Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

10-я танковая бригада. ч.3. Отход в Чутово

Бои 22 сентября 1941 г.

К утру 22 сентября 1941 г. на основании боевого приказа № 27 штаба 38-й армии от 22 сентября, оставив район отметки 125,2, 10-я танковая бригада сосредоточилась в тылу в Васильевке и северо-восточнее Старицковки (прим. – старое название села Степановка). Тем же приказом штаб 38-й армии поставил 169-й и 300-й стрелковым дивизиям задачу: с 10.00 22 сентября вновь перейти в контрнаступление, однако контрнаступление вновь оказалось сорвано наступлением немецких частей [4, л. 148]; [5, л. 150].

В ночь на 22 сентября переправившийся через Ворсклу 36-й пехотный полк 9-й пехотной дивизии сменил правофланговый 199-й пехотный полк 57-й пехотной дивизии, после чего 57-я дивизия сосредоточила против 1053-го стрелкового полка сразу 2 своих пехотных полка и их силами в 11.00 перешла в наступление в северо-восточном направлении [100, F. 331, 332]. Наступавший справа 199-й пехотный полк в тяжелом для него бою прорвал советские позиции юго-восточнее Параскавеевки и в 14.00 левофланговым батальоном достиг дороги Дудниковка – Карловка, где столкнулся с введенными в бой танками 10-й ТБр, насчитав 10 танков. К 14.45, по подсчетам немцев, было подбито 4 танка из 10 [100, F. 332]; [101, F. 388, 389].

Согласно донесению штаба 10-й ТБр, только в 15.00 22 сентября на основании устного приказа командующего армией 10-я танковая бригада контратаковала в направлении Параскавеевки, чтобы во взаимодействии с 300-й стрелковой дивизией окружить и уничтожить 57-ю пехотную дивизию [4, л. 130]. Штаб 57-й ПД уже в 16.00 отчитался об отражении этой танковой атаки у хутора Гудзенко, что в северо-западной части села Большой Ладыжен (ныне с. Великое Ладыжино), и уничтожении 25 советских танков [100, F. 332].

Штаб самой 10-й ТБр отчитался, что в ходе контратаки танки 10-й ТБр, уничтожив в пути много огневых точек и живой силы противника, с юга вышли в 3 км к западу от Параскавеевки, затем прорвались к немецким тылам в районе Дудников и уничтожили обоз. Бой продолжался до 20.00. В ходе него 10-я танковая бригада, по подсчетам своего штаба, уничтожила колонну в составе до 2 батальонов пехоты, отряд из 15 автоматчиков, 4 танка, 6 автомашин (1 легковую, 5 транспортных), 9 орудий ПТО, 1 миномет. Потери самой бригады составили 6 танков (3 Т-34, 3 Т-26) – сгоревшими, 7 танков (4 Т-34, 1 Т-26, 2 БТ) – подбитыми. Все подбитые танки были эвакуированы в ремонт на СПАМ. В личном составе бригада, по предварительным данным, потеряла 14 человек убитыми, 4 – ранеными, а также экипажи всех 6 сгоревших танков вместе с командиром 2-го ТБ капитаном Иваном Кузьменкиным пропавшими без вести, т.е. ориентировочно 22 человека пропавшими без вести. В общей сложности было потеряно ориентировочно 40 человек личного состава [4, л. 130]. Вместо пропавшего без вести Кузьменкина 2-й танковый батальон, вероятно, в тот же день возглавил капитан Василий Богачев.



Согласно наградным листам, наиболее отличились в этом бою экипажи танков:

Т-34 командира 1-го ТБ капитана Петра Поневаги (механик-водитель старший сержант Василий Устинов, командир башни лейтенант Михаил Иванушкин) (уничтожил 1 «средний танк», 1 орудие ПТО) [81, л. 20, 99];

Т-34 командира роты лейтенанта Федора Иванова (механик-водитель младший сержант Иван Первеев, башенный стрелок красноармеец Семен Дорох, радист красноармеец Иван Караченцев) (уничтожил 1 «танк», 1 орудие ПТО, 1 миномет) [81, л. 30, 42, 60]; [87, л. 412];

Т-34 комиссара роты политрука Виктора Прокофьева (механик-водитель старший сержант Андрей Пантелейкин, командир башни сержант Василий Древа, радист красноармеец Григорий Черняк) (уничтожил 1 «средний танк», 2 орудия ПТО) [81, л. 16, 32, 68]; [87, л. 481];

командира взвода младшего лейтенанта Андрея Пинчука (уничтожил до 30 немцев, 1 «средний танк») [81, л. 70];

командира взвода младшего лейтенанта Дмитрия Кашина (уничтожил 1 орудие ПТО) [81, л. 47];

Т-34 замполитрука Бориса Прокофьева (механик-водитель младший сержант Григорий Зубович, командир башни красноармеец Михаил Зайцев, радист красноармеец Сергей Жарков) (уничтожил 1 орудие ПТО, 1 миномет) [81, л. 34, 38, 40, 66].

Из-за наступления немцев и взятия ими Параскавеевки в расположении противника оказалась разведгруппа старшего сержанта Михаила Колюжного, осуществлявшая наблюдение за противником в районе Параскавеевки. С наступлением сумерек группа на мотоцикле на большой скорости, стреляя на ходу из пулемета, прорвалась через находившуюся на дороге группу немцев, при этом уничтожила 3 немцев и еще 2 немцев предположительно ранила [89, л. 261].



Контратаки танкистов на время сковали продвижение 57-й ПД, и за это время к 18.00 на рубеж между дорогой Дудниковка – Карловка и безымянной речкой к востоку от нее вышли переброшенные сюда из района к северу от Полтавы 985-й и 989-й стрелковые полки 226-й стрелковой дивизии. Правее них в районе западнее Ефимовщины вели бои остатки 1053-го стрелкового полка [4, л. 133].

В 18.00 57-я пехотная дивизия возобновила свое наступление, в 18.15 атаковала позиции 226-й СД, отбросила оба ее стрелковых полка за безымянную речку, и в 19.45 199-й пехотный полк достиг Большого Ладыжена, где перешел на рубеже протекавшей по этом селу речки фронтом на северо-восток [4, л. 133]; [100, F. 333]; [101, F. 393].

Общие потери 57-й пехотной дивизии 22 сентября составили, по предварительным данным, примерно 80 человек личного состава, из них около 60 человек потерял 199-й пехотный полк [100, F. 333]; [101, F. 403].

Сдача Васильевки

После понесенных накануне потерь к утру 23 сентября 1941 г. 10-я танковая бригада имела лишь 11 танков (1 КВ-1, 9 Т-34, 1 Т-26). Чуть позже был восстановлен еще 1 легкий танк (вероятно, танк БТ) [4, л. 121, 130]. В составе этих 12 танков и 80 мотострелков бригада с утра 23 сентября находилась в армейском резерве в районе Васильевки [4, л. 121]. Оборонявшиеся впереди нее 985-й и 989-й стрелковые полки 226-й СД  к исходу дня 22 сентября насчитывали не более 400 активных штыков, а 1051-й и 1053-й стрелковые полки 300-й СД к утру 23 сентября имели 523 активных штыка [4, л. 117, 133].

Несмотря на малочисленность этих частей, штабом 38-й армии в 2.30 23 сентября боевым приказом № 28 обеим дивизиям была поставлена задача: с 8.30 вновь перейти в контрнаступление [4, л. 87]. Остатки 300-й СД атаковали в 10.20 без должной поддержки артиллерии, были встречены сильным огнем противника и понесли при этом большие потери [4, л. 117, 118].

Согласно донесению штаба 57-й ПД, 57-я пехотная дивизия возобновила свое наступление в 11.30 [100, F. 349]. Штаб 10-й ТБр отчитался, что противник силами до батальона пехоты под прикрытием артминометного огня при поддержке около 6 танков и нескольких орудий ПТО перешел в наступление уже в 11.00, а штаб 300-й СД отчитался, что наступление немцев и вовсе началось только в 12.40, но это маловероятно [4, л. 118, 121].

Не выдержав натиска, левофланговый 989-й стрелковый полк 226-й СД стал в беспорядке отходить в юго-восточном направлении. В 12.00 командир 10-й ТБр по собственной инициативе бросил в контратаку свои танки, однако пехота 226-й и 300-й СД контратаку не поддержала и под воздействием огня противника начала отход на восточную окраину Васильевки [4, л. 121]. Уже в 14.00 левофланговый 179-й пехотный полк достиг восточной окраины Васильевки, а к 14.30 57-я пехотная дивизия достигла рубежа: восточная часть Васильевки – 1 км восточнее хутора Лолы (южнее д. Васильевка) – 2 км восточнее отметки 137,1 (2,4 км северо-восточнее д. Большой Ладыжен), где и закрепилась [100, F. 343, 349]; [101, F. 413]. Остатки 1251-го и 1253-го стрелковых полков 300-й СД в составе 150 активных штыков к 18.00 отошли на западную окраину Войновки. Потери 300-й стрелковой дивизии за день только убитыми и ранеными составили 107 человек личного состава [4, л. 119]. 985-й и 989-й стрелковые полки 226-й СД к вечеру сократились до 190 человек личного состава, а действовавшая вместе с ними сводная рота 10-го мотострелкового батальона имела 84 человека личного состава и 2 ручных пулемета [4, л. 100, 101].



Сдерживая продвижение 57-й пехотной дивизии, 10-й танковый полк за день 23 сентября, по подсчетам штаба 10-й ТБр, произвел 5 контратак, уничтожил 2 роты пехоты, 1 «средний танк», 2 грузовые машины и 3 орудия ПТО, а минометная рота 10-го МСПБ своим огнем рассеяла до батальона пехоты противника [4, л. 121].

Штаб 57-й ПД отчитался об уничтожении артиллерией дивизии 23 сентября 2 танков [100, F. 343, 349]. Согласно донесению штаба 10-й ТБр, за день был подбит только танк КВ-1 лейтенанта Семена Купрова (старший механик-водитель младший сержант Николай Косьяненко), но он остался в строю, и к исходу дня бригада все еще насчитывала 13 исправных танков (1 КВ-1, 10 Т-34, 2 легких танка) [4, л. 121].

Однако в наградном листе на механика-водителя младшего сержанта Хаима Вермана говорится, что в тот день его танк Т-34 уничтожил 1 орудие ПТО, 1 миномет, 1 станковый пулемет, был подбит, однако экипаж продолжал вести бой на подбитом танке и, только израсходовав все боеприпасы, отвел танк с поля боя [81, л. 91]. Данный наградной лист подтверждает, что 10-я танковая бригада 23 сентября потеряла не менее 2 танков (1 КВ-1, 1 Т-34) подбитыми.

Бои 24 сентября 1941 г.

В 13.00 24 сентября 1941 г. 57-я пехотная дивизия силами своих 179-го и 199-го пехотных полков возобновила наступление, и одновременно навстречу ее левофланговому 179-му пехотному полку в западном направлении из хутора Зеленьков (ныне с. Зеленковка) атаковало до 2 батальонов советской пехоты – остатки 226-й и 300-й стрелковых дивизий с присоединившимися к ним остатками 34-й кавалерийской дивизии под общим командованием командира 300-й СД полковника Кузнецова. Наступление пехоты поддерживалось танками 10-й ТБр. Встреченные сильным огнем противника, наступавшие успеха не имели и отошли на исходные позиции [10, л. 2, 3]; [100, F. 360, 361].

Продолжая свое наступление, к 14.30 57-я пехотная дивизия достигла рубежа хуторов Зеленьков и Шатуновка (ныне не существует, 2 км южнее с. Зеленковка), где ее дальнейшее продвижение было приостановлено усилившимся сопротивлением советских частей. В общей сложности на участке 57-й ПД немцы насчитали 5 танков 10-й ТБр, из них 4 танка действовали под Шатуновкой, но, несмотря на это, к 16.20 199-й пехотный полк прорвался в Шатуновку [100, F. 360]; [101, F. 431]. По итогу боев 24 сентября 57-я пехотная дивизия продвинулась в общей сложности на 5 километров в восточном направлении и вышла на рубеж: Большой Ладыжен – 1 км южнее Шатуновки – отметка 138,8 в 1 км восточнее Шатуновки – кладбище у восточной окраины хутора Зеленьков – восточная окраина Зеленькова – западная часть деревни Сторожевая [100, F. 361].

Общие потери 10-й танковой бригады в бою 24 сентября пока что не известны. Среди прочих в тот день погибли командир танка КВ-1 лейтенант Семен Купров, его радист красноармеец Василий Торгун, механик-водитель танка Т-34 командира 1-го ТБ старший сержант Василий Устинов, был ранен комиссар танковой роты младший политрук Антон Поздняк [81, л. 20, 53, 64, 143].

В ходе проведенного 24 сентября контрудара один только 1-й танковый батальон, согласно наградному листу на его командира капитана Поневагу, уничтожил батальон пехоты, 5 «танков», 15 автомашин, 6 орудий (2 75-мм, 4 ПТО) противника, впрочем, все это весьма и весьма преувеличенные цифры [80, л. 140].



Согласно наградным листам, 24 сентября наиболее отличились экипажи танков:

Т-34 командира 2-го ТБ капитана Василия Богачева (уничтожил 1 «танк», 1 орудие ПТО) [83];

Т-34 комиссара 1-го ТБ старшего политрука Михаила Галкина (механик-водитель младший сержант Александр Клепиков, командир башни младший сержант Петр Плотников, радист младший сержант Василий Белецкий) (уничтожил до взвода пехоты, 1 орудие ПТО) [81, л. 23, 49, 62]; [194, с. 52];

Т-34 командира роты лейтенанта Федора Иванова (механик-водитель младший сержант Иван Первеев, башенный стрелок красноармеец Семен Дорох, радист красноармеец Иван Караченцев) (уничтожил до 20 немцев, 1 пулемет) [81, л. 30, 42, 60]; [87, л. 412];

комиссара роты младшего политрука Антона Поздняка (уничтожил до 20 немцев, 2 орудия ПТО) [81, л. 64];

Т-34 замполитрука Бориса Прокофьева (механик-водитель младший сержант Григорий Зубович, командир башни красноармеец Михаил Зайцев, радист красноармеец Сергей Жарков) (уничтожил до взвода пехоты) [81, л. 34, 38, 40, 66];

Т-34 младшего сержанта Платона Ткаченко (механик-водитель сержант Анатолий Соколов, командир башни сержант Николай Шматко, радист сержант Сергей Кобцов) (уничтожил 1 автомашину, 1 орудие ПТО) [81, л. 57]; [87, л. 289]; [88].

Отход в Чутово

25 сентября 1941 г. 57-я пехотная дивизия против 226-й стрелковой дивизии активных боевых действий не проводила, сосредоточив свои усилия на своем правом фланге для ликвидации выступающей линии фронта на стыке с соседней 9-й пехотной дивизией. Воспользовавшись возникшей паузой в немецком наступлении, 226-я стрелковая дивизия, которая к исходу дня 24 сентября насчитывала 400 активных штыков, предприняла новую попытку контрнаступления, но на этот раз без поддержки танков 10-й ТБр. Как и следовало ожидать, попытка эта оказалась неудачной [10, л. 3]; [100, F. 375, 393].

К утру 26 сентября 10-я танковая бригада в составе 12 танков (1 КВ-1, 10 Т-34, 1 БТ) находилась в резерве командующего армией на западной окраине Войновки [4, л. 15]. Выпрямив накануне линию фронта на стыке с 9-й пехотной дивизией, в 11.00 26 сентября 57-я пехотная дивизия при поддержке 197-го дивизиона штурморудий вновь перешла в наступление в северо-восточном направлении. Штаб 10-й ТБр отчитался, что более 2 батальонов пехоты атаковало вдоль дороги на Федоровку (ныне с. Новофедоровка), 1 батальон – на Кантемировку и 1 батальон с 7 «танками» (т.е. StuG III) – на Мартыновку. В бою приняла участие минометная рота 10-го МСПБ, которая в течение дня своим огнем поддерживала 985-й стрелковый полк 226-й СД [4, л. 15]; [100, F. 386].

В 12.30 199-й пехотный полк начал теснить левый фланг 34-й кавалерийской дивизии, которая оборонялась левее 226-й СД, а вслед за этим на северо-восток к Федоровке отходить начали как 34-я кавалерийская дивизия, так и 226-я и 300-я стрелковые дивизии. По разным данным, в 12.45-12.55 танки 10-й ТБр были брошены в контратаку в направлении Чамарина и Мартыновки с задачей уничтожения двигающегося в обход противника [4, л. 15, 23]. Штаб 57-й ПД отчитался, что в контратаке участвовало 9 танков, штаб 199-го ПП доносил, что в 13.15 атаковало 5 танков [100, F. 386]; [101, F. 468].

Танковая контратака успехом не увенчалась, после чего 10-я танковая бригада присоединилась к отходящим 226-й и 300-й стрелковым дивизиями, которые за день отошли на западную окраину Чутово, откатившись от Войновки в общей сложности на 11 километров. Вместе с ними на западную окраину Чутово отошли и оставшиеся танки 10-й ТБр [4, л. 15]; [10, л. 3].

Немецкое наступление сопровождалось ударами немецкой авиации, которая в 13.45 сделала 2 захода на отходящие от Войновки на Чутово советские войска, в т.ч. разбомбила командный пункт штаба 10-й ТБр в районе Федоровки, при этом бригада потеряла 2 грузовые машины уничтоженными и 9 человек личного состава: 4 – убитыми, 5 – ранеными [4, л. 15].

К 20.00 26 сентября 10-я танковая бригада сосредоточилась на западной окраине Чутово, имея в своем составе 12 танков (1 КВ-1, 9 Т-34, 1 Т-26, 1 БТ, в т.ч. 1 Т-34 прибыл со СПАМа), 80 активных штыков в мотострелковом батальоне, 8 37-мм зенитных орудий и 3 зенитно-пулеметных установки в зенитном дивизионе. Штаб бригады расположился в Ново-Дмитровке (ныне в северо-восточной части пос. Чутово) [4, л. 15].

За день 26 сентября 10-я танковая бригада, согласно боевому донесению своего штаба, вывела из строя 3 «танка» (т.е. StuG III), до 6 орудий ПТО, рассеяла и уничтожила до роты пехоты. Потери бригады составили 2 танка Т-34 сгоревшими, 2 грузовика уничтоженными и 26 человек личного состава (15 – убитыми, 11 – ранеными), в т.ч. погибли врид комиссара 10-го МСПБ политрук Дмитрий Игонькин и врид командира 2-го ТБ лейтенант Федор Иванов [2]; [4, л. 15].



Согласно своим наградным листам, наиболее отличились в бою 26 сентября экипажи танков:

Т-34 комиссара 1-го ТБ старшего политрука Михаила Галкина (механик-водитель младший сержант Александр Клепиков, командир башни младший сержант Петр Плотников, радист младший сержант Василий Белецкий) (уничтожил больше взвода пехоты, 1 полковое орудие вместе с расчетом) [81, л. 23, 49, 62]; [194, с. 52];

Т-34 комиссара роты политрука Виктора Прокофьева (механик-водитель старший сержант Андрей Пантелейкин, командир башни сержант Василий Древа, радист красноармеец Григорий Черняк) (уничтожил до взвода пехоты, 2 орудия ПТО) [81, л. 16, 32, 68]; [87, л. 481];

младшего сержанта Платона Ткаченко (уничтожил 1 орудие ПТО, 2 миномета; танк получил 8 прямых попаданий от орудий ПТО, но остался в строю) [81, л. 57]; [87, л. 289]; [88];

сержанта Якова Могилы (уничтожил до взвода пехоты, 1 пулемет) [81, л. 131].



Штаб 57-й ПД отчитался о захвате 2 исправных танков Т-34 и потере 1 StuG III 197-го дивизиона штурморудий, получившего попадание от танка [100, F. 386]. В дневнике командира StuG III 1-й батареи унтер-офицера Генриха Шкоделля в записи за 26 сентября говорится как раз об 1 сгоревшем штурмовом орудии батареи, экипаж его успел выбраться из горящей машины и спастись. Также, согласно Шкоделлю, получила прямое попадание 1 командирская машина дивизиона, вышло из строя 5 членов экипажей штурморудий: 3 погибли, 2 были ранены [211, с. 10].

Оба танка Т-34 10-й ТБр были захвачены 199-м пехотным полком, который поддерживала 3-я батарея 197-го дивизиона штурморудий, после чего из-за недостатка исправных StuG III танки вошли в состав этой батареи и вскоре уже были применены против 10-й танковой бригады [101, F. 468]; [211, с. 32].

Т.к. оба потерянных 10-й танковой бригадой танка Т-34, по всей видимости, действительно были захвачены немцами в исправном состоянии, можно предположить 2 версии: 1) танки были брошены своими экипажами, которые в свою очередь доложили своему командованию, что танки были сожжены; 2) командование бригады знало о захвате танков немцами и сознательно дезинформировало штаб армии, дабы избежать излишних разбирательств.

Сдача Чутово

К утру 27 сентября 1941 г. остатки 34-й кавалерийской, 226-й и 300-й стрелковых дивизий заняли оборону на рубеже: высота в 1,5 км северо-западнее Чутово – Чутово – вдоль дороги до моста через безымянный ручей [4, л. 1]. Левее и правее них выходили 47-я и 76-я горнострелковые дивизии, переданные в состав 38-й армии из резерва Главкома Юго-Западного направления. Получив настолько большое усиление, в 1.00 27 сентября штаб 38-й армии отдал войскам боевой приказ № 35 о переходе с 8.00 в общее наступление на Полтаву, в т.ч. вдоль дороги Чутово – Полтава на Федоровку и далее на Войновку должны были атаковать остатки 34-й кавалерийской, 226-й и 300-й стрелковых дивизий. Собственно 10-я танковая бригада оставалась в армейском резерве в Чутово в готовности к переходу в наступление на Федоровку [5, л. 159].

Со стороны противника утром 27 сентября новоприбывший 522-й пехотный полк 297-й пехотной дивизии сменил левофланговый 199-й пехотный полк 57-й ПД, получив на усиление 3-ю батарею 197-го дивизиона штурморудий и зенитную боевую группу 1-го дивизиона 61-го зенитного полка [101, F. 474]; [102, F. 441]. В 11.00 27 сентября 57-я пехотная дивизия силами 522-го и 217-го пехотных полков при поддержке 197-го дивизиона штурморудий возобновила наступление с достигнутого накануне рубежа: Лисичья – юго-западная окраина Федоровки [100, F. 398].

Наступавший слева 522-й пехотный полк в Федоровке встретил сильное сопротивление со стороны подошедших 226-й и 300-й стрелковых дивизий (прим. – всего немцы насчитали не более 2 батальонов пехоты и 5 батарей артиллерии) и до 14.00 лишь незначительно продвинулся до восточной окраины Федоровки. Соседний справа 199-й пехотный полк во встречном бою к западу от совхоза Червоный (ныне с. Счастливое) с малочисленной 34-й кавалерийской дивизией отбросил ее на Александровку (3,7 км восточнее с. Счастливое) и в 13.00 занял совхоз Червоный. В 15.00 штаб 57-й ПД отчитался наверх об уничтожении 2 советских танков. Пока что непонятно, из состава какой именно танковой части они были: 10-й танковой бригады или 132-го танкового батальона, который, как и 10-я танковая бригада, находился в Чутово [4, л. 5]; [100, F. 398].

Преодолев сопротивление 226-й и 300-й стрелковых дивизий, 522-й пехотный полк до исхода дня вышел на рубеж балки Лисичья вблизи от Чутово и выдвинул боевое охранение в само Чутово и на высоту южнее него, а соседний справа 199-й пехотный полк вышел в 1 километре к западу от Александровки [100, F. 399]. Противостоявшие им остатки 34-й кавалерийской, 226-й и 300-й стрелковых дивизий, сдав Чутово, к исходу дня отошли на рубеж: Калениково – Ново-Дмитровка (ныне в северо-восточной части пос. Чутово) – совхоз Тавровка (ныне с. Таверовка), откуда 226-я стрелковая дивизия была отведена в армейский резерв на доукомплектование [12, л. 22]. Штаб 57-й ПД отчитался, что за день дивизией было уничтожено 5 советских танков [100, F. 399].



Согласно наградному листу на командира роты 132-го ОТБ старшего лейтенанта Георгия Рубаненко, в бою за Чутово 27 сентября участвовала именно его танковая рота в составе 6 танков, занимавшая оборону на юго-западной окраине Чутово. Уже после отхода своей пехоты на северную окраину Чутово рота в течение 4 часов держала оборону и отбивала атаки противника и только по приказу командира батальона отошла на новый рубеж [82, л. 598].

Скорее всего, участвовала в этих боях и 10-я танковая бригада, но подробности ее боевых действий в тот день не известны. Из числа потерь бригады известно, что в тот день был тяжело ранен начальник штаба 10-го ТП капитан Феоктист Ширяев. Следовавшая от огневых позиций танков машина с Ширяевым получила прямое попадание мины и сгорела. Шофер роты обеспечения красноармеец Борис Головин оказал первую помощь тяжелораненому Ширяеву и вынес его на себе из-под огня противника, после чего того госпитализировали. За спасение командира Головин был награжден медалью «За отвагу» [80, л. 364].

Попытки отбить Чутово и переход к обороне

На 28 сентября 1941 г. 300-я стрелковая дивизия имела задачу: с рассветом восстановить свое положение в районе Чутово и, развивая контрнаступление, в дальнейшем овладеть Федоровкой [12, л. 22]. Согласно оперативной сводке штаба 38-й армии, уже в 13.40 28 сентября 300-я стрелковая дивизия при поддержке 555-го гаубичного артполка и танкового резерва 38-й армии (10-я ТБр, 132-й ОТБ) овладела северо-восточной окраиной Чутово, потеряв всего 6 человек убитыми и ранеными. Собственно советские танкисты уничтожили до 250 немцев, 2 танка, 3 орудия, потеряв 6 человек личного состава (1 – убитым, 5 – ранеными) и 5 танков [12, л. 15, 17, 18].

В наградном листе на командира 1-го ТБ 10-й ТБр капитана Поневагу сказано, что во время этой контратаки 1-й танковый батальон выбил противника из Чутово, захватил штабную автомашину и 1 орудие ПТО [80, л. 140].

Согласно своим наградным листам наиболее отличились в бою 28 сентября экипажи танков Т-34:

комиссара роты политрука Виктора Прокофьева (механик-водитель старший сержант Андрей Пантелейкин, командир башни сержант Василий Древа, радист красноармеец Григорий Черняк) (уничтожил 1 грузовик, 1 орудие ПТО) [81, л. 16, 32, 68]; [87, л. 481];

младшего сержанта Платона Ткаченко (механик-водитель сержант Анатолий Соколов, командир башни сержант Николай Шматко, радист сержант Сергей Кобцов) (захватил и доставил в часть 1 орудие ПТО) [81, л. 57]; [87, л. 289]; [88]; [90, л. 99].

Из донесений штаба 297-й пехотной дивизии вырисовывается следующая картина. В 8.00 28 сентября 217-й пехотный и 157-й артиллерийский полки 57-й пехотной дивизии были сменены 523-м пехотным и 297-м артиллерийским полками 297-й ПД, после чего перед 300-й стрелковой и 34-й кавалерийской дивизиями заняла оборону исключительно только 297-я пехотная дивизия. В ее тылу в качестве резервного полка дивизии расположился 217-й пехотный полк 57-й ПД [100, F. 412]. Одна за другой с 12.00 и с 15.00 522-м и 523-м пехотными полками были отбиты 2 попытки наступления со стороны малочисленных дивизий 38-й армии (прим. – всего немцы насчитали до батальона пехоты), атаковавших без поддержки танков. Левофланговый 522-й полк не только не был оттеснен 300-й стрелковой дивизией, но и к 17.30 даже отодвинул свой передний край несколько вперед на линию: высота 138,4 юго-восточнее Чутово – южная окраина Чутово – мост через речку Чутовка на шоссе Полтава – Харьков – 200 метров западнее моста. На этом рубеже в 17.45 полк в Чутово был атакован пехотой 300-й СД теперь уже при поддержке танков. Танки ворвались в Чутово, однако последовавшей затем контратакой 522-й пехотный полк при поддержке 197-го дивизиона штурморудий отбил обратно Чутово и удержал его, при этом 1 танк был уничтожен трофейным танком Т-34 3-й батареи 197-го дивизиона штурморудий [100, F. 408, 414].



29 сентября 10-я танковая бригада и 132-й танковый батальон оставались в резерве 38-й армии в Ново-Дмитровке [12, л. 40]. Из наградных листов следует, что 10-й мотострелковый батальон в тот день отбил несколько атак противника. Подпустив немцев на 200 метров, стрелковая рота лейтенанта Феодосия Бойко открыла по ним огонь, уничтожив за день до 300 немцев. Сам Бойко огнем из ППД убил до 10 немцев, а комиссар его роты младший политрук Степан Чертовский уничтожил еще до 50 немцев [81, л. 87, 119].

В наградном листе на механика-водителя танка старшего сержанта Матвея Бортовского говорится, что его танк в тот день участвовал в разведке в районе Чутово в направлении совхоза Алексеевский, в результате чего противник был выбит из совхоза [81, л. 26]. Также в ОБД «Мемориал» есть информация, что 29 сентября погибли командир 2-го ТБ капитан Василий Богачева и командир танка лейтенант Михаил Иванушкин [2]. Согласно воспоминаниям Архипова, Богачев погиб во время внезапного артналета, рассматривая карту вне танка. Вместе с ним погиб разведчик старшина Алексей Судаков и был тяжело ранен Платон Ткаченко [3, с. 128]. Это все имеющиеся сведения о боевых действиях и потерях 10-й танковой бригады 29 сентября.

30 сентября, согласно оперативной сводке АБТО штаба 38-й армии, 10-я танковая бригада в составе 10 танков (2 КВ-1, 7 Т-34, 1 БТ) вела оборонительный бой на северо-восточной окраине Ново-Дмитровки, при этом был потерян 1 танк Т-34, который эвакуировали в ремонт на СПАМ [11, л. 151]. Противостоявшая бригаде 297-я пехотная дивизия к 9.00 на всем своем фронте достигла речки Чутовка, где и перешла к обороне. К Ново-Дмитровке немцы не выходили, и советские танки перед ними в тот день не наблюдались, так что можно только гадать, как был потерян тот танк Т-34 [100, F. 430].

По данным штаба 38-й армии, 1 октября 300-я стрелковая дивизия, усиленная 985-м стрелковым полком 226-й СД и 555-м артполком, вновь попыталась отбить Чутово и по итогу боев смогла занять юго-восточную окраину Чутово, потеряв за день 150 человек личного состава убитыми и ранеными [13, л. 41, 42]. Документами 297-й ПД какой-либо выход пехоты 300-й СД на южный берег Чутовки не подтвержден.

10-я танковая бригада, судя по всему, 1 октября была передана на усиление 300-й стрелковой дивизии и принимала участие в ее наступлении. Согласно донесению штаба 297-й ПД, утром 1 октября 3 танка 10-й ТБр с пехотой позади выдвинулись к мосту через Чутовку в северо-западной части Чутово, по предположению немцев, чтобы разминировать мост, но были отражены. Во 2-й половине дня 1 тяжелый танк 10-й ТБр с высоты 147,8 к востоку от Чутово приблизился к немецкими позициям у Чутовки и обстрелял артиллерийский наблюдательный пункт, после чего сам подвергся обстрелу немецкой артиллерией и отошел назад [100, F. 448]. Это все, что известно о действиях 10-й танковой бригады в районе Чутово 1 октября.

В общей сложности, по данным отдела укомплектования Юго-Западного фронта, с 1 сентября по 1 октября 10-я танковая бригада потеряла 533 человека личного состава: 43 – убитыми, 389 – пропавшими без вести, 101 – раненым [7]. Потери ее в технике и вооружении, как и общее количество полученных за месяц пополнений в людях и технике пока что не известны.

По состоянию на 2 октября 10-я танковая бригада в составе 10 танков (2 КВ-1, 7 Т-34, 1 Т-26) располагалась на северо-восточной окраине Чутово в боевых порядках 300-й стрелковой дивизии, которая весь день оставалась в обороне [11, л. 146]; [13, л. 32]. В донесении штаба 297-й ПД от 2 октября говорится, что танки бригады появлялись перед немецкими позициями за пределами поражения их огнем орудий ПТО и брали под обстрел любое движение на немецких позициях [100, F. 460]. В тылу, в селе Резуненково в тот день особо отличился пулеметчик 10-го зенитного дивизиона красноармеец Александр Левченко, который при отражении авиаудара на позиции зенитчиков огнем своего зенитного пулемета сбил 1 Ju.88 [86, л. 198].

3 октября, по данным АБТО штаба 38-й армии, в составе 11 исправных танков (2 КВ-1, 8 Т-34, 1 Т-26) 10-я танковая бригада вела оборонительный бой в районе Питомника в 2,5 км юго-восточнее Ново-Дмитровки, огнем с места уничтожая огневые точки и наблюдательные пункты противника [11, л. 147]. В донесении штаба 297-й ПД появление танков 10-й ТБр 3 октября не отмечается, но упоминается, что на наблюдательных пунктах немцами под советским огнем было потеряно 6 человек личного состава (2 – убитыми, 4 – ранеными) [100, F. 470].

Около 13.00 5 октября 1 танк 10-й ТБр приблизился к мосту через Чутовку в Чутово. Более другой активности со стороны 10-й танковой бригады немцы в тот день не отмечали [104, F. 848]. Согласно донесению АБТО штаба 38-й армии, 6 октября 10-я танковая бригада в составе 13 танков (2 КВ-1, 10 Т-34, 1 Т-26) вела бой на рубеже Ново-Дмитровка – Питомник и за день без каких-либо своих потерь уничтожила до 2 взводов пехоты и 2 орудия ПТО [11, л. 175]. Однако никаких появлений танков 10-й ТБр на участке 297-й ПД в ее донесениях 6 октября не отмечено. Возможно, что танки 10-й ТБр вели обстрел немецких позиций из глубины своей обороны, а потому и остались не замеченными немцами.

Список источников

Tags: 10 ТБр, 297.id, 38 А, 57.id, ЮЗФ, осень 1941 г.
Subscribe

Posts from This Journal “10 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment