Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

10-я танковая бригада. ч.8. Первые бои за село Лески, январь 1942 г.

Начало нового наступления, освобождение села Лески

Не успело еще завершиться предыдущее наступление 21-й армии, как 14 января 1942 г. штаб Юго-Западного фронта своей директивой № 48/ОП поставил ей задачу на переход в новое наступление с нанесением главного удара к югу от Прохоровки в общем направлении на Яковлево и Верхопенье [31, л. 86]. Для выполнения поставленной задачи штаб 21-й армии принял решение на стыке между 81-й и 297-й стрелковыми дивизиями ввести в бой ранее находившуюся в резерве недавно сформированную полнокровную 124-ю стрелковую дивизию, которая по состоянию на 15 января насчитывала 11948 человек личного состава (104,3 % штатной численности) [28, л. 54]. В 4.25 16 января штаб 21-й армии своей директивой № 1/ОП поставил этой дивизии задачу: во взаимодействии с 10-й танковой бригадой на 4-километровом участке Ямное Гридин – Шахово с 8.00 18 января перейти в наступление в западном направлении через Тетеревино на Покровку и Верхопенье, за 3 дня пройти 31 километр и к исходу дня 20 января занять Верхопенье [44, л. 5].

В 5.00 16 января на основании распоряжения командующего армией 10-я танковая бригада передала свой рубеж обороны Ржавчик – совхоз Комсомольское 16-му мотострелковому полку 8-й мотострелковой дивизии, в 8.00 перешла в село Большие Сети, к 20.00 – в село Скородное, а 17 января – в села Гнездиловка, Авдеевка. Штаб бригады встал в Авдеевке [29, л. 81, 89]; [34, л. 174]. Впереди нее 124-я стрелковая дивизия к 4.00 17 января сосредоточилась в районе населенных пунктов Покровка, Ямное Гридин, Шахово, сменив здесь правофланговые части 81-й стрелковой дивизии [29, л. 82]; [45, л. 6].

После перехода в новый район по состоянию на 22.00 17 января 10-я танковая бригада имела 7 танков (6 Т-34, 1 Т-26) – в строю, 25 танков (9 Т-34, 6 Т-26, 10 БТ) – в ремонте, в т.ч. 14 танков (7 Т-34, 2 Т-26, 5 БТ) требовали капремонта. 3 танка (2 Т-34, 1 БТ) оставались засевшими в болоте, а 11 танков (10 Т-34, 1 БТ) составляли безвозвратные потери, в т.ч. 4 танка Т-34 застряли в оврагах на территории противника [32, л. 75]. По состоянию на 15 января бригада имела 1336 человек личного состава – 90,8 % штатной численности [28, л. 54].



По данным советской разведки, 124-й стрелковой дивизии на рубеже: восточная окраина Лесков – восточные скаты высоты 225,0 – Малиновка - противостояла 170-я пехотная дивизия. Резервы дивизии предполагались в селе Лучки [46, л. 3]. В действительности здесь оборонялась 168-я пехотная дивизия (XXIX.AK). Уже после взятия Лесков благодаря показаниям захваченного пленного и документам там был выявлен 248-й саперный батальон, усиленный ротой маршевого батальона [32, л. 77].

По решению штаба 124-й СД в 1-м эшелоне должны были атаковать 622-й и 781-й стрелковые полки. Непосредственно 10-я танковая бригада получила задачу: вместе с правофланговым 781-м полком нанести удар на Лески и далее через Тетеревино и Лучки развивать наступление на Большие Маячки (ныне с. Рождественка) и Покровку [46, л. 3].

В ночь на 18 января со стороны 10-й танковой бригады была выслана в Лески разведгруппа из 6 человек во главе с зам. командира 10-й разведроты лейтенантом Григорием Добрановым. Согласно наградному листу на Добранова, разведчики ползком пробрались в село, обошли окраины, установили систему обороны противника, а также через местного жителя установили к началу атаки расположение огневых средств и минных полей, в результате чего уже в ходе наступления все огневые средства противника были подавлены огнем артиллерии и танков [92, л. 73].

Согласно оперативной сводке штаба 10-й ТБр, к утру 18 января 1-й танковый батальон занял исходные позиции северо-западнее Шахово и в 8.00 совместно с 781-м стрелковым полком перешел в наступление с юго-восточного направления на Лески. С исходных позиций в атаку выступило 5 танков (4 Т-34, 1 Т-26), еще 2 танка Т-34 из-за поломок остались на исходных позициях. 10-й мотострелковый батальон к 7.00 расположился на западной окраине Шахово, где весь день оставался во 2-м эшелоне 124-й СД. Его минометная рота с 7.50 до 9.00 вела обстрел Малиновки и северо-восточной окраины Волобуевки, содействуя наступлению 622-го стрелкового полка. Штаб бригады с ротой управления находились на восточной окраине Шахово, медсанвзвод – на восточной окраине Авдеевки, автотранспортная рота – в Новослабодке (ныне с. Новая Слободка), не имевший танков 2-й танковый батальон и ремонтная рота – у МТС в Скородном [32, л. 71].

Штаб 124-й СД отчитался, что 10-я танковая бригада вышла на исходные позиции только к 14.00, что подтверждается с немецкой стороны: только к 12.15 4 танка 10-й ТБр были замечены в овраге юго-западнее деревни Ямное Гридин, где оставались и к 13.30 [45, л. 7]; [114, F. 954, 955]. Судя по информации, приводимой в оперативной сводке штаба 10-й ТБр, преодоление этого оврага вызвало у танкистов большие трудности, и они были вынуждены поддерживать пехоту лишь огнем с места издали [32, л. 71].

По сути, без поддержки танков около 11.00 781-й стрелковый полк с юго-востока ворвался в Лески и в 13.00 завершил его зачистку, после чего, развивая наступление, к исходу дня вышел на железную дорогу Курск – Белгород. Наступавший на Малиновку (южнее с. Лески) 622-й стрелковый полк так и не взял это село, и расширить участок прорыва в южном направлении так и не удалось. К исходу дня полк вышел на рубеж: северная окраина Малиновки – восточная окраина Тетеревино [45, л. 7]; [119, F. 74].

Перешедший в Лески 1-й танковый батальон столкнулся с трудностями в преодолении речки Сажновский Донец и все так же оставался позади своей пехоты, поддерживая ее наступление огнем с места [34, л. 71]. Судя по донесению разведотдела штаба 29-го армейского корпуса, после провала перехода Сажновского Донца 4 танка 10-й ТБр были брошены в атаку на Малиновку с севера, тем самым содействуя наступлению 622-го стрелкового полка, однако были остановлены огнем немецкой артиллерии [116, F. 701].

В ходе боевых действий еще 2 танка Т-34 сломались на южной окраине Лесков и в 16.00 отошли оттуда на ремонт на западную окраину Шахово. Оставшиеся 3 исправных танка (2 Т-34, 1 Т-26) к 21.30 также отошли на западную окраину Шахово [34, л. 71].

В общей сложности в бою 18 января 10-я танковая бригада потеряла 4 танка Т-34 сломавшимися без каких-либо потерь в личном составе [34, л. 71].

Бои 19 января 1942 г.

После провала взять Малиновку и Тетеревино силами одного только 622-го стрелкового полка штаб 124-й СД принял решение перебросить на это направление и 406-й стрелковый полк, а 781-й стрелковый полк главными силами переходил к круговой обороне в Лесках. 10-й танковой бригаде боевым приказом № 4 штаба 124-й СД была поставлена задача выбросить мотострелковый батальон с его минометной ротой в район южной окраины Малиновки, а танковым батальоном совместно с 622-м стрелковым полком атаковать противника в районе Тетеревино и Лучков [46, л. 4].

Выполняя эту задачу, 10-й мотострелковый батальон к 7.00 19 января 1942 г. занял исходные позиции на южной окраине Малиновки, где попал под сильный огонь из минометов и пулеметов и откатился в овраг к западу от Шахово, откуда затем отошел на западную окраину Шахово. Лишь минометная рота батальона в течение дня вела боевые действия и обстреливала южную окраину Малиновки и северо-восточную окраину Волобуевки [32, л. 79].

В 8.00 после 30-минутной артподготовки 406-й и 622-й стрелковые полки перешли в наступление на Тетеревино, а полчаса спустя, в 8.30 1-й танковый батальон в составе 3 танков (2 Т-34, 1 Т-26) совместно с 622-м стрелковым полком также выдвинулся с исходных позиций в кустарнике в 1 км юго-западнее Лесков вдоль дороги на Тетеревино [32, л. 79]; [45, л. 8].

Согласно журналу боевых действий штаба 124-й СД, в ходе наступления к исходу дня 19 января 406-й стрелковый полк достиг северной окраины Тетеревино, а 622-й стрелковый полк овладел Малиновкой, однако это ничем больше не подтверждено [45, л. 8, 9]. Например, штаб 10-й ТБр отчитался, что 622-й полк встретил упорное сопротивление со стороны противника, успеха в продвижении не имел и совместно с танкистами отошел обратно на исходные позиции, после чего танки отошли на дозаправку на западную окраину Шахово [32, л. 79].

Сами танки 10-й ТБр в немецких документах в тот день не отмечаются. Возможно, они действовали издали либо же сломались, не дойдя до немцев. Всего 19 января 10-я танковая бригада, согласно оперативной сводке своего штаба, потеряла 2 танка (1 Т-34, 1 Т-26) сломавшимися и 3 человека личного состава (1 – убитым, 2 – ранеными). После боя к исходу дня в строю остался только 1 танк Т-34 [32, л. 79].

Впрочем, в именном списке безвозвратных потерь личного состава 10-й ТБр за 19 января числится не 1, а 3 убитых (командир отделения сержант Владимир Харченко, наблюдатель красноармеец Константин Вакаев, стрелок красноармеец Павел Буров) [2].

В общей сложности в боях 18-19 января 10-я танковая бригада, по первоначальным подсчетам своего штаба, уничтожила 20 немцев, 1 орудие ПТО, 4 миномета, 2 станковых пулемета. Потери ее составили 6 танков сломавшимися (5 Т-34, 1 Т-26) [32, л. 79].

Контрудар немецких танков, сдача села Лески

После провала атак на Тетеревино 19 января 1942 г. штаб 124-й СД принял решение сменить 781-й стрелковый полк в Лесках 406-м стрелковым полком, усилить 781-й полк танками 10-й ТБр, окружить и уничтожить противника в Тетеревино ударами 2 батальонов 781-го полка с севера и батальона 622-го стрелкового полка с юга. 10-й мотострелковый батальон получил задачу занять оборону на железной дороге в 1,5 км западнее Лесков фронтом на северо-запад [46, л. 7].

Выполняя поставленную задачу, к 7.30 20 января 10-й мотострелковый батальон занял оборону в указанном ему месте на железной дороге, а 2 танка Т-34 1-го ТБ к 8.00 вышли на исходные позиции на юго-западную окраину Лесков, откуда совместно с пехотой 781-го стрелкового полка в 8.00 атаковали на Тетеревино [32, л. 81].

В Тетеревино оборонялся 1-й батальон 226-го пехотного полка 79-й пехотной дивизии, подчиненный штабу 168-й пехотной дивизии. К утру батальон имел только 80-100 человек пехоты. Первые атаки на Тетеревино с севера и северо-востока начались как раз с 8 часов, всего штаб 168-й ПД отчитался, что атаковало до батальона пехоты и 5 танков [119, F. 96]. Впрочем, штаб соседней слева 75-й пехотной дивизии сообщал к 10 часам об участии в атаке со стороны Лесков именно 2 танков 10-й ТБр [118, F. 610].

Подавляя огневые точки противника, танки 10-й ТБр вышли на северо-западную окраину Тетеревино, и следом за ними к 12.00 пехота подошла вплотную к северной окраине Тетеревино [32, л. 81]; [47, л. 352]. Остановившись севернее Тетеревино, танки открыли огонь с места по огневым точкам противника, прикрыв прорыв пехоты в Тетеревино. Согласно журналу боевых действий штаба 124-й СД, ворвавшийся в село батальон 622-го стрелкового полка овладел северной частью Тетеревино, однако затем он был отброшен оттуда контратакой 1-го батальона 226-го пехотного полка [45, л. 10, 11]; [114, F. 965].

Пока еще продолжался бой за Тетеревино, после сильной артподготовки последовало контрнаступление на Лески с севера из Ивановки ударной группы 168-й пехотной дивизии в составе 1-го батальона 529-го пехотного полка и 2-й роты 299-го саперного батальона 299-й пехотной дивизии, 5-й роты 202-го пехотного полка 75-й пехотной дивизии и 3-й роты 4-го танкового полка 13-й танковой дивизии. Всего в составе танковой роты к началу боев имелось 16 танков (3 Pz.IV, 13 Pz.III), с исходных позиций выступило 15 танков, но 2 танка сломалось в Лучках, так что непосредственно на Лески атаковало 13 танков [117, F. 722, 725]; [119, F. 96, 105].

По немецким данным, в 13.05 ударная группа ворвалась в северную часть Лесков, а уже в 14.00 немцы полностью заняли Лески [119, F. 96, 105]. Согласно большинству советских документов, контратака немцев началась около 14.00 [47, л. 334, 339, 346].

Атака немецких танков оказалась совершенно неожиданной для оборонявшихся в Лесках 2-го и 3-го батальонов 406-го стрелкового полка, которые в большинстве сидели в хатах, не выставив боевого охранения. В результате неожиданного появления немцев оба батальона с обозами, не пытаясь дать отпор, неорганизованно в панике бежали сначала на южную окраину Лесков, а оттуда по лощине – в направлении Шахово, бросив на произвол судьбы свою артиллерию, в результате чего в Лесках было потеряно 14 орудий (4 122-мм, 10 76-мм) из состава 46-го артиллерийского и 875-го гаубичного полков, полковых батарей 406-го и 781-го стрелковых полков [47, л. 327, 350, 375, 379].

Внезапный прорыв немецких танков в Лески поставил 10-й мотострелковый батальон к западу от этого села под угрозу окружения, в связи с чем с 14.00 до 17.00 батальон был вынужден отойти на западную окраину Шахово. В столкновении с танками и при отходе батальон потерял 17 человек личного состава (2 – убитыми, 12 – пропавшими без вести, 3 – ранеными), 1 машину ЗИС-5, 2 45-мм орудия ПТО, 1 станковый пулемет [32, л. 81].

В именном списке безвозвратных потерь 10-й ТБр за 20 января числится 3 убитых (артиллеристы батареи ПТО красноармейцы Илья Колоджанский, Иван Поршаков, минометчик красноармеец Кузьма Антипов) и 4 пропавших без вести мотострелка (взводные 10-го МСПБ лейтенанты Павел Исаков, Анатолий Кириллов, младший политрук Михаил Бучак, красноармеец Игнат Любарский). Собственно Бучак и Любарский попали в плен. Имена остальных пропавших без вести неизвестны [2].

Действовавшие под Тетеревино 1-й и 2-й батальоны 781-го СП при виде панического бегства пехоты 406-го СП из Лесков также поддались панике и без приказа начали отход в направлении Шахово [47, л. 365]. Обнаружив этот отход, малочисленный 1-й батальон 226-го ПП перешел от обороны к наступлению и в 15.30 выступил из Тетеревино на Лески [118, F. 612].

Штаб 10-й ТБр отчитался, что оба танка Т-34 1-го ТБ своим огнем прикрывали отход 781-го полка, а с наступлением темноты отошли на дозаправку горючим и боеприпасами на западную окраину Шахово [32, л. 81]. Штаб 168-й ПД лишь отчитался об отходе 4 танков от Малиновки на Шахово, ни о каких действиях танкистов в качестве арьергарда он не упоминает [119, F. 105].

При отходе пехоты 781-го стрелкового полка в снегу в канаве или русле ручья севернее Малиновки застряло 76-мм орудие полковой батареи 781-го полка, лошади вытащить его не смогли. Согласно заявлению начальника артиллерии 124-й СД подполковника Воскресенского, командир батареи лейтенант Горячев обратился за помощью к проходившим мимо него 2 танкам Т-34 10-й ТБр, но экипажи отказали ему вытащить из снега застрявшее орудие, из-за чего это орудие полковая батарея также была вынуждена бросить. Однако сам Горячев в своих показаниях о собственных просьбах к танкистам не упоминает, так что, возможно, что версия Воскресенского не имеет под собой основания [47, л. 365, 368, 371].

В целом в ходе боевых действий 20 января оба танка Т-34 1-го ТБ, по предварительным подсчетам штаба 10-й ТБр, уничтожили свыше 30 немцев, 1 миномет, 2 станковых пулемета. Оба танка к вечеру хоть и оставались на ходу, но требовали ремонта [32, л. 81].

В общей сложности в бою 20 января 124-я стрелковая дивизия вместе с 10-й танковой бригадой потерпела тяжелое поражение, в т.ч. было потеряно 17 орудий. Сами немцы в районе Лесков в качестве трофеев захватили 19 орудий (по разным данным, 16-17 советских и 2-3 немецких) и свыше 120 пленных, насчитали большое число убитых советских солдат. Собственные потери немцев при этом контрударе составили, по предварительным данным, 40 человек личного состава (10 – убитыми, 30 ранеными) и 2 танка Pz.III подбитыми, в т.ч. разбитый огнем артиллерии танк Pz.III был списан в безвозвратные потери [116, F. 711]; [117, F. 725]; [119, F. 105].

В армейском резерве

20 января 1942 г. штаб 21-й армии отдал боевое распоряжение № 317/ш о выходе 10-й танковой бригады из боя для ремонта и восстановления матчасти. На основании этого распоряжения к 8.00 21 января штаб бригады с ротой управления и разведротой перешел из Шахово на восточную окраину Авдеевки, присоединившись к находившемуся здесь медсанвзводу бригады. 2-й танковый батальон оставался дальше в тылу в селе Скородное, а автотранспортная рота – в Новослабодке. До наступления темноты 1-й танковый батальон в составе 2 танков Т-34 и 10-й мотострелковый батальон оставались в обороне на западной окраине Шахово. Прямым попаданием снаряда в один из домов на западной окраине, где квартировали мотострелки, был убит стрелок красноармеец Николай Кулешев и было ранено еще 2 бойца 10-го МСПБ. В 18.00 оба батальона передали свой участок обороны 124-й стрелковой дивизии и к 20.00 перешли на западную окраину Авдеевки и колхоз Красное Знамя соответственно. После ранее проведенных боев в мотострелковом батальоне оставалось 235 человек личного состава (в т.ч. 129 человек – в 3 стрелковых ротах), 5 орудий (4 зенитных, 1 ПТО), 6 82-мм минометов, 8 пулеметов (2 станковых, 6 ручных) [32, л. 83].

Всего по состоянию на 22 января 10-я танковая бригада имела 4 танка (2 Т-34, 1 Т-26, 1 БТ) – в строю, 29 танков (14 Т-34, 6 Т-26, 9 БТ) – в ремонте, в т.ч. 12 танков (8 Т-34, 1 Т-26, 3 БТ) требовали заводского ремонта. 3 танка (2 Т-34, 1 БТ) оставались засевшими в оврагах и в болотах, а 10 танков (9 Т-34, 1 БТ) составляли безвозвратные потери [32, л. 76]. По состоянию на 25 января 10-я танковая бригада насчитывала 1260 человек личного состава – 85,6 % штатной численности [28 л. 77].

До конца января 10-я танковая бригада оставалась в районе Авдеевки, совместно с 20-м ремонтно-восстановительным батальоном производя восстановление танков и проводя разведку. В ночь на 27 января высланная за «языком» на Тетеревино разведгруппа столкнулась с 5 немецкими связистами, подошедшими для исправления переговорной линии, в ходе боестолкновения убила одного из связистов – ефрейтора 248-го батальона связи, захватила его винтовку и документы [32, л. 95]. В ночь на 28 января попытка захвата «языка» была повторена, но на этот раз более успешно. Высланная в направлении совхоза им. Сталина (ныне х. Сторожевое Второе), что к юго-западу от Прохоровки, разведгруппа во главе с командиром взвода разведроты младшим лейтенантом Григорием Гавриловым под прикрытием сильной пурги вышла в этот совхоз, после чего Гаврилов с 2 красноармейцами (Михаилом Петровым и неизвестным) бесшумно пленил немецкого часового – солдата из 172-го пехотного полка 75-й пехотной дивизии с пулеметом, патронами (200 штук) и документами. Пройдя 20 километров в сильную пургу и по глубокому снегу, группа без каких-либо собственных потерь доставила «языка» и трофеи в штаб бригады, за что Гаврилов был награжден орденом Красной Звезды [32, л. 98]; [91, л. 197]; [97, л. 208].

Из потерь 10-й танковой бригады в эти дни известно лишь, что 23 января в Авдеевке умер от угарного газа тракторист ефрейтор Федор Романенко [2].

Всего по состоянию на 31 января 10-я танковая бригада имела 1275 человек личного состава, 22 трактора, 191 автомашину (9 легковых, 150 грузовых, 32 специальных), 6 мотоциклов, 7 орудий (3 45-мм, 4 37-мм), 12 минометов (6 82-мм, 6 50-мм), 28 пулеметов (5 станковых, 23 ручных), 43 ППД, 708 винтовок (в т.ч. 162 автоматических), 5 раций (4 РБ, 1 РСБ). Исправных и подлежащих ремонту танков в составе бригады оставалось 19 штук (8 Т-34, 6 Т-26, 5 БТ) [137].

Список источников (ссылок)

Tags: 10 ТБр, 13.pz.div., 168.id, 21 А, 79.id, ЮЗФ, г. Белгород
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments