Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

10-я танковая бригада. ч.2. Первые бои под Полтавой

Дополнено и отредактировано 06.04.2021

Формирование. Боевое крещение у села Мачухи

10-я танковая бригада была сформирована на базе 43-й танковой дивизии с 1 по 15 сентября в районе города Змиева (Харьковская область) [195].

Формировалась по штатам № 010/75-010/83, 010/87 от 13 сентября 1941 г. в составе:

управление бригады (штат № 010/75);

рота управления (штат № 010/76);

разведывательная рота (штат № 010/77);

10-й танковый полк (штат № 010/87) в составе 2 танковых батальонов;

10-й моторизованный стрелково-пулеметный батальон (штат № 010/79);

10-й зенитный дивизион (штат № 010/80);

автотранспортная рота (штат № 010/81);

ремонтно-восстановительная рота (штат № 010/82);

медико-санитарный взвод (штат № 010/83) [1].

Полевая почтовая станция № 715.

В книге бывшего командира 10-го танкового полка В.С. Архипова «Время танковых атак» приведен другой состав 10-й танковой бригады: 3 танковых батальона в танковом полку в составе свыше 100 танков и 2 мотострелковых батальона, однако эти данные не соответствуют истине [3, с. 101].

По состоянию на 16 сентября только что сформированная 10-я танковая бригада насчитывала 1767 человек личного состава и 64 танка (1 КВ-1, 28 Т-34, 14 Т-26, 21 БТ) [1]. В книге «В сражениях за Победу. Боевой путь 38-й армии в годы Великой Отечественной войны 1941-1945» приводятся другие цифры состава бригады к этому времени: 4 КВ-1, 39 легких танков и неизвестное число танков Т-34 в пути по железной дороге, но это неверная информация, т.к. танки Т-34 находились в составе бригады с самого начала боевых действий [194, с. 50].

15 сентября 10-я танковая бригада была подчинена штабу 38-й армии Юго-Западного фронта и в ночь на 16 сентября начала переброску в Полтаву: танки и 300 мотострелков – по железной дороге, автотранспорт с главными силами бригады – своим ходом [1]; [3, с. 102].

Утром 16 сентября в Полтаве 10-й танковый полк получил задачу от штаба 38-й армии: занять оборону на высотах у села Мачухи, где и задержать продвижение противника на Полтаву. На усиление танкового полка 16 сентября, по воспоминаниям Архипова, поступили сформированный в Полтавском тракторном училище танковый батальон из примерно 40 танков и рота полтавской милиции. Документами эти данные пока что не подтверждены [3, с. 104, 105].

Согласно Архипову, в то же утро 16 сентября усиленный 10-й танковый полк 1-м и 2-м танковыми батальонами занял оборону к северу и к югу от села Мачухи, расположив свой 3-й танковый батальон в 2-3 км от пригородов Полтавы. Танки были окопаны своими экипажами, поступившие на усиление саперы заминировали дороги, в садах в Мачухах расположился приданный гаубичный дивизион. В резерве полка у полтавского аэродрома расположились батальон тракторного училища, рота милиции и сводный стрелковый батальон, наскоро сформированный из отошедших в Полтаву солдат ранее разбитых советских частей. Вперед на Новые Сенжары была выслана разведгруппа на 3 легких танках во главе с командиром взвода старшиной Судаковым [3, с. 106, 109, 110].

Далее Архипов в своих воспоминаниях подробно описывает разгром бригадой разведотряда из 12 бронетранспортеров и грузовиков с пехотой в сопровождении 5 танков, вошедших в Мачухи, разгром 2 автоколонн и отражение вечерней атаки на Мачухи, упоминает захват разведгруппой Судакова саперов из 100-й легкопехотной дивизии, а также что именно эта дивизия подверглась удару танков 10-й ТБр [3, с. 111-113].

Действительность была абсолютно противоположной мемуарам Архипова. 10-й танковой бригаде противостояли 100-я легкопехотная и 57-я пехотная дивизии 55-го армейского корпуса, усиленные 197-м дивизионом штурморудий (прим. – 1-я батарея – у 100-й ЛПД, 2 другие батареи – у 57-й ПД). Передовой отряд 57-й ПД вечером 16 сентября вышел к Ворскле у Новых Сенжар и захватил здесь мост, а правофланговый 227-й пехотный полк 100-й ЛПД достиг села Стовбына Долина, что в 16,5 км юго-западнее Мачухов. Ни к каким Мачухам обе дивизии в тот день еще не выходили и с танками 10-й ТБр дивизии еще не сталкивались [100, F. 242, 244].

Утром 17 сентября передовой отряд 57-й ПД выдвинулся дальше на Полтаву. Отряд состоял из 157-го разведывательного батальона, усиленного пехотной ротой 2-го батальона 217-го пехотного полка, противотанковой ротой и взводом тяжелых орудий 157-го противотанкового батальона, 3-й ротой 157-го саперного батальона и штурмовыми орудиями [102, F. 460].

Выйдя к Мачухам, отряд в 11.45 с боем выбил с позиций на опушке леса южнее Мачухов советскую пехоту, насчитав здесь до батальона пехоты, и захватил в качестве трофеев 4 орудия. В 15.45 отряд полностью занял Мачухи и к 16.00 достиг их восточной окраины. Здесь батальон с 16.00 отбил контратаку советских танков и пехоты, при этом до 16.20 подбил 4 танка, опознав их как средние [100, F. 257]; [101, F. 236, 237, 239, 240]. Судя по всему, все танки были подбиты огнем штурмовых орудий, в т.ч. StuG III унтер-офицера Генриха Шкоделля (1-я батарея 197-го дивизиона штурморудий) подбило 2 танка [211, с. 9]. Потери самого передового отряда при прорыве в Мачухи составили 1 StuG III и 1 грузовик 3-й роты 157-го саперного батальона, которые вышли из строя от обстрела танков 10-й ТБр [101, F. 242].

С 18.00 передовым отрядом 57-й ПД также была отбита повторная контратака 6 танков 10-й ТБр на Мачухи, но при этом к 18.30 были потеряны еще 1 StuG III, командирский бронеавтомобиль дивизиона штурморудий и 1 тяжелое орудие ПТО. В 18.30 157-й разведывательный батальон доложил наверх, что у передового отряда больше нет противотанковых снарядов, однако больше танковых контратак со стороны 10-й танковой бригады не последовало [100, F. 254, 257]; [101, F. 244].

Штаб 10-й ТБр отчитался, что в 16.30 17 сентября рота 2-го танкового батальона вела в центре Мачухов бой против до 5 средних танков противника. Бой продолжался около 15 минут, танки с обеих сторон вели огонь с места. По подсчетам штаба 10-й ТБр, противник потерял 3 танка, а 2-й танковый батальон – 5 танков: 3 БТ – загоревшимися, 1 КВ-1 и 1 Т-34 – поврежденными. Танк Т-34 получил легкое повреждение и, вероятно, остался в строю, а танк КВ-1 с пробитой снарядом башней был выведен с поля боя [4, л. 139]. Таким образом, всего во время этих боестолкновений с советской стороны было потеряно 5 танков, а с немецкой стороны – 2 StuG III, 1 броневик, 1 грузовик и 1 орудие ПТО.

По сведениям авторов книги «В сражениях за Победу», со стороны 2-го танкового батальона это был танковый контрудар. Возглавлявший контратакующих капитан Василий Богачев сначала потерял свой танк БТ сгоревшим, затем потерял 2-й танк, на который он пересел. После этого Богачев возглавил атаку пехотного десанта и экипажей подбитых танков, но отбить Мачухи так и не смог [194, с. 51].

В наградных же листах на танкистов говорится, что вошедшие в Мачухи танки 10-й ТБр проводили разведку, а вовсе не наносили контрудар. Среди прочих немецким штурмовым орудием был подбит и сожжен танк БТ-7 старшего сержанта Абрама Миленького [81, л. 56]. Наиболее отличился в этом бою экипаж танка (вероятно, Т-34) старшего сержанта Матвея Бортовского, который уничтожил 1 "танк" и 1 орудие ПТО [81, л. 26].



Описание боевых действий 17 сентября у Архипова также существенно различается с тем, что происходило в тот день согласно боевым документам. Согласно Архипову, в ночь на 17 сентября 10-й танковый полк отвел все свои подразделения на 2-ю позицию к северу от Мачухов, оставив на южной окраине Мачухов в засадах танковые взводы лейтенантов Г.П. Дударя и Ф.Н. Любонки, которые располагались примерно в километре один от другого, а между ними курсировали 3 легких танка. С 8 до 14 часов немецкая авиация бомбила оставленные танкистами позиции южнее Мачухов, после чего уже атаковали немецкие танки и пехота. Ни о каких боях южнее Мачухов Архипов не упоминает. Оставшиеся в Мачухах танки «встретили огнем танки и пехоту противника и, отходя с рубежа на рубеж, прикрывая друг друга, вынудили фашистов неоднократно вызывать авиацию. Только в пятом часу дня противник занял село Мачихи, выдвинулся севернее, но, встреченный со второй позиции огнем танков батальона капитана Пониваго, остановился. До вечера никаких попыток вновь перейти в атаку гитлеровцы не делали. Только авиация продолжала ожесточенно бомбить и нашу передовую и тыловую позиции и сам город Полтаву» [3, с. 115, 116]. В целом описание Архипова боев за Мачухи не выдерживает никакой критики и представляется скорее выдумкой автора.

Действия танкового взвода лейтенанта Гусева

Пока главные силы 10-й танковой бригады оставалась под Полтавой, один из взводов средних танков – лейтенанта Степана Гусева, по всей видимости, 17 сентября 1941 г. был выделен на усиление 142-й танковой бригады, которая была брошена прикрывать обширный участок дороги Решетиловка – Полтава. Далее до конца сентября взвод действовал уже вместе со 142-й бригадой.

Первый бой взвод принял 17 сентября против вышедшего к югу от хуторов Цыганские (ныне с. Цыганское) 2-го батальона 54-го пехотного полка 100-й легкопехотной дивизии. В 16.00, по подсчетам немцев, 6 танков 10-й и 142-й танковых бригад с севера безуспешно контратаковали этот батальон, потеряв 1 танк Т-26 142-й ТБр сгоревшим и 1 танк 10-й ТБр подбитым. В донесении штаба 142-й ТБр говорится, что подбитый танк был Т-28, однако сведений, чтобы 10-я танковая бригада имела танки данного типа, не имеется. Скорее всего, это был танк Т-34 [105, с. 106]; [145, л. 148].

18 сентября совместно с 142-й танковой бригадой взвод Гусева участвовал в бою у деревни Ивашки против все той же 100-й легкопехотной дивизии [87, л. 284]. Для 142-й танковой бригады бой этот был весьма неудачный. Противник перерезал дорогу Решетиловка – Полтава, а сама бригада понесла существенные потери в танках. 19 сентября она была отведена далеко на север, к селу Балясное, и по состоянию на 23 сентября занимала оборону на рубеже: Шарлаи – юго-западная окраина Яновщины к западу от Балясного. Из 7 исправных танков, оставшихся в 142-й бригаде, 2 танка Т-34 были из взвода Гусева [145, л. 218].

28 сентября в составе танковой группы Уколова (прим. – танки 3-й и 142-й танковых бригад) совместно с 34-й мотострелковой бригадой взвод Гусева был брошен в наступление от речки Средняя Говтва в юго-восточном направлении на Полтаву. Преодолев оборону усиленного 101-го разведывательного батальона 101-й легкопехотной дивизии на южном берегу реки, за день 34-я мотострелковая бригада при поддержке танковой группы Уколова продвинулась вперед до 11 километров и вышла к хутору Баршадский (ныне с. Бершацкое). Непосредственно взвод Гусева участвовал в атаках деревни Одарикиевка (ныне Одарюковка) и села Байрак, при его участии было уничтожено до 20 немцев, 1 орудие ПТО, захвачены 2-е орудие ПТО, до 30 велосипедов, несколько винтовок [87, л. 284].

Утром 29 сентября при поддержке танковой группы Уколова 34-я мотострелковая бригада несколько раз атаковала у Баршадского укрепившуюся здесь боевую группу Кисселя (500-й батальон спецназначения, 101-й разведывательный и 101-й саперные батальоны), но успеха в наступлении не имела. При этом огнем 88-мм зенитного орудия 2-го дивизиона 24-го зенитного полка было подбито 6 танков группы Уколова; 7-й танк был подбит 444-м пехотным полком 239-й пехотной дивизии к северу от Бугаевки [107, F. 799, 920, 923, 929]; [109, F. 678]. В основном это были танки 3-й и 142-й танковых бригад, однако сгорел и 1 танк Т-34 взвода Гусева, после чего во взводе, по всей видимости, в строю остался лишь 1 танк – Т-34 самого Гусева [193].

При получении приказа на отход Гусев по собственной инициативе отбуксировал с поля боя один из подбитых танков Т-34 (вероятно, из состава 142-й танковой бригады), при этом его танк получил несколько попаданий снарядов, но остался на ходу и в течение 2-й половины дня прикрывал отход пехоты 34-й МСБр обратно за Среднюю Говтву [87, л. 284].

Дальнейшая судьба танка Гусева неизвестна. Скорее всего, именно его танк Т-34 вместе с последним танком Т-26 142-й ТБр 1 октября был передан в состав 3-й танковой бригады, а сама 142-я танковая бригада убыла в резерв Юго-Западного фронта в район Чугуева [193]. Уже под Чугуевым командованием 142-го танкового полка 5 октября был оформлен наградной лист на лейтенанта Гусева, и в ноябре его наградили орденом Ленина [87, л. 284]. Т.к. никого из экипажей его взвода больше не наградили, их имена пока что не известны.

Сдача Полтавы 18 сентября 1941 г.

17 сентября 1941 г. на усиление 38-й армии под Полтаву прибыли переброшенные из состава 6-й армии 169-я и 226-я стрелковые дивизии, после чего в 23.20 17 сентября штаб 38-й армии своим боевым приказом № 15 поставил 10-й танковой бригаде задачу: главными силами сосредоточиться в армейском резерве в районе Пушкаревки к западу от Полтавы. Один танковый батальон бригады переходил на усиление 226-й стрелковой дивизии, которая должна была с рубежа Ивашки – Мильцы (западнее Полтавы) с 7.00 18 сентября перейти в наступление в юго-западном направлении. Слева от нее остатки 34-й кавалерийской дивизии, усиливаемые мотострелковым батальоном 10-й ТБр, совместно со 169-й стрелковой дивизией ударом с 2 сторон должны были отбить обратно село Мачухи [5, л. 137].

Однако первой атаковала 57-я пехотная дивизия, ударившая в 7.00 18 сентября на участке Мачухи – Куклинцы своими 179-м (справа) и 199-м (слева) пехотными полками, усиленными 88-мм зенитными орудиями 7-й батареи 24-го зенитного полка и 2 батареями 197-го дивизиона штурморудий [101, F. 272]; [102, F. 456, 457]. Дивизия форсировала ручей к востоку от Мачухов, однако дальше в 8.00 напоролась на советскую оборону, насчитав здесь 2 батальона пехоты и примерно 20 танков, которые вели огонь с места. К 12.00 оба немецких полка заняли исходные позиции для дальнейшего наступления на Полтаву по обе стороны от Горбаневки и после удара пикирующих бомбардировщиков выступили на Полтаву [101, F. 287].

Архипов в своих воспоминаниях описывает, как с утра 18 сентября боевые порядки бригады и южная окраина Полтавы подверглись удару десятков бомбардировщиков и огню тяжелой артиллерии, вследствие чего бригада потеряла 5 танков подбитыми, 2 гаубицы, а также несколько автомашин сгоревшими. В 11 часов началось наступление противника, причем, согласно Архипову, одновременно с атаками позиций бригады с фронта немецкие танки (т.е. по факту StuG III) атаковали Полтаву с запада по дороге от Решетиловки, обходя ее затем с севера [3, с. 116, 117].

По приказу Архипова 1-й танковый батальон сдал свои позиции и отступил ко 2-му танковому и мотострелковому батальонам в 2-3 км от Полтавы, однако немцы на его плечах ворвались на эти позиции. В последовавшем затем бою была подбита половина легких танков 2-го ТБ, был тяжело ранен командир батальона капитан Никитин, погиб старший адъютант батальона. Командир танкового взвода старшина Моисеев сгруппировал оставшиеся легкие танки и удержал центр позиции [3, с. 118].

Далее Архипов описывает, как брошенная в контратаку рота тяжелых танков 1-го ТБ отбросила противника с позиций 2-го ТБ, при этом экипаж КВ-1 капитана Богачева сжег 3 танка, а экипаж КВ-1 комиссара батальона старшего политрука Михаила Галкина сжег танк и штурмовое орудие. Отбив наступление, 2-й танковый и 10-й мотострелковый батальоны отошли на южную и западную окраины Полтавы, все легкие танки командиром 10-го МСПБ были распределены по стрелковым взводам. 1-й танковый батальон расположился в глубине Полтавы в готовности к нанесению контрударов. В общей сложности Полтаву обороняли 2 танковых и 2 пехотных батальона в 1000 активных штыков [3, с. 118, 119, 121].

Далее Архипов описывает, как в 17.00 после длительной бомбардировки противник начал новую атаку Полтавы, к 19 часам вышел на южные окраины города, а уже поздно вечером его танки прорвались к шоссейному и железнодорожному мостам через Ворсклу, отрезав советских танкистов от их тылов на восточном берегу [3, с. 118-121].

Неизвестно, что из описанного Архиповым соответствует истине, а что нет. Имеющиеся советские источники документы на этот счет крайне скудны. Некоторые сведения о прорыве немцев в Полтаву дают дневник командира StuG III унтер-офицера Генриха Шкоделля и документы 57-й пехотной дивизии. Согласно дневнику, с самого начала наступления 57-й дивизии поддерживавшие ее штурмовые орудия вступили в бой с танками 10-й ТБр, но достаточно быстро преодолели их сопротивление, при этом только лишь StuG III унтер-офицера Шкоделля подбило 2 танка [211, с. 10].

Далее в своем дневнике Шкоделль описывает, как после выхода штурмовых орудий на дорогу Полтава – Мачухи среди отступающих в Полтаву советских войск началась паника. Люди, лошади, автомашины и танки перемешались, и по этому скоплению открыли убийственный огонь 2 StuG III 1-й батареи 197-го дивизиона штурморудий, в результате чего, согласно Шкоделлю, было захвачено 10 танков и множество пленных [211, с. 10].

Ворвавшись в Полтаву на плечах отступающих советских подразделений, уже через 3 часа после начала своего наступления, в 15.00, оба пехотных полка 57-й ПД достигли отчасти в уличном бою, отчасти без боя восточной окраины и северной части центра Полтавы [101, F. 288]. По данным авторов книги «В сражениях за Победу», немцам в основном противостояли подразделения войск НКВД и милиции, прикрывавшие эвакуацию населения, а собственно 10-й танковый полк отступил в город и вступил в бой позднее [194, с. 51].

В 16.45 советский 45-й саперный батальон взорвал все мосты в Полтаве, после чего 10-й танковый полк в составе примерно 30 танков и остатки 10-го мотострелкового батальона оказались отрезаны в городе от штаба бригады и тылов, которые находились к востоку от Полтавы [4, л. 186]. Для обороны восточного берега Ворсклы в тот же день до 19 часов 10-я танковая бригада приняла на армейском СПАМе к востоку от Полтавы 11 отремонтированных танков, которые были сведены в танковую роту, после чего эта танковая рота перешла на усиление кавалерийского полка 34-й КД, обороняющего восточный берег Ворсклы [4, л. 186, 187].



Согласно наградным листам наиболее отличились в боях 18 сентября в Полтаве экипажи танков:

Т-34 командира 1-го ТБ капитана Петра Поневаги (механик-водитель старший сержант Василий Устинов, командир башни лейтенант Михаил Иванушкин) (раздавил 1 «легкий танк», 1 орудие ПТО) [81, л. 20, 99];

Т-34 комиссара роты политрука Виктора Прокофьева (механик-водитель старший сержант Андрей Пантелейкин, командир башни сержант Василий Древа, радист красноармеец Григорий Черняк) (уничтожил 1 «танк») [81, л. 16, 32, 68]; [87, л. 481];

Т-34 замполитрука Бориса Прокофьева (механик-водитель младший сержант Григорий Зубович, командир башни красноармеец Михаил Зайцев, радист красноармеец Сергей Жарков) (уничтожил 3 немцев, 1 орудие ПТО) [81, л. 34, 38, 40, 66];

сержанта Исаака Хлебаева (прикрывая отход своего батальона от Мачухов, уничтожил до роты пехоты) [81, л. 79];

ефрейтора Александра Степченкова (уничтожил 2 станковых пулемета с прислугой) [81, л. 72].



Далее Архипов в своих воспоминаниях описывает, в ночь на 19 сентября оставшимся в Полтаве командным составом бригады было принято решение прорваться на восточный берег Ворсклы к северу от Полтавы. В ту же ночь разведгруппа во главе с сержантом Петром Гузом выявила несколько бродов через Ворсклу у так называемой Шведской Могилы между Петровкой и Семеновкой (севернее г. Полтава) с глубиной до 2 метров, а другая группа разведчиков бесшумно уничтожила немецкий заслон на дороге на Диканьку. Около 24 часов открыли огонь оставленные Архиповым 6 групп прикрытия во главе с начальником боепитания воентехником Колесниковым, имевшие на усилении 1 танк с поврежденным двигателем, несколько трофейных бронетранспортеров, полевых орудий и автомашины с пулеметами ДШК. Под их прикрытием главные силы сводной группы Архипова, пройдя 10-11 километров, вышли к переправе. Переход Ворсклы проходил вброд на свет фонаря. Танки с мотострелками на броне буксировали за собой автомашины, легкие танки перед переправой законопачивали. Всего, по воспоминаниям Архипова, к утру 19 сентября через Ворсклу вброд переправилось 92 танка, десятки грузовиков с мотострелками и 8 гаубиц, к 5 часам эта группа перешла к станции Свинковка, а к 7 часам сюда же из Полтавы отошли группы прикрытия. Далее, согласно воспоминаниям Архипова, 10-й танковый полк был отведен в тыл в район между Федоровкой и Васильевкой далеко к востоку от Полтавы [3, с. 123-125].

Опять-таки не известно, что в воспоминаниях Архипова правда, а что нет. В книге «В сражениях за Победу» говорится, что 10-й танковый полк прорывался через Ворсклу вблизи Шведской Могилы согласно полученному им приказу командующего 38-й армией, а не согласно личной инициативе командования 10-й танковой бригады. Далее в книге упоминается, что после перехода танков на восточный берег оборонять переправу остался 10-й мотострелковый батальон, который «оборонял ее до подхода наших частей из Решетиловки» [194, с. 52]. Скорее всего, 19 сентября мотострелков сменила отошедшая из-за Ворсклы 226-я стрелковая дивизия [10, л. 2].

Из наградных листов также явствует, что переправлялась 10-я танковая бригада на восточный берег Ворсклы далеко не так организованно и слаженно, как это описывает Архипов. Согласно наградному листу на разведчика старшего сержанта Николая Козлова, после того, как 10-й танковый полк оказался после взрыва мостов отрезанным на западном берегу Ворсклы и расстрелял свои боеприпасы, 2 танковые роты отбились от главных сил и самостоятельно начали искать переправу. Высланная с восточного берега реки разведгруппа во главе с Козловым в течение 3 часов, передвигаясь ползком под огнем противника, обнаружила переправу (брод) через Ворсклу, переправилась на западный берег, разыскала роту средних танков лейтенанта Кузьмы Карсеева и в ночь на 19 сентября вывела ее в район сбора. Согласно наградному листу на Карсеева, рота его вышла из окружения без каких-либо потерь, при этом уничтожила 2 орудия ПТО противника. О судьбе второй танковой роты в наградном листе на Козлова не упоминается [81, л. 45]; [89, л. 157].

Самостоятельно переправлялся и взвод 10-й разведроты во главе с лейтенантом Михаилом Левченко. Ранее взвод проводил на мотоциклах разведку в районе Полтавы, не участвуя в уличных боях. После подрыва мостов он отошел на западный берег, где занял круговую оборону, после чего без потерь переправился на восточный берег со всеми своими мотоциклами на крестьянских лодках [89, л. 73].

Это все, что известно об отходе 10-й танковой бригады на восточный берег Ворсклы из советских документов. Штаб 57-й ПД рано утром 19 сентября отчитался, что ночь на участке дивизии прошла весьма спокойно, ни о какой ночной перестрелке, о которой пишет Архипов, немцы не упоминают [101, F. 301].

Сразу после взятия Полтавы в 21.05 18 сентября штаб 57-й ПД доложил наверх о захвате примерно 800 пленных и уничтожении примерно 40 танков [100, F. 277]. В последовавшем затем боевом приказе № 66 он уточнил, что всего было уничтожено 35 танков [102, F. 454].

По данным штаба 38-й армии, всего в боях 17-18 сентября 10-я танковая бригада потеряла 33 танка: 6 танков (2 Т-26, 4 БТ) – безвозвратно, 27 танков – подбитыми [4, л. 192]. Половина безвозвратных потерь (3 танка БТ), по всей видимости, пришлась на бой в Мачухах 17 сентября. Собственно в Полтаве бригадой, скорее всего, было потеряно безвозвратно лишь 3 танка (2 Т-26, 1 БТ). Впрочем, сохранялись фотографии подбитого и захваченного немцами в Полтаве танка Т-34, который, скорее всего, принадлежал 10-й танковой бригаде. В целом представляется, что фактическое число безвозвратных потерь 10-й ТБр в боях 17-18 сентября было гораздо больше 6 танков.

Наступление 179-го пехотного полка 20 сентября 1941 г.

По данным штаба 38-й армии, после сдачи Полтавы 19 сентября 1941 г. 10-я танковая бригада сосредоточилась в армейском резерве к востоку от Полтавы в Ковалевке, а штаб бригады – в Параскавеевке (ныне с. Коломакское) [4, л. 192].

Штаб самой 10-й бригады отчитался, что к 19.00 19 сентября вышедшие из боев за Полтаву 10-й танковый полк и 10-й мотострелковый батальон сосредоточились в районе отметки 125,2, что в 2 км к востоку от села Давыдовка. Штаб бригады расположился далеко позади в Степановке. К этому времени понесший большие потери мотострелковый батальон состоял из одной только роты в составе примерно 100 активных штыков. Танковый полк насчитывал 40 танков (1 КВ-1, 18 Т-34, 17 легких танков, 4 ХТЗ-16). Надо полагать, из этого числа 11 танков (в т.ч. 4 ХТЗ-16) были получены полком на пополнение 18 сентября, т.е. в целом за 2 дня боев танковый парк 10-й танковой бригады сократился на 35 танков – 55 % всего танкового парка [4, л. 198].

К утру 20 сентября бригада оставалась в районе отметки 125,2, имея в наличии уже только 32 танка и 120 активных штыков [4, л. 165]. Занявшая Полтаву 57-я пехотная дивизия одновременно с захватом города 18 сентября захватила 16-тонный понтонный мост через Ворсклу и небольшой плацдарм на восточном берегу, который за 19 сентября расширила до речки Коломак [100, F. 277, 295]. С этого плацдарма в 10.00 20 сентября усиленный 179-й пехотный полк перешел в наступление в восточном направлении [100, F. 309]. По разным данным, с 12.00-13.00 оборонявшийся перед 179-м полком в лесах западнее Стеховки (ныне с. Грабиновка) и Браиловки (1 км южнее Стеховки) 1053-й стрелковый полк 300-й стрелковой дивизии оставил свои позиции и в беспорядке отдельными группами отступил в восточном направлении. К 15.30 179-й пехотный полк силою до батальона пехоты вышел к западным скатам высоты 125,2 к району расположения 10-й ТБр, отрезав часть сил 1053-го полка от главных сил [4, л. 165, 169].



На основании поступившего приказания штаба армии 10-я танковая бригада выделила танковую роту и 10-й мотострелковый батальон в распоряжение командира 1053-го стрелкового полка с задачей не допустить дальнейшего распространения противника. В 17.10 мотострелки совместно с танковой ротой контратаковали и отбросили наступающего противника до леса. В 18.00 179-й пехотный полк атаковал левый фланг 10-й танковой бригады, двигаясь 2 колоннами по 200 человек в каждой. Танки вместе с мотострелками вновь контратаковали, уничтожили развернувшиеся в пехотные цепи немецкие колонны и отбросили остатки пехоты обратно в лес. К 19.00 10-я танковая бригада совместно с 1053-м стрелковым полком заняла оборону по западным скатам высоты 125,2 [4, л. 165].

Из немецких документов об этом бое ровным счетом ничего не известно. Штаб самого 179-го пехотного полка только в 17.40 сообщил в штаб 57-й ПД о выходе полка из лесов в район к северу от Браиловки, о замеченных в районе отметки 125,2 советских войсках с артиллерией и о своем решении закрепиться на достигнутом рубеже [101, F. 338]. Согласно итоговому донесению штаба 57-й ПД и карте штаба 55-го АК, к исходу дня 20 сентября 179-й пехотный полк закрепился как раз в районе отметки 125,2 перед оврагом, тянущимся в юго-восточном направлении. На карте указано направление атаки танков 10-й ТБр – с востока из-за оврага, однако сам штаб 57-й ПД в своем донесении о танках 10-й ТБр не упомянул ни слова [100, F. 309, 315].

Действовавшая на юге на левом фланге 38-й армии разведка 10-й ТБр в 15.30 установила выход противника (прим. – 97-я легкопехотная дивизия) к Машевке и выявила в Ивановке (ныне с. Калиновка) до батальона пехоты и до 50 велосипедистов, во время этой разведки в Ивановке был ранен мотоциклист 10-й разведроты [4, л. 165].

В общей сложности в ходе боевых действий 20 сентября 10-я танковая бригада, по подсчетам своего штаба, уничтожила до 300 немцев и батарею ПТО. Собственные потери составили 3 танка (1 – сгоревшим, 2 – подбитыми). Потери ее в личном составе не известны. Среди прочих был ранен комиссар 10-го МСПБ Девяткин [4, л. 165].

Бои 21 сентября 1941 г.

К утру 21 сентября 1941 г. 10-я танковая бригада 1-м танковым батальоном в составе 12 танков и мотострелковым батальоном в составе 100 активных штыков оставалась в районе отметки 125,2 в подчинении командира 1053-го стрелкового полка, а 2-м танковым батальоном в составе 16 танков Т-34 находилась в районе Параскавеевки в резерве командующего 38-й армией [4, л. 154].

На утро 21 сентября штабом 38-й армии было запланировано контрнаступление с целью разгрома прорвавшейся к востоку от Полтавы 57-й пехотной дивизии, для чего 1053-й стрелковый полк с танками 10-й ТБр должен был атаковать с востока, а снятые с восточного берега Ворсклы 4 батальона 434-го и 680-го стрелковых полков 169-й стрелковой дивизии должны были атаковать с юга и юго-востока. Как и было запланировано, с утра батальоны 169-й СД перешли в контрнаступление и хотя успеха в продвижении не достигли, однако сковали правофланговый 199-й пехотный полк 57-й ПД. Штаб 169-й СД в своем журнале боевых действий сетовал, что 1053-й стрелковый полк в наступление так и не перешел [8, л. 27].

В свою очередь штаб 10-й ТБр отчитался,  что противник упредил советское контрнаступление и в 7.00 после артминометного налета сам перешел в наступление на высоту 125,2 и далее на Параскавеевку. После отражения этой атаки в 9.00 1053-й стрелковый полк с танковой ротой 10-й ТБр все же перешел в контрнаступление [4, л. 154]. Всего немцы насчитали перед собой до батальона пехоты (1053-й СП) и 15 танков [101, F. 354]. В ходе атаки танковая рота с пехотой 1053-го полка имела некоторый успех и отбросила немецкий 179-й пехотный полк к лесу к западу от Стеховки. Действия пехоты 1053-го полка штаб 10-й ТБр характеризовал следующим образом: «1053 СП, несмотря на неоднократные атаки танков бригады, продвигается медленно, каждый раз при минометном и артиллерийском обстреле откатывается в беспорядке назад» [4, л. 154].



Приведя себя в порядок после советской атаки, в 14.00 179-й пехотный полк после сильной артминометной подготовки вновь перешел в наступление. Противостоявший ему 1053-й стрелковый полк сразу же начал отход, но контратакой танков 10-й ТБр противник вновь был отброшен к лесу [4, л. 154]. Штаб 179-го ПП отчитался, что контратака силою 2 батальонов пехоты с танками началась в 14.30. Нескольким танками удалось прорваться через немецкие позиции, но, в конце концов, контратака была отражена, при этом было уничтожено 2 танка [101, F. 358].

В 15.00 прибывший в Степановку в штаб 10-й ТБр командир 300-й стрелковой дивизии принял решение прекратить контратаки и перейти к обороне [4, л. 154]. Через 1,5 часа после этого, в 16.30, 179-й пехотный полк вновь перешел в наступление и к исходу дня отбросил 1053-й стрелковый полк на 2,5 километра назад, выйдя на рубеж: хутор Дудники (1,5 км восточнее с. Ковалевка) – высота в 1,5 км восточнее отметки 109,0 [100, F. 321]. Уже перед наступлением темноты перед 1-м батальоном 179-го ПП появилось 2 или 3 танка Т-34, которые были обстреляны 88-мм зенитным орудием. Один из танков получил попадание 88-мм снаряда, но, к счастью, снаряд отрикошетил в сторону [100, F. 331].

В целом проведенное 38-й армией 21 сентября контрнаступление хоть и не привело к разгрому 57-й пехотной дивизии и выходу на восточный берег Ворсклы напротив Полтавы, однако на некоторое время сковало полки 57-й ПД. В наградном листе на командира 1-го ТБ 10-й ТБр капитана Петра Поневагу сказано, что 21 сентября 1-й танковый батальон во время контрудара уничтожил до 2 батальонов пехоты, 3 танка, 20 автомашин, 7 орудий ПТО [80, л. 140].

Согласно наградным листам наиболее отличились в этот лень экипажи танков Т-34 1-го ТБ:

командира роты лейтенанта Федора Иванова (механик-водитель младший сержант Иван Первеев, башенный стрелок красноармеец Семен Дорох, радист красноармеец Иван Караченцев) (уничтожил 3 немцев, 1 орудие ПТО) [81, л. 30, 42, 60]; [87, л. 412];

комиссара роты политрука Виктора Прокофьева (механик-водитель старший сержант Андрей Пантелейкин, командир башни сержант Василий Древа, радист красноармеец Григорий Черняк) (уничтожил 4 автомашины, 1 орудие ПТО) [81, л. 16, 32, 68]; [87, л. 481];

замполитрука Бориса Прокофьева (механик-водитель младший сержант Григорий Зубович, командир башни красноармеец Михаил Зайцев, радист красноармеец Сергей Жарков) (уничтожил 1 «средний танк», 1 орудие ПТО) [81, л. 34, 38, 40, 66];

младшего сержанта Платона Ткаченко (механик-водитель сержант Анатолий Соколов, командир башни сержант Николай Шматко, радист сержант Сергей Кобцов) (уничтожил более роты пехоты) [81, л. 57]; [87, л. 99, 289]; [88].

Список источников

Tags: 10 ТБр, 100.id, 101.id, 38 А, 57.id, ЮЗФ, г. Полтава, осень 1941 г.
Subscribe

Posts from This Journal “10 ТБр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments