Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

10-я танковая бригада. ч.4. На правом фланге 38-й армии. Бои октября 1941 г.

Бои 9-10 октября 1941 г. против 57-й пехотной дивизии

Пока на участке 300-й стрелковой дивизии сохранялось затишье, на правом фланге 38-й армии обстановка в начале октября 1941 г. все больше и больше осложнялась. Для сдерживания наступающей здесь немецкой 57-й пехотной дивизии в бой была введена сначала 7-я танковая бригада, затем ее усилили 2 артиллерийскими полками и 1049-м стрелковым полком 300-й стрелковой дивизии, а вслед за этим настала очередь и 10-й танковой бригады. 8 октября бригада в составе 15 танков (2 КВ-1, 12 Т-34, 1 Т-26) была выведена с участка 300-й СД в тыл на южную окраину Крамаровки, к утру 9 октября сосредоточилась в армейском резерве в лесу у Солнцедара (ныне с. Солнцедаровка), после чего заняла рубеж обороны: спиртовый завод (ныне в черте села Дублянка) – Алексеевка, расположившись правее усиленной 7-й танковой бригады [11, л. 184, 185]; [13, л. 22].

С этого рубежа 9 октября бригада вела разведку в северо-западном направлении, за день уничтожила до взвода пехоты, 1 танк и захватила 1 пленного, потеряв 1 танк Т-34 подбитым [11, л. 216]; [13, л. 18, 21]. Противостоявшая ей 57-я пехотная дивизия с 7 октября оборонялась в 6 километрах от Алексеевки на высоте 189,9 и далее к северу и к юго-западу от этой высоты, где 8-9 октября отбивала контратаки 7-й танковой бригады с 1049-м стрелковым полком [100, F. 523, 525].

Успешно отбив все советские атаки, в 9.00 10 октября 1941 г. 57-я пехотная дивизия теперь уже сама перешла в наступление против ослабленных в минувших боях 7-й танковой бригады и 1049-го стрелкового полка. Справа, у Трудолюбовки атаковал усиленный одним взводом 2-й батареи 197-го дивизиона штурморудий 217-й пехотный полк, слева, у Панасовки атаковал усиленный 2 другими взводами штурморудий 199-й пехотный полк [100, F. 539]; [106, F. 37].

Выбив из Покровки оборонявшийся здесь 7-й мотострелковый батальон, к 13.45 57-я пехотная дивизия вышла на рубеж: Петропавловка – Пащенков – Трудолюбовка – железная дорога южнее и северо-восточнее Панасовки и Покровки. На этом рубеже немцы закрепились, временно перейдя к обороне [100, F. 539]; [101, F. 681, 682].

С 14.00 10-я танковая бригада в составе 12 танков (1 КВ-1, 10 Т-34, 1 Т-26) контратаковала 199-й пехотный полк в Покровке, но отбить ее из-за отсутствия пехотной поддержки так и не смогла [11, л. 218]. К утру 11 октября бригада по-прежнему занимала рубеж обороны: лес севернее Солнцедара – Солнцедар – совхоз Алексеевский (ныне с. Прогресс) – (иск.) Покровка. На ее участке действовало несколько танков 7-й ТБр, отбившихся от своей бригады, а между 10-й и 7-й танковыми бригадами на юго-восточных окраинах Покровки и Панасовки были введены в бой 132-й мотострелковый батальон и истребительный батальон 300-й стрелковой дивизии [14, л. 238, 239].

Всего за день 10 октября 10-я танковая бригада, по советским данным, уничтожила до роты пехоты и 4 орудия ПТО. Потери ее составили 5 человек личного состава (2 – убитыми, 3 – ранеными) и 3 танка (1 КВ-1, 2 Т-34) подбитыми [11, л. 218].

За день 10 октября противостоявшая ей 57-я пехотная дивизия потеряла около 150 человек личного состава, 3 тягача, 11 орудий (2 105-мм гаубицы, 2 75-мм пехотных, 2 50-мм и 5 37-мм противотанковых орудий), несколько пулеметов. Все вооружение было потеряно конкретно от действий танков 7-й и 10-й танковых бригад [82, F. 539].

Бои южнее Мурафы 11-12 октября 1941 г.

11 октября 1941 г. правее 10-й танковой бригады вышел 669-й стрелковый полк 212-й стрелковой дивизии, занявший оборону на участке: Красное Знамя (или с. Медяникий-Бидило, ныне с. Бидыло) – (иск.) Солнцедар [14, л. 238]. Около 13.00 этот полк совместно с 10-й танковой бригадой в составе 10 танков (1 КВ-1, 8 Т-34, 1 Т-26) перешел в наступление [11, л. 220]; [13, л. 17].

Перед 669-м стрелковым полком на рубеже балок Княжья и Виднага (ныне балка Крестовая) оборонялись 1-й батальон 229-го пехотного полка 101-й легкопехотной дивизии и 500-й батальон спецназначения, усиленные 1-м дивизионом и 6-й батареей 85-го артполка и 2-й ротой 101-го противотанкового батальона. 12 октября эти части образовали собой боевую группу подполковника Кисселя [107, F. 815, 1048]. Перед обороняющимися за балкой Виднаго немцами наступающий со стороны совхоза Мирное (или Червоный Прапор, ныне с. Княжья Долина) и спиртозавода 669-й полк с танками 10-й ТБр появился в 15.00 11 октября. Всего немцы насчитали перед собой до 2 батальонов пехоты. Наступление было отражено немцами до 18.00, после чего 669-й полк, по свидетельству немцев, отошел на свой прежний рубеж обороны: высота 178,9 в 2 км северо-восточнее совхоза Мирное – спиртозавод – Алексеевка [107, F. 813]; [108, F. 50].

Согласно оперативной сводке штаба 38-й армии, 669-й стрелковый полк завершил бой на рубеже: Марахово (чуть севернее д. Красное Знамя, ныне в составе с. Бидыло) – спиртозавод – Алексеевка. В районе Красного Знамени были захвачены пленные [13, л. 16].

Общие потери 101-й легкопехотной дивизии 11 октября составили 30 человек личного состава (6 – убитыми, 1 – пропавшим без вести, 22 – ранеными, 1 – заболевшим) [107, F. 814].

10-я танковая бригада, по данным штаба 38-й армии, в боях 10-11 октября потеряла 5 танков: 4 танка – подбитыми, 1 танк – сломавшимся, а отсюда следует, что конкретно 11 октября было потеряно 2 танка: 1 танк – подбитым, 1 танк – сломавшимся [14, л. 414]. Судя по оперативной сводке АБТО штаба 38-й армии от 13 октября, подбитым танком был Т-34. Танк удалось эвакуировать с поля боя в ремонт [11, л. 220].



После этого 669-й стрелковый полк, оставив прикрытие на своем левом фланге, сосредоточил свои главные силы на своем правом фланге и с 10.15 12 октября совместно с 10-й танковой бригадой перешел в наступление с юга на Мурафу. Чуть раньше 10-я танковая бригада выдвинула небольшой передовой отряд и к началу наступления продвинулась без боя вдоль балки Княжья более чем на километр к северу от Красного Знамени, благодаря чему к 11.00 669-й стрелковый полк, не встречая особого сопротивления, вышел в 1 км северо-западнее Марахово [14, л. 353, 355]. К 14.00 полк продвинулся еще на 1 километр, занял безымянный хутор на западном берегу балки Княжья в 2 км северо-западнее Марахово, где его дальнейшее продвижение было приостановлено укрепившимся на высотах 1-м батальоном 229-го пехотного полка [13, л. 14, 15]; [15, л. 6]. В течение дня танки 10-й ТБр неоднократно за день обстреливали позиции этого батальона на высотах южнее Мурафы, а в 18 часов 669-й стрелковый полк силою до батальона пехоты с 1 танком повторно атаковал этот батальон, но вновь безуспешно [107, F. 815, 951].

В общей сложности в боях 11-12 октября 10-я танковая бригада, по советским данным, уничтожила до 2 рот пехоты, однако при этом потеряла 1 танк Т-34 подбитым и 9 человек личного состава (1 – убитым, 8 – ранеными). Танк был подбит 11 октября, 12 октября потерь в танках, по всей видимости, не было [11, л. 220].

Согласно своему журналу боевых действий, 101-я легкопехотная дивизия 11-12 октября в действительности на всем своем участке фронта потеряла лишь 45 человек личного состава (7 – убитыми, 7 – пропавшим без вести, 30 – ранеными, 1 – заболевшим), в т.ч. 12 октября – 15 человек личного состава (1 – убитым, 6 – пропавшими без вести, 8 – ранеными) [107, F. 814, 816].

Прорыв к Мурафе и отход

В ночь на 13 октября 1941 г. оборонявшийся южнее Мурафы 1-й батальон 229-го пехотного полка был сменен 3-й ротой 101-го саперного батальона (вооружение: 70 винтовок, 7 ручных пулеметов) и соседним справа 500-м батальоном спецназначения, после чего был выведен из подчинения подполковника Кисселя в резерв командира дивизии. После смены частей к утру между саперами и 500-м батальоном образовался никем не занятый разрыв линии фронта шириной в несколько сотен метров, чем вскоре и смог воспользоваться 669-й стрелковый полк [107, F. 951].

С 9.00 13 октября 669-й стрелковый полк при поддержке 10-й танковой бригады и 2 артполков возобновил наступление на Мурафу [14, л. 414]. В 10 часов атакующие со стороны совхоза Мирное левофланговые подразделения 669-го полка силою до 2 взводов пехоты с 2 танками появились перед правофланговой 1-й ротой 500-го батальона спецназначения, однако немцы отбили эту атаку, захватив при этом несколько пленных [107, F. 952].

В 11.30 правофланговые подразделения 669-го полка силою до взвода пехоты с 2 танками атаковали со стороны балки Княжья на стыке 500-го батальона спецназначения и саперной роты, проникли в разрыв между этими частями, после чего 669-й стрелковый полк, развивая успех, ввел в бой подкрепления. К 12.40 немцы насчитали на этом участке уже до батальона пехоты с 3 танками. Танки были опознаны немцами как тяжелые, т.е. в данном случае Т-34. По свидетельству Кисселя, имеющиеся у немцев орудия ПТО не смогли пробить их броню, а немецкие пехотинцы из-за непрекращающихся дождей и вследствие этого быстрой заполняемости окопов водой либо вовсе не имели окопов, либо же недостаточно глубоко окопались, из-за чего немецкая оборона не выдержала натиска этих 3 танков, и постепенно 2-я рота 500-го батальона и 3-я рота 101-го саперного батальона вынуждены были загнуть вовнутрь свои фланги [107, F. 952].

По свидетельству штаба 10-й ТБр, к 13.00 669-й стрелковый полк вышел на северные скаты безымянных высот в 1 км южнее Мурафы, где был остановлен сильным артогнем противника. В это же время в 13.00 группа немецких автоматчиков (вероятно, из состава 500-го батальона спецназначения) проникла в тыл наступающего 669-го полка в юго-западную часть Марахово, после чего распоряжением командира 10-й ТБр для уничтожения прорвавшихся немцев были высланы танки. В ходе последовавшей затем танковой атаки были зачищены от прорвавшегося противника отдельные домики западнее Марахово, при этом захвачено 2 пленных [14, л. 414]; [15, л. 33, 34, 82].

Согласно отчету Кисселя, с 13.20 танки 10-й ТБр вышли на высоту с отметкой 149,8 в 3 км южнее Мурафы. Развивая прорыв, 669-й стрелковый полк ударил в северном направлении, оттеснил немецкую саперную роту на южную окраину южной части Мурафы – 11-й сотни и к 14 часам вышел к южной окраине 11-й сотни. Собственно танки 10-й ТБр, по свидетельству Кисселя, действовали в западном направлении, а также против оборонявшейся к югу 2-й роты 500-го батальона. В атаке на саму Мурафу они не участвовали, в связи с чем пехотинцы 669-го СП, встреченные сильным огнем 1-го дивизиона и 6-й батареи 85-го артполка 101-й ЛПД, успеха в прорыве в Мурафу не имели [107, F. 952].

Со стороны 10-й танковой бригады на Мурафу была лишь выслана разведгруппа. Выделенный из числа разведчиков старший сержант Николай Козлов достиг Мурафы, личным наблюдением установил силы противника в селе, а при возвращении к разведгруппе огнем из автомата и гранатой уничтожил группу из 7 немцев [89, л. 157].

Чуть позже в контратаку от 10-й сотни – юго-западной части Мурафы – в юго-восточном направлении был брошен из резерва командира 101-й ЛПД 1-й батальон 229-го пехотного полка. Не выдержав его удара, 669-й стрелковый полк под прикрытием 3 танков 10-й ТБр, по свидетельству немцев, в 16.30-18.00 отошел на свои исходные позиции к балке Княжья [107, F. 952, 953]. К исходу дня 669-й стрелковый полк перешел к обороне в 1 км северо-западнее Марахово фронтом на север [14, л. 465]. Наносивший контрудар 1-й батальон 229-го ПП не стал его преследовать. В 17.30 он достиг юго-восточной окраины Мурафы, после чего закрепился вдоль южной окраины села, где с 18 часов батальон вновь вошел в состав боевой группы Кисселя [107, F. 953].

1 из 3 танков 10-й ТБр, прикрывавших отход пехоты 669-го полка, согласно отчету Кисселя, был подбит немецкой артиллерией  примерно в 2,5 км южнее Мурафы, из-за чего рядом с танком остались для его прикрытия и буксировки 2 других танка и от 20 до 30 пехотинцев. К 20 часам подбитый танк удалось отбуксировать с поля боя [107, F. 953].

В общей сложности за день 13 октября 101-я легкопехотная дивизия, по подсчетам немцев, подбила 1 танк 10-й ТБр. Потери ее составили 54 человека личного состава (9 – убитыми, 17 – пропавшими без вести, 28 – ранеными) [107, F. 817, 818].

Действительные потери 10-й танковой бригады 13 октября составили 2 танка подбитыми и 5 человек личного состава (3 – убитыми, 2 – ранеными) [13, л. 128]. Потери 669-го стрелкового полка пока что не известны.



Выступив к утру 14 октября из Мурафы, 1-й батальон 229-го пехотного полка соединился с 500-м батальоном спецназначения и закрыл оставшийся 3-километровый разрыв линии фронта [107, F. 953]. Противостоявший им 669-й стрелковый полк с утра отбил контратаку противника (вероятно, 500-й батальон спецназначения) силою более батальона пехоты с запада на юго-западную окраину Марахово, после чего вновь перешел в наступление на Мурафу и к 17.00, по данным штаба 38-й армии, занимал рубеж: безымянный хутор в 2,5 км южнее Мурафы – ручей в 3 км западнее этого хутора. Левее него 10-й мотострелковый батальон занимал оборону рубежа: спиртозавод – (иск.) Алексеевка [14, л. 463, 465, 466]. Вероятно, 15 октября мотострелки были сменены в роще к северо-востоку от Алексеевки кавалерийским эскадроном 300-й стрелковой дивизии и остались обороняться только на рубеже спиртозавода в 2,6 км севернее Алексеевки, прикрывая фланг 669-го стрелкового полка [14, л. 472]; [15, л. 114].

Ранее противостоявшие 669-му полку, 1-й батальон 229-го пехотного полка и 500-й батальон спецназначения боевой группы Кисселя были в ночь на 15 октября сменены 157-м разведывательным батальоном и батальоном 179-го пехотного полка 57-й пехотной дивизии [107, F. 953, 954]. Именно против этих частей 15 октября атаковал к северу от Марахово 669-й стрелковый полк, выставив прикрытие в составе кавалерийского эскадрона 47-й горнострелковой дивизии на западной окраине Красного Знамени [14, л. 472]. По свидетельству немцев, наступление силою до батальона пехоты началось с 11.25 и было отражено немцами к 15.00 [101, F. 781, 787]. В ходе него 669-му полку удалось в 14.30 выйти на безымянную высоту к северу от безымянного хутора. В саму Мурафу ворваться так и не удалось [15, л. 89]. Согласно оперативной сводке АБТО штаба 38-й армии, 10-я танковая бригада принимала участие в этих боях в составе 9 танков (1 КВ-1, 8 Т-34) и 1 бронемашины БА-10. Подробности их применения в тот день не известны [11, л. 222].

В районе села Ольшаны

16 октября 1941 г. на основании боевого приказа № 54 штаба 38-й армии войска армии перешли к обороне, а 10-я танковая бригада была сменена 669-м стрелковым полком 212-й СД и отошла в район хутора Хворостов (ныне с. Хворостово) в армейский резерв, где сосредоточилась к 18.00 [14, л. 529, 531]; [16, л. 167]. В общей сложности к этому времени бригада насчитывала в своем составе 9 танков (1 КВ-1, 8 Т-34) и 1 бронемашину БА-10. 17 или 18 октября бригада приняла матчасть 132-го отдельного танкового батальона (прим. – по состоянию на 17 октября – 8 танков: 1 Т-34, 1 Т-26, 6 БТ), а 18 октября приняла также матчасть 7-й танковой бригады (прим. – по состоянию на 17 октября – 15 танков: 5 КВ-1, 6 Т-34, 4 Т-40, а также 6 бронемашин БА-20) [11, л. 399, 479]; [16, л. 14].

Часть принимаемых танков требовала ремонта, а потому к 18 октября численность 10-й танковой бригады выросла лишь до 21 исправного танка (3 КВ-1, 10 Т-34, 8 Т-40) и 10 бронемашин. В этом составе на основании боевого приказа № 57 штаба 38-й армии от 18 октября к утру 19 октября бригада перешла на крайний правый фланг армии и к 8.00 сосредоточилась в резерве армии в лесу юго-восточнее хутора Зиньковский (ныне с. Зиньковское), что к северу от села Ольшаны [11, л. 479]; [17, л. 491].

Долго оставаться в тылу бригаде не пришлось, т.к. к 18.00 19 октября под напором немецкой 101-й легкопехотной дивизии к 10-й танковой бригаде на рубеж: Зиньковский – северо-западная окраина Ольшан – Гуковка – Мищенков - отошла правофланговая 212-я стрелковая дивизия 38-й армии [17, л. 490]. До ночи немцы вели бой в Ольшанах, но занять это село с ходу не смогли [107, F. 827]. По итогу боев 19 октября штаб 101-й ЛПД отчитался о захвате дивизией 2 легких танков. Возможно, это были танки 10-й ТБр [107, F. 827]. В ОБД «Мемориал» числится погибшим 19 октября командир танкового взвода 10-й ТБр младший лейтенант Дмитрий Кашин. Правда, в его наградном листе говорится, что он погиб еще месяц тому назад, 22 сентября [2]; [81, л. 47].



По сведениям АБТО штаба 38-й армии, 20 октября 10-я танковая бригада в составе 14 танков (2 КВ-1, 6 Т-34, 4 Т-40, 2 БТ) и 6 бронемашин БА-20, оставаясь в резерве командарма, прикрывала подступы к северо-восточной и юго-западной окраинам Ольшан [11, л. 478]. В боях в самих Ольшанах бригада, по всей видимости, не участвовала. Наступавший южнее Ольшан 2-й батальон 228-го пехотного полка достиг моста через речку Уды к западу от южной части Пересечной, после чего в 11.05 доложил наверх, что подрыв моста предотвращен (прим. – немцы вовремя перерезали кабель), однако непосредственно у моста все еще остается 1 советский танк (т.е. 10-й ТБр), мешая дальнейшему продвижению немцев. К 13.10 количество танков 10-й ТБр в районе моста на противоположном берегу Уды выросло до 4 штук, также сюда были подтянуты полевые и противотанковые орудия, из-за чего немецкому батальону не удалось расширить свой небольшой плацдарм на восточном берегу [107, F. 962-964].

Под ударами противника силою до полка пехоты с северо-западного направления 212-я стрелковая дивизия потеряла управление и в беспорядке отошла сначала на восточную окраину Ольшан, а затем – дальше к востоку. В 12.10 20 октября 229-й пехотный полк достиг восточной окраины Ольшан, после чего в 12.30 из района Зиньковского в восточном направлении на Полевое начала отход и 10-я танковая бригада [16, л. 229]; [107, F. 963].

К этому же времени для прикрытия отхода 212-й дивизии бригада выставила в качестве арьергарда свой 1-й танковый батальон капитана Петра Поневаги. Развивая наступление, 229-й пехотный полк атаковал из Ольшан, но к 13.00 был вынужден вступить в бой против танкового арьергарда 10-й ТБр, насчитав перед собой от 8 до 10 танков [108, F. 24]; [110, F. 316]. До наступления темноты он отбросил этот арьергард за речку Уды, с ходу форсировал Уду и с боем занял восточную окраину Пересечной [107, F. 827]. Оставшиеся танки 10-й ТБр отошли к северу от Пересечной. Всего немцы насчитали здесь к 16.00 15 танков [110, F. 344].

Откатившись за день на 10-15 километров в восточном направлении, к 21.00 20 октября 212-я стрелковая дивизия заняла оборону на рубеже: Шептушин (ныне с. Замерцы) – Полевое к западу от Дергачей [16, л. 228]. Понеся большие потери в минувших боях, к вечеру 212-я дивизия насчитывала не более 400 активных штыков [16, л. 84]. 10-я танковая бригада, прикрыв отход артиллерии и обоза 212-й СД, в 22.00 20 октября заняла оборону на западной опушке леса севернее Полевого [16, л. 228]. После прошедших боев по состоянию на 21 октября бригада имела в строю 11 танков и 40 активных штыков в мотострелковом батальоне [16, л. 233].

Согласно наградному листу на командира 1-го танкового батальона капитана Поневагу, за день 20 октября его танковый батальон, прикрывая отход 212-й дивизии, уничтожил 2 роты пехоты, 2 танка и 6 орудий ПТО противника [80, л. 140]. Также в тот день на станции Пересечная отличился пулеметчик 10-го ЗАДН красноармеец Александр Левченко, который при отражении авиаудара на позиции зенитчиков огнем своего зенитного пулемета сбил 1 самолет Ju.88 [86, л. 198].

Штаб 101-й легкопехотной дивизии в своем журнале боевых действий отчитался, что потери дивизии 20 октября составили всего 8 человек личного состава (1 – убитым, 7 – ранеными). Никаких 2 уничтоженных танками 10-й ТБр немецких пехотных рот не было и в помине [107, F. 828].

Сдача поселка Дергачи

До 17.00 21 октября 1941 г. боевых действий на участке 212-й стрелковой дивизии не происходило, т.к. вышедший к хуторам Коробки и Козырева (или х. Филоненко) в 2-3 км к северу от Полевого 327-й пехотный полк 239-й пехотной дивизии дожидался подтягивания артиллерии. После этого в 17.00 полк силою до батальона пехоты при поддержке огня артиллерии и минометов атаковал на Шептушин и начал теснить правый фланг малочисленной 212-й дивизии в восточном направлении [16, л. 232, 233]; [109, F. 750]. Пытаясь сдержать немцев, танки 10-й ТБр дважды контратаковали через высоту 212,7 (северо-восточнее х. Коробки) в южном направлении, но, встреченные огнем немецкой артиллерии, каждый раз были вынуждены отходить обратно на исходные позиции [109, F. 750]. Штаб 239-й ПД отчитался наверх, что в контратаке участвовал 1 танк и 4 броневика [111, F. 66].

В общей сложности в боях 20-21 октября 10-я танковая бригада, по советским данным, уничтожила свыше роты пехоты, однако потеряла 12 человек ранеными, 2 танка (1 Т-34, 1 Т-40), автоцистерну с горючим [11, л. 478].

Под ударом 327-го пехотного полка 212-я стрелковая дивизия к исходу дня 21 октября, сдав Шептушин, откатилась на рубеж: северо-западная окраина поселка Дергачи – опушка леса западнее Дергачей – западная опушка леса севернее Полевого – Полевое. В течение ночи правофланговый 587-й стрелковый полк, перейдя в контрнаступление, к утру 22 октября вновь занял хутор Легеньки чуть южнее Шептушина [16, л. 180, 181]. Но долго в Легеньках 587-й полк не задержался. Заняв накануне вечером в бою против 3-й танковой бригады 21-й армии хутор Бугаев (ныне в южной части с. Шелкоплясы) к северу от Дергачей, еще до рассвета 22 октября на Дергачи с севера ударил 514-й пехотный полк 294-й пехотной дивизии [112, F. 162]. Из-за угрозы с левого фланга 212-я стрелковая дивизия утром оставила Легеньки и Полевое и всеми силами отошла к Дергачам, где на их северной окраине вместе с 10-й танковой бригадой к 7.00 завязала бой против подошедшего 514-го пехотного полка. Всего немцы насчитали перед правым флангом наступающего 514-го полка 5 танков 10-й ТБр [13, л. 2]; [109, F. 750]; [112, F. 162].

Возможно, это была упоминаемая в оперативной сводке штаба 38-й армии танковая рота из 5 танков во главе с пом. нач. штаба 10-го ТП лейтенантом Николаем Смелковым, которая была выброшена в тыл наступающего 514-го пехотного полка. Прорвавшись мимо наступающего пехотного полка, рота в 12.00 атаковала противника к югу от Мироновки и без собственных потерь, по разным данным, уничтожила здесь 3-5 орудий ПТО с расчетами и около взвода пехоты [13, л. 2]; [81, л. 111].

Противостоял ей здесь 1-й батальон 513-го пехотного полка 294-й ПД. К 15.00, по данным штаба 513-го ПП, противотанковая рота этого полка уничтожила 1 танк 10-й ТБр, а в 19.28 из штаба полка сообщили о начале новой танковой атаки против 1-го батальона 513-го ПП в районе хутора Бугаева и к северу от него, которую немцы также отбили [112, F. 164, 166].

Однако главные события разворачивались в районе Дергачей. В 10.00 514-й пехотный полк с боем занял позиции 212-й дивизии к северу от Дергачей, а в 10.30 достиг северной окраины и ворвался в поселок [112, F. 684]. К этому времени 10-я танковая бригада ввела в бой у Дургачей еще 10 своих танков, однако они не выдержали огонь немецкой артиллерии и, перейдя речку Лопань, откатились в восточную часть поселка. Сдав северную часть Дергачей, 212-я дивизия отошла на южный берег. В 11.05 был взорван 2-й по счету мост через эту речку. На южном берегу речки позади взорванных мостов заняли оборону танки 10-й ТБр, препятствуя переходу немцами реки. В 13.00 514-й пехотный полк полностью занял северную часть Дергачей [112, F. 162, 682-685].

Обнаружив оставление 212-й стрелковой дивизией ее прежних позиций к западу от Дергачей, с запада ударил 327-й пехотный полк 239-й пехотной дивизии и к 14.00 завязал бой против 212-й стрелковой дивизии в центре поселка. Встречая перед собой лишь слабое сопротивление, до 15.30 327-й полк занял южную часть Дергачей, захватив здесь исправный мост через Лопань, после чего выбитая с южной окраины 212-я дивизия в 16.00 отошла в южном направлении [13, л. 2]; [109, F. 750].

Согласно следующей оперативной сводке штаба 38-й армии, отошли из Дергачей далеко не все части 212-й дивизии. 587-й и 692-й стрелковые полки оказались окружены прорвавшимся в северо-восточную часть Дергачей 514-м пехотным полком и к 17.45 продолжали находиться в окружении. Оставшиеся вне кольца спецчасти дивизии с 10-й танковой бригадой к 17.45 заняли оборону по опушкам рощ от отметки «сар.» в 2 км восточнее Дергачей до Детской колонии включительно [13, л. 1]. Судьба окруженных полков неизвестна. В 21.50 штаб 514-го ПП отчитался наверх, что слабые силы советской пехоты и кавалерии еще удерживаются на лесной опушке в 2 км к востоку от Дергачей, а на пересечении железной и шоссейных дорог в 1 км юго-восточнее станции Дергачи было блокировано несколько танков 10-й ТБр [112, F. 166].

Это все, что известно о боевых действиях в районе Дергачей танков 10-й ТБр. Также в тот день в бою в районе Дергачей участвовала сводная стрелковая рота 10-го МСПБ под командованием лейтенанта Феодосия Бойко. Согласно наградным листами, в 3-часовом бою она вывела из строя свыше 100 немцев. Из потерь самих мотострелков известно лишь, что был ранен комиссар роты младший политрук Степан Чертовский [81, л. 87, 119].

Также в тот день отличился разведчик красноармеец Иван Рештаненко. Проникнув в тыл наступающих на Дергачи немцев и тщательно замаскировавшись, он установил силы противника и огневые позиции артиллерии, но при возвращении из расположения противника при выходе к переправе через Лопань получил пулевое ранение в ногу. Убив ранившего его автоматчика, Рештаненко подполз к залегшей по оврагу группе из 12 немцев, гранатами убил 4 немцев и рассеял остальных. Здесь Рештаненко получил 2-е пулевое ранение (на этот раз в спину), но прополз 200 метров до речки, перешел ее вброд и доставил разведданные в штаб бригады, за что был награжден орденом Красного Знамени [89, л. 93].

Отвод в фронтовой резерв

После сдачи Дергачей к 24 октября 1941 г. 10-я танковая бригада была отведена в резерв командующего 38-й армией в село Липцы и по состоянию на 24 октября все еще имела в своем составе 16 танков (2 КВ-1, 6 Т-34, 4 Т-40, 2 БТ, 2 ХТЗ-16) и 7 бронемашин (1 БА-10, 6 БА-20) [11, л. 477]. 25 октября бригада начала отход из Липцов дальше на восток в село Веселое [16, л. 330]. Одновременно с ней через Липцы на Веселое отходила 3-я танковая бригада с кавалерийскими дивизиями 5-го кавалерийского корпуса 21-й армии. В «Истории 3-й танковой бригады» описывается, что переход происходил крайне тяжело из-за размокших от дождей дорог, полностью разбитых прошедшим ранее по ним транспортом. Из-за отсутствия танкопроходимых мостов в Липцах и Веселом танки 3-й ТБр вынуждены были переходить речку Харьков вброд, а далее делать кружной путь через Русские Тишки, обходя со стороны переправу через Муром в Веселом. Скорее всего, аналогичным образом пришлось поступить и 10-й танковой бригаде. Между селами Липцы и Веселое автоколонны 3-й и 10-й танковых бригад, 76-й горнострелковой и 212-й стрелковой, 3-й и 14-й кавалерийских дивизий перемешались друг с другом и растянулись. К рассвету 26 октября голова общей колонны подошла к Веселому и спустилась в долину реки, а затем начала подниматься в гору, что стало большим препятствием для автомашин, вследствие чего каждую машину пришлось буксировать трактором [18, л. 19].

Растеряв в пути большую часть техники вышедшей из строя, к 23.00 26 октября 10-я танковая бригада в составе лишь 4 исправных танков сосредоточилась в Веселом, остановившись здесь из-за отсутствия горючего. Из Веселого бригада выступила в 10.00 27 октября дальше в восточном направлении [16, л. 306, 310].

В 12.00 28 октября штаб Юго-Западного фронта своей оперативной директивой № 252/оп приказал вывести 10-ю танковую бригаду в фронтовой резерв в район населенных пунктов Казацкое, Буденный, Ильинка; вместо нее в состав армии включалась 3-я танковая бригада [11, л. 528, 529]. К исходу того же дня 10-я танковая бригада сосредоточилась для погрузки в эшелоны в районе села Приколотное [16, л. 354].

Далее бригада продолжала подтягивать отставшую на марше технику. В наградном листе на пом. ком. разведроты по тех. части воентехника 2-го ранга Петра Дмитриева (прим. – во время перехода возглавлял службу замыкания) говорится, что 3 дня продолжалась эвакуация застрявших на переходе автомашин, при этом было восстановлено 9 автомашин и 5 автомашинам поставлены новые моторы. У взорванного моста через Северский Донец в Старом Салтове завязли в грязи 2 бензоцистерны с горючим. Дмитриев с 2 разведчиками и пулеметом ДТ незаметно пробрался к цистернам и пулеметным огнем прикрыл эвакуацию цистерн трактором. Дальше к востоку в районе Гонтаровки застряло в грязи до 100 автомашин. Под командой Дмитриева целые сутки эти автомашины буксировали до станции Приколотная, обеспечив полное сосредоточение танковой бригады на этой станции [89, л. 135].

Завершив сосредоточение на станции Приколотная, к 18.00 1 ноября отсюда 10-я танковая бригада убыла из состава 38-й армии по железной дороге в фронтовой резерв [20, л. 40]. Всего по состоянию на 1 ноября выведенная из боев 10-я танковая бригада все еще насчитывала 1349 человек личного состава, 10 танков, 9 орудий, 3 миномета, 73 пулемета, 799 винтовок [21, л. 6].

5 ноября на основании директивы АБТУ Юго-Западного фронта и боевого распоряжения № 89 штаба 38-й армии от 1 ноября 10-я танковая бригада сосредоточилась в фронтовом резерве в районе населенных пунктов Казацкое, Буденный (ныне г. Бирюч), Ильинка в 50 км северо-восточнее города Валуйки [11, л. 480]. Т.к. в этом же районе расположился выведенный в фронтовой резерв 5-й кавалерийский корпус, к утру 10 ноября 10-я танковая бригада вместо района Буденного расположилась в Алексеевке [22, л. 88]. Здесь бригада пробыла еще с месяц, после чего с 3 часов 10 декабря на основании боевого распоряжения № 402/оп штаба Юго-Западного фронта от 7 декабря своим ходом выступила в город Воронеж, куда прибыла ориентировочно 11 декабря [24, л. 30]; [138].

Список источников

Tags: 10 ТБр, 101.id, 239.id, 294.id, 38 А, 57.id, ЮЗФ, г. Богодухов, г. Харьков, осень 1941 г.
Subscribe

Posts from This Journal “10 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments