Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

10-я танковая бригада. ч.6. Штурм города Обоянь

Освобождение Марино и начало боев на окраинах Обояни

В ночь на 4 января 1942 г. вследствие недостатка еды и воды 1-й батальон 529-го пехотного полка оставил Марино и, пробившись из окружения, к 1.40 4 января прибыл в Верхнюю Ольшанку [113, F. 1202, 1204]. К 7.00 4 января 10-й мотострелковый и 2-й танковый батальоны во взаимодействии с 1-м и 3-м батальонами 680-го стрелкового полка полностью заняли Марино и станцию Ржава, после чего в течение дня мотострелковый батальон проводил зачистку этого села, сбор трофеев и приводил себя в порядок, имея задачей: к 6.00 5 января сосредоточиться в Нагольном для действий в направлении Обояни. За день батальон потерял в Марино 28 человек личного состава (6 – ранеными, 22 – обмороженными) [32, л. 23, 25]. В ОБД «Мемориал» также числится погибшим 4 января красноармеец 10-го МСПБ Яков Благовещенский [2].

Действовавший вместе с мотострелками 2-й танковый батальон, приведя себя в порядок, к 22.00 сосредоточился в деревне Двойки (ныне в восточной части с. Красниково) в 10 км к северо-востоку от Обояни для дальнейших совместных действий с 556-м стрелковым полком на Обоянь с северной стороны [32, л. 23, 25].

В общей сложности, по предварительным подсчетам штаба 10-й ТБр, в районе Марино и станции Ржава были захвачены: 1 пленный, 1 броневик БА-20, 10 автомашин (3 легковых, 5 грузовых, 2 специальные), 40 повозок, 55 лошадей, 42 велосипеда, 6 орудий (2 105-мм, 4 ПТО), 2 50-мм миномета и 50 ящиков 50-мм мин, 3 ручных пулемета, 8 автоматов, 150 винтовок, 5 кухонь, 5 неисправных радиостанций, 4600 снарядов, 1000 ручных гранат, 60 тысяч патронов [32, л. 25, 26].

Позже трофеи были подсчитаны более обстоятельно. По данным АБТО штаба 21-й армии, в районе Марино были захвачены: 1 броневик, 25 автомашин, 42 велосипеда, 19 орудий (11 75-мм, 8 ПТО), 2 миномета, 2 станковых пулемета [31, л. 13].

Цифры трофеев в 2 ведомостях штаба 680-го стрелкового полка также местами кардинально разнятся между собой. Всего за 1-5 января этот полк совместно с 10-й танковой бригадой захватил:

3 танка (в т.ч. 1 исправный);

1 исправный броневик;

26 автомашин (в т.ч. 2 исправные);

2 исправных мотоцикла;

42 исправных велосипеда;

40 или 60 лошадей;

15 или 55 повозок;

5 исправных кухонь;

11 орудий (4 105-мм, 2 45-мм, 5 37-мм, в т.ч. 1 37-мм и 1 45-мм исправные орудия ПТО) и 1550 37-мм и 105-мм снарядов;

1 уничтоженную советскую зенитную установку;

6 минометов (в т.ч. 4 исправных 82-мм миномета и 203 мины к ним);

2 исправных ПТР;

3 ручных пулемета (в т.ч. 2 исправных);

15 или 16 исправных автоматов;

120 исправных винтовок и 108 тысяч винтовочных патронов;

5000 мин;

200 ручных гранат;

1 рацию;

15 парашютов, 30 одеял [38, л. 147, 178].

Из числа захваченных на станции Ржава 2 исправных орудий 45-мм советское орудие и исправный 81-мм миномет были сразу же использованы 680-м стрелковым полком и, по всей видимости, включены в состав полка [39, л. 47].

Пока продолжались зачистка Марино и подсчет трофеев, 10-я разведрота весь день 4 января оставалась в обороне на северной окраине села Шлях, прикрывая крайний правый фланг 168-й стрелковой дивизии. В 10.00 разведчики встретили огнем из засады подошедшую к Шляху разведгруппу противника в составе 20 человек, уничтожили 5 немцев, разогнали остальных и захватили в качестве трофеев 1 грузовик ЗИС-5, 1 автомат, 250 литров бензина и 2600 патронов [32, л. 25]; [92, л. 78]. Наиболее отличился водитель бронемашины разведроты красноармеец Иван Симак, который огнем из винтовки убил 2 немцев [91, л. 181]. Захваченный грузовик был поврежден, однако один из разведчиков ефрейтор Михаил Малинов быстро его восстановил и вывез на нем захваченные трофеи в тыл [97, л. 411].



Вышедший к востоку от Обояни 434-й стрелковый полк в ночь на 4 января 4 раза атаковал восточную окраину города и дважды прорывался на окраину, однако каждый раз с потерями был вынужден отходить [38, л. 163]. С утра совместно с полком на восточной окраине Обояни завязал бой 1-й танковый батальон, благодаря чему в 11.00 пехота с боем заняла несколько домов на восточной окраине [29, л. 35]; [32, л. 25]. С 14.30 434-й стрелковый полк в очередной раз перешел в атаку. Его 1-й батальон ворвался в город с востока и завязал уличный бой, в котором из-за сильного огня противника потерял 70 % личного состава. 2-й и 3-й батальоны 434-го СП, обойдя город с юга, заняли станцию Обоянь и разгромили шедшую из Белгорода в Обоянь колонну противника, остатки которой частью бежали на юг на Афанасьево. Сами батальоны в бою за станцию также потеряли до 60 % личного состава [38, л. 135]. В целом за день полк увяз в бою за Обоянь и понес крайне большие потери.

С 17.00 началась артподготовка, в которой, по свидетельству немцев, участвовали и танки 10-й ТБр, а с 17.00 169-я стрелковая дивизия возобновила штурм Обояни [116, F. 638]. В ходе боев за Обоянь 1-й танковый батальон, по подсчетам штаба 10-й ТБр, уничтожил до 100 немцев, 3 орудия (2 105-мм, 1 ПТО), 8 повозок, склад боеприпасов, захватил 2 тяжелых орудия с боеприпасами и 1 пулемет. Захваченные орудия были переданы 434-му полку и использованы для ведения огня по противнику. Сам батальон потерял 2 танка Т-34: 1 танк застрял в болоте в 3 км северо-западнее Зорино, у 2-го танка заклинило пушку, а мотор требовал капремонта. К 22.00 батальон 3 оставшимися танками Т-34 находился на исходных позициях в 800 метрах восточнее Обояни [32, л. 25].

За день в бою за Обоянь наиболее отличился экипаж Т-34 комиссара 1-й роты 1-го ТБ старшего политрука Ивана Мельникова, который уничтожил до 35 немцев, 2 орудия ПТО и 4 миномета. Сам Мельников был тяжело ранен с немецкого самолета и умер от ран 7 января [2]; [92, л. 212].

В общей сложности в ходе наступления 1-4 января 169-я стрелковая дивизия совместно с 10-й танковой бригадой продвинулась до 35 километров в западном направлении, по подсчетам своего штаба, освободила 41 населенный пункт, уничтожила 772 немца, 5 автомашин, захватила 19 пленных, 3 «танка» (в действительности StuG III, в т.ч. 1 исправную), 1 исправную бронемашину, 74 автомашины (4 легковых, 70 грузовых, в т.ч. 19 исправных грузовиков), 8 мотоциклов, 50 велосипедов, 25 повозок, 73 лошади, 3 надувных лодки,16 орудий (7 105-мм, 9 37-мм, в т.ч. 4 105-мм, 6 37-мм уничтоженных), 1 советскую зенитную установку, 5 исправных 82-мм минометов, 2 исправных ПТР, 3 ручных пулемета (в т.ч. 2 исправных), 15 исправных автоматов, 9 винтовок, 2 склада (с продуктами и боеприпасами), 1 кухню, 2 радиостанции, 9 телефонных аппаратов и массу других трофеев [33, л. 11-13]. При этом сама 169-я стрелковая дивизия потеряла уже 458 человек личного состава – 8,2 % своей численности [33, л. 14].

Бои за Обоянь 5-6 января 1942 г.

В ночь на 5 января 1942 г. 169-я стрелковая дивизия 4 раза штурмовала Обоянь, успеха во взятии Обояни не имела, однако к утру перерезала дороги на Курск и Белгород, полуокружив город [29, л. 39]; [31, л. 25]; [114, F. 902]. Наиболее успешный 556-й стрелковый полк к 3.00 5 января вышел на северо-западную окраину Казацкой, северную и северо-западную окраины Пушкарного, в течение ночи и раннего утра занял Казацкую и Пушкарное и к 10.00 вел бой на юго-западной окраине Казацкой и северо-западной окраине Обояни. Немецкие пехотинцы засели на крышах домов в Обояни, все кирпичные дома были превращены в огневые точки, а 1 танк (прим. – вероятно, в действительности это было штурмовое орудие) и 1 бронемашина курсировали по северо-западной окраине и своим огнем препятствовали продвижению полка [38, л. 159, 161].

Судя по всему, танки 1-го ТБ первоначально действовали лишь на участке 434-го стрелкового полка, который безуспешно атаковал Обоянь с восточного направления. Всего в 8.53 5 января группа Нойлинга докладывала наверх о действующих к востоку от Обояни 5 танках [114, F. 902].

Позже 2-й танковый батальон передал оставшиеся 3 танка Т-34 1-му танковому батальону и к 15.00 сосредоточился в Марино, где приступил к сбору и восстановлению танков. После этого, по разным данным, 3 или 4 танка Т-34 1-го ТБ было выделено на поддержку 556-го стрелкового полка, а 3 Т-34 1-го ТБ остались поддерживать 434-й стрелковый полк [32, л. 27, 167].

С 12.00 начались новые атаки пехоты 169-й СД и танков 10-й ТБр на Обоянь, в ходе которых 556-й стрелковый полк 2 батальонами с 3 танками ворвался на северо-западную и восточную окраины города, а 434-й стрелковый полк ворвался на южную окраину [29, л. 39]. Удержаться здесь они не смогли. За день батальоны 556-го СП отбили от 4 до 6 контратак противника и к исходу дня отошли на исходные позиции [38, л. 160]. По уточненным данным, 5 января 556-й стрелковый полк потерял 76 человек личного состава, а соседний с ним 434-й стрелковый полк – еще 45 человек [33, л. 22].

10-й мотострелковый батальон с 15.00 с исходных позиций северо-восточнее Обояни выступил в юго-западном направлении. Подробности его боевых действий неизвестны. Скорее всего, в бой батальон в тот день так и не вступил. 10-я разведрота к 18.00 перешла из Шляха в Бобрышево, откуда вела разведку на Среднюю Ольшанку [32, л. 27].

Из ОБД «Мемориал» известно, что в тот день, 5 января, погиб командир взвода средних бронемашин роты управления лейтенант Даниил Чижков [2]. Судя по наградному листу на сержанта 10-й разведроты Павла Норкина, Чижков погиб как раз во время разведки на Среднюю Ольшанку [92, л. 103].



В ночь на 6 января 169-я стрелковая дивизия продолжала штурмовать Обоянь. За ночь 434-й стрелковый полк достиг южной окраины Обояни и занял несколько улиц и домов [38, л. 175]. В ночных атаках участвовали и танки 1-го ТБ: в 3.12 группа Нойлинга отчиталась об отражении 2 атак силою до роты пехоты с танками на Обоянь с юго-восточного направления [114, F. 907].

1-й танковый батальон одной ротой поддерживал наступление 556-го полка с юго-восточной окраины Казацкой, а одной ротой поддерживал наступление 434-го полка с восточной окраины Обояни [32, л. 29]. За утро немцы в Обояни отбили 2 новые атаки 556-го полка силою до роты пехоты на Обоянь с северо-запада, вслед за этим ими были отбиты еще 2 атаки 434-го полка силою до роты пехоты на Обоянь с юго-востока и юго-запада, при этом немцы насчитали 70 убитых советских солдат [114, F. 910]; [115, F. 1156].

По состоянию на 14.00 434-й стрелковый полк вел бой на южной и юго-восточной окраинах Обояни, а его 2-й батальон обходным маневром с юга вновь занял станцию Обоянь. 556-й стрелковый полк достиг северной, северо-восточной и северо-западной окраин, где также был остановлен противником. Оба полка несли тяжелые потери [34, л. 23]. К 15.00 численность 556-го полка упала до 462 активных штыков [38, л. 176].

Позже в бой был введен и 10-й мотострелковый батальон, который к 18.00 занял исходное положение на восточной окраине Обояни, откуда с 21.00 начал мелкими группами просачиваться к центру города в готовности с 1.00 7 января перейти к ночному штурму Обояни [32, л. 29]. Батальон имел задачу овладеть восточной окраиной Обояни и с выходом на западную окраину Казацкой перерезать дорогу на село Усланка [32, л. 30].

Поддерживая действия 556-го стрелкового полка к северу от Обояни, 2 танка Т-34 1-го ТБ опрокинулись в ров, а 3-й танк Т-34, атаковавший с северо-запада на Обоянь, до 17.50 был сожжен немцами со всем своим экипажем и находившимся в танке старшим адъютантом 1-го батальона 556-го СП лейтенантом Алексеем Чирковым [32, л. 29]; [38, л. 191]; [114, F. 910]; [115, F. 1156]. Согласно наградному листу на командира 1-й роты 1-го ТБ лейтенанта Алексея Тажина, когда его танк в бою за Казацкую был подбит снарядом, экипаж продолжал вести огонь с места, пока и не был сожжен немцами вместе с танком. В наградном листе на Тажина ошибочно сказано, что бой был 8 января, однако в ОБД «Мемориал» Тажин числится погибшим именно 6 января [2]; [92, л. 52]. Известно, что механиком-водителем Тажина был старший сержант Аша Мамедов. Судя по своему наградному листу, в этом бою он уцелел [92, л. 210].

Действовавшая южнее Обояни вторая танковая рота 1-го ТБ потеряла 1 танк Т-34 подбитым [32, л. 29]. Оставшиеся 2 танка Т-34 этой роты во 2-й половине дня атаковали с юга Обоянь и прямым попаданием снаряда вывели из строя 88-мм зенитное орудие немцев. 2-е зенитное орудие вышло из строя из-за раздутия ствола, из-за чего противотанковая оборона немцев в Обояни существенно ослабла [115, F. 1156].

За день 6 января 10-я танковая бригада, по предварительным подсчетам своего штаба, уничтожила до 15 немцев, 1 орудие ПТО и крупнокалиберный пулемет. При этом ее собственные потери составили 6 человек личного состава (5 – убитыми, 1 – раненым) и 4 танка Т-34. Т.к. в течение дня из ремонта со Старого Оскола прибыло 4 исправных танка (2 Т-34, 1 Т-26, 1 БТ), к исходу дня в строю в расположении бригады все еще имелось 7 танков (5 Т-34, 1 Т-26, 1 БТ) [32, л. 29]. Всего по состоянию на 24.00 6 января 10-я танковая бригада имела 9 исправных (7 Т-34, 1 Т-26, 1 БТ) и 34 неисправных (17 Т-34, 6 Т-26, 11 БТ) танка. Еще 3 танка Т-34 оставались сгоревшими на поле боя [32, л. 34].

В общей сложности с 1 по 6 января 10-я танковая бригада, по уточненным данным своего штаба, вывела из строя 875 немцев, разгромила штаб пехотного батальона, уничтожила 1 StuG III, 27 автомашин (25 грузовых 1 санитарную, 1 автоцистерну с горючим), 25 повозок, 1 мотоцикл, 24 орудия (2 105-мм, 22 ПТО), 12 минометов, 12 пулеметов, 10 винтовок, склад боеприпасов;

захватила 2 пленных, 1 StuG III, 1 броневик БА-20, 30 автомашин (9 легковых, 19 грузовых, 2 специальные), 3 мотоцикла, 40 повозок, 55 лошадей, 167 велосипедов, 16 орудий (2 105-мм, 14 ПТО) и 4600 снарядов, 3 миномета и 50 ящиков 50-мм мин, 4 пулемета, 5 автоматов, 171 винтовку, 3 «Parabellum», 6 походных кухонь, 6 радиостанций, 1000 ручных гранат, 60 тысяч патронов. Все трофеи были переданы 169-й стрелковой дивизии [32, л. 33].

За эти же дни бригада потеряла 256 человек личного состава: 47 – убитыми, 10 – пропавшими без вести, 178 – ранеными, 21 – обмороженным [32, л. 31].

Провал атак на Обоянь 7 января 1942 г. и отражение немецкого контрнаступления

В 1.00 7 января 169-я стрелковая дивизия вместе с 10-й танковой бригадой начала новый штурм Обояни, в котором помимо 434-го и 556-го стрелковых полков 169-й СД принял участие атаковавший на юго-западной окраине города 794-й стрелковый полк 227-й стрелковой дивизии, подчиненный штабу 169-й СД. 556-й стрелковый полк при поддержке 5 76-мм орудий, 2 120-мм минометов и танковой роты 1-го ТБ атаковал из района Казацкой на северо-западную и северную окраины Обояни [32, л. 45]; [33, л. 22].

В ходе боев при поддержке танков 1-й батальон 556-го СП ворвался на улицу Урицкого, но под сильным огнем с большими потерями отошел на исходные позиции в Казацкую. Сосредоточив на западной окраине города много орудий и пулеметов, противник прямой наводкой расстреливал дома в Казацком, где расположились бойцы батальона. С 15.00 6 января до 8.00 7 января численность батальона упала с 176 до 69 человек – до размеров усиленного взвода [38, л. 176, 191]. 2 других батальона полка, атаковавшие северную и северо-восточную окраины, успеха в продвижении не имели вовсе. Всего к 8.00 7 января общая численность 556-го полка упала до менее 250 активных штыков [38, л. 191].

Примечательно, но группа Нойлинга в 9.30 7 января отчиталась лишь о ночных атаках на северо-восточную окраину Обояни силою до роты пехоты без танков. Т.е., по немецкой версии, кроме 556-го стрелкового полка и мотострелков более других частей в атаках на Обоянь в ту ночь не участвовало [114, F. 913].

С утра 7 января атаки на Обоянь продолжались. По немецким данным, в 8.00 последовала атака силою до роты пехоты с танками с северо-востока, а в 8.20 – атака силою до роты пехоты без танков с юго-востока. Обе атаки были немцами отбиты [115, F. 1155].

С утра 1-й и 2-й батальоны 556-го СП вновь достигли улицы Урицкого и заняли ряд прилегающих домов, однако занятые ими дома были сожжены, а батальоны контратакой немцев были отброшены на исходные позиции на северо-западную и северо-восточную окраины Обояни [33, л. 22].

Не имел успеха и атаковавший восточную окраину Обояни с исходных позиций на западной опушке садов Плодопитомника 10-й мотострелковый батальон, поддерживаемый танковой ротой 1-го ТБ. Поддерживая наступление мотострелков, танк Т-34 командира взвода 1-го ТБ лейтенанта Леонида Грязнова (командир орудия старшина Дмитрий Ульянов, радист старший сержант Григорий Жуков) выдвинулся вперед и огнем с места подавлял огневые точки. Сосредоточенным огнем 10 орудий ПТО танк был подбит в нескольких местах, однако оставался стоять на огневой позиции, пока не израсходовал все боеприпасы. Всего, по подсчетам штаба 10-й ТБр, экипаж Грязнова уничтожил до 30 немцев, 6 орудий ПТО, 3 пулемета [32, л. 45]. В наградном листе успехи экипажа командование 1-го ТБ раздуло до 40 уничтоженных немцев, 11 орудий, 3 крупнокалиберных пулемета [92, л. 70].

Встреченные сильным огнем противника и понеся большие потери, мотострелки с танками 1-го ТБ откатились на исходные позиции и в течение дня оставались в обороне на западной опушке Плодопитомника. Ведя обстрел противника, минометная рота старшего лейтенанта Чебака в течение дня уничтожила до 100 немцев, подавила 6 огневых точек. С 10.00 2 танка 1-го ТБ были выставлены в засаду для блокирования южных выходов из Обояни [32, л. 45, 168, 169].

Пытаясь деблокировать Обоянь, немецкое командование перебросило от Курска к северу от Обояни 3-й батальон 245-го пехотного полка 88-й пехотной дивизии и к югу от Обояни – 1-й батальон 164-го пехотного полка 62-й пехотной дивизии. В 8.30 7 января 3-й батальон 245-го ПП с северо-запада атаковал 1-й батальон 556-го стрелкового полка [32, л. 45]. Действовавшая в районе Казацкой разведгруппа во главе с зам. командира 10-й разведроты лейтенантом Григорием Добрановым своевременно доложила о движении по шоссе на Казацкую вражеской колонны силою до батальона пехоты с 3 танками (прим. – впрочем, в немецких документах нет упоминаний о бронетехнике на усилении 3-го батальона 245-го ПП) командиру северной танковой группы 10-й ТБр капитану Андрею Лукьянцу (зам. командира 1-го ТБ), после чего тот бросил на ее уничтожение 2 своих танка. Танки атаковали колонну с левого фланга, т.е. с востока. В ходе контратаки танки рассеяли колонну, вывели из строя до 50 немцев, 19 автомашин, 1 75-мм орудие [92, л. 73, 208]. Примечательно, что в наградном листе на механика-водителя Т-34 старшего сержанта Александра Павловского (1-го ТБ) все эти достижения записаны на счет только одного экипажа, в состав которого входил Павловский [90, л. 136].

В оперативной сводке штаба 10-й ТБр об этих событиях лишь кратко сказано, что действовавший к северу от Обояни танк Т-34 командира взвода 2-го ТБ лейтенанта Петра Чернова своим огнем приостановил продвижение немецкой пехоты и прикрыл смену огневых позиций артиллерии и восстановление положения 556-го полка [32, л. 45]. О 2-м танке Т-34 (механика-водителя Павловского) в этом документе не упоминается вовсе.

Подвергшись танковой атаке, к 12.30 3-й батальон 245-го ПП был вынужден на время приостановить свое продвижение у оврага в 4 км северо-западнее Обояни [114, F. 915]. К этому же времени наступавший с юга 1-й батальон 164-го ПП вышел в 4 км южнее Обояни, где также был остановлен огнем танков 10-й ТБр и, вероятно, 3-м батальоном 777-го стрелкового полка 227-й стрелковой дивизии, который оборонялся в Афанасьево [38, л. 189]; [113, F. 1251].

В связи с начавшимися немецкими контратаками, согласно оперативной сводке штаба 10-й ТБр, с 12.00 все части 169-й стрелковой дивизии и 10-й танковой бригады перешли к обороне на достигнутых рубежах, а в 14.40 против 1-го батальона 164-го ПП в районе Балыкино (ныне д. Бавыкино) был переброшен с южной окраины Обояни 1-й батальон 794-го СП 227-й СД [32, л. 42]; [38, л. 189].

В 15.00 контратака 3-го батальона 245-го ПП к северу от Обояни повторилась. Всего, согласно разведсводке начальника артиллерии 169-й СД, со стороны шоссе Обоянь – Курск по южным скатам высоты 239,1 на Пушкарное атаковало до батальона пехоты [37, л. 130]. По версии штаба 10-й ТБр, атака была остановлена экипажем Т-34 лейтенанта Чернова, который за день, по подсчетам штаба 10-й ТБр, уничтожил до 50 немцев [32, л. 45]. В наградном листе на Чернова и вовсе написано, что противник оставил на поле боя около 220 человек убитыми и ранеными [92, л. 124]. Штаб 169-й СД отчитался наверх, что атака была отбита огнем артиллерии и пулеметов, противник остановлен и рассеян. О танках 10-й ТБр в оперативной сводке 169-й СД не упоминалось [34, л. 31].

Но главный удар 3-го батальона 245-го ПП проходил не на Пушкарное, а на Казацкую. В ходе этой 2-й атаки в 15.45 ударом с севера 3-й батальон 245-го ПП подавил последний очаг сопротивления 1-го батальона 556-го СП в Казацкой. Понеся большие потери, остатки 1-го батальона 556-го СП под угрозой окружения отошли к лесу западнее Кулиги, тем самым загнув правый фланг 556-го полка. При этом 3-я рота 556-го СП была блокирована немцами в западной части Казацкой, а затем при огневой поддержке из Обояни уничтожена, после чего немцы полностью овладели западной частью Казацкой. К 19.00 3-й батальон 245-го ПП занял Кочегуровку и Трубеж к западу от Обояни, после чего северный и западный выходы из Обояни оказались деблокированными немцами [38, л. 201]; [115, F. 1155].

В общей сложности в бою 7 января 10-я танковая бригада, по предварительным подсчетам своего штаба, уничтожила до 150 немцев, 6 орудий ПТО, 6 пулеметов. Потери составили 54 человека личного состава (13 – убитыми, 19 – пропавшими без вести, 22 – ранеными) и 3 танка Т-34: 2 Т-34 – подбитыми артогнем, 1 Т-34 – засевшим в болоте [32, л. 46].

Из ОБД «Мемориал» известны имена лишь 3 погибших мотострелков (пулеметчик красноармеец Петр Панков, красноармейцы Алексей Моначенко, Иона Пустыльник). Остальные погибшие и пропавшие в тот день бойцы не известны [2].

Получив за день от 2-го танкового батальона 2 отремонтированных в Марьино танка (1 Т-34, 1 БТ), к исходу дня 10-я танковая бригада имела в строю лишь 10 танков (7 Т-34, 1 Т-26, 2 БТ), но из этого числа 3 танка Т-34 были технически неисправными. В целом в не особо успешных боях за Марино и Обоянь боеспособность 10-й танковой бригады основательно упала [32, л. 46].

Бои за Обоянь 8 января 1942 г.

На 3.00 8 января 1942 г. было назначено совместное наступление на Обоянь 434-го и 556-го стрелковых полков 169-й стрелковой дивизии, 794-го стрелкового полка 227-й стрелковой дивизии, 10-й танковой бригады и мотострелкового полка 8-й мотострелковой дивизии НКВД, в т.ч. полк НКВД вводился в бой между 556-м полком и мотострелками и должен был атаковать с южной окраины Стрелецкой [33, л. 24]. Однако из-за опоздания с прибытием полка НКВД штурм так и не состоялся, и 169-я стрелковая дивизия осталась стоять в обороне на достигнутом ранее рубеже [33, л. 32]. 10-й мотострелковый батальон оставался в обороне на западной опушке садов Плодопитомника и активных боевых действий не проводил. 1-й танковый батальон отдельными танками вел огонь по огневым точкам и скоплениям противника. В 1.30 8 января 1 танк вел огонь по автоколонне противника, которая под прикрытием 3 штурмовых орудий (прим. – в тексте «артиллерийские танки») выдвигалась из Обояни в южном направлении [32, л. 42]. Всего в 2.40, по сведениям начальника артиллерии 169-й СД, из Обояни на юг прошло 25 крытых автомашин [37, л. 130].

Сосредоточенные южнее Обояни в Афанасьево, 1-й и 3-й батальоны 794-го СП, 3-й батальон 777-го СП 227-й СД и 1-й батальон 680-го СП 169-й СД весь день 8 января вели бои против 1-го батальона 164-го пехотного полка у деревни Балыкино. В 14.30 колонна пехоты противника силою до 150 человек выдвинулась со стороны деревни Горки на Семеновку, а до 100 пехотинцев атаковало с высоты 167,7 (у восточной окраины с. Нижнее Солотино) в тыл 1-го батальона 794-го СП. В 15.00 прикрывавшие южные подступы к Обояни 2 танка Т-34 10-й ТБр своим огнем рассеяли эту группировку противника, после чего она откатилась в Семеновку [32, л. 42]; [34, л. 37]. В 16.00 эти же 2 танка вели огонь по огневым точкам и пехоте противника в районе Балыкино (прим. – в оперативной сводке штаба 10-й ТБр ошибочно написано «Бол. Псинка»), содействуя наступлению 1-го батальона 680-го СП [32, л. 42]. В донесении разведотдела 239-й ПД об этих событиях кратко упоминается, что к юго-востоку от Обояни танки 10-й ТБр время от времени блокировали дорогу Белгород – Обоянь, а в 19.30 с юго-востока обстреляли Обоянь [115, F. 1153]. В 17.00 огнем 81-мм миномета противника с юго-восточной окраины Обояни был подбит один из действовавших здесь танков Т-34 1-го ТБ [38, л. 206].



Оборонявшийся на юго-восточной окраине Казацкой и южной окраине Стрелецкой 556-й стрелковый полк после ранее понесенных больших потерь к середине дня 8 января насчитывал лишь 214 активных штыков в своих батальонах, в т.ч. разгромленный накануне 1-й батальон имел лишь 33 активных штыка. В 1-й половине дня активных боевых действий полк не предпринимал [34, л. 31]; [38, л. 201]. К 8.00 в Кулигу прибыл запозднившийся 16-й мотострелковый полк 8-й МСД НКВД, после чего было организовано совместное наступление 16-го и 556-го полков [40, л. 1]. Первыми в бой вступили танки 10-й ТБр. В 15.15, по подсчетам немцев, 4 танка 10-й ТБр появились на высоте 239,1 севернее Обояни и стали обстреливать 3-й батальон 245-го пехотного полка в Казацкой [115, F. 1153]. Чуть позже в наступление на Казацкую был брошен 3-й батальон 16-го МСП с остатками 1-го батальона 556-го СП [40, л. 2]. По свидетельству немцев, в 17.00 до батальона пехоты с 5 танками атаковало с северо-востока и северо-запада северо-западную часть Казацкой [115, F. 1153]. К 19.00 3-й батальон 16-го МСП и 1-й батальон 556-го СП с боем вышли на северо-западную окраину Казацкой, вновь блокировав шоссе Обоянь – Курск [40, л. 2].

В бою 8 января наиболее отличился экипаж танка Т-26 командира взвода 2-го ТБ младшего лейтенанта Бориса Тхоржевского. Вместе с танком Т-34, у которого была неисправна пушка, его танк был брошен на обнаруженное скопление около 20 немецких автомашин и совместно со 2-м танком за день уничтожил 14 автомашин, 2 орудия ПТО, 4 пулемета. Такие цифры немецких потерь в наградном листе на Тхоржевского, которые, впрочем, ничем больше не подтверждены [92, л. 242].

Всего 8 января 10-я танковая бригада до 18.00, по предварительным подсчетам своего штаба, уничтожила до 100 немцев, 1 орудие ПТО, подбила 4 автомашины. Также в оперативной сводке сказано, что, по уточненным данным, экипаж Т-34 лейтенанта Грязнова, поддерживая 1-й батальон 556-го СП, уничтожил 19 автомашин. Правда, не совсем понятно, за какой день эти данные: за 8 или 7 января [32, л. 42]. Сама 10-я танковая бригада 8 января потеряла 1 человека раненым и 1 танк Т-34 подбитым артогнем [32, л. 42].

Финальный штурм Обояни. 9 января 1942 г.

После всех боев к вечеру 8 января 1942 г. 10-я танковая бригада имела в строю 9 танков (6 Т-34, 1 Т-26, 2 БТ), но из них 4 подбитых танка Т-34 были технически неисправными [32, л. 42].

После прибытия в совхоз Рудаевский 6-го мотострелкового полка НКВД, с 18.25 8 января 169-я стрелковая дивизия всеми имеющимися в районе Обояни силами (6-й и 16-й МСП, 10-й ГАП 8-й МСД НКВД, 434-й и 556-й СП 169-й СД, 10-я ТБр, 1-й батальон 794-го СП 227-й СД) начала решительный штурм города. Главный удар наносил свежий, недавно сформированный 6-й мотострелковый полк НКВД [34, л. 37]. Мотострелковый батальон 10-й танковой бригады атаковал с западной опушки садов Плодопитомника со второстепенной задачей: активными действиями сковать противника на восточной окраине города. К 18.30 туда же, на западную опушку садов, на поддержку мотострелков был стянут 1-й танковый батальон [32, л. 44].

К 24.00 мотострелковый батальон своим правым флангом достиг двора с мельницей у грунтовой дороги к востоку от Обояни, где подвергся сильному обстрелу из автоматов и пулеметов со стороны городского кладбища. В 2.00 9 января батальон возобновил движение вперед и к 4.00 2-й стрелковой ротой достиг восточной окраины города, где залег под сильным огнем противника в 100 метрах от первых домиков. Поддерживая пехотинцев, минометная рота старшего лейтенанта Чебака уничтожила до 30 немцев и подавила огонь нескольких станковых пулеметов [32, л. 44].

Большая часть задействованных в штурме города частей особого продвижения вперед не имела, и лишь 6-й мотострелковый полк НКВД смог достигнуть центра города Обоянь [41, л. 1]. В связи с создавшейся обстановкой в 9.00 9 января находившийся под городом командующий 21-й армией отдал боевое распоряжение о прекращении наступления и отходе частей в исходное положение [25, л. 5]. Согласно этому распоряжению с 9.00 10-й мотострелковый и 1-й танковый батальоны были выведены из боя и переброшены в район села Марино. Всего в ночном бою, по предварительным подсчетам штаба 10-й ТБр, было уничтожено до 80 немцев и 5 станковых пулеметов, при этом мотострелковый батальон потерял 5 человек личного состава (2 – убитыми, 3 – ранеными) [32, л. 44].

В то же время из ОБД «Мемориал» известны имена 5 мотострелков (командир отделения сержант Александр Дригунов, красноармейцы Иван Орловский, Феликс Стельмах, пулеметчики красноармейцы Семен Марынин, Николай Чичев), погибших 8 января [2].

Переброска 10-й танковой бригады в район Марино была вызвана осложнившейся обстановкой на фланге ударной группировки 21-й армии. Брошенные в наступление 164-й и 183-й пехотные полки 62-й пехотной дивизии (боевая группа Достлера, XXIX.AK) за день 8 января, отбросив 1-й батальон 777-го стрелкового полка 227-й стрелковой дивизии, заняли Большую Псинку, Верхне-Проворотский Колодезь, Среднюю и Нижнюю Ольшанки и западную окраину Верхней Ольшанки [43, л. 26]. Противостоявший им 1-й батальон 777-го СП к утру 9 января занял оборону на восточной окраине Верхней Ольшанки, после чего между ним и соседним справа 680-м стрелковым полком 169-й СД образовался большой разрыв линии фронта, который и было решено заполнить 10-й танковой бригадой [42, л. 129].

Занявший западную часть Верхней Ольшанки противник утром 9 января одну свою роту выслал на станцию Ржава, чтобы перерезать коммуникации ударной группировки 21-й армии [114, F. 925]. Тем временем в 14.00 1-й танковый батальон 10-й ТБр сосредоточился в Марино и выслал 1 танк со взводом мотострелков в район совхоза им. Кирова на ликвидацию замеченной там разведгруппы противника. Вместо разведгруппы танк в 14.30 в районе совхоза столкнулся с колонной немецкой пехотной роты, при этом танкисты ошибочно насчитали в составе колонны до батальона пехоты. Своим огнем танк рассеял колонну, уничтожил 10 немцев и захватил 2 повозки с обмундированием и сапогами, полностью сорвав попытку немцев перерезать коммуникации ударной группировки 21-й армии. К 15.00 в Марино сосредоточился отошедший из-под Обояни 10-й мотострелковый батальон и с 16.00 занял оборону на участке: северо-восточная окраина Яригино – дорога Марино – Нагольное. В его боевых порядках с 19.00 расположился 1-й танковый батальон. Позади них в Марино расположились штаб бригады, рота управления и 2-й танковый батальон [32, л. 41].

Имена отличившегося в тот день экипажа танка 10-й ТБр не известны. Кроме танкистов 9 января отличился командир телефонного отделения взвода связи роты управления сержант Николай Грачев, который при исправлении повреждения линии связи в районе Марино убил 2 немцев [91, л. 287]. Сама 10-я танковая бригада потерь в тот день не имела совершенно [32, л. 41].

Список источников (ссылок)

Tags: 10 ТБр, 21 А, 239.id, 62.id, 88.id, ЮЗФ, г. Обоянь, зима 1941/42 гг.
Subscribe

Posts from This Journal “10 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments