Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

10-я танковая бригада. ч.11. Бои за Озерово 23-24 февраля 1942 г.

Дополнено и отредактировано 07.05.2021

Бой за Озерово 23 февраля 1942 г.

После завершения боев за Лески и Волобуевку по состоянию на 18.00 22 февраля 1942 г. 10-я танковая бригада, по данным АБТО штаба 21-й армии, имела 9 танков (3 КВ-1, 1 Т-34, 4 Т-26, 1 БТ) – в строю, 11 танков (1 КВ-1, 3 Т-34, 2 Т-26, 5 БТ) – в ремонте [32, л. 154]. По данным штаба самой бригады, к 24.00 она имела в строю лишь 7 танков (2 КВ-1, 4 Т-26, 1 БТ) [32, л. 153].

Вдохновленный успехом 2 танков КВ-1 10-й ТБр, в 21.35 22 февраля штаб 21-й армии своим боевым распоряжением № 91 передал их на усиление 81-й стрелковой дивизии – соседа 227-й СД слева, поставив 81-й дивизии задачу: одним стрелковым полком совместно с этими 2 танками ударом с севера на юг овладеть Озерово и северной частью села Сажное [56, л. 42].

81-я стрелковая дивизия безуспешно атаковала Озерово и Сажное с самого начала наступления, с 13 февраля, но особого успеха в этих атаках не достигла. По состоянию на 20 февраля она насчитывала лишь 5405 человек личного состава – 47 % своей штатной численности [48, л. 92]. Понеся большие потери, к вечеру 21 февраля ее 323-й стрелковый полк насчитывал всего до 50 человек личного состава. В 2.00 22 февраля на усиление 323-го полка были переданы остатки личного состава 53-го полка – 131 человек. Получив на усиление также 3-й батальон 202-го стрелкового полка, 323-й полк, воспользовавшись успехом соседней справа 227-й стрелковой дивизии в Волобуевке, к 20.00 22 февраля ворвался в северную часть Озерово и овладел здесь 20 домами [58, л. 29]; [59, л. 23, 25]. В 9.15 23 февраля штаб 75-й ПД отчитался наверх о сдаче немцами северной части Озерово [114, F. 1065].

К утру 23 февраля помимо 2 танков КВ-1 на усиление 81-й дивизии был также переброшен 10-й мотострелковый батальон. Ввиду запоздания с выходом на исходные позиции танков, наступление, по данным штаба армии, началось с запозданием на 45 минут, в 11.45 [60, л. 99, 106]. Штаб 81-й СД и вовсе отчитался, что наступление началось с 12.00 [59, л. 26].

В 1-м эшелоне с северной окраины Озерово в южном направлении атаковал 323-й стрелковый полк при поддержке танков КВ-1. Следом за ним во 2-м эшелоне атаковал 202-й стрелковый полк с задачей окончательной зачистки северной части Озерово от противника. В 3-м эшелоне действовал 10-й мотострелковый батальон, поддерживая огнем наступление обоих стрелковых полков [32, л. 156]; [59, л. 26].

Танки КВ-1 атаковали с исходных позиций на южной окраине Волобуевки и при выходе в атаку вынуждены были переходить Сажновский Донец севернее Озерово, при этом 1 из 2 танков застрял на переправе и дальше участия в наступлении не принимал [32, л. 159]; [50, л. 706]. Однако даже с 1 танком КВ-1 наступление проходило вполне успешно. Ударом вдоль Озерево танк лейтенанта Василия Володькина к 14.00 вышел к центру Озерово, следом за ним 323-й стрелковый полк достиг моста через Сажновский Донец у дороги Озерово – Шахово [50, л. 706]; [59, л. 26]. В 14.00 под ударом авиации пехота 323-го СП приостановила свое продвижение вперед, а затем огнем противника с северной окраины Сажного была отрезана от танка Володькина. Вырвавшийся вперед танк КВ-1, маневрируя под огнем орудий ПТО, засел в канаве в центре Озерово, а его двигатель вышел из строя и перестал заводиться [32, л. 156, 159]; [50, л. 706]. Штаб 53-го СП отчитался наверх, что танк Володькина сначала получил повреждение при подрыве на мине, вследствие чего, вероятно, и начались проблемы с двигателем, а затем завяз в снегу и вязком грунте [58, л. 31]. По итогу боевых действий оба танка КВ-1 застряли в Озерово [32, л. 158]. 323-й стрелковый полк к 16.00 вышел на южную окраину северной части Озерово, после чего перешел здесь к обороне [59, л. 27].

По подсчетам штаба 10-й ТБр, всего в северной части Озерово противник потерял около 150 человек убитыми, 7 – пленными и 1 50-мм орудие ПТО [32, л. 162]. Пленные оказались из состава 164-го, 222-го и 375-го пехотных полков. По подсчетам штаба 81-й СД, 81-я стрелковая дивизия 23 февраля уничтожила до 300 немцев, захватила 7 ручных пулеметов и 3 автомата. Потери ее составили около 120 человек личного состава [51, л. 60].

Действовавший позади наступающих 10-й мотострелковый батальон за день дважды подвергался ударам с воздуха, потеряв 28 человек ранеными [32, л. 156]. После освобождения северной части Озерово батальон занял оборону в центре этого села в нескольких сотнях метрах позади танка Володькина. Мотострелки ползком подобрались к танку и установили под ним пулеметы. Когда у танкистов закончились патроны, пехотинцы передавали танкистам патроны, собранные на поле боя у убитых и раненых. Всего в течение суток застрявший в Озерово танк Володькина огнем с места, по подсчетам штаба 10-й ТБр, отбил 7 контратак противника, при этом было уничтожено до 150 немцев и 1 средний танк [50, л. 706]. К исходу дня мотострелковый батальон был отведен из Озерово обратно на южную окраину Волобуевки для отражения возможных контратак противника [32, л. 156].

Боевые действия 24 февраля 1942 г.

К исходу дня 23 февраля 1942 г. 10-я танковая бригада на станции Новый Оскол получила 9 легких танков (1 Т-26, 8 БТ), которые поступили во 2-й танковый батальон, все еще остававшийся в Новослабодке [32, л. 156]; [48, л. 81]; [50, л. 706]. Танковый парк бригады вырос до 25 танков (4 КВ-1, 3 Т-34, 6 Т-26, 12 БТ). Из них по состоянию на 18.00 23 февраля 14 танков (2 КВ-1, 1 Т-34, 5 Т-26, 6 БТ) были в строю, 11 танков (2 КВ-1, 2 Т-34, 1 Т-26, 6 БТ) – в ремонте [32, л. 160].

После прибытия танкового пополнения штаб 21-й армии вновь решил задействовать 10-ю танковую бригаду сразу на 2 направлениях и в 21.30 23 февраля своим боевым распоряжением № 94 вновь придал 2 ее танка КВ-1 на усиление 81-й стрелковой дивизии для овладения северной частью села Сажное, а главные силы бригады вместе с 2 стрелковыми полками 1-й Гв.СД во взаимодействии с соседними частями 227-й СД должны были овладеть Тетеревино [56, л. 43].

Однако для выполнения задачи по поддержке 81-й дивизии танками КВ-1 требовалось для начала вытащить эти 2 застрявших танка и вернуть их в строй. На эвакуацию танков был направлен саперный взвод с танками Т-34, а на прикрытие эвакуации – весь 10-й мотострелковый батальон, усиленный взводом легких танков. С 2.00 24 февраля батальон занял оборону: одной стрелковой ротой – в районе переправы через Северский Донец севернее Озерово, а 2 другими ротами – в центре Озерово [32, л. 158, 159]. В ту же ночь 4 танка Т-34 эвакуировали застрявший на переправе севернее Озерово танк КВ-1, который оказался исправным и мог быть снова направлен в бой, однако танк лейтенанта Володькина так и остался стоять в центре Озерово [32, л. 158, 159]; [50, л. 706].

С 9.00 24 февраля 81-я стрелковая дивизия без поддержки танков КВ-1 перешла в наступление на южную окраину Озерово, но успеха не имела, в т.ч. 323-й стрелковый полк так и остался топтаться на месте у моста с дамбой в центре Озерово [60, л. 120]. В немецких документах говорится, что наступление на южную часть Озерово велось силою до 2 батальонов пехоты с 7 танками и было отражено сосредоточенным огнем немецкой артиллерии [114, F. 1069]; [116, F. 881]. В документах штаба 10-й ТБр не упоминается о каком-либо участии находившихся в Озерово легких танков в наступлении 81-й дивизии. В оперативной сводке говорится, что в течение дня, с 9.00 до 16.00, боевые порядки мотострелков в северной части Озерово обстреливались сильным артминометным огнем противника, а в 11.30-12.00 (прим. – данные разнятся) противник после 2-часовой артподготовки силами до 2 рот пехоты при поддержке 1 танка и артминометного огня сам атаковал от станции Сажное в направлении центра Озерово. По свидетельству штаба 10-й ТБр, пехота 81-й СД начала в беспорядке отходить на северную окраину Озерово. Огнем с места танка КВ-1 Володькина и последовавшей затем контратакой взвода легких танков противник был рассеян и отброшен в западном и юго-западном направлениях, после чего пехота 81-й СД вернулась на свои прежние позиции [32, л. 157-159].

Из немецких документов следует, что во 2-й половине дня 24 февраля 81-я стрелковая дивизия после сильной артподготовки при поддержке 2 танков повторила атаки на южную часть Озерово и смогла частью сил туда прорваться, оттеснив 1-й батальон 248-го пехотного полка 88-й пехотной дивизии к югу от дамбы. Впоследствии 81-я дивизия была отброшена контратакой, и к 22.10 75-я пехотная дивизия вернула себе прежние позиции в Озерово [114, F. 1071, 1072]; [116, F. 883].



Наступление 1-й гвардейской стрелковой дивизии началось, как и было запланировано, в 9.00 24 февраля, в т.ч. ее 85-й и 355-й стрелковые полки атаковали на Тетеревино [60, л. 120]. 1-й танковый батальон (без танков КВ-1) с приданной ему ротой легких танков 2-го танкового батальона атаковал с исходных позиций в роще в 3 км северо-западнее Шахово по маршруту: южные и юго-западные скаты высоты 225,0 (южнее с. Лески) – отметки «каз.» и «Б.» на железной дороге в 2,5 и 1,4 км к северу от Тетеревино [32, л. 158]. Оборонявшаяся в Лесках боевая группа Ланге в 9.15 отчиталась о 8 танках 10-й ТБр, которые атаковали через высоту 225,0 [119, F. 425]. По информации штаба армии, в основном в наступлении участвовали танки БТ [60, л. 182].

Наступающие были встречены сильным заградительным огнем немецкой артиллерии, однако в 11.00 танки все же смогли достигнуть железной дороги [50, л. 706]. К 11.50 под ударом танков гарнизон одного из опорных пунктов немцев на железной дороге – 2-й эскадрон 162-го разведывательного батальона – стал отходить, а около 12.00 оставил свои позиции гарнизон второго опорного пункта [114, F. 1069]; [119, F. 425]. Вслед за этим танки вышли к железной дороге на участке между казармой и железнодорожной будкой, после чего их дальнейшее продвижение через железную дорогу было остановлено заградительным огнем артиллерии и огнем орудий ПТО к западу от железной дороги. Пехота 1-й Гв.СД была отрезана от танков заградительным огнем к востоку от железной дороги [32, л. 158].

Стремясь удержать за собой линию железной дороги, немцы в 12.00 предприняли контрудар. Согласно немецким документам, находившиеся в Лесках 3 танка Pz.III 1-й роты 4-го танкового полка (13-я ТД) выдвинулись на юго-западные скаты высоты 225,0, откуда с тыла открыли огонь по наступающим [114, F. 1070]; [119, F. 425]. Штаб 10-й ТБр отчитался, что танки контратаковали вдоль железной дороги с севера со стороны Беленихино. Встреченные огнем танков 10-й ТБр и артиллерии, они отошли обратно на исходные позиции [32, л. 157, 158].

В 12.40 находившиеся на усилении 75-й пехотной дивизии 4 танка Pz.III 1-й роты 4-го ТП со взводом пехоты контратаковали вдоль железной дороги с юга, но также были остановлены огнем танков 10-й ТБр и отошли обратно на юг [32, л. 157, 158]; [114, F. 1061, 1070].

Если верить оперативной и разведывательной сводкам штаба 10-й ТБр, до 13.00 немцы силою до роты пехоты все еще оставались в своих опорных пунктах у казармы и железнодорожной будки, а в 13.00 под воздействием огня танков в беспорядке отошли с этого рубежа. Всего в бою за эти опорные пункты, по подсчетам штаба 10-й ТБр, было уничтожено до 50 немцев, 1 минометная батарея, 6 пулеметов, 3 ДЗОТа [32, л. 157, 158]. В 13.05 в штаб 168-й ПД последовало донесение о занятии советскими войсками опорных пунктов у отметок «каз.» и «Б.» [118, F. 678].

Одновременно с этим, по данным штаба 21-й армии, в 13.00 противник силою до роты пехоты контратаковал из Тетеревино и силою до роты пехоты – от Беленихино. Этих новых контратак 85-й и 355-й стрелковые полки уже не выдержали и под прикрытием 4 танков 10-й ТБр отошли за железную дорогу к востоку от казармы и железнодорожной будки [60, л. 120]. В 14.15 немцы снова заняли свои опорные пункты на железной дороге [118, F. 678]; [119, F. 428].

Примечательно, что штаб самой 10-й ТБр вообще не стал отчитываться о сдаче рубежа железной дороги. Согласно его версии, около 17.00 противник силою до 2 рот пехоты при поддержке танков контратаковал со стороны Калинина, но был отражен огнем танков 10-й ТБр, при этом 1 немецкий танк был подбит и подожжен танком Т-34 командира взвода 1-го ТБ младшего лейтенанта Николая Шматко [32, л. 157, 158].

Всего в бою 24 февраля 1-й танковый батальон без каких-либо потерь, по подсчетам штаба 10-й ТБр, уничтожил до 300 немцев, 1 Pz.III, минометную батарею в казарме, несколько пулеметов в железнодорожной будке, 6 ДЗОТов между отметками «каз.» и «Б.» [32, л. 158].

Наиболее отличились в бою 24 февраля экипажи танков:

Т-34 младшего лейтенанта Николая Шматко (механик-водитель старший сержант Гончаров) (уничтожил до 80 немцев, 1 Pz.III, 3 ДЗОТа) [32, л. 158];

Т-34 младшего лейтенанта Якова Могилы (уничтожил до 80 немцев, 1 ПТР, 1 станковый пулемет, 3 ДЗОТа) [32, л. 158];

БТ-7 старшего сержанта Тараканова (уничтожил до 50 немцев, 1 ДЗОТ) [32, л. 158].

Всего за день 24 февраля танки 10-й ТБр, по предварительным подсчетам штаба бригады, уничтожили около 300 немцев, 1 Pz.III, минометную батарею, 1 ПТР, свыше 4 пулеметов, 6 ДЗОТов. Потери бригады составили 5 человек ранеными [32, л. 159].

К исходу дня 10-я танковая бригада имела в строю 16 танков (2 КВ-1, 5 Т-34, 5 Т-26, 4 БТ) [32, л. 159].

В общей сложности 168-я пехотная дивизия, штабу которой как раз и подчинялись гарнизоны опорных пунктов на железной дороге, 24 февраля, согласно донесению своего штаба, потеряла лишь 31 человек личного состава (8 – убитыми, 23 – ранеными) [119, F. 428]. Неизвестно, был ли в действительности подбит 24 февраля хоть 1 танк 1-й роты 4-го ТП, однако абсолютно точно известно, что в тот день безвозвратных потерь в своих танках рота не имела [117, F. 725, 726].

Итоги боевых действий в феврале

25 февраля 1942 г. 21-я армия временно перешла к обороне, а 10-я танковая бригада приступила к выходу в армейский резерв. К 22.00 штаб бригады и рота управления сосредоточились в Рындинке, туда же из Шахово перешел и 1-й танковый батальон с ротой легких танков 2-го ТБ. 10-й мотострелковый батальон со взводом легких танков 1-го ТБ в течение дня оставался в обороне на юго-западной окраине и в школе Волобуевки, прикрывая здесь неисправный танк КВ-1 лейтенанта Володькина, который, по всей видимости, был эвакуирован из Озерово в Волобуевку в ночь на 25 февраля. В 19.00-22.00 25 февраля силами 3 танков (1 КВ-1, 2 Т-34) неисправный танк был эвакуирован из Волобуевки на ремонт, после чего мотострелковый батальон к 24.00 отошел из Волобуевки на западную окраину Шахово [32, л. 163]. 27 февраля 10-я танковая бригада сосредоточилась в районе Новослабодки [60, л. 188]. 26 или 27 февраля на заводской ремонт было отправлено 7 танков (2 Т-34, 2 Т-26, 3 БТ) [48, л. 83, 96].

27 февраля Главком Юго-Западного направления отдал директиву № 8/оп о переходе в начале марта 6-й и 38-й армий в наступление с целью окружения и разгрома группировки противника в районе Чугуева и Андреевки [212]. На основании этой директивы в ночь на 28 февраля командующий Юго-Западным фронтом отдал командующему 21-й армией боевое распоряжение № 182/ОП о передаче в состав 38-й армии 5 стрелковых дивизий (1-я Гв.СД, 81-я, 124-я, 226-я и 227-я СД), 3 артиллерийских полков усиления (594-й ПАП, 5-й и 7-й Гв.ГАП), 2 дивизионов РС и собственно 10-й танковой бригады без танков КВ-1. Танки КВ-1 должны были остаться в составе 21-й армии. Погрузка бригады в эшелоны на станции Новый Оскол должна была начаться в ночь на 1 марта [61, л. 20-22].

В 20.00 27 февраля на основании боевого распоряжения № 106 штаба 21-й армии от 27 февраля 10-я танковая бригада выступила в район Нового Оскола, где после 110-километрового перехода сосредоточилась 28 февраля. Прибывший в тот день в село Казачье из состава 40-й армии 8-й отдельный танковый батальон 27 или 28 февраля принял оставленные 10-й танковой бригадой 4 танка КВ-1 вместе с их экипажами, а уже в начале марта им были приняты оставленные бригадой в составе 21-й армии 5 танков (1 Т-34, 1 Т-26, 3 БТ), которые, скорее всего, к моменту отправки бригады в состав 38-й армии находились в ремонте [60, л. 177]; [50, л. 707]; [74, л. 119, 122, 124, 127].

В 21.00 28 февраля 1-й эшелон бригады убыл в новый район сосредоточения, а 1 марта убыло еще 2 эшелона [60, л. 207, 234]. В 15.00 1 марта первые 2 эшелона бригады разгрузились на станции Приколотное [74, л. 120]. После выгрузки из эшелонов к 22.00 бригада в составе 14 танков (4 Т-34, 6 Т-26, 4 БТ) сосредоточилась в резерве 38-й армии:

штаб бригады, рота управления – в Новой Александровке (ныне с. Новоалександровка);

1-й и 2-й ТБ – в селе Аннополье;

10-й МСПБ – в селе Каплуновка;

автотранспортная рота – в совхозе на северной окраине Новой Александровки;

ремонтная рота – в безымянном совхозе (ныне с. Лозовая) в 4 км северо-восточнее Новой Александровки [31, л. 271]; [62, л. 51].

В пути к месту назначения со станции Приколотное сломалось 3 танка (2 Т-26, 1 БТ) [74, л. 122].

В общей сложности в феврале 10-я танковая бригада получила 3 танковых пополнения в составе 31 танка (4 КВ-1, 6 Т-34, 6 Т-26, 15 БТ), а также как минимум 250 человек личного состава. Бригада пробыла в боях 10 дней (13-16, 19-24 февраля), где оказывала поддержку 4 стрелковым дивизиям (1-я Гв.СД, 81-я, 124-я, 227-я СД) 21-й армии. За это время при участии танков бригады был освобожден всего один населенный пункт (Волобуевка) и половина другого населенного пункта (Озерово). По подсчетам штаба 10-й ТБр, с 13 по 24 февраля 10-я танковая бригада уничтожила 1574 солдат и офицеров противника, 4 средних танка, 1 автомашину, 2 повозки, 36 орудий ПТО, 7 минометов и отдельно минометную батарею, 6 ПТР, 61 пулемет (1 крупнокалиберный, 18 станковых, 42 ручных) и отдельно некую «пулеметную батарею», 16 ДЗОТов, 10 домов с пехотой;

захватила 7 орудий (2 75-мм, 5 ПТО), 9 минометов ( 2 82-мм, 7 50-мм), 1 ПТР, 20 пулеметов, 20 автоматов [50, л. 707].

За февраль бригада потеряла 289 человек личного состава (110 – убитыми, 179 – ранеными) и 21 танк вышедшим из строя, из них 12 танков было восстановлено, а 5 танков (1 Т-34, 3 Т-26, 1 БТ) составили безвозвратные потери: 4 танка (3 Т-26, 1 БТ) – в боях за Волобуевку, 1 Т-34 – в боях за Лески [50, л. 708, 709].

В заводской ремонт 2 партиями было отправлено в общей сложности 9 танков (2 Т-34, 2 Т-26, 5 БТ) и 9 танков (4 КВ-1, 1 Т-34, 1 Т-26, 3 БТ) переданы в другую танковую часть (8-й ОТБ). Таким образом, общая убыль танков в 10-й танковой бригаде за февраль составила 23 танка (4 КВ-1, 4 Т-34, 6 Т-26, 9 БТ).

После исключения 1 марта из списков 10-й ТБр безвозвратно потерянных в январе-феврале 15 танков (10 Т-34, 3 Т-26, 2 БТ), по состоянию на 1 марта в ее составе продолжало еще числиться 49 танков (21 Т-34, 7 Т-26, 21 БТ), но из них половина танков (16 Т-34, 1 Т-26, 7 БТ) требовали капремонта [48, л. 118]. В расположении самой 10-й танковой бригады после переброски ее в состав 38-й армии осталось только 16 танков (4 Т-34, 6 Т-26, 6 БТ). Все остальные 33 танка (17 Т-34, 1 Т-26, 15 БТ) остались в составе 21-й армии [50, л. 521].

Всего по состоянию на 1 марта 10-я танковая бригада имела в строю 1293 человека личного состава, 16 танков (4 Т-34, 6 Т-26, 6 БТ), 193 автомашины (161 грузовая, 32 специальных), 4 зенитных орудия, 11 ПТР, 44 ППД, 17 пулеметов (3 станковых, 14 ручных) [50, л. 521]. Мотострелковый батальон насчитывал 314 человек личного состава. Некомплект составлял также 314 человек [31, л. 271].

Список источников (ссылок)

Tags: 10 ТБр, 13.pz.div., 21 А, 75.id, 88.id, ЮЗФ, г. Белгород
Subscribe

Posts from This Journal “10 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments