Максим (tankoved34) wrote,
Максим
tankoved34

Category:

8-й отдельный танковый батальон. ч.2. Борьба за Мелихово, март 1942 г.

Начало боев за Мелихово

В 10.30 4 марта 1942 г. на основании оперативной директивы № 190/ОП штаба Юго-Западного фронта от 1 марта штаб 21-й армии отдал боевое распоряжение № 132 о переходе с утра 7 марта в наступление левофланговых частей армии – 76-й стрелковой дивизии и 21-й мотострелковой бригады. 21-я мотострелковая бригада, получившая этим распоряжением на усиление 8-й танковый батальон, лыжный батальон и 1-й дивизион 5-го гвардейского артиллерийского полка, должна была нанести удар по маршруту: Мелихово – Дальняя Игуменка – Шишино – Беломестная – и перехватить шоссе Обоянь – Белгород, что являлась конечной целью наступления 21-й армии [9].

В ночь на 6 марта на основании полученного 5 марта приказа штаба армии 8-й танковый батальон в составе 11 танков (2 КВ-1, 1 Т-34, 1 Т-40, 2 Т-26, 3 БТ, 2 Т-38) перешел из села Казачье в Ломово, расположившись невдалеке от штаба 21-й МСБр [6, л. 65]. По состоянию на 5 марта 21-я мотострелковая бригада насчитывала 2921 человек личного состава, в т.ч. 1356 активных штыков [20, л. 129].

Сформированная в январе 1942 г., 21-я мотострелковая бригада приняла боевое крещение как раз под Мелихово 13 февраля и до конца февраля вела бои за это село, но так и не смогла его взять. К началу марта она главными силами оборонялась на обширном 22-километровом участке: Кривцово – Сабынино – Шляховое – Шеино - с передовым отрядом на участке: южная окраина Мелихово – Калинина – Мясоедово [30, л. 195]. Противостоял ей в Мелихово 202-й пехотный полк 75-й пехотной дивизии.

Штаб 21-й МСБр принял решение сформировать из числа своего мотоциклетного и армейского лыжного батальонов сводный отряд под командованием подполковника Мустафаева, усилив его 4 бронемашинами разведроты, 2 82-мм минометами и саперным взводом. При поддержке танкового батальона отряд должен был нанести главный удар на северную и северо-западную окраины Мелихово. Навстречу ему на юго-западную окраину Мелихово атаковал 2-й мотострелковый полк, не имевший никакого усиления танками и бронемашинами. Собственно 8-й танковый батальон боевым приказом № 9 штаба 21-й МСБр от 6 марта должен был атаковать из Шляхового на северо-западную окраину Мелихово, уничтожить ДЗОТы на северной окраине Мелихово, подавить огневые точки в центре села и совместно с пехотой овладеть Мелихово [30, л. 157]. В тот же день 6 марта командиром 8-го ОТБ была проведена рекогносцировка местности с командирами рот, танков и их механиками-водителями [6, л. 65].

К 8.00 7 марта сводный отряд Мустафаева вместе с танковым батальоном сосредоточился на исходных позициях в Шляховом, откуда, как и было запланировано, в 8.00 перешел в наступление [30, л. 53, 157]. 8-й танковый батальон, согласно журналу боевых действий штаба 8-го ОТБ, атаковал в составе 8 танков (2 КВ-1, 1 Т-34, 1 Т-40, 2 Т-26, 2 БТ-7). Штаб 21-й МСБр упоминает только 7 танков (2 КВ-1, 1 Т-34, 2 Т-26, 2 БТ-7). Судя по всему, танк Т-40 старшего сержанта Михаила Крутова сломался еще на исходных позициях и в атаку так и не вышел [6, л. 65]; [30, л. 157].

Первоначально отряд Мустафаева выдвинулся из Шляхового на запад, чтобы атаковать Мелихово не с севера, а с северо-запада. В 1-м эшелоне действовал мотоциклетный батальон, который, по подсчетам немцев, сопровождали 4 танка 8-го ОТБ. В 8.45 последовал удар советской авиации на Мелихово, в 9.05 штаб 75-й ПД отчитался о начале атаки непосредственно на само Мелихово, а также о замеченном южнее Мелихово выдвижении 2-го мотострелкового полка [25, F. 1090]. Штаб самой 21-й мотострелковой бригады позже отчитался, что атака непосредственно на само Мелихово началось только в 10.00, что несколько расходится с немецкими документами [30, л. 157].

Сразу после начала советского наступления немцы вызвали свою авиацию, и к 10.30 последовал удар пикирующих бомбардировщиков по боевым порядкам отряда Мустафаева и танкистам [25, F. 1090]. Медленно продвигаясь вперед из-за сугробов, к 10.45 отряд Мустафаева достиг юго-восточной опушки рощи перед северо-западной окраиной Мелихово, где мотоциклетный батальон залег под сильным огнем артиллерии и минометов, а также пулеметным огнем из ДЗОТов. Ранее не бывавший в боях лыжный батальон, впервые попав под огонь, разбежался, показав свою полную небоеспособность [30, л. 157].

В это время танки 8-го ОТБ выдвинулись на 100-150 метров впереди пехоты и стали вести огонь по ДЗОТам, которые располагались перед северной окраиной Мелихово. В общей сложности здесь цепочкой вытянулось 6 ДЗОТов, а 1 ДЗОТ располагался непосредственно на северо-западной окраине села [30, л. 132, 157].

Продвижение танков крайне замедлял глубокий снежный покров, моторы танков перегревались. Первыми вышли из строя танки КВ-1 – машины старшего лейтенанта Владимира Цыси и лейтенанта Николая Петракова. У одного из них начал барахлить мотор, после чего экипаж отвел танк обратно в Шляховое. 2-й танк КВ-1, израсходовав все свое масло, отошел на опушку рощи с отметкой 200 (прим. – по всей видимости, имеется в виду роща чуть севернее Шляхового) [6, л. 65]; [30, л. 157, 195].

Танк БТ-7 был подбит огнем противника, командир танка сержант Савел Купрадзе был ранен, после чего экипаж отвел танк обратно в Шляховое. 3 оставшихся танка – Т-26 старшего сержанта Ивана Андреева и младшего сержанта Ивана Сачкова, БТ-7 старшего сержанта Василия Ладика, – по свидетельству штаба 21-й МСБр, смогли дойти до северной окраины Мелихово, но завязали в сугробах и, израсходовав все масло, также отошли в Шляховое. После этого на поле боя вместе с мотоциклистами остался только танк Т-34 ротного старшего лейтенанта Ивана Максименко [6, л. 65]; [30, л. 157, 195].

По свидетельству штаба 8-го ОТБ, танк Максименко все же ворвался на улицы Мелихово, где уничтожил несколько пулеметных точек, однако с немецкой стороны прорыв танка в Мелихово не подтвержден. К 11.45 танк был подбит немецкой артиллерией в нескольких десятках метрах от немецких ДЗОТов к северу от Мелихово: снарядом сбита гусеница [6, л. 65]; [25, F. 1090, 1091].

Экипаж подбитого танка продолжал отстреливаться от противника, не подпуская немецкую пехоту к танку, однако он не имел связи с батальоном. Посланный из танка в батальон в качестве связного башенный стрелок сержант Анатолий Прищенко погиб от разорвавшегося снаряда. Тогда экипаж пошел на хитрость. Механик-водитель старший сержант Алексей Кондаков натянул свое нижнее белье поверх комбинезона и в этом импровизированном маскхалате смог благополучно добраться до батальона. Израсходовав все боеприпасы, в конце концов, оставил танк и Максименко. Всего в этом бою, по подсчетам штаба 8-го ОТБ, экипаж Максименко уничтожил до 2 взводов пехоты, 3 орудия, 2 крупнокалиберных пулемета, 1 ДЗОТ [6, л. 65].

Так об этом сообщалось в журнале боевых действий штаба 8-го ОТБ. Согласно отчету штаба 21-й МСБр, после того, как танк был подбит, экипаж покинул танк, но при отходе в рощу к северо-западу от Мелихово потерял 1 человека убитым и 1 – раненым. Ни о каком героическом отстреливании экипажа и его хитростях с переодеванием в отчете не сообщалось [30, л. 157]. Раненым, надо полагать, был стрелок-радист танка. В журнале боевых действий штаба 8-го ОТБ упоминается лишь некий Радченко, который был контужен в бою 7 марта. Вероятно, это и был стрелок-радист танка Максименко [6, л. 65].

К 15.00 лыжный батальон удалось вновь собрать и привести в порядок, после чего в 15.00 он вышел на рубеж в 400 метрах восточнее рощи в 400 метрах позади мотоциклетного батальона. 2-й мотострелковый полк к этому же времени достиг южной окраины Мелихово. Тем временем стоявший в роще танк КВ-1, заправившись маслом, выдвинулся для уничтожения немецких ДЗОТов к северу от Мелихово, но, ввиду неисправности двигателя ДЗОТов, так и не достиг и отошел обратно в Шляховое [30, л. 53, 157]. О какой-либо дальнейшей танковой поддержке отряда Мустафаева в отчете штаба 21-й МСБр не упоминается, но, судя по журналу боевых действий штаба 8-го ОТБ, оставшиеся в строю 3 танка (2 Т-26, 1 БТ-7) после дозаправки масла, скорее всего, вернулись на поле боя и продолжали огнем с места поддерживать пехоту к северу от Мелихово [6, л. 65].

После 16.30 отряд Мустафаева по приказу командира 21-й МСБр вновь поднялся в атаку на ДЗОТы, был остановлен пулеметным огнем из ДЗОТов и с большими потерями откатился обратно в рощу к северо-западу от Мелихово, при этом лыжный батальон, как и утром, разбежался, за что командир батальона был отстранен от командования. После провала и этой атаки в 20.20 командир 21-й МСБр приказал мотоциклистам и лыжникам отойти на ночь в Шеино и Ольховатку, а танкам – в Шляховое [30, л. 157, 158]. Всего в Шляховом на ночь расположилось 3 оставшихся исправными танка (2 Т-26, 1 БТ-7) 8-го ОТБ. Все остальные неисправные танки, скорее всего, были отведены на ремонт в Ломово [30, л. 58, 158]. В 21.05 немцы подорвали подбитый танк Т-34 Максименко [25, F. 1091].

Всего 7 марта в бою за Мелихово, по подсчетам штаба 21-й МСБр, было выведено из строя до 3 взводов пехоты, уничтожено 2 орудия ПТО, 1 крупнокалиберный пулемет, 2 ДЗОТа. 21-я мотострелковая бригада за день потеряла 72 человека личного состава убитыми и ранеными [30, л. 59].

8-й танковый батальон 7 марта потерял 2 танка (1 Т-34 – безвозвратно, 1 БТ-7 – подбитым) и 3 человека личного состава: 1 – убитым (Прищенко), 1 – раненым (Купрадзе), 1 – контуженным (Радченко) [6, л. 65].



В 8.00 8 марта при поддержке 3 исправных танков (2 Т-26, 1 БТ-7) 8-го ОТБ отряд Мустафаева вновь атаковал на Мелихово. Как и накануне, продвижение наступавшего в 1-м эшелоне мотоциклетного батальона под огнем противника и в условиях глубокого снежного покрова проходило крайне медленно, вдобавок ко всему к 8.50 отряд Мустафаева был обстрелян собственной же артиллерией. В бой из 2-го эшелона был введен лыжный батальон, после чего к 10.00 отряд Мустафаева вышел в 150 метрах от ДЗОТов противника к северу от Мелихово. При попытке атаковать эти ДЗОТы 3 танка 8-го ОТБ застряли в снегу позади пехоты в 200-250 метрах от ДЗОТов и открыли по ним огонь с места. Противник в свою очередь вел по танкам огонь из 37-мм орудий ПТО, но так и не смог подбить ни один из танков. Израсходовав боеприпасы, танки отошли обратно в Шляховое [30, л. 158, 197].

Тем временем утром 8 марта в 8-й танковый батальон прибыл из ремонта танк КВ-1 старшего лейтенанта Глеба Мордвинкина и в 12.35 также пошел в атаку на Мелихово [6, л. 65]; [30, л. 197]. Согласно журналу боевых действий штаба 8-го ОТБ, танк Мордвинкина ворвался в село, где разбил до 10 хат с огневыми точками, а затем попытался эвакуировать танк Т-34 Максименко. К этому времени в результате подрыва немцами у танка Максименко оказались разбиты ходовая часть, двигатель, радиаторы, из-за чего вытянуть его с поля боя силами одного лишь танка КВ-1 оказалось невозможным. При попытках эвакуации танк КВ-1 Мордвинкина также был подбит, после чего вышел с поля боя своим ходом [6, л. 65].

После провала всех атак в ночь на 9 марта отряд Мустафаева, оставив 2 роты на северо-западной окраине Мелихово и в роще северо-западнее Мелихово, главными силами отошел в Шляховое. 8-й танковый батальон, оставив 2 танка Т-26 в Шляховом, остальные танки отвел на ремонт в Ломово [30, л. 55].

Всего в бою 8 марта, по подсчетам штаба 21-й МСБр, было уничтожено до 3 взводов пехоты противника [30, л. 197].

В общей сложности в 2-дневных боях (7-8 марта) за Мелихово 8-й танковый батальон, по советским данным, уничтожил до 3 взводов пехоты, 5 орудий (1 75-мм, 4 ПТО), 2 крупнокалиберных пулемета, 6 ДЗОТов, 6 домов с огневыми точками. При этом батальон потерял 2 человека личного состава (1 – убитым, 1 – раненым) и 3 танка: 1 Т-34 – сгоревшим, 2 танка (1 КВ-1, 1 БТ-7) – подбитыми [7, л. 295].

Борьба за немецкие ДЗОТы

После провала 2-дневного штурма Мелихово штаб 21-й армии переформировал отряд Мустафаева, выведя из его состава главные силы лыжного батальона, который показал слабую боеспособность. Теперь помимо мотоциклетного батальона в отряд входили 2-й батальон 38-го мотострелкового полка и стрелковая рота лыжного батальона, усиленные 4 бронемашинами разведроты, орудиями, минометами и саперами. Направление удара для отряда Мутсафаева не изменилось, как и для 8-го танкового батальона [30, л. 57]. После получения пополнения по состоянию на 10 марта 1942 г. 21-я мотострелковая бригада насчитывала 3440 человек личного состава, в т.ч. 1501 активный штык [20, л. 143].

8 танковый батальон после проведенного ремонта к исходу дня 10 марта имел 7 исправных танков (1 КВ-1, 2 Т-26, 3 БТ, 1 Т-38) [7, л. 297]. Наступление было назначено на 8.30 11 марта, однако из-за неготовности танкистов оно было перенесено на 12.00. К 8.30 отряд Мустафаева занял исходные позиции в 200 метрах от ДЗОТов к северу от Мелихово. К 9.00 2-й батальон 38-го МСП с ротой лыжников занял исходные позиции в северо-восточной части Мелихово, а 2-й мотострелковый полк – в южной части села [30, л. 159, 173]. Наступление началось в 12.00. Всего в атаке участвовало 4 танка (1 КВ-1, 1 Т-26, 2 БТ-7) 8-го ОТБ из 7 [6, л. 66]; [30, л. 159].

Впереди мотоциклетного батальона атаковал танк КВ-1 старшего лейтенанта Глеба Мордвинкина (механик-водитель старший сержант Иван Коваленко, командир орудия старший лейтенант Иван Максименко, башенный стрелок сержант Яков Хандобкин, стрелок-радист сержант Игнат Мозьянов). Танки БТ-7 и Т-26, подъехав на близкое расстояние от ДЗОТов, поддерживали наступление пехоты и танка КВ-1 огнем с места [6, л. 65, 66].



В 12.45 танк Мордвинкина вышел к немецким ДЗОТам № 2 и 3 перед северной окраиной Мелихово и стал расстреливать огневые точки противника. Левее него 2-й батальон 38-го МСП занял несколько домов на северо-восточной окраине села. Пытаясь сдержать продвижение отряда Мустафаева, противник из Хохлово открыл артминометный огонь непосредственно в районе своих ДЗОТов [30, л. 159, 173].

К 13.25 отряд Мустафаева продвинулся вплотную к ДЗОТам № 3 и 4, где залег перед проволочным заграждением и вызвал саперов для резки проволоки. Посланные вперед танки БТ-7 и Т-26 не смогли проделать проходы через проволоку и были остановлены огнем орудий ПТО. Выброшенный вперед в Мелихово танк КВ-1 Мордвинкина к 14.20 уничтожил орудия ПТО и наблюдательные пункты противника в Мелихово, из-за чего артиллерия и минометы противника прекратили вести прицельный огонь, что позволило отряду Мустафаева захватить ДЗОТы № 3 и 4. За оказанное сопротивление 4 из 5 захваченных в ДЗОТах пленных расстреляли на месте [30, л. 159, 173]. 5-го пленного, который оказался артиллеристом-корректировщиком, доставили в штаб 21-й МСБр [6, л. 66]; [30, л. 174].

В 14.45, пытаясь раздавить ДЗОТ № 2, танк Мордвинкина заехал на него задним ходом и остановился, вслед за этим к ДЗОТу вышли остальные 3 танка 8-го ОТБ и открыли огонь по ДЗОТу № 5. Под прикрытием их огня к 15.00 отряд Мустафаева занял ДЗОТы № 2 и 5 у северной окраины Мелихово, однако дальнейшее продвижение танкистов вперед оказалось невозможным из-за минного поля, после чего были вызваны саперы [30, л. 159, 173].

К 16.00 отряд Мустафаева занял все ДЗОТы у северной окраины Мелихово и медленно продвигался дальше на северную часть Мелихово. 2-й батальон 38-го МСП в это время занял несколько домов внутри села. Продвинувшаяся далеко вперед 1-я мотоциклетная рота потеряла весь свой комсостав, после чего была отброшена назад противником, однако общее плачевное положение немецкого гарнизона Мелихово это не исправило [30, л. 159, 174]. С 16.15 Мелихово оказалось в кольце окружения. Пытаясь выправить положение, 202-й пехотный полк с 16.00 выдвинул из Дальней Игуменки в контратаку 1 пехотную роту с 2 штурмовыми орудиями [25, F. 1102].

После захвата ДЗОТов танкистами 8-го ОТБ был произведен подсчет трофеев. Всего по состоянию на 17.00 танкисты захватили 1 пленного, 50-мм миномет с 20 минами к нему, 2 пулемета и 2500 патронов к ним, 2 рации, 2 телефонных аппарата, 2 ракетницы. Пополнившись боеприпасами, танки атаковали центр Мелихово, где сконцентрировался оставшийся немецкий гарнизон села [6, л. 66]; [30, л. 174].

Тогда же, в 17.00, Мустафаев доложил командиру 21-й МСБр о начале контратаки противника силою до роты пехоты из Дальней Игуменки. Для отражения контратаки он ввел в бой прибывший в его распоряжение взвод пехоты. В 18.30 Мустафаев доложил командиру бригады об отражении контратаки противника и об отходе контратакующих на запад. Силы противника он в своем докладе завысил с роты до батальона пехоты с 10 танками [30, л. 174]. Штаб 8-го ОТБ вообще отчитался, что помимо атакующего из Дальней Игуменки батальона пехоты с 10 танками еще до роты пехоты атаковало из хутора Постников. Контратака была отражена огнем артиллерии и танков 8-го ОТБ. В этом бою, по всей видимости, КВ-1 старшего лейтенанта Глеба Мордвинкина подбил 1 StuG III, однако и сам был подбит (разбит каток) [6, л. 66].

Выход из строя танка Мордвинкина и понесенные мотоциклистами большие потери решили исход боя за Мелихово. Уже к 19.30, буквально через час после донесения Мустафаева об его успешном отражении немецкой контратаки, мотоциклетный батальон отошел из Мелихово к ДЗОТам у северной окраины, где и занял оборону. В отбитых у противника ДЗОТах расположилось всего 8 человек, главные силы мотоциклетного батальона заняли оборону буквально в чистом поле, из-за чего не смогли выдержать очередную контратаку немцев и к 20.45, сдав все захваченные ДЗОТы, отошли на исходные позиции [30, л. 159, 174]. В 21.30 противник занял все ДЗОТы, а отошедший мотоциклетный батальон закрепился в 400 метрах к северу от них. 2-й батальон 38-го МСП и 2-й мотострелковый полк закрепились в северо-восточной и южной частях Мелихово в 80-200 метрах от школы [30, л. 60].

Всего в бою 11 марта танки 8-го ОТБ, по подсчетам своего штаба, подбили 1 StuG III, уничтожили до 150 немцев, 4 ДЗОТа;

захватили 1 пленного, 1 50-мм миномет с 20 минами, 2 пулемета с 2500 патронами, 5 винтовок, 2 радиостанции, 2 телефонных аппарата.

Потери батальона составили лишь 1 танк КВ-1 подбитым без потерь в личном составе [6, л. 66].

По подсчетам штаба 21-й МСБр, в общей сложности 11 марта бригадой вместе с танкистами было уничтожено до 330 немцев, подбит 1 StuG III (прим. – в тексте «средний танк»),  захвачены 1 миномет с 20 минами, 4 пулемета (1 станковый, 3 ручных), 17 винтовок и 3000 патронов к ним, радиостанция, 3 телефонных аппарата, 2 ракетницы, 2 стереотрубы. Потери бригады составили 90 человек личного состава [30, л. 61].

Если даже StuG III и был подбит танкистами 8-го ОТБ, надолго боеспособность он не потерял. С утра 12 марта действиями разведгрупп и наблюдением танкистов оба StuG III были обнаружены перед ДЗОТами севернее Мелихово. Под прикрытием штурмовых орудий противник восстановил ДЗОТы, а также окопался по обе стороны от ДЗОТов, вновь создав сплошной рубеж обороны севернее Мелихово [30, л. 175].

Весь день 12 марта 21-я мотострелковая бригада оставалась в обороне на достигнутом рубеже [30, л. 175]. 8-й танковый батальон 3 оставшимися исправными танками (1 Т-26, 2 БТ) поддерживал пехоту отряда Мустафаева, участвуя в отражении контратак противника. Так об этом сказано в журнале боевых действий штаба 8-го ОТБ, однако в документах 21-й МСБр нет никаких сведений о контратаках противника 12 марта на участке отряда Мустафаева [6, л. 66].

Вечером 12 марта 2-й батальон 38-го МСП с ротой лыжников был выведен с восточной окраины Мелихово, что ознаменовало собой завершение операции по овладению Мелихово [30, л. 160].

В общей сложности в боях 7-12 марта за Мелихово 21-я мотострелковая бригада потеряла 275 человек личного состава. Штаб бригады отчитался, что за это время было уничтожено до 780 немцев, но, скорее всего, это чрезвычайно завышенные цифры потерь противника [30, л. 160].

К 12 марта численность 21-й бригады сократилась до 3197 человек личного состава, из них 1620 активных штыков. Непосредственно в мотоциклетном батальоне осталось 264 человека личного состава, в т.ч. 160 активных штыков [34].

Бой 18 марта 1942 г. за Мелихово

13-16 марта 1942 г. оставшиеся в строю легкие танки 8-го ОТБ находились в боевом охранении на участке 21-й МСБр. В боевых действиях они не участвовали и потерь не несли [6, л. 66]. Благодаря усилиям ремонтников к исходу дня 17 марта количество исправных танков выросло до 5 штук (2 КВ-1, 1 Т-26, 2 БТ-7) [7, л. 354].

В ночь на 18 марта оборонявшийся на южной окраине Мелихово 2-й мотострелковый полк по инициативе своего командира перешел в наступление, занял 3 дома, но контратакой противника был отброшен на исходные позиции. Вслед за этим командир 21-й МСБр поднял по тревоге армейский лыжный батальон и приказал ему 2 ротами, усиленными минометной ротой (без 1 взвода), в 6.00 сосредоточиться в роще в 1 км северо-западнее Мелихово, откуда перейти в наступление на Мелихово. В 3.00 штаб 21-й МСБр отдал 8-му танковому батальону боевое распоряжение № 43: в 6.00 начать атаку Мелихово [6, л. 38]; [30, л. 179].

В 6.00 8-й танковый батальон сосредоточился в Шляховом, откуда в 8.30 3 танка (2 КВ-1, 1 БТ-7) вместе с мотоциклетным и лыжным батальонами выступили в атаку на Мелихово. За неимением снарядов и мин атака проходила без артминометной поддержки [6, л. 66]; [30, л. 179].

Штаб 75-й ПД сначала в 9.10-9.40 отчитался наверх, что в Шляховом замечены 3 танка, а в 10.15 – об их выдвижении на Мелихово. Т.е., по немецким данным, атака танкистов началась гораздо позже 8.30 [25, F. 1111].

Атака танкистов была встречена ураганным обстрелом артиллерии противника из Мелихово и Дальней Игуменки, штаб 8-го ОТБ отчитался о 1500 снарядах, выпущенных по танкам. Атаковавший впереди танк КВ-1 старшего лейтенанта Глеба Мордвинкина, ведя на ходу огонь, дошел до ДЗОТов к северу от Мелихово, где был подбит, т.к. был разбит правый ленивец; также в канале ствола пушки заклинило снаряд [6, л. 66].

Шедший позади него КВ-1 № 5028 лейтенанта Николая Петракова объехал танк Мордвинкина и вышел к проволочному заграждению, после чего орудийным огнем стал проделывать проходы в этом заграждении. Сзади его пулеметным огнем поддерживал экипаж Мордвинкина. Высаженные с танка Петракова десантники-саперы приступили к разминированию минного поля, но были быстро перебиты огнем из ДЗОТов. Несмотря на провал разминирования, танк Петракова двинулся вперед к ДЗОТам через минное поле и в 11.15 подорвался на минах, по разным данным, в 30-80 метрах от ДЗОТов, при этом гусеница танка была разорвана в 2 местах. Также, по данным штаба 21-й МСБр, у танка был пробит радиатор. 2 других танка остались позади него в 100-130 метрах от немецких ДЗОТов. Правее танков залег лыжный батальон. Еще дальше, на южной опушке рощи в 700 метрах северо-западнее Мелихово залег мотоциклетный батальон, и в целом атака полностью уже провалилась [6, л. 66]; [30, л. 180].

Но бой продолжался, и к 13.00 мотоциклисты и лыжники продвинулись на рубеж в 400 метрах от ДЗОТов к северу от Мелихово, где окончательно залегли под заградительным артминометным огнем противника. К этому же времени танк БТ-7 был подбит артогнем и отошел в рощу в 700 метрах северо-западнее Мелихово. После этого на поле боя перед Мелихово остались стоять только 2 неисправных танка КВ-1 [30, л. 180].

При попытках экипажа лейтенанта Петракова вытащить с поля боя разбитую гусеницу сам Петраков под огнем противника погиб, а его стрелок-радист сержант Анатолий Рыбальченко был тяжело ранен. Согласно журналу боевых действий штаба 8-го ОТБ, по приказанию командира батальона оставшийся на ходу танк Мордвинкина эвакуировал подбитый танк Петракова [6, л. 66]. Разведотдел штаба 29-го АК отчитался, что танк Петракова был отбуксирован под прикрытием 2 других танков 8-го ОТБ тягачом [26, F. 966]. Приехавшая вслед за этим на поле боя ремонтная бригада военинженера 2-го ранга Гончарова устранила неисправность орудия танка Мордвинкина [6, л. 66].

В 13.45-14.30 мотоциклетный батальон отбил контратаку противника силою около 100 пехотинцев с запада на свой правый фланг у рощи к северо-западу от Мелихово, при этом было убито 15 немцев, захвачено 3 винтовки с патронами. Чуть позже, в 14.35 командир 21-й МСБр приказал мотоциклетному батальону отойти на исходные позиции. Отход на исходные позиции произошел уже к исходу дня [30, л. 93, 180].

В общей сложности в бою 18 марта танки 8-го ОТБ, по подсчетам штаба батальона, проделали 4 прохода в проволочном заграждении, уничтожили до взвода пехоты, 1 орудие ПТО, несколько пулеметов, 2 ДЗОТа;

захватили 5 пулеметов (1 станковый, 4 ручных), 2 ППД, 10 винтовок. Трофеи были сданы в 21-ю мотострелковую бригаду [6, л. 66, 67].

Потери батальона составили 2 человека личного состава (1 – убитым, 1 – раненым) и 3 танка: 2 танка (1 КВ-1, 1 БТ-7) – подбитыми артогнем, 1 танк КВ-1 – подорвавшимся на минах. Все подбитые танки были эвакуированы на ремонт в Ломово. По данным АБТО штаба 21-й армии, в личном составе батальон потерял 2 человека убитыми, но эта информация представляется неверной [6, л. 66, 67]; [7, л. 353]; [30, л. 181].

Штаб 21-й МСБр отчитался, что за день 18 марта было убито 67 немцев и захвачено 3 винтовки с патронами. Потери самой бригады составили 93 человека личного состава [30, л. 180, 181].

Итоги боев

После плачевного результата очередного наступления на Мелихово к исходу дня 18 марта 1942 г. 8-й танковый батальон имел в строю лишь 1 танк БТ, тем самым батальон почти полностью потерял свою боеспособность [7, л. 353]. После этого он уже в боевых действиях не участвовал, сосредоточив усилия на восстановлении своей матчасти.

25-26 марта на основании распоряжения зам. командующего 21-й армией 8-й танковый батальон в составе 6 исправных танков (2 Т-26, 3 БТ, 1 Т-38) сосредоточился в селе Новослободка (ныне с. Новая Слободка) в армейском резерве. Еще 5 танков (4 КВ-1, 1 Т-26) требовали отправки на заводской ремонт [6, л. 67]; [7, л. 386]. Танк Т-34 старшего лейтенанта Максименко был списан в безвозвратные потери. Все остальные ранее числившиеся в феврале в составе батальона 9 танков (1 Т-34, 1 Т-40, 4 Т-26, 2 БТ, 1 Т-38) и 7 бронемашин были, вероятно, уже отправлены на капремонт в марте.

В общей сложности за март 8-й танковый батальон, по подсчетам своего штаба, подбил 1 танк, уничтожил до 250 немцев, 4 орудия (в т.ч. 2 ПТО), 6 пулеметов (3 крупнокалиберных, 3 ручных), 7 ДЗОТов, 10 домов с огневыми точками;

захватил 1 миномет с 20 минами, 5 пулеметов (1 станковый, 4 ручных), 15 винтовок и 2500 патронов к ним, 2 радиостанции, 2 телефонных аппарата.

Потери батальона составили 1 танк Т-34 безвозвратно (не считая подбитых танков) и 4 человека личного состава (2 – убитыми, 2 – ранеными) [6, л. 39].

До 24 апреля 8-й танковый батальон оставался в армейском резерве в Новослободке. 5 из 6 требующих капремонта танков (4 КВ-1, 1 Т-38) ориентировочно 7 апреля были выведены на станцию Новый Оскол, откуда, вероятно, 8 апреля были отправлены по железной дороге на заводской ремонт. После этого батальон сократился до 5 исправных танков (2 Т-26, 3 БТ). 6-й танк (Т-26) требовал капремонта [7, л. 549, 550]. В 17.00 24 апреля на основании распоряжения зам. командующего 21-й армией по АБТВ батальон в составе 4 исправных танков (2 Т-26, 2 БТ) перешел из Новослободки в хутор Должик (4,5 км северо-восточнее Новослободки), а в 16.00 26 апреля на основании распоряжения зам. командующего 21-й армией по АБТВ в составе тех же 4 танков перешел в соседний от Должика хутор Сцепное. 29 апреля на основании распоряжения командующего 21-й армией батальон сосредоточился в селе Масловка (4 км западнее с. Скородное), где он оставался затем до самого июля [6, л. 87].

28 апреля на станции Чернянка выгрузилось 20 плавающих танков (14 Т-38, 6 Т-37), прибывших на пополнение батальона [7, л. 615]. Из-за труднопроходимых для транспорта дорог прибыли они в батальон только в начале мая [7, л. 631, 643].

2 мая 1942 г. директивой № УФ2/121 заместителя Наркома Обороны 8-й танковый батальон был переименован в 478-й танковый батальон [29]. К моменту переименования батальон насчитывал 25 танков (2 Т-26, 3 БТ, 20 Т-37/38): 4 танка (2 Т-26, 2 БТ) – в строю, 6 танков (1 БТ, 5 Т-37/38) – в ремонте, 15 танков Т-37/38 – в пути в батальон со станции Чернянка [7, л. 623]. По состоянию на 1 мая батальон имел 135 человек личного состава [38, л. 9].

Наскоро сформированный в конце декабря 1941 г. – начале января 1942 г., танковый батальон 8-й мотострелковой дивизии НКВД, ставший позже 8-м отдельным танковым батальоном, прошел сравнительно короткий боевой путь до своего переименования. За это время он участвовал в боевых действиях 3 месяца: с января по март. За время своего существования батальон получил на пополнение 29 танков (4 КВ-1, 1 Т-34, 1 Т-26, 3 БТ, 14 Т-38, 6 Т-37) и имел в общей сложности 59 танков (4 КВ-1, 7 Т-34, 1 Т-40, 8 Т-26, 17 БТ, 16 Т-38, 6 Т-37) – всего танки 7 различных марок. Из этого числа батальон потерял безвозвратно лишь 7 танков (1 Т-34, 6 БТ), еще 27 танков (4 КВ-1, 6 Т-34, 1 Т-40, 6 Т-26, 8 БТ, 2 Т-38) было отправлено на капремонт. В целом за время своего существования батальон представлял из себя «сборную солянку» из устаревших, вышедших из ремонта танков, большая часть которых повторно вышла из строя еще до прибытия на фронт и ввода в бой. Слабая боеспособность батальона отразилась и на результатах его боевой деятельности. С участием танков 8-го ОТБ не был взят ни один населенный пункт, а абсолютно все операции с участием танков 8-го ОТБ закончились провалом и невыполнением поставленных задач.

Список источников (ссылок)

1. Софронов И. «А поле боя держится на танках…»//Красная Звезда за 5 октября 2011 г.

2. Сайт «http://www.obd-memorial.ru».

3. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 15, л. 322. Боевое распоряжение № 492/ОП штаба Юго-Западного фронта от 31 декабря 1941 г.

4. ЦАМО, ф. 1165, оп. 1, д. 11. Боевые приказы штаба 8-й мотострелковой дивизии НКВД.

5. ЦАМО, ф. 6328, оп. 9768сс, д. 1. Оперативные сводки штаба 8-й мотострелковой дивизии НКВД.

6. ЦАМО, ф. 335, оп. 5124, д. 23. Отчеты, журналы боевых действий штабов 10-й танковой бригады, 8-го танкового батальона.

7. ЦАМО, ф. 229, оп. 157, д. 14. Оперативные сводки автобронетанковых отделов штабов 21-й и 40-й армий.

8. ЦАМО, ф. 393, оп. 8973, д. 81. Оперативные сводки штаба 21-й армии.

9. ЦАМО, ф. 393, оп. 8973, д. 83, л. 81, 82. Боевое распоряжение № 132 штаба 21-й армии от 4 марта 1942 г.

10. ЦАМО, ф. 335, оп. 5113, д. 34. Оперативные сводки штаба 10-й танковой бригады.

11. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 20, л. 88, 89. Приказ № 27 штаба Юго-Западного фронта от 10 декабря 1941 г.

12. ЦАМО, ф. 335, оп. 5113, д. 40. Описание Обояньской операции, проведенной 21-й армией с 28 декабря 1941 г. по 12 января 1942 г.

13. ЦАМО, ф. 1410, оп. 1, д. 35. Документы штаба 169-й стрелковой дивизии.

14. ЦАМО, ф. 335, оп. 5113, д. 43, л. 4-7. Директива № 1/ОП штаба 21-й армии от 16 января 1942 г.

15. ЦАМО, ф. 226, оп. 648, д. 100. Сведения о боевом и численном составе частей Юго-Западного фронта.

16. ЦАМО, ф. 6328, оп. 9768сс, д. 13. Боевые донесения штаба 16-го мотострелкового полка 8-й мотострелковой дивизии НКВД.

17. ЦАМО, ф. 6328, оп. 9769сс, д. 3, л. 3. Боевой приказ штаба 16-го мотострелкового полка 8-й мотострелковой дивизии НКВД от 17 января 1942 г.

18. ЦАМО, ф. 6323, оп. 9771с, д. 6. Оперативные сводки штабов 6-го мотострелкового полка и 8-й мотострелковой дивизии НКВД.

19. ЦАМО, ф. 335, оп. 5122, д. 19а, л. 134. Оперативная сводка № 20 штаба артиллерии 8-й мотострелковой дивизии НКВД от 19 января 1942 г.

20. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 897. Сведения о боевом и численном составе, сведения о наличии танков в частях частей Юго-Западного фронта.

21. ЦАМО, ф. 6328, оп. 9769сс, д. 6. Оперативные сводки штаба 8-й мотострелковой дивизии НКВД.

22. ЦАМО, ф. 6328, оп. 9769сс, д. 8. Оперативные сводки штаба 16-го мотострелкового полка 8-й мотострелковой дивизии НКВД.

23. ЦАМО, ф. 395, оп. 9136, д. 31. Журнал боевых действий штаба 8-й мотострелковой дивизии НКВД.

24. ЦАМО, ф. 6323, оп. 9771с, д. 8, л. 65. Оперативная сводка № 62 штаба 28-го мотострелкового полка 8-й мотострелковой дивизии НКВД от 16 февраля 1942 г.

25. NARA, T. 314, R. 811. Журнал боевых действий штаба XXIX. Armeekorps (собственный перевод с немецкого).

26. NARA, T. 314, R. 813. Донесения разведывательного отдела штаба XXIX. Armeekorps (собственный перевод с немецкого).

27. NARA, T. 315, R. 642. Боевые отчеты подразделений 13. Panzer-Division (собственный перевод с немецкого).

28. NARA, T. 315, R. 1716. Донесения разведывательного отдела штаба 239.Infanterie-Division (собственный перевод с немецкого).

29. Сайт «http://tankfront.ru/».

30. ЦАМО, ф. 335, оп. 5113, д. 81. Журнал боевых действий, оперативные сводки, боевые приказы штаба 21-й мотострелковой бригады.

31. ЦАМО, ф. 395, оп. 9136, д. 30. Журнал боевых действий штаба 40-й армии с 29 августа 1941 г. по 30 апреля 1942 г.

32. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 913. Бронетанковые сводки штаба Юго-Западного фронта.

33. Сведения А.А. Слободянюка (сайт "http://forum.patriotcenter.ru").

34. ЦАМО, ф. 335, оп. 5113, д. 80, л. 33. Данные частей отдельной мотострелковой бригады на 12 марта 1942 г.

35. ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 475. Наградные листы на военнослужащих 8-го танкового батальона (сайт «http://podvignaroda.ru»).

36. ЦАМО, ф. 33, оп. 682524, д. 452. Наградные листы на военнослужащих 10-й танковой бригады (сайт «http://podvignaroda.ru»).

37. ЦАМО, ф. 1501, оп. 1, д. 21, л. 26. Оперативная сводка № 17 штаба 227-й стрелковой дивизии от 9 января 1942 г.

38. ЦАМО, ф. 229, оп. 161, д. 899, л. 4-10. Сведения о численном и боевом составе частей Юго-Западного фронта на 30 апреля 1942 г.

Tags: 21 А, 75.id, 8 ОТБ, ЮЗФ, весна 1942 г., г. Белгород
Subscribe

Posts from This Journal “8 ОТБ” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment