свои опорные пункты на восточном берегу Северского Донца в Новодоновке, у озера Большое и в Пасековке (ныне с. Заречное), вывел на западный берег Северского Донца оборонявшиеся там 2 пехотные роты и к 12.27 бросил в контратаку с юго-востока на северную окраину Старого Салтова одну из этих рот, однако вернуть обратно северную окраину села немцам так и не удалось [120, F. 1227]; [121, F. 799].

Расстреляв все свои снаряды, тяжелая гаубичная батарея из 4 150-мм гаубиц под угрозой захвата орудий советскими войсками к 13 часам подорвала свои орудия. Оставшиеся от 3 немецких гаубичных батарей 2 105-мм гаубицы немцам все же удалось эвакуировать из Старого Салтова [120, F. 1230]; [121, F. 799].



К 13.25 в распоряжении подполковника Хелинга осталось только примерно 100 пехотинцев и 2 орудия, силами которых, сдав Старый Салтов, он занял оборону на высоте к западу от этого села [120, F. 1231]. К 16.00 985-й стрелковый полк совместно с танками завершил зачистку Старого Салтова от противника, после чего повернул в западном направлении [50, л. 523]; [62, л. 60]. Под напором пехоты и танков остатки боевой группы Хелинга в 16.30 сдали высоту западнее Старого Салтова [121, F. 810].

Танк БТ командира роты 1-го ТБ лейтенанта Владимира Беседы (механик-водитель старший сержант Василий Илларионов, башенный стрелок сержант Алексей Васильков) с десантом из 15 человек пехоты 226-й СД не стал поворачивать на запад, а на большой скорости, ведя с ходу огонь по отступающим немцам, двинулся из Старого Салтова дальше на юг и на плечах отступающих в 17.00 ворвался на северную окраину села Молодовое [50, л. 523]; [62, л. 60].

К этому времени в Молодовом находились 2 немецкие батареи из 8 гаубиц (4 150-мм, 4 105-мм), но на каждую батарею оставалось всего примерно по 25 снарядов [121, F. 810].

Неожиданное появление танка с десантом вызвало у оборонявшихся здесь немцев панику, переросшую в беспорядочное бегство. Маневрируя вдоль Молодового и ведя с ходу огонь, танк с десантом пехоты расстреливал и давил гусеницами отходивших немцев. В 19.00 немцы полностью оставили Молодовое, после чего экипаж с десантом занял на ночь оборону этого села [62, л. 60]. Немцы, сдав Молодовое, не стали пытаться его отбить, а отошли на запад за речку Бабка. Начиная с ночи, новая немецкая линия обороны прошла на участке: Октябрьский (ныне в северной части с. Федоровка) – восточнее Федоровки – западный берег реки Бабка [121, F. 828].

Утром 13 марта с подходом частей 124-й СД в Молодовое экипаж Беседы с десантом без потерь вернулся на исходные позиции в Старый Салтов. Всего в бою за Молодовое, по предварительным подсчетам штаба 10-й ТБр, было уничтожено около 150 немцев, 3 мотоцикла, 2 миномета, склад боеприпасов. 2 радиостанции, захвачены 8 орудий (4 150-мм, 4 122-мм), несколько пулеметов и винтовок, 400 противотанковых мин, 3 склада (2 продуктовых, 1 вещевой) [62, л. 60].

Штабы 226-й стрелковой дивизии и 985-го стрелкового полка отчитались, что Молодовое было освобождено внезапным ночным налетом одного из батальонов 985-го полка, при этом в селе было захвачено 10 орудий [10, л. 27]; [66, л. 15].

В целом за день 12 марта 10-я танковая бригада содействовала 226-й и 227-й стрелковым дивизиям в освобождении 3 населенных пунктов (Перемога (северная), Старый Салтов, Молодовое), при этом в Молодовом и Старом Салтове было уничтожено или захвачено 17 гаубиц (8 155-мм, 9 105-мм) – львиная доля артиллерии 294-й пехотной дивизии.

Сама 10-я танковая бригада в боях 12 марта потеряла 12 танков (1 Т-34, 5 Т-26, 6 БТ) из 22: 5 танков (1 Т-34, 1 Т-26, 3 БТ) – подбитыми артогнем, 7 танков (4 Т-26, 3 БТ) – сломавшимися [50, л. 523].

Общие потери бригады в личном составе в тот день не известны. В именном списке безвозвратных потерь 10-й ТБр за 12 марта числится 1 убитый (командир танка 1-го ТБ старшина Василий Балагура) [2].

В общей сложности в боях 9-12 марта 1942 г. 10-я танковая бригада совместно с 226-й стрелковой дивизией прорвала и полностью уничтожила передний край 513-го и 514-го пехотных полков 294-й пехотной дивизии на западном берегу Северского Донца на 18-километровом участке, освободила населенные пункты Рубежное, Верхний и Старый Салтовы, Молодовое, по подсчетам своего штаба,  вывела из строя свыше 500 немцев [50, л. 524].

226-я стрелковая дивизия 10-12 марта разгромила 2 батальонных и 1 полковой штабы, захватила 15 автомашин, 72 повозки, 82 лошади, 42 орудия, 51 миномет, 71 пулемет, 55 автоматов, 400 винтовок, 110 пистолетов, 16 походных кухонь, 41 склад (16 – со снарядами, 12 вещевых, 13 продовольственных), 1000 гранат, до 300 тысяч патронов, 6 раций [10, л. 28].

Так об этом сказано в журнале боевых действий штаба 226-й СД. Наверх же был подан доклад с несколько иными цифрами. Согласно этому документу, за 10-13 марта 226-я дивизия захватила 1 средний танк и 1 советскую бронемашину (в Рубежном), 10 автомашин (из них 6 автомашин оставлено в дивизии), 32 орудия (из них 5 орудий оставлено в дивизии) и 1200 снарядов к ним, 31 миномет и 970 мин к ним, 3 ПТР, 53 пулемета, 12 автоматов, 400 винтовок и 300 тысяч патронов к ним, 360 противотанковых мин и другие трофеи [213, л. 289].

Общие потери 226-й стрелковой дивизии неизвестны. 10-я танковая бригада за эти дни потеряла 18 танков: 10 танков (4 Т-34, 4 Т-26, 2 БТ) – подбитыми артогнем, 8 танков (3 Т-26, 5 БТ) – сломавшимися [50, л. 524].

Освобождение села Перемога

Боевым приказом № 39 штаба 38-й армии от 12 марта 1942 г. ударной группировке армии было предписано возобновить наступление с 8.00 13 марта. За день 227-я стрелковая дивизия должна была занять Непокрытую, а 10-я танковая бригада – продвинуться еще дальше, овладеть деревнями Червона Роганка (ныне с. Верхняя Роганка) и Приволье (ныне с. Сороковка) и отрезать пути отхода противнику в Большой Бабке на запад. 226-я стрелковая дивизия с 2 ротами 10-й ТБр должна была овладеть поселком Октябрьский и селом Песчаное, а в дальнейшем наступать на Червона Роганку навстречу главным силам 10-й ТБр [63, л. 137].

К утру 13 марта ранее находившийся во 2-м эшелоне 227-й СД 789-й стрелковый полк сменил в 1-м эшелоне 794-й стрелковый полк и с 8.00 атаковал через высоту 211,8 на Перемогу (южную). В 1-м эшелоне действовал лишь 3-й батальон 794-го полка [69, л. 73]. Перед немцами наступавшие появились с 8.25 [121, F. 819]. Перешедший теперь на поддержку 789-го полка 2-й танковый батальон с ротой 1-го ТБ и 2 стрелковыми ротами 10-го МСПБ час спустя после начала наступления, к 9.00, занял исходные позиции в лесу у северной окраины Перемоги, после чего также атаковал на Перемогу. Всего в бою приняло участие 7 танков (3 Т-34, 2 Т-26, 2 БТ) [62, л. 61]. Сами немцы насчитали 6 участвовавших в атаках танков [120, F. 1247].

С самого начала атаки наступавшие были встречены сильным артминометным огнем противника, а в тыл им из района Терновой по дороге на Перемогу несколько раз контратаковала 1-я рота 4-го танкового полка в составе 4-6 танков Pz.III. Бой за Перемогу продолжался весь день. Атаки советских танкистов на Перемогу чередовались с отражением ими танковых контратак с севера [62, л. 61].

Со 2-й половины дня противник бросил на атакующих свою авиацию. По свидетельству штаба 789-го СП, начиная с 16.00 13 немецких бомбардировщиков трижды бомбили боевые порядки 789-го полка [69, л. 76]. В других донесениях упоминается бомбардировка в 15.20 6-8 самолетами Перемоги и удар 10 пикирующих бомбардировщиков в 16.30 [43, л. 188]; [69, л. 71].

Штаб 227-й СД в 21.00 отчитался, что бой за Перемогу продолжался 7 часов, и село было взято при поддержке всего 4 танков 10-й ТБр, но это, скорее всего, не соответствует истине [69, л. 76]. Штаб 10-й ТБр в свою очередь отчитался, что Перемога, как и другие населенные пункты вокруг нее на речке Бабка (Гордиенко, Рогачевка, Мартыновка, Красный, Рязановка; ныне все они в составе села Перемога), была взята уже к 18.00, что также неправда [62, л. 61]. До 19.30 оборонявшаяся перед танкистами боевая группа Винклера успешно отражала все советские атаки. В ходе этих атак к 19.00 3-й батальон 789-го СП со 2-м батальоном 789-го СП во 2-м эшелоне лишь достиг оврага перед Перемогой, где был остановлен сильным огнем противника. В 19.20 батальоны возобновили наступление [69, л. 71]. Только в 19.30 под натиском танков (прим. – всего немцы насчитали 12 танков) и пехоты боевая группа Винклера оставила Перемогу, после чего отошла к Непокрытой и заняла оборону на высотах в 1 км северо-восточнее и севернее этого села. Всего в Перемоге немцами было потеряно 5 гаубиц (4 150-мм, 1 105-мм), которые были разбиты прямыми попаданиями снарядов (вероятно, танками 10-й ТБр). К исходу дня на усилении группы Винклера в Непокрытой осталось всего 6 гаубиц (2 150-мм, 4 105-мм) [121, F. 828, 829].

Заняв наконец-то Перемогу, танки 10-й ТБр отошли на дозаправку в Байрак. Штаб 10-й ТБр отчитался, что в бою за Перемогу 13 марта было уничтожено около 400 немцев, 2 75-мм орудия, захвачено и передано в 227-ю стрелковую дивизию 45 автоматов и 40 винтовок. В действительности же вместо 2 75-мм пехотных орудий было разбито и захвачено 5 гаубиц [62, л. 61].

Согласно оперативной сводке штаба 10-й ТБр, за день 13 марта 2-й танковый батальон потерял 3 человека личного состава (1 – убитым, 2 – ранеными) и 5 танков из 7: 2 танка (1 Т-34, 1 БТ) – подбитыми, 3 танка (1 Т-26, 2 БТ) – сломавшимися. У танка Т-34 была подбита ходовая часть, а танк БТ получил несколько попаданий снарядов [62, л. 61]. Судя по наградному листу на командира роты малых танков 2-го ТБ старшего лейтенанта Виктора Литовкина, подбитый танк БТ принадлежал именно ему. В этом бою экипаж Литовкина уничтожил до 15 немцев и 1 орудие. И Литовкин, и его механик-водитель были ранены [95, л. 180].

В именном списке безвозвратных потерь л/состава 10-й ТБр за 13 марта числится не 1, а сразу 5 погибших танкистов в районе Байрака и Перемоги: 1 танкист 1-го ТБ (командир танка младший лейтенант Аким Львутин) и 4 танкиста 2-го ТБ (командир танка младший лейтенант Сергей Новиков, механики-водители старший сержант Михаил Федоров и младший сержант Леонид Смирнов, радист-пулеметчик ефрейтор Михаил Синицын). Там же говорится, что Новиков, Синицын и Смирнов – скорее всего, экипаж одного танка Т-34 сгорели вместе с танком [2].

227-я стрелковая дивизия 13 марта потеряла 190 человек личного состава убитыми и ранеными [43, л. 192].

Освобождение Федоровки и Октябрьского

В отличие от 227-й стрелковой дивизии, которая атаковала вовремя, штаб 226-й стрелковой дивизии в 8.00 13 марта 1942 г. своим боевым приказом № 39 перенес начало наступления дивизии на 12.00 [67, л. 155]. Возможно, что до танкистов этот приказ не дошел, в итоге в 9.00 1-й танковый батальон в составе 11 танков (3 Т-34, 3 Т-26, 5 БТ) со стрелковой ротой 10-го МСПБ на броне с исходных позиций на опушке леса западнее Старого Салтова атаковал в западном направлении на поселок Октябрьский. Обнаружив, что пехота танки не сопровождает, командир 1-го ТБ решил проводить атаку собственными силами [62, л. 61].

Согласно оперативной сводке штаба 226-й СД, 989-й и 987-й стрелковые полки 226-й СД с исходных позиций на западной и юго-западной опушках лесах в 4 км западнее Старого Салтова атаковали на Октябрьский и Федоровку с 12.00 [65, л. 17]. Однако в своем журнале боевых действий штаб 226-й СД записал, что атака началась уже с 10.00 [10, л. 28].

Судя по немецким документам, действительно, обнаружив, что танкисты уже выступили вперед, стрелковые полки поднялись в атаку раньше назначенных им 12 часов. В 11.12 штаб 294-й ПД доложил наверх о начавшемся после артподготовки наступлении советской пехоты с танками на Октябрьский с востока, а в 11.25 из группы Винклера в штаб 294-й ПД сообщили о выдвижении примерно 500 советских пехотинцев из леса к западу от Старого Салтова в северо-западном направлении [120, F. 1247, 1248].

В Октябрьском и Федоровке 226-й стрелковой дивизии противостояли отошедшие от Старого Салтова и Молодового остатки боевой группы Хелинга. 12 марта, согласно показаниям захваченных в тот день пленных, в Федоровку на усиление группы Хелинга прибыли из Курска 2 роты из состава 3-го батальона 429-го пехотного полка 168-й пехотной дивизии [65, л. 18]. Из артиллерии у группы Хелинга, по всей видимости, имелись лишь те 2 105-мм гаубицы, которые накануне немцам удалось отвести из Старого Салтова, так что в целом противотанковая оборона немцев была крайне слабой.

Ворвавшись с востока в Октябрьский, танки 1-го ТБ с десантом мотострелков, по данным штаба 10-й ТБр, уже к 12.00 полностью овладели этим селом [62, л. 61]. Всего, по свидетельству немцев, в Октябрьский к 12.50 прорвалось 3 танка 10-й ТБр, огнем которых была разбита 1 105-мм гаубица, а в 12.52 в штаб 294-й ПД доложили об отходе немцев из Октябрьского [120, F. 1250]. В наградном листе на комиссара роты легких танков 1-го ТБ политрука Санджи Гаряева также говорится, что в освобождении Октябрьского участвовало лишь 3 танка с 15 десантниками [95, л. 112].

Наверх штаб 294-й ПД отчитался, что немецкая оборона в Октябрьском была прорвана танками в 13.00. Помимо разбитой огнем танков гаубицы немцы потеряли 2-ю 105-мм гаубицу, которую сами же немцы взорвали при отходе [121, F. 828]. Остатки оборонявшейся в Октябрьском боевой группы Хелинга отошли через речку Бабка в Непокрытое и позже заняли позиции на высотах к востоку от Непокрытой, т.к. советские войска не стали переходить Бабку и с ходу атаковать на Непокрытое [120, F. 1251]. Согласно журналу боевых действий штаба 226-й СД, командиру 226-й СД из штаба армии отказали в его решении с ходу атаковать Непокрытое [10, л. 28].

Вместо удара на Непокрытое на плечах у отходящих немцев 1-й танковый батальон ударил вдоль Октябрьского на юг и к 14.00 полностью занял Федоровку. До подхода пехоты 226-й СД батальон со стрелковой ротой 10-го МСПБ самостоятельно удерживал Октябрьский и Федоровку, после чего отвел танки на дозаправку на западную окраину Старого Салтова [62, л. 61]. Октябрьский и Федоровку 226-я стрелковая дивизия, согласно своей оперативной сводке, заняла только к 17.00. В 4 км западнее Старого Салтова пехотой было захвачено 8 пленных из состава 3-го батальона 514-го пехотного полка, а в Федоровке – 2 пленных из состава 11-й роты 429-го пехотного полка [65, л. 18]. Далее, по свидетельству штаба 226-й СД, 987-й и 989-й стрелковые полки ударом с севера заняли село Песчаное [10, л. 28]. Всего за день 13 марта 226-я стрелковая дивизия освободила 3 населенных пункта, вывела из строя до 150 немцев, захватила 7 автомашин, 2 мотоцикла, 3 орудия ПТО, 2 ручных пулемета, 10 винтовок, продуктовый склад, 5 раций. Потери ее составили 43 человека личного состава [65, л. 19].

1-й танковый батальон в бою 13 марта потерял 3 танка: 1 Т-34 – подбитым (сорван моторный люк), 2 танка (1 Т-26, 1 БТ) – сломавшимися [62, л. 61]. Командир танка Т-34 младший лейтенант Петр Плотников в этом бою погиб [2]; [91, л. 139].

10-й мотострелковый батальон 10 марта под Перемогой и Октябрьским потерял, по предварительным данным, 16 человек личного состава: 4 – убитыми (старший писарь старший сержант Петр Золотухин, пулеметчики красноармейцы Иван Ерохин, Иван Сушко, сержант Степан Грумов), 12 – ранеными. В районе Старого Салтова им был захвачен 1 пленный [2]; [62, л. 61].

Также за день отличилась 10-я разведрота, которая частью сил вела разведку на участке 81-й стрелковой дивизии. Разведгруппа старшего сержанта Алексея Молдована произвела тщательную разведку и точно определила расположение системы обороны опорного пункта немцев в лесу юго-восточнее Терновой, после чего Молдован возглавил операцию по ликвидации этого опорного пункта. Во главе с Молдованом группа из разведчиков и пехотинцев 81-й СД обходными путями подползла к немецким ДЗОТам, забросала их гранатами и в 16.00 захватила все 8 ДЗОТов. При этом было захвачено 18 пленных, 1 37-мм орудие ПТО, 1 миномет, 1 пулемет и несколько винтовок [62, л. 60]; [70, л. 173]; [95, л. 40].

В общей сложности в боях 13 марта 10-я танковая бригада, по предварительным подсчетам своего штаба, уничтожила 20 немцев, 2 автомашины;

захватила 3 автомашины (1 легковую, 2 грузовые), 3 повозки с боеприпасами, 8 орудий (4 75-мм, 4 ПТО). Трофеи были переданы частям 226-й СД [62, л. 63].

Из немецких документов следует, что в действительности в Перемоге и Октябрьском танкистами 13 марта было захвачено 7 гаубиц (4 150-мм, 3 105-мм).

Сама 10-я танковая бригада 13 марта потеряла 8 танков (2 Т-34, 2 Т-26, 4 БТ): 3 танка (2 Т-34, 1 БТ) – подбитыми, 5 танков (2 Т-26, 3 БТ) – сломавшимися. К исходу дня бригада сократилась до 10 исправных танков (4 Т-34, 3 Т-26, 3 БТ) [62, л. 60]. Согласно ОБД «Мемориал» только убитыми бригада 13 марта потеряла 10 человек. Точное число раненых не известно [2].

Контрудар группы Булье 14 марта 1942 г.

На 8.00 14 марта 1942 г. штабом 10-й ТБр было запланировано наступление на Непокрытую усиленного 2-го танкового батальона с северо-востока, с южной окраины Перемоги, и 1-го танкового батальона – с востока с южной окраины Октябрьского [31, л. 473]. Однако штаб 226-й СД принял решение начать наступление на Непокрытую только с 11.00. Танковая и мотострелковая роты 10-й ТБр должны были действовать непосредственно с 989-м стрелковым полком [67, л. 156]. К 8.00 1-й танковый батальон в составе 5 танков (1 Т-34, 2 Т-26, 2 БТ) с ротой 10-го МСПБ занял исходные позиции на южной окраине Федоровки, однако наступление 989-го полка на Непокрытую так и не состоялось [62, л. 63]. До 10.00 ударивший от Непокрытой 3-й батальон 164-го пехотного полка занял западную часть Песчаного, после чего сюда был переброшен 989-й стрелковый полк, который хоть к 13.12 и выбил немцев из Песчаного, однако на Непокрытую в наступление уже не переходил и до вечера оставался в Песчаном, где приводил себя в порядок [65, л. 19]; [120, F. 1255]; [121, F. 847]. По разным данным, в 17.50-18.30, введя в бой уже 2 с лишним батальона и танки, немцы вновь заняли Песчаное, отбросили 989-й стрелковый полк в Старый Салтов, а также перерезали коммуникации 985-го и 987-го стрелковых полков, которые в это время действовали к юго-западу от Непокрытой [10, л. 28]; [121, F. 847]. Ввиду отмены наступления 989-го полка на Непокрытую, 1-й танковый батальон весь день оставался в Федоровке, не участвуя в боевых действиях [62, л. 63]. Лишь в 7.20 один из танков, возможно, посланный в разведку, наблюдался немцами на западном берегу Бабки к востоку от высоты 173,2 [126, F. 262].

Штаб 227-й СД отчитался наверх, что 227-я стрелковая дивизия перешла в наступление на Непокрытую уже в 6.30 14 марта и к 10.00 передовыми 777-м и 789-м стрелковыми полками вышла на юго-восточные скаты высоты 199,0 к востоку от Непокрытой и к северо-западу от этой высоты в 1 км северо-восточнее Непокрытой [43, л. 189]. Однако это было не так. В действительности с переходом в наступление дивизия задержалась. Поддерживавший ее 2-й танковый батальон в составе 4 танков (1 Т-34, 1 Т-26, 2 БТ) с 2 стрелковыми ротами 10-го МСПБ (53 активных штыка) все утро оставался на исходных позициях на южной окраине Перемоги [62, л. 63]. Высланная немцам из Непокрытой разведка к 8.45 обнаружила, что вся местность между Непокрытой и Рогачевкой не занята советскими войсками, а на южной окраине Перемоги насчитала 6 танков 10-й ТБр [120, F. 1253].

Так и не дождавшись советского наступления, в 9.00 из Непокрытой на Перемогу перешла в наступление переброшенная сюда боевая группа полковника Булье (командир 394-го моторизованного полка), состоявшая из сводного моторизованного батальона Вельмана (состав: 2 моторизованные роты 3-го и 394-го моторизованных полков) и 39-го саперного батальона (без 1 роты) 3-й танковой дивизии, усиленных 6 гаубицами (2 150-мм, 4 105-мм) 5-й и 9-й батарей 75-го артполка, ротой 521-го противотанкового батальона (командир роты Якубовски) и 3-й ротой 6-го танкового полка (командир роты капитан Марковски). К вечеру 12 марта рота Якубовски насчитывала 3 САУ Panzerjäger I, а танковая рота Марковски – 11 исправных танков (3 Pz.IV, 8 Pz.IIIb). В общей сложности это 14 единиц бронетехники против 4 танков 2-го танкового батальона 10-й ТБр [122, F. 48]; [123, F. 92].

В 10.20 перешедший наконец-то в наступление из Перемоги на Непокрытую 2-й батальон 789-го стрелкового полка, обнаружив на высоте впереди себя до батальона пехоты и 8 немецких танков, стал откатываться назад в Перемогу. Чуть позже, в 11.00 12 немецких танков с десантом автоматчиков и батальоном пехоты позади при поддержке авиации (прим. – 10-12 самолетов) атаковали непосредственно на Перемогу. Находившиеся в Перемоге 1-я батарея 711-го артполка и 4 танка 10-й ТБр открыли огонь по немецким танкам. В последовавшем затем бою все орудия артиллерийской батареи были разбиты немецкими танками. Танкисты 10-й ТБр огнем с места, по подсчетам штаба 10-й ТБр, подбили 4 немецких танка и уничтожили до 50 немцев, однако и сами потеряли 3 танка (1 Т-34, 1 Т-26, 1 БТ) подбитыми. Танк Т-34 с подбитым радиатором своим ходом отошел с поля боя, а подбитый артогнем танк БТ остался на поле боя. О судьбе подбитого танка Т-26 в оперативной сводке не говорится. Возможно, что он все же смог отойти с поля боя. Оставшийся на ходу танк БТ с 2 стрелковыми ротами 10-го МСПБ прикрыл отход подразделений 227-й СД из Перемоги, после чего отошел на дозаправку в Байрак. Также в Перемоге сгорела и осталась в расположении противника автоцистерна с бензином, были подбиты артогнем и остались на поле боя 2 трактора С-65 [62, л. 62, 63]; [69, л. 132].

В 13.10 боевая группа Булье полностью заняла Рогачевку, а в 13.50 – Перемогу и Гордиенко, откуда немецкие танки продолжили атаку на развилку дорог юго-западнее отметки 211,8. В 14.45 штаб группы Булье отчитался наверх о захвате группой 3 танков, 4 советских орудий и 4 немецких орудий (3 150-мм гаубицы и 1 ПТО), которые, скорее всего, днем ранее были захвачены у боевой группы Винклера в Перемоге [122, F. 51]. Все 3 танка, по данным немцев, были легкими [124, с. 9]. По данным АБТО штаба 38-й армии, в общей сложности в районе Перемоги 10-я танковая бригада оставила 3 танка БТ подбитыми и сгоревшими. Скорее всего, именно эти танки и захватила группа Булье 14 марта. 2 из 3 подбитых танков БТ, возможно, были потеряны 10-й танковой бригадой в боях за Перемогу 12-13 марта и просто не были своевременно отведены в ремонт в тыл [31, л. 373].

В ходе танковой атаки к 16.30 танковая рота Марковски заняла развилку дорог юго-западнее высоты 211,8, отбросила на северо-восток пехоту 227-й СД, при этом немцы насчитали еще 2 уничтоженных танка  и 3 орудия. Один из танков был опознан немцами как Т-34, 2-й танк был, вероятно, Т-26 [122, F. 52]. Отошедшие 789-й и 794-й стрелковые полки сосредоточились в лесу юго-восточнее села Байрак [70, л. 214].

По итогу контрудара группа Булье захватила 30 пленных, 5 танков, 7 советских орудий, а также отбила обратно 5 немецких гаубиц (4 150-мм, 1 105-мм), насчитала свыше 100 убитых советских солдат. Собственные ее потери при этом составили лишь 22 человека личного состава (2 – убитыми, 20 – ранеными). О каких-либо потерях роты Марковски в танках в журнале боевых действий штаба 3-й ТД не упоминается [122, F. 53].

Поддерживая немецкое контрнаступление, немецкая авиация разбомбила Старый Салтов и Рубежное, где 10-я танковая бригада под бомбежкой потеряла 7 человек ранеными. А в районе Байрака прямым попаданием авиабомбы был разбит 1 танк БТ [62, л. 62]. Среди прочих при бомбежке был ранен голову комиссар роты легких танков 1-го ТБ политрук Санджи Гаряев [95, л. 112].

В общей сложности 14 марта 10-я танковая бригада, по данным своего штаба, потеряла 15 человек личного состава убитыми и ранеными, 1 автоцистерну, 2 трактора С-65 (безвозвратно) и 4 танка (1 Т-34, 1 Т-26, 2 БТ). 3 танка БТ 10-й ТБр, оставшиеся в расположении немцев в Перемоге, позже были списаны в безвозвратные потери [62, л. 62].

В именном списке безвозвратных потерь 10-й ТБр за 14 марта числится лишь 1 убитый (башенный стрелок 2-го ТБ младший сержант Александр Дундаревич). В документе записано, что он погиб в деревне Байрак, так что, возможно, он погиб под бомбежкой вместе со своим танком БТ [2].

После понесенных 14 марта потерь к исходу дня 10-я танковая бригада имела в строю всего 6 танков (1 Т-34, 2 Т-26, 3 БТ) – в основном в составе 1-го танкового батальона. В тот же день на пополнение перебрасываемой из 21-й армии в состав 38-й армии 6-й гвардейской танковой бригады на станцию Белый Колодезь прибыло и выгрузилось 17 танков (4 Т-34, 5 Т-26, 8 БТ), из них 4 танка Т-34 вместо 6-й гвардейской были переданы на пополнение 10-й танковой бригады, однако этим танкам еще предстоял долгий переход в расположение бригады [62, л. 62, 86]; [74, л. 138]. Также 14 марта на пополнение 10-го мотострелкового батальона в район села Рубежное, где располагался штаб 10-й ТБр, прибыло 200 человек личного состава [62, л. 63].

Список источников (ссылок)
Tags: 10 ТБр, 13.pz.div., 168.id, 294.id, 299.id, 3.pz.div, 38 А, 62.id, ЮЗФ, весна 1942 г., г. Харьков
Subscribe

Posts from This Journal “10 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments