Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

10-я танковая бригада. ч.10. Бои за Лески и Волобуевку 19-22 февраля 1942 г.

Новые атаки на село Лески

19 февраля 1942 г. по распоряжению командующего фронтом 3 танка (2 КВ-1, 1 Т-26) 10-й танковой бригады были выделены на поддержку наступления 355-го стрелкового полка 1-й гвардейской стрелковой дивизии на село Лески и к 12.00 сосредоточились на исходных позициях на северной окраине Шахово [32, л. 141]; [50, л. 704]. Весь день 18 февраля Лески атаковала 297-я стрелковая дивизия, однако она не смогла взять Лески, несмотря на ввод на ее участке в бой 355-го стрелкового полка [52, л. 331]; [54, л. 80].

В Лесках оборонялся 3-й батальон 222-го пехотного полка 75-й пехотной дивизии, усиленный 7-й ротой 442-го пехотного полка 168-й пехотной дивизии – так называемая боевая группа майора Ланге (прим. – командир 3-го батальона 222-го ПП), подчинявшаяся штабу 168-й ПД (XXIX.AK) [119, F. 275]. Позже штаб 1-й Гв.СД отчитался, гарнизон села Лески насчитывал до 900 человек личного состава, около 5 орудий ПТО, 3 минометные батареи (2 тяжелые, 1 легковая), 31 пулемет (13 станковых, 18 ручных). Артиллерийскую поддержку осуществлял дивизион 248-го артиллерийского полка. До 7 домов в Лесках было переоборудовано под ДЗОТы, в остальных домах вырублены амбразуры, из которых вели огонь орудия ПТО и пулеметы. Сверху, с чердаков, вели огонь автоматчики. Все хаты были укреплены путем усиления стен лесом, землей и снегом, политым водой. Каждая хата наружной стороны села была соединена с другой большим снежным валом, облитым водой, с устроенными в нем амбразурами для стрельбы. Погреба в хатах были углублены и укреплены сильными перекрытиями сверху, благодаря чему немецкой пехоте не были страшны удары советской авиации и артиллерии. В центре и на окраинах Лесков противником были зарыты тяжелые танки, которые вели огонь с места, а до 6 танков в Лесках использовались для контратак [53, л. 44, 45]. Впрочем, в немецких документах нет никаких сведений об участии немецких танков или штурмовых орудий в обороне Лесков.

С утра 19 февраля 297-я стрелковая дивизия продолжала безуспешно атаковать на Лески и к 15.00 вела бой:

батальон 1057-го стрелкового полка – на северо-восточной окраине Лесков, овладев районом школы;

батальон 1055-го стрелкового полка и 355-й стрелковый полк – на юго-восточной и южной окраинах Лесков [52, л. 350].

Новая атака на Лески с юго-восточного направления началась в 18.00, но теперь уже в ней участвовали танки 10-й ТБр. 2 танка и пехота были остановлены заградительным огнем немецкой артиллерии, однако 3-й танк – КВ-1 – успешно прорвался в южную часть села Лески. Примененные против него расчетами 37-мм орудий ПТО подкалиберные снаряды Pzgr.40 броню танка не пробили. Тогда командир 3-го батальона 222-го ПП майор Ланге лично вывел на огневую позицию против танка 75-мм пехотное орудие. Получив вмятину от подкалиберного снаряда, танк развернулся и вышел из Лесков [118, F. 662]; [119, F. 323].

Всего в бою 19 февраля танки КВ-1 10-й ТБр, по подсчетам штаба 10-й ТБр, уничтожили до 25 немцев, 1 орудие ПТО, 2 пулемета (1 станковый, 1 ручной) [32, л. 142]. С немецкой стороны подтверждено, что в течение своего пребывания в Лесках танк КВ-1 раздавил одно 37-мм орудие ПТО. Расчет орудия при этом уцелел и даже смог застрелить 2 спрыгнувших с танка десантников [119, F. 316, 328]. После этого в ночь на 20 февраля со стороны штаба 168-й ПД последовал приказ заблаговременно выставлять мины перед огневыми позициями орудий и иметь на всех позициях связки гранат [119, F. 328].

Вечерняя атака 3 танков 10-й ТБр 19 февраля показала, что этих 3 танков недостаточно для овладения селом Лески, после чего для взятия этого села были привлечены мотострелковый батальон и танки 6-й гвардейской танковой бригады, которые 20 февраля были переданы командующим 21-й армией на усиление 1-й гвардейской стрелковой дивизии [26, л. 4]. После понесенных за день больших потерь в безуспешных боях за Малиновку 6-я бригада к вечеру 19 февраля имела в строю 13 легких танков (3 Т-60, 2 Т-26, 5 ХТЗ-130, 3 БТ-7) [55, л. 5]. Ранее действовавшая под Лесками 297-я стрелковая дивизия в ночь на 20 февраля  была выведена из боя, после чего под Лесками из пехотных частей остались действовать только 355-й стрелковый полк и 6-й мотострелковый батальон [29, л. 129]. Подошедшие на смену 297-й дивизии главные силы 1-й гвардейской стрелковой дивизии в бою 20 февраля, по всей видимости, участия не принимали [53, л. 45].



К утру 20 февраля саперы 10-й ТБр проделали проходы в минных полях противника. Согласно наградному листу на командира саперного отделения старшего сержанта Петра Мисливца, перед началом танковой атаки немцы вновь заминировали эти проходы, но саперы повторно их разминировали [175, л. 154].

В 9.52 20 февраля боевая группа Ланге доложила наверх о появлении к юго-востоку от Лесков 9 советских танков и запросила сверху танковую поддержку [119, F. 330]. Совместная атака танков 6-й гвардейской и 10-й танковых бригад на южную окраину Лесков началась после продолжительной артподготовки в 10.30. Со стороны 10-й танковой бригады участвовало 2 танка КВ-1 – лейтенантов Василия Володькина и Владимира Цыси. Командовал группой лейтенант Цысь [26, л. 4]; [32, л. 150]. Перед немцами наступавшие появились в 10.40-10.45, всего немцы насчитали перед собой помимо танков до 2 батальонов пехоты [119, F. 334, 335].

Согласно отчету штаба 6-й Гв.ТБр, в 200 метрах от Лесков танки из-за сильного огня противника были вынуждены высадить с брони мотострелков, после чего при поддержке огня противотанковой батареи 6-й Гв.ТБр ворвались на южную окраину Лесков, где уничтожили до взвода пехоты, 5 орудий ПТО, 3 огневых точки в домах, после чего вернулись к своей пехоте [26, л. 4, 5].

Из немецких документов следует, что в Лески к 11.00 ворвались только 2 танка КВ-1 10-й ТБр, а все остальные танки и наступавшая за ними пехота 355-го стрелкового полка и 6-го мотострелкового батальона были остановлены заградительным огнем немцев [118, F. 664]; [119, F. 334, 335]. Танки смогли углубиться в село на 250-300 метров, при этом они раздавили 1 орудие ПТО [32, л. 150]; [119, F. 343]. В конце концов, не имея поддержки со стороны главных сил, оба танки отошли обратно к своей пехоте. Штаб боевой группы Ланге отчитался наверх, что танки удалось прогнать из Лесков огнем противотанковых ружей и связками гранат [119, F. 334].

По сведениям штаба 10-й ТБр, танковая атака на Лески продолжалась до 12.00. После этого с 12.00 до 13.30 оба танка КВ-1 подвергались бомбардировке со стороны 18 немецких самолетов, однако повреждений они не получили [32, л. 150, 151].

Назначенная сначала на 15.30, а затем на 16.30 повторная атака танков была сорвана ударами немецких пикирующих бомбардировщиков [26, л. 5]; [119, F. 343]. В 17.45 танки все же выдвинулись в атаку, но уже через 15 минут, в 18.00, подверглись новым ударам с воздуха со стороны 4 немецких самолетов. Бомбардировка продолжалась до 18.30 [32, л. 150, 151].

Штаб группы Ланге отчитался, что в этот раз только 1 советский танк смог дойти до немецких позиций, однако следовавшая за ним пехота была отрезана от танка огнем немецкого самолета-истребителя, который к тому же одного за другим перестрелял сидевших на броне танка 17 пехотинцев. В итоге, по свидетельству немцев, советская атака была отражена в 18.30 [119, F. 336, 343]. В 19.00 атакующие вернулись на исходные позиции, а к 21.30 оба танка КВ-1 отошли обратно в Шахово. Каждый из них получил до 30 вмятин от снарядов, а у одного из танков были повреждены прицельные приспособления [32, л. 151]. Штаб 10-й ТБр отчитался, что в этих 2 танковых атаках 20 февраля было уничтожено до 200 немцев, 2 средних танка, 10 орудий ПТО, 19 пулеметов, до 20 домов вместе с находившимися в них немцами [32, л. 150].

До 100 убитых немцев, 6 орудий ПТО, 13 пулеметов и 1 ДЗОТ были записаны на счет экипажа танка лейтенанта Василия Володькина, а до 75 убитых немцев, 4 орудия ПТО, 9 ручных пулеметов и 2 ДЗОТа – на счет экипажа танка лейтенанта Владимира Цыси [50, л. 712].

В общей сложности в боях 19-20 февраля танки КВ-1, по итоговым подсчетам штаба 10-й ТБр, уничтожили до 180 немцев, 11 орудий ПТО, 23 пулемета, 4 ДЗОТа [32, л. 148]. В отчете штаба 10-й ТБр также упоминаются 2 сгоревших немецких танка, однако в оперативной сводке штаба 10-й ТБр с итоговыми цифрами немецких потерь о немецких танках не говорится [50, л. 704].

Действительные потери боевой группы Ланге в Лесках 20 февраля, согласно донесению ее штаба, составили лишь 15 человек личного состава (2 – убитыми, 13 – ранеными). Также танками КВ-1 было раздавлено 1 орудие ПТО. Ни о каком применении немецких танков или штурмовых орудий в Лесках 20 февраля ничего не известно [119, F. 343]. За 19 февраля танком 10-й ТБр было раздавлено еще 1 орудие ПТО, таким образом, реальная эффективность применения 2 танков КВ-1 в 3 атаках на село Лески равнялась 2 уничтоженным орудиям ПТО.

6-я гвардейская танковая бригада 20 февраля потерь в танках не имела, однако потеряла 25 человек личного состава [26, л. 5]. Потери 355-го стрелкового полка в этом бою не известны.

Бой за Лески 21 февраля 1942 г.

После провала 2 атак на Лески с участием легких танков 6-й гвардейской танковой бригады штаб 21-й армии принял решение полностью заменить эту бригаду 10-й танковой бригадой и в тот же день 20 февраля 1942 г. отдал 10-й бригаде боевое распоряжение № 81/ш: к 5.00 21 февраля сосредоточиться в районе Шахово и Рындинки в готовности с 7.00 совместно с 1-й гвардейской стрелковой дивизией наступать на Лески. На основании этого распоряжения 1-й танковый батальон 10-й ТБр в 19.30-23.00 20 февраля совершил переход из Новослабодки в Рындинку, а в 20.00 из Новослабодки в Шахово убыла рота управления бригады для организации командного пункта и связи с частями [32, л. 142]. Всего к исходу дня 20 февраля 10-я танковая бригада имела в строю 17 танков (3 КВ-1, 7 Т-34, 4 Т-26, 3 БТ) [32, л. 143]. После прибытия танков 10-й ТБр в 22.00 20 февраля 6-я гвардейская танковая бригада была выведена в тыл в армейский резерв [55, л. 6].

В ту же ночь в бой за Лески были введены главные силы 1-й Гв.СД. В отличие от понесшей большие потери в наступлении 297-й стрелковой дивизии (прим. – по состоянию на 20 февраля 6355 человек личного состава), 1-я гвардейская дивизия к этому времени все еще имела 9122 человека личного состава (80 % штатной численности) и являлась наиболее полнокровной дивизией 21-й армии [48, л. 92]. В ходе ночного наступления к 1.00 21 февраля 4-й стрелковый полк вышел в 150 метрах северо-восточнее Лесков, а 85-й и 331-й стрелковые полки к 2.00 вышли к железной дороге к западу от Лесков, таким образом, к утру боевая группа Ланге в Лесках оказалась в полуокружении 4 относительно полнокровных стрелковых полков 1-й Гв.СД. Утром 85-й стрелковый полк контратакой противника силою до 2 рот пехоты был отброшен от железной дороги к речке Сажновский Донец юго-западнее села Лески и после провала повторной атаки с 9.30 перешел к обороне [53, л. 45, 46].

Собственно 10-я танковая бригада в утренних боях участия не принимала. Боевым распоряжением № 85 штаба 21-й армии от 21 февраля ей было приказано: в 8.00-10.00 перейти из Рындинки на исходные позиции перед Лесками, связаться с командиром 1-й Гв.СД и только с 11.30 совместно с частью сил этой дивизии атаковать Лески [56, л. 38].

Предварительное распоряжение было, вероятно, получено 10-й танковой бригадой чуть раньше боевого распоряжения № 85. Уже к 6.00 21 февраля ее мотострелковый батальон сосредоточился на северо-западной окраине Шахово, а к 8.00 туда же перешел 1-й танковый батальон [32, л. 146, 147].

В 9.30 мотострелки заняли исходные позиции в 500 метрах юго-восточнее Лесков. В 11.30 немцами был замечен въезд большого количества танков 10-й ТБр в рощу в 700 метрах к юго-востоку от Лесков, после чего танки с мотострелками и 355-м стрелковым полком позади выдвинулись в атаку на Лески. В оперативной сводке штаба 10-й ТБр говорится о 14 танках, но приведен состав танкового батальона в 12 танков (2 КВ-1, 6 Т-34, 2 Т-26, 2 БТ), так что неясно, сколько именно танков в действительности участвовало в атаке: 12 или 14 [32, л. 146, 147]; [119, F. 361].

Танки действовали двумя группами. Правая группа из 3 танков (1 КВ-1, 1 Т-34, 1 БТ) атаковала восточную окраину села, а остальные танки с юга атаковали южную и юго-западную окраины. 60 мотострелков составляли танковые десанты [32, л. 146, 147]. Сами немцы к 11.45 насчитали только 7 танков 10-й ТБр, которые сначала выдвинулись из рощи в западном направлении, а затем повернули на север, на южную окраину Лесков [114, F. 1054]; [119, F. 347].

Атака проходила под ударами немецкой авиации. Всего с 11.00 до 12.00, по свидетельству штаба 10-й ТБр, от 3 до 8 самолетов противника подвергали бомбардировке и пулеметному обстрелу атакующих на высоте 225,0 южнее Лесков [32, л. 144]. Тем не менее, уже в 12.00 танки с десантом мотострелков ворвались на восточную и юго-восточную окраины Лесков, где увязли в уличном бою против боевой группы Ланге. Бой принял весьма ожесточенный характер с применением гранат и штыкового боя [32, л. 146, 147].

Высаженный с 4 танков в Лесках десант из 30 человек во главе с командиром стрелковой роты 10-го МСПБ лейтенантом Михаилом Бондаренко 6 часов вел уличный бой, неоднократно вступая в рукопашную схватку. Согласно наградному листу на Бондаренко, его десантниками было уничтожено 107 немцев, 3 орудия ПТО, 2 миномета, 4 пулемета вместе с их расчетами, однако после 6 часов боя, захватив с собой в качестве трофеев 2 миномета, 3 пулемета, 3 автомата и офицерскую сумку с документами, группа вынуждена была отойти с захваченных ею позиций [97, л. 348].

Особенно отличился в этом бою действовавший в составе танкового десанта красноармеец 10-го МСПБ Михаил Подлесный. Гранатой он уничтожил пулеметную точку противника, затем штыком доколол выжившего раненого пулеметчика и захватил станковый пулемет, из которого тут же открыл огонь по противнику. Затем в ходе штыковой атаки он штыком заколол автоматчика и уже из трофейного автомата убил еще 4 немцев. Получив ранение, Подлесный остался в строю и убил еще 2 немцев, таким образом, в общей сложности он в этом бою убил не менее 8 немцев [94, л. 60].



В ходе этих боев к 13.30 был ранен командир немецкого батальона майор Ланге, но он остался в строю и продолжал руководить обороной села [119, F. 354]. К 13.50 немцами наблюдались на южной окраине Лесков 5 танков, а чуть южнее – еще 2 танка 10-й ТБр [114, F. 1054]. Позже штаб 21-й армии отчитался, что в Лески к 13.00 смогли ворваться конкретно 8 танков 10-й ТБр, а также 2 стрелковых батальона [29, л. 134]. В докладе штаба 1-й Гв.СД упоминается только о прорыве на южную окраину села 2 танков КВ-1 с десантом, а также 355-го стрелкового полка [53, л. 45]

Согласно оперативной сводке штаба 10-й ТБр, после 2-часового уличного боя к 14.00 10-й мотострелковый батальон овладел южной половиной Лесков. Вся южная часть Лесков на глубину в 200-250 метров оказалась полностью разрушенной и сожженной, потому мотострелкам и удалось сравнительно быстро ее захватить. В 14.00 батальон был контратакован со стороны Тетеревино противником силою до батальона пехоты с 3 танками в сопровождении сильного артминометного огня и 18 бомбардировщиков. Не успев перейти к обороне, мотострелки и танкисты были опрокинуты и с большими потерями отброшены на 400 метров к юго-востоку от Лесков, где и закрепились [32, л. 144, 146, 147]. Немецкие танки были из состава 1-й роты 4-го танкового полка 13-й танковой дивизии, и, согласно немецким документах, 21 февраля их действительно оставалось только 3 штуки. Скорее всего, все 3 танка были Pz.III: именно 3 Pz.III осталось в строю в немецкой танковой роте 19 февраля [114, F. 1044, 1055].

Об отходе мотострелков и овладении Лесков майор Ланге отчитался наверх в 14.12. К этому же времени, по подсчетам немцев, 1 танк 10-й ТБр (прим. – вероятно, Т-34) был уничтожен, а 2 танка были подбиты и остались стоять на поле боя в 500 метрах от Лесков [119, F. 356, 358, 361]. Примерно тогда же еще 2 танка 10-й ТБр были подбиты 6-й батареей 248-го артполка и также остались стоять на поле боя [118, F. 668]. 6-й танк – Т-34 – подорвался на минном поле на юго-восточной окраине Лесков, но обошлось без серьезных повреждений [32, л. 144].

Согласно другому немецкому донесению, из Лесков отошло только 5 танков 10-й ТБр, а никаких бомбардировщиков к этому времени над полем боя еще не было: лишь немецкие истребители в течение 20 минут обстреливали советскую пехоту [114, F. 1055].

Приведя себя в порядок после отхода из Лесков, в 19.00 мотострелковый батальон вместе с оставшимися танками повторно атаковал это село, действуя частью сил десантом на танках [32, л. 146, 147]. Немцы отметили начало атак на Лески с 19.30. В этот раз село подверглось ударам сразу с северо-восточного, восточного и юго-восточного направлений, т.е. в атаках принял участие помимо 10-й танковой бригады и 355-го стрелкового полка 4-й стрелковый полк к северо-востоку от Лесков [119, F. 368].

Согласно отчету штаба 10-й ТБр, в ходе атаки танки с десантом, как и ранее в середине дня, смогли ворваться в Лески, однако сильным заградительным огнем пехота была отрезана от танков, после чего танкисты, не имея поддержки основных сил пехоты, были вынуждены отойти на исходные позиции. К 23.00 танки и мотострелки вернулись на северо-западную окраину Шахово [32, л. 147]; [50, л. 705].

В оперативной сводке и отчете штаба 10-й ТБр не упоминается, но в документах штаба 168-й ПД говорится, что в 23.30 21 февраля советская пехота с 7 танками 10-й ТБр снова атаковала Лески и снова безуспешно [118, F. 670]; [119, F. 376].

В общей сложности в бою 21 февраля за Лески 10-я танковая бригада, по предварительным подсчетам своего штаба, уничтожила 150 немцев, 4 орудия ПТО, 5 пулеметов [32, л. 147]. В отчете штаба 10-й ТБр цифры убитых немцев снижены до 50 человек [50, л. 705]. Потери самой бригады, по предварительным данным, составили 73 человека убитыми и ранеными (в т.ч. 1-й танковый батальон потерял 10 человек личного состава: 3 – убитыми, 4 – пропавшими без вести, 3 – ранеными), 8 пулеметов (2 станковых, 6 ручных), 6 танков: 2 танка (1 Т-34, 1 Т-26) – сгоревшими, 4 танка (2 Т-34, 1 Т-26, 1 БТ) – подбитыми [32, л. 147, 148]. В отчете штаба 10-й ТБр подбитый танк БТ не упоминается, зато уточняется, что сгоревший танк Т-34 был сначала подбит после нескольких прямых попаданий снарядов, а затем сгорел после попадания в него бомбы с пикирующего бомбардировщика [50, л. 705]. Т.к. танк восстановлению не подлежал, позже он был списан в безвозвратные потери [50, л. 708].

Из ОБД «Мемориал» известны лишь имена 4 мотострелков, погибших 21 февраля (комиссар роты младший политрук Петр Евлахов, командиры взводов младшие лейтенанты Артем Дорошенко, Федор Машилов, красноармеец Петр Билбасов). Имена погибших и пропавших без вести танкистов неизвестны [2].

К 24.00 с поля боя были эвакуированы все подбитые танки и сгоревший танк БТ, и только сгоревший танк Т-34 остался на поле боя. К этому времени в строю в составе бригады оставалось 10 танков (3 КВ-1, 4 Т-34, 2 Т-26, 1 БТ) [32, л. 148].

Действительные потери боевой группы Ланге 21 февраля, по уточненным данным штаба 168-й ПД, составили 83 человека личного состава (28 – убитыми, 4 – пропавшими без вести, 51 – раненым). В донесении боевой группы Ланге также упоминаются 6 заболевших, так что общие потери боевой группы составили 89 человек. Ни о каких потерянных орудиях ПТО в немецких донесениях не упоминается совершенно [119, F. 386, 391].

Бои за Лески и Волобуевку 22 февраля 1942 г.

Несмотря на уменьшение, по сравнению с предыдущим днем, количества исправных танков в составе 10-й танковой бригады, штаб 21-й армии принял решение распылить силы танкистов и в 21.25 21 февраля 1942 г. своим боевым распоряжением № 88 приказал передать 2 танка КВ-1 10-й ТБр на усиление 227-й стрелковой дивизии для овладения селом Волобуевка [56, л. 40].

По состоянию на 20 февраля 227-я дивизия насчитывала 5797 человек личного состава – 50,6 % штатной численности [48, л. 92]. К утру 22 февраля ее 777-й стрелковый полк располагался в обороне Малиновки, 789-й стрелковый полк – в северной части Волобуевки, а 794-й стрелковый полк – к востоку от Волобуевки [43, л. 144]. Противостоял им в Волобуевке, судя по показаниям захваченных 22 февраля в плен немцев и журналу боевых действий штаба 29-го АК, 3-й батальон 528-го пехотного полка 299-й пехотной дивизии, подчинявшийся штабу 75-й пехотной дивизии (XXIX.AK). К утру 22 февраля в батальоне оставалось всего около 70 человек, однако на его усиление вечером 21 февраля в Волобуевку прибыли 2 пехотные роты общей численностью в 120-140 человек, а в 4.00 22 февраля в Волобуевку прибыл взвод из 2 47-мм орудий ПТО 175-го противотанкового батальона [32, л. 155]; [116, F. 1060, 1064].

К 8.00 22 февраля 794-й стрелковый полк, усиленный 3-м батальоном 777-го СП и 2 танками КВ-1, занял исходные позиции для наступления. Собственно танки КВ-1 под командой старшего лейтенанта Кузьмы Карсеева вышли на северную окраину Волобуевки [32, л. 152]; [43, л. 147]. В 10.00 794-й полк перешел в наступление на Волобуевку: 2-м батальоном – с севера, 1-м батальоном – севера и северо-востока, 3-м батальоном и 2 танками КВ-1 – с северо-востока, а 3-м батальоном 777-го СП – с юго-востока. Уже в 10.15 оба танка с десантом автоматчиков, разведчиков и саперов ворвались в Волобуевку, причем одновременно со всеми стрелковыми батальонами. Причиной этому штаб 227-й СД в своем донесении назвал то, что «бойцы при виде танков были настолько воодушевлены, что многие из них, присоединившись к десанту, старались первыми ворваться в расположение противника» [43, л. 147].

Далее, оторвавшись от пехоты, которая увязла в уличном бою, оба танка КВ-1 с боем прошли всю Волобуевку, вышли на ее южную окраину и к 14.15 заблокировали мост через Сажновский Донец между Волобуевкой и Озерово [32, л. 152]; [114, F. 1060]. К 13.45 занимавший Волобуевку 3-й батальон 428-го ПП начал отходить на запад к железной дороге [116, F. 1060]. Отход проходил разрозненными группами. В 15.00 794-й стрелковый полк с 3-м батальоном 777-го СП полностью завершил зачистку Волобуевки и закрепился на ее юго-западной и западной окраинах [43, л. 146, 147].

После овладения Волобуевкой танки КВ-1 сосредоточились в районе школы, откуда с места вели огонь по противнику, пока полностью не израсходовали свой боекомплект, после чего к 22.00 отошли на дозаправку на северо-западную окраину Шахово, а на их место в район Волобуевки в 20.00 вышли 2 танка Т-26 с задачей: не допустить контратак противника [32, л. 152].

Всего в бою 22 февраля за Волобуевку 794-й стрелковый полк, по подсчетам своего штаба, уничтожил до 150 немцев, сжег склад оружия, по уточненным данным, захватил 4 орудия (1 75-мм, 3 37-мм), 8 минометов, 20 пулеметов (4 станковых, 16 ручных), 14 автоматов, 1000 мин, 4000 винтовочных патронов, 1 рацию, 3 телефонных аппарата. 3 ракетницы, 4 парашюта, много гранат. Сам полк только ранеными потерял 89 человек личного состава (включая 3-й батальон 777-го СП) [57, л. 352, 358]. А вся 227-я стрелковая дивизия 22 февраля потеряла 321 человека личного состава [60, л. 89].

Было захвачено 8 пленных: 7 – из 528-го пехотного полка, 1 – из 175-го противотанкового батальона [32, л. 155]. Кроме того, в Волобуевке у противника было отбито 12 советских танков, после чего для их эвакуации в 20.00 в район школы в Волобуевке со стороны 10-й танковой бригады было направлено 4 трактора. Согласно оперативной сводке штаба 10-й ТБр, эти подбитые танки были потеряны 10-й танковой бригадой 14-15 февраля [32, л. 152]; [60, л. 89]. В действительности, скорее всего, в число подбитых танков входили и танки 6-й Гв.ТБр. 2 танка (1 Т-26, 1 БТ) из состава 10-й танковой бригады, которые ранее уже были списаны в безвозвратные потери, вероятно, признали годными к ремонту, после чего 25 или 26 февраля они были исключены из безвозвратных потерь 10-й ТБр [48, л. 81, 83]



Наступление на Лески так же, как и на Волобуевку, началось в 10.00 22 февраля. 4-й стрелковый полк, как и ранее, без танковой поддержки атаковал село с северо-востока, а 355-й стрелковый полк при поддержке 8 танков (1 КВ-1, 2 Т-34, 4 Т-26, 1 БТ) 1-го ТБ – юго-востока. В этот раз 10-й мотострелковый батальон действовал во 2-м эшелоне за 355-м полком и собственно в самих боевых действиях участия не принимал [32, л. 152]. Штаб боевой группы Ланге отчитался только о 4 тяжелых танках 10-й ТБр, которые участвовали в атаке. Легкие танки, надо полагать, находились во 2-м эшелоне [119, F. 385].

В 10.30 танки 10-й ТБр ворвались на юго-восточную окраину Лесков и приступили к подавлению огневых точек и живой силы противника. При этом наиболее отличился экипаж Т-34 командира роты старшего лейтенанта Филиппа Гокова, который, по подсчетам штаба 10-й ТБр, уничтожил около 100 немцев, 3 орудия ПТО, 14 пулеметов (4 станковых, 10 ручных), 3 ДЗОТа [32, л. 152]. В наградном листе на Гокова эти цифры несколько уменьшили: до 80 убитых немцев, 2 орудий ПТО, 1 миномета, 3 пулеметов [93].

Для восстановления положения в Лесках в 12.00 противник бросил со стороны Беленихино в контратаку до батальона пехоты и оставшиеся 3 танка Pz.III 1-й роты 4-го танкового полка. Позже штаб 10-й ТБр отчитался наверх о 5-6 немецких танках, завысив реальное число исправных танков в 2 раза [32, л. 152]. Не выдержав контратаки, 355-й стрелковый полк стал отходить из Лесков [50, л. 705].

Об отражении советского наступления на Лески штаб 168-й ПД отчитался наверх в 12.20, однако отметил, что еще предположительно 50-60 советских пехотинцев остаются в селе. Полностью Лески немцам удалось очистить только через час, к 13.20. Сами немцы насчитали только 1 подбитый танк 10-й ТБр, который горящим отошел из Лесков, а вслед за ним отошли другие танки [114, F. 1059]. В действительности в танковом бою немецкими танками Pz.III были подбиты оба танка Т-34 (в т.ч. танк Гокова) [32, л. 152].

В наградном листе на механика-водителя танка Т-34 старшину Александра Клепикова говорится, его танк был подбит не танками, а огнем замаскированного орудия ПТО. Весь экипаж при этом был ранен, тем не менее, раненый Клепиков смог вывести свой подбитый танк с поля боя [96, л. 369].

Согласно оперативной сводке штаба 10-й ТБр, было ранено не 4, а 3 танкиста 1-го ТБ [32, л. 152]. Помимо Клепикова был ранен командир башни младший сержант Михаил Курганов, имя 3-го раненого танкиста неизвестно [91, л. 138].

Сразу после зачистки Лесков в 13.30 огнем немецких танков была отбита новая атака 2 танков 10-й ТБр с юго-востока на Лески, при этом одним из танков был КВ-1. Немцы насчитали 13 попаданий по танку КВ-1, но пробить его броню им не удалось [119, F. 386].

В 14.00 немцами снова было замечено выдвижение танков 10-й ТБр для новой атаки Лесков [119, F. 381]. Согласно оперативной сводке штаба 10-й ТБр, в течение 2-й половины дня оставшиеся исправные танки 10-й ТБр снова пытались атаковать Лески, но были остановлены огнем 3 немецких танков с южной окраины села и вынуждены были отойти на исходные позиции. К 20.00 танки отошли на северо-западную окраину Шахово на дозаправку. Уже после отхода танков с 20.00 совместно с 355-м стрелковым полком на Лески атаковал теперь уже 10-й мотострелковый батальон [32, л. 152].

Всего в бою 22 февраля за Лески танки 10-й ТБр, по подсчетам штаба бригады, уничтожили 100 немцев, 3 орудия ПТО, 14 пулеметов (4 станковых, 10 ручных), 3 ДЗОТа, потеряв 2 танка Т-34 подбитыми [50, л. 705]. В разведсводке штаба 10-й ТБр цифры несколько иные: до 150 убитых немцев, 5 орудий (в т.ч. 3 ПТО), 7 пулеметов, 3 ДЗОТа [32, л. 155].

В общей сложности в боях 22 февраля 10-я танковая бригада, по предварительным подсчетам своего штаба, уничтожила 300 немцев, 1 автомашину, 16 орудий ПТО, 6 минометов, 18 пулеметов (8 станковых, 10 ручных), 3 ДЗОТа, 4 огневые точки в хатах;

захватила 7 орудий, 9 минометов, 1 ПТР, 20 пулеметов, 20 автоматов.

Потери ее составили 2 танка Т-34 подбитыми и 3 танкиста 1-го ТБ ранеными [32, л. 152, 153].

Поддерживаемая танкистами 1-я гвардейская стрелковая дивизия в боях 22 февраля в районе Лесков потеряла 746 человек убитыми и ранеными [60, л. 89].

Фактические потери противостоявших им в Лесках и Волобуевке немецких подразделений не известны. Всего по состоянию на 21.00 22 февраля группа Ланге в Лесках все еще имела 606 человек личного состава, в т.ч. 409 человек – собственно 3-й батальон 222-го пехотного полка [119, F. 387].

Список источников (ссылок)

Tags: 10 ТБр, 13.pz.div., 168.id, 21 А, 299.id, 75.id, ЮЗФ, г. Белгород, зима 1941/42 гг.
Subscribe

Posts from This Journal “10 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments